Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова icon

Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова



НазваниеЧувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова
Дата конвертации09.07.2012
Размер131.5 Kb.
ТипДокументы
1. /stat_guban_korotk.doc
2. /stat_guban_smisl213.doc
3. /stat_guban_smisl_print.doc
К технологии обобщения и поиска смысла
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова
Смысловые и логические формы в модели мира

смысловые и логические формы как модели мира ориентирующегося субъекта

Галкин В.П.

Чувашский государственный университет им. И.Н.Ульянова



Прежде чем переходить к непосредственному изложению материала, произведем некоторую «расстановку акцентов», или, как любят иногда говорить представители «более точных» технических и естественных наук, начальных (граничных) условий, принятых допущений, создающих определенный фон статьи – контекст, и привязку ее самой к последнему.

Философия, в первом приближении, для ориентирующегося субъекта представляет собой науку и искусство обобщать, выходить за пределы конкретного, осязаемого. В основе механизма обобщения лежат несоответствие, чаще всего недостаточность, имеющихся в распоряжении ориентирующегося субъекта различных ресурсов, тем задачам, которые он вынужден решать, и целям, которые он перед собой ставит в процессе их решения. В других случаях в основе обобщения лежит ошибка, сбой, неточность применения вполне достаточных ресурсов в силу случайного стечения обстоятельств. До определенного момента времени для ориентирующегося субъекта такое несоответствие является вполне приемлемым и не требует внесения в его действия особых корректировок. Обычно небольшое изменение положения вещей, имеющее качественную природу, типичному рядовому ориентирующемуся субъекту малозаметно. Можно сказать, что в обществе и его поведении превалирует традиция. При удачном стечении обстоятельств и достижении высокой, относительно легко заметной ориентирующимся субъектом, степени рассогласования необходимых ресурсов, целей и задач, производиться коррекция либо первого, либо второго. При неудачном стечении обстоятельств, коррекцией ресурсов или целей занимается в дальнейшем другой ориентирующийся субъект, которому «пока везет». Говорят, что имеет место бифуркация, резкое качественное изменение положения вещей – «скачок», «революция», «фатум». «Скачки» и «революции» хорошо заметны, зачастую являются крупными вехами в жизни человека и/или общества и относительно легко становятся элементами массового сознания – опорными категориями мышления, поведения. В относительно новых условиях после «скачка» традиционное поведение и мышление ориентирующегося субъекта сменяется обычно на поисковое.

Достаточно широко распространено мнение, что философия, как модель Мира, рассматривает наиболее общие «законы» и принципы устройства последнего.
Еще в большей степени это же можно сказать о науке логике, которая стремиться свести число принципов и «законов» к минимуму. Уменьшение числа логических схем (принципов) приводит к увеличению степени обобщения. В тоже время слишком высокие степени обобщения мира имеют меньшую «предметную ценность» и практически не позволяют ориентироваться в «ближнем окружении», т.е. имеют меньшую ценность с точки зрения практики ориентирования. Тем не менее, одна из сторон механизма осознанного, рационального обобщения может быть описана рекомендацией «не стоит без необходимости суживать сферу притязания». Конкретизация, позиционирование элементов Мира, в связи с недостаточностью интеллектуальных ресурсов, в любом случае будет произведена субъектом на очередном витке рекурсивного ориентирования.

Особенностью непосредственно философского исследования является опора на «готовый» существующий в обществе язык, который на момент исследования несет в себе описание и содержание прошлых образов, отношений и картин мира, но перед которым стоит несколько иная задача, а именно – описания будущих состояний Мира. В общем случае вербальным языком является вся совокупность существующих текстов и практики их употребления. Ориентирующийся субъект имеет дело с небольшой его частью, вычленяя обычно для себя, в качестве собственно языка, алгоритмы построения отдельных фраз, некоторые принципы словоупотребления и сами «словарные» слова. В результате подобной практики словоупотребления и несоответствия, описываемых языком объектов, друг другу, адекватность описания мира периодически выходит за допустимые ориентирующимся субъектом рамки и приводит к коррекции, либо языка, либо самого описываемого им мира. В конечном итоге мы имеем рекурсивную систему существования Мира, в котором присутствует целеполагающий ориентирующийся субъект. Говоря несколько другими словами, рекуррентная природа языка, определяет и ярко выраженную рекуррентную природу, опирающегося на него действия – в нашем случае можно сказать: философского переосмысления.

Описывая граничные условия


Прежде чем переходить к логическим формам и смыслам


Определим также наше отношение к модели, которая является ключевым звеном ориентирования, и определяет степень адекватности последнего. Из множества определений понятия модель путем обобщения получим представление, что модель по определению является вещью, как материального, так и нематериального типа, отличной от моделируемого – того, что моделируется, но доступной восприятию ориентирующегося субъекта – того, кто моделирует. Вещью, обладающей, по убеждению1 последнего, теми или иными свойствами сходными с теми или иными интересующими субъекта сторонами/свойствами моделируемого, которые субъект определяет как соответствующие. Субъектное, в том числе и осознанное, ориентирование в мире происходит фактически путем опоры именно на эти вещи – модели, а не на сам моделируемый с их помощью Мир. Говоря другими словами, существующий для нас мир вещей, с которым мы имеем дело, является практически виртуальным, мнимым и создается человеком в процессе ориентирования путем относительно произвольного вычленения тех или иных частей Мира и мировых движений из единого целого - Универсума. Относительность и произвольность вычленения моделей ограничивается механизмами естественного отбора: неудачные и несоответствующие миру модели исчезают из него быстрее, чем более адекватные - зачастую вместе со своими носителями. Этот механизм обеспечивает некоторую схожесть сугубо индивидуальных сознаний, мировоззрений, культур, целей и прочих элементов и продуктов деятельности «сознания», «подсознания» и самого ориентирующегося субъекта. Что позволяет говорить, в конечном итоге, о коллективных процессах в природе и обществе, общественном сознании, народной культуре, цивилизации.

Описание вопроса, рассматриваемого в статье, проведем в рамках диатропической модели познания и, соответственно действия, описанной, например, в работе Ю.В.Чайковского [1], рассматривающей Мир в его многообразии и абсолютном вероятностном движении. Эта модель познания (фактически – технология познания) рекурсивна и не предлагает точных, фиксированных, статических, раз и навсегда данных определений и/или моделей исследуемых объектов и инструментария исследования. В относительно быстроменяющемся для нас мире диатропическая модель, требуя специфической технологии применения, представляется наиболее ему адекватной. Динамичность, рекурсивность и разнообразие, как самого мира, так и его моделей, являются некоторыми условиями существования не только информационных систем и, соответственно информационных процессов и информации, но и информационного шума. Последний, в силу существенной ограниченности ресурсов, как самих информационных систем, так и самого принципа информационного ориентирования, является феноменом достаточно относительным. Резкой границы между информационным и информационно-шумовым эффектами не существует и отнесение их к той или иной категории зависит во многом от ситуации и самого ориентирующегося субъекта. Отметим, что сегодня в условиях информационного шума адекватность ориентирования, в том числе и темпоральная – временная, предъявляет требования минимизации не только самих познавательных моделей, но и элементов технологии как их получения, так и использования – минимизации мыслительных форм. Ядром метода является эвристическое движение по пути «проб и ошибок», позволяющее информационной системе, обладающей существенно ограниченными ресурсами, как, например организм человека, «здесь и сейчас» создавать, для обеспечения собственного положения в мире, с определенной степенью адекватности управляющие сигналы – информацию. Философская направленность работы, в том числе попытка дать читателю самому «заглянуть за горизонт понимания», определяет в некоторой степени форму подачи материала – недосказанность.

Поскольку диатропическое моделирование заведомо не предлагает получения раз и навсегда достоверных в любых условиях моделей, а лишь создает граничные условия для построения частных, доступных в конкретном мировом контексте алгоритмов решения текущих задач, то его можно назвать «динамическим», ситуационным, ориентированием «здесь и сейчас», конъюнктурным и т.п.

Проблема понимания места смысла в процессе моделирования мира до настоящего времени остается актуальной, несмотря на то, что как отмечает А.И.Новиков в своей работе «Смысл: семь дихотомических признаков» [2]: «…предпринимались неоднократные попытки исключить смысл из сферы научного анализа». Относительно подробный и в тоже время краткий анализ подходов к проблеме смысла, как с философских, так и с лингвистических позиций, данный им, позволяет считать проблему понимания сущности термина «смысл» и самого феномена, этим термином обозначаемого, находящейся в развитии и требующей очередного проективного исследования.

Представляется, что основными средствами целенаправленного ориентирования человека в окружающем мире являются логические и смысловые формы работы сознания и мышления, а также языка – последнего, как совокупности моделей выделенных по тем или иным критериям частей мира, – сделанных им «предложений». Что не запрещает, однако, полагать, что логические и смысловые формы создаются нашим организмом и используются также на подсознательных, ментальных и прочих уровнях.

Можно считать, что осознанно отношения между вещами в целом изучает наука логика, бывшая когда-то частью философии, включающая в себя сегодня, де-факто, как составляющие такие частные компоненты как саму философию, математику, теологию и некоторые другие, которая представляет их в логических формах – отношениях. Логические формы, к которым мы отнесем не только связи, но и сами связываемые узловые элементы, являются наиболее полной идеальной моделью мира, доступной организму и сознанию человека и являются первичными. Разум, используя имеющиеся в его распоряжении данные, предоставляемые памятью, создает вторичные акцентируемые логические формы, в каком бы виде они не представлялись сознанию. Можно вычленить в качестве некоторого продукта рационально-рефлексивного мышления – реакции, в том числе и вида homo sapiens: образные, эмоциональные, идеомоторные, вербальные, ментальные и т.п. – логические формы моделирования мира.

Логические формы, из которых узловые элементы исключены, представляют собой своего рода математическую модель, алгоритм – структуру, которая может соответствовать целому ряду первичных логических форм, фактически не совместимых и несоизмеримых друг с другом – язык, речь.

В общем случае ориентирующийся организм всегда имеет дело с теми или иными предложениями. Предложения – возможности бытия, предоставляемые нам миром. Предложения в языке – это также и описания этих возможностей, и сами возможности, но существующие уже как составляющие языка, а не описываемого этим языком мира – подсистемы последнего.

В контексте настоящей темы для определенности, под языком будем понимать всю совокупность целенаправленных действий, совершенных и совершаемых человеком разумным и возникающих при этом доступных осознанному восприятию ситуаций. То есть сам вербальный язык и осознанное мышление являются лишь некоторыми подсистемами, составляющими «метаязыка» Мира – суммы технологий человечества, его действий, на котором человек «разговаривает» с Миром. Язык, по определению, является моделью Мира. Предложения Мира – события в их взаимосвязи, пограничные и как бы «внеязыковые», также являются компонентами языка – его контекстом. Покончив с этим определяющим образ языка «заклинанием» пойдем в своих размышлениях дальше.

Термин «сумма технологий» представляется наиболее удачным как иллюстрация всей совокупной деятельности человечества, в которой язык является всего лишь подмножеством. Ст.Лем в своей философской работе «Сумма технологий» [3], давшей, можно сказать, этому термину «путевку в жизнь», рассматривая в одной из глав некоторые аспекты возникновения и конструирования языка, приводит следующий образ:

«Под языком будем понимать множество состояний, выделенное из множества «всех возможных состояний», то есть подмножество этого последнего множества, в котором совершен отбор по принципу какого-то «нечто» (некоего X). Для данного языка Х - это переменная, принимающая различные значения в определенных пределах. О каком «подмножестве состояний» идет речь? Мы сэкономим немало слов, обратившись к примеру. Иное такое подмножество, уже не языковое, содержит всевозможные траектории тел в солнечной системе. Хотя множество таких траекторий бесконечно, легко заметить, что они не являются произвольными (невозможны, например, квадратные траектории). Тела ведут себя так, словно на их движения наложены определенные о_г_р_а_н_и_ч_е_н_и_я... Всевозможные траектории движущихся в системе тел, равно как и тел, которые могут быть когда-либо введены в систему, - это не то же самое, что упомянутое пространство с его ограничивающими свойствами...

Аналогично этому в лингвистике различают высказывания («траектории») и язык (нечто вроде «языкового поля»). Аналогию можно продолжить. Как гравитационное поле ограничивает тела в их движении, так и «языковое поле» ограничивает «траектории» высказываний…

Напрашивается вопрос: каким же, собственно, образом существуют «поля» - языковые и гравитационные? Это каверзный вопрос, связанный с «онтологическим статусом» исследуемых явлений. Движения тел и речевая артикуляция существуют наверняка, но точно ли таким образом они существуют, как гравитация и язык…».

Рассмотрение, представленного Лемом образа2, позволяет предложить некоторую другую минимизированную обобщающую сказанное им модель. Представляется, что в первом приближении язык3 является наиболее полной доступной нам моделью мира, в которой выделенным частям мира – для нас вещам и отношениям между ними – первичным логическим формам, которые также являются для нас вещами, соответствуют вторичные логические формы – его компоненты: лексика, грамматика, отношения, смыслы и другие предложения.

Представляется, что краеугольным камнем, позволяющим, де-факто, информационной системе и языку, как ее части, описывать (моделировать) мир, является способность нести в высказываниях не только те или иные логические формы – логику, но, прежде всего смысл, который следует отличать также и от другого не менее неопределенного компонента теории ориентирования информации. Высказывания и предложения, в том числе сделанные Миром, лишенные смысла, не могут быть использованы для целей ориентирования как такового «здесь и сейчас» как управляющий сигнал, но только как данные, на основании которых, естественным путем, может быть создано, конечно, другое несущее информацию и имеющее смысл предложение. Но, как и в случае любых других бытийных языковых и неязыковых оснований, это будет уже смысл другого, а не данного предложения.

Положение вещей таково, что пользователя (действующего субъекта, обладающего весьма скромными возможностями-ресурсами) интересуют в первую очередь минимизированные модели – составляющие основу вырабатываемого им управляющего информационного сигнала – смыслы, а не сами предложения, хотя сутью событий, в которых ему приходиться ориентироваться, являются именно предложения.

Основная причина этого, как показано в процитированном отрывке из работы Лема, заключается в том, что предложение делается миром в неявном виде и может быть как безотносительным, когда перед субъектом нет выбора, возможности отказаться от предложения, так и относительным (вариабельным), позволяющим субъекту в небольших пределах изменять судьбу вещей и свою собственную. Первые предложения находятся за пределами возможного действия субъекта, и, соответственно, сферы его возможных интересов (эволюционно это формирует в ряде случаев даже полную невозможность их восприятия организмом). Вторые благодаря их относительной малочисленности и ограниченности, находясь в корреляции с ограниченностью ресурсов субъекта, составляют фактически полный круг его интересов. Поскольку природа живого заключается в совершении альтернативного действия, то есть в возможности (фактически необходимости) «выбора» из нескольких кажущихся ему вариантов развития событий одного, то организм субъекта только этим и занимается. «Подводная» не вариабельная часть мира, не являющаяся объектом действия субъекта, организмом не воспринимается в силу невозможности осуществления механизма «обратной связи» – «удар в пустоту». Говоря другими словами, организм конкретного индивидуума ориентируется исходя из некоторых начальных условий, обусловленных предшествующим эволюционным развитием не только его самого, но и всего вида – биосферы в целом.

Варианты возможных действий любого объекта в мире наука (физика, например) определяет как «степени свободы», которым в языковой модели мира соответствует то, что может быть определено как смысл(ы). Вселенское движение (действие) проявляется, как необходимое исчезновение одних наличных степеней свободы и появление других. Сказанное описывается схемой: «степень свободы явления в мире – смысл в его моделях: мышлении и языке». Движению вещей в мире соответствует движение смыслов в языке, понимаемом в расширенном толковании.

Всю совокупность вариантов необходимых и возможных действий субъекта и/или индивидуума – степеней его свободы, в нашей модели мира определяет то, что мы позиционируем как смысл его существования. Как индивидуум сам определяет смысл своего земного существования – это прерогатива самого индивидуума. Представляется, что термин «степень свободы» точнее отражает связь понятия «смысл» с Миром, чем использованный Ст.Лемом термин «траектория». Траектория, является некоторым результатом проявления конкретных из наличных степеней свободы – в модели – уже реализованным смыслом. Наличные степени свободы, связанные с действующим фактором, остаются при этом за пределами такой смысловой модели, то есть описание Мира в системе траекторий имеет большую степень не осмысленности.

Ядром системного языка любого мышления можно считать совокупность (язык) «тесно связанных смыслов и логических отношений». Представляется, что мировые ситуации в процессе жизнедеятельности кодируются доступным образом в информационной «машине», каковой является, например, мозг животного, в виде иерархии моделей не только логических отношений, но и смыслов, которые в конечном итоге создают поле предпочтительных алгоритмов действий – воспитание. Смысловая модель, являющаяся «вершиной» логической, и представляющая собой суть высказывания (предложения), может быть переведена механизмами оценки значимости – исследуемыми в аксиологии, далее на любой другой язык непосредственного управления – действия.

Другие начальные размышления, по формированию рассмотренного в настоящей статье отношения смысл-мир, рассмотрены в работе [4]. Там же рассмотрены и некоторые ранее предложенные отношения между смыслом и верой – другим необходимым элементом механизма ориентирования, составляющим предмет изучения аксиологии.

Настоящая статья выполнена в рамках деятельности НИУМП «Лаборатория проблем цивилизации» Чувашского государственного университета им. И.Н.Ульянова, которая изучает преимущественно медленные и малозаметные процессы в человеке и обществе. С целью экономии места и действия студентам предпочтительно ее переосмысливать совместно с работами указанными в списке литературы и имеющимися также на сайте kureda.narod.ru.

Литература

1. Чайковский Ю. В. Познавательные модели, плюрализм и выживание // Международный философский журнал «Путь» №1, 1992 г. стр. 69-108.

2. Новиков А.И. Смысл: семь дихотомических признаков // РОО »Мир Науки и Культуры», ISSN 1684-9876 – Интернет ресурс: http://nature.web.ru/db/msg.html?mid=1154153&uri=index.htm

3. Лем Ст. Сумма технологий / Перевод с польского – М.: Изд. «Мир», 1968 г. – 608 с.

4. Галкин В.П. Обеспечение жизнедеятельности человека и общества в современном мире: конспект лекций к разделу ФИЛОСОФИЯ: ИНТЕЛЛЕКТ, НАУКА И ДИАЛЕКТИКА (введение в философию). Контекстное учебно-методическое пособие к циклу «Человек в современном мире». Медицина, право, социология, философия, экология (переработано и дополнено) / Чебоксары, 2003. – 160 с.

1 Которое будем полагать разновидностью веры.

2 Использован переведенный на русский язык текст книги. Что имел ввиду конкретно Ст.Лем, когда писал свою работу, автором настоящей статьи не выяснялось.

3 В том числе и язык образов.






Похожие:

Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЧувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова
...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЛ. Н. Воронов введение в теоретическую биологию
Сергеева В. Е., доктор биол наук, профессор кафедры медицинской биологии фгоу впо «Чувашский государственный университет им. И. Н....
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЛ. Н. Воронов введение в теоретическую биологию
Сергеева В. Е., доктор биол наук, профессор кафедры медицинской биологии фгоу впо «Чувашский государственный университет им. И. Н....
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconФгбоу впо «Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова» кафедра философии и методологии науки Информационное письмо
«Феизовские чтения», посвященном памяти заслуженного деятеля науки рф, доктора философских наук, профессора Э. З. Феизова, который...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconВ. Р., Мукин В. А. Некоторые концептуальные аспекты организации учебного процесса в неклассическом университете
На примере обоснования "Студенческого опытно-конструкторского бюро систем обеспечения функционирования и жизнеобеспечения автономных...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconР., Мукин В. А. Некоторые концептуальные аспекты организации учебного процесса в неклассическом университете
На примере обоснования "Студенческого опытно-конструкторского бюро систем обеспечения функционирования и жизнеобеспечения автономных...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЧувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова
Объем пояснительной записки: от 6 до 10 страниц текста формата А4 шрифтом №14, через один интервал, включая титульный лист и оглавление,...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЧувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова
Объем пояснительной записки: от 8 до 10 страниц текста формата А4 шрифтом №14, через один интервал, включая титульный лист и оглавление,...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЧувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова
Объем пояснительной записки: от 6 до 10 страниц текста общепринятого вида, формата А4 шрифтом №14, через один интервал, включая титульный...
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconФгоу впо чувашский государственный университет имени
Содержание, структура, объект, предмет философии и основные аспекты философского знания
Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова iconЯрославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского Волгоградский государственный педагогический университет Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая ран
«Ономастика Поволжья», которая состоится с 13 по 14 сентября 2012 года в г. Ярославле на базе факультета русской филологии и культуры...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов