С Полина С. Сага пятая тень icon

С Полина С. Сага пятая тень



НазваниеС Полина С. Сага пятая тень
страница1/11
Дата конвертации09.07.2012
Размер2.45 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

(с) Полина С.

САГА ПЯТАЯ


Тень:

Неведомое что-то

Сегодня мне привиделось во сне.

Я видела, что изгнан кто-то,

И видела я пылкую любовь к себе.

И видела я множество смертей,

Страстей, дорог, удач и лютых бед.

Раскрыт секрет всех жизненных затей,

Но мне от этого не весело. Нет-нет.

Донар:

Сегодня я проснулся в доме теплом.

И не увидел радости былой.

В окошке замороженном и блеклом

Явился образ мне немой.

И образ был прекрасней

Чем сто прекраснейших закатов!

Но вместе с тем опасней

Суровых бурь и громовых раскатов.

Тень:

Я в зеркале из льда

Увидела беспечнейшего лиса.

Но будто слышу крик: "Беда!"

В чертах его веселого лица.

^ Донар и Тень:

Отныне мне идти дорогой странной.

Отныне я готовлюсь к перемене.

О, лишь бы не свернуть с дороги главной!

Я совершу великую измену

Своим привыкам и судьбе.

Свет сновидения забрезжит,

Не знаю я, что поджидает впереди,

Но знаю, прежнее исчезнет.

Тот образ, что явился, породит...

^ Донар:

Мою несчастную кончину!

Тень:

Мои счастливейшие дни!


Блудный ветерок:

Да, верно, многое случится!

Зарница загорится...

Год меркнет, а за ним другой.

Вы все увидите, одни или гурьбой:

Как действо жизни завершится

В разгульном театре судеб и героев,

Как саге Серохвостого свершится,

Конец... похоже, наконец.

А мы придем к логическому завершенью,

Всего рассказанного прежде,

Прибудем к умиротворенью,

Но за свою судьбу в надежде...


Глава 28

Одна ночь, полная событий


- Хм, какой странный сон! - произнесла Тень, смотря себе под лапы.


Она смотрела на замороженную лужицу, затянутую льдом. Вместо своего отражения, она только что видела морду рыжего лиса. Тень совершенно ясно знала, что это не ее отражение, ведь сама она была черная, точно смоль...

- Может, это отражение тоже было сном? Нет, быть такого не может! Я точно знаю, что сны - это сны. А когда я проснулась, я увидела это отражение.

Так лисичка размышляла вслух, ибо любила размышлять вслух.

Всего два только месяца прошла с тех пор, как Тень потеряла отца и рассталась с братом. Теперь она жила в очень странной и чудной стае лис.

Клан лис представлял из себя изгнанников общества, которые были покалечены в схватках с собаками, охотниками, крупными хищниками или страдали врожденными болезнями. Члены клана помогали друг другу выжить. Молодая лисичка ни от чего такого не страдала, но все сторонились ее из-за цвета шерсти.

В лесу у Зеленой Долины, прекрасной райской Долины, никто никогда не видал черных лисиц. Видели серохвостых лис, бурых, темно-серых, бежевых даже и желтоватых. Но никогда - черных.

От этого и рождались все беды кроткой, всегда веселой лисицы. Была Тень беззаботной, легкой, забавной и скромной. Если бы цвет ее меха был такой, как и у других лис, самцы сходили бы по ней с ума. Они кружили бы вокруг Тени толпами. Но вот они видят обжигающую глаз черноту, и убегают.

Так была наказана судьбой малышка Тень - трогательная, милая лисичка. Наказана за все злодеяния ее отца, Йомена. Этот скверный, вечно недовольный лис погиб два месяца назад. Однако Тень живет и мучается, став жертвой наказания за все козни, учиненные ее отцом. А у Жизни странные методы наказания - она отыгрывается на Ваших детях.


Тень была черной лисой, это верно. В краях, где она жила, никогда не видели черных лис. И никто даже не допускал мысли, что в мире могут существовать лисы других пород - и черные, и альбиносы. А раз уже речь зашла о белых лисах, так рыжие жители Зеленой Долины и подавно не знали ничегошеньки про глухой север и про песцов, населяющих его. Песцы являются родственниками рыжих лисиц. Но посмотри какой-нибудь длинноногий, тощий рыжий лис из Долины на песца, который сказал бы: "Привет, брат" - и этот рыжий лис либо покатился бы со смеху, либо презренно бы фыркнул.

Мировоззрение у жителей Зеленой Долины было непозволительно скудным и единым, как будто все лисы, да и не только они, жили при помощи одного мозга, разделенного на всех. Ну кто бы сказал, что арктический лис, или же фенек, или даже корсак - родственники и потомки великого Ала-Кай, лисьего бога Солнца?

Нет, кричали бы старожилы, это вздор! К счастью, прокричать эти слова им не представлялось возможности, ведь ни песцов, ни фенеков они в глаза не видели и не слышали даже подобных названий. Все, что видели жители Долины - было то, что они видели у своего носа.

И вот когда в их круги рыжих, иногда серых и бурых, лисиц вошло черное специфическое создание, - всем примадоннам лисьего мира зажилось очень несладко. Каждая "нормальная" лиса избегала взгляда черной Тени, и делала это очень просто - пускалась наутек. Бывало, шла Тень по лесной тропинке в зимний денек. Сама черная-черная, а снег вокруг - белый. Завидит ее другой лис. Она ему улыбнется, а он только отведет взгляд и идет дальше. Или свернет на другую тропу. А то и вовсе начнет пялиться.

От матери Тень не унаследовала ровным счетом ничего, по крайней мере так твердил ее отец. А вот от отца Тень приобрела "изумительный характер, чуткий нос, острый глаз, невероятные охотничьи способности..."

Короче говоря, судя по рассказам папеньки, Тень с малых когтей знала: каждой шерстинкой, каждой кровинкой она пошла в отца. И только цветом шерсти не удалась. Но это не беда.

"Не бедой" цвет шерсти для Тени был лишь до того момента, как погиб Йомен. А вот когда отец погиб, все могли всласть глумиться над бедной лисичкой. Раньше грозный взгляд Йомена без промедления убивал любого нахала, который бы осмелился на грубость с его дочерью. Теперь же каждый мог плюнуть лисичке в лицо. Раньше все наигранно уважали Тень, а теперь открыто презирали.

Лишь двух лис знала лисичка, которые всегда искренне любили ее: Демон, ее брат, и Нелли, супруга Демона. В них она находила свое утешенье, и когда дела были совсем плохи, Тень навещала эту милую семейную парочку.

- Как жизнь? - оглушительно звучал голос черной лисички каждый раз, как она забегала к брату в гости.

- Как у медведя в спячку, - шутил Демон, пытаясь показать тем самым, что он уже изнемогает от скуки без общества сестры.

И Тень немедленно переставала чувствовать одиночество. Она знала, что брат и его жена всегда рады ей. Порой три лисы проводили друг с другом целые вечера, разговаривая, обсуждая, делясь своими сокровенными мыслями и мечтами. Все трое были настолько родными друг другу, будто души их были сплетены воедино при их рождении.

А затем, вновь впитав в себя силы и бодрость, Тень возвращалась в лес, к своему странному образу жизни в обществе лис-изгнанников.

Никто не знал, когда именно появились первые две лисы, решившие соединить свои силы в охотничьем союзе. Произошло ли это месяц, а, быть может, год назад, тем не менее, союз двух лис-одиночек превратился в большое сообщество отверженных. Это противоречило всем законам природы, однако никому не было до этой шайки дела. Каждый здоровый лис в лесу презрительно щурил глаза при приближении какого-либо члена лисьего клана. Никто из его членов либо не был в состоянии завести семью, либо не был способен прокормить себя в одиночку, именно поэтому, чтобы выжить, им требовалось держаться вместе. Тень была такой же отвергнутой, как и они, и поэтому примкнула к стае.

- Тень! - донесся до ее ушей старческий голос, - Охота начинается!

- Я иду, Мицар, - ответила Тень, содрогнувшись от неожиданности всем телом. Один только голос старейшего лиса заставил ее позабыть о странном сне, посетившем ее сегодня. Она трепетала перед старцем и его мудростью, она мечтала дожить до его возраста и быть такой же мудрой. "Со временем, стану," - убеждала она себя, - "А сейчас еще немного поиграю в догонялки с кроликами!"

Охота была новой страстью Тени. Она забывала обо всех невзгодах и отшельничестве, в охоте лисица могла проявить стойкость, силу, ловкость, и прочие свои потрясающие качества. Да здравствует та бездна счастья, которая снисходит на охотника в минуты триумфа! Да здравствует!

Лисичка подпрыгнула с земли, хвост ее взмыл к звездному небу, демонстрируя радость, заполнившую ее сердце. Но, прежде чем побежать к тому месту, где собираются лисы из клана Отверженных, Тень по очереди потянула каждую лапу, дабы размять вялые после сна мышцы.

Затем лисица прошмыгнула в колючие кусты и оказалась внутри большой замкнутой лощины - Воющей Лощины. Именно там обитали лисы из клана, и там они собирались каждый вечер вместе, чтобы поохотиться.

Лощину со всех сторон окружала черная стена елей, угрюмая и надежная. Махушки деревьев были припорошены сверкающим снегом, отражающим хрустальный лунный свет. Над Лощиной витал белый пар, исходящий от множества горячих лисьих тел.

И Тень вступила в сутолоку кричащих и шепчущихся лис, в сборище дерзких сплетниц и откровенно вызывающих лисиц-девиц, мужественных лис в самом расцвете сил и наоборот, дряхлых стариков.

По краям лощины расположились старые лисы, дамы, украдкой обсуждающие всех присутствующих, и маленькие лисята, выпученными глазенками разглядывающие происходящее.

В самом центре бушевали разборки подростков, которые мечтали завоевать расположение прекрасных леди-лисиц, отвоевать свое место под солнцем или просто подраться с кем-нибудь, кто поближе, чтобы еще раз доказать себе свою силу. Обычно каждый раз перед охотой их гормоны разыгрывались не на шутку, и порою в потасовку приходилось вмешиваться взрослым, чтобы предотвратить серьезную драку. "Итак у каждого из вас есть собственный изъян, раз вы в нашей стае, так нечего усугублять свое состояние" - ворчливо произносили взрослые.

Пробиваясь сквозь кольцо старых балаболок к центру, Тень слышала обрывки их разговоров:

- Что слышно о семье Огонька?

- Ох, у него такой приплод в этом году! Столько детишек, клянусь, я не видела ни у кого!

- Неужели? Сколько же у него народилось?

- Не сосчитать. Клянусь, не сосчитать! Но около двадцати.

- Ого!

- И это все, что ты можешь сказать? Подружка!

- Нет, не все. О, у меня много вопросов. Как же они справляются со всей этой ватагой голодных ртов?

- Вот этого, клянусь, не знаю. Наверняка... - тут одна из сплетниц понизила тон, и Тень едва могла расслышать слова. - Морят голодом парочку детенышей, дабы померли. Вот и ртов станет поменьше.

Дальше Тень из их разговора ничего не услышала, так как протолкнулась в средние ряды лис. Она и не желала слушать всякие там сплетни дальше. Какие все таки эти старухи злые и противные, подумала лисичка.

- У меня для вас гениальная мысль! - между тем услышала Тень новый разговор - разговор двух самцов.

- Я внимательно слушаю, - прозвучал насмешливый ответ.

- Две недели назад я промышлял в деревне. Я крался мимо огромного белого дома по Ореховой улице, и с изумлением обнаружил, что в столь поздний час в окнах дома горел свет, а из щелей из-под дверей до меня долетал запах множества потных тел и гомон людских голосов. Обыкновенно в такое время все двуногие лежат у себя дома в мягких ложах, спят. Не кажется вам такое явление странным?

- Нет, не кажется. Какое нам дело до двуногих, хотел бы я знать? Какая разница, что они там надумали? Они нас в упор не видят, пока мы не лезем в их курятник, а мы - себе на уме. Пусть замышляют что угодно, мне все равно. Да и что необычного, что они вдруг решили устроить собрание? Мы вот, лисы, тоже никогда не собирались в большие группы. А сегодня собрались. Ну и что? Эка важность!

- Но тогда послушайте дальше. Судя по тону их голосов, я понял, что они взволнованы. Очень. Я с любопытством подкрался к одному из окон, у которого стояла большая бочка, на которую я мог забраться...

- Любопытство, мой дорогой, сведет вас в могилу.

- Дайте договорить. Я увидел, как один человек, взьерошенный и возбужденный, сидел за большим... э... как это у них называется... столом. В руках он держал тонкую палочку и калякал ею на чем-то белом и квадратном. Вокруг этого человека стояли другие люди. Они все смотрели ему через плечо и наперебой диктовали, что надобно накалякать. Иногда сидящий человек терял терпение и вскрикивал на собравшихся вокруг него. Потом я видел других людей - они разбрелись по разные стороны жилища и стали громко обсуждать. Только я не понял, о чем они разговаривают. Но не кажется ли вам все это волнительным?

- Нисколько.

- Но всего два дня назад я бегал в дальние леса, что находятся за Охотничьей Зоной. И вы знаете, что я там увидел? Огромный, шумящий железный зверь ехал в сторону Долины!

- Ехал? Каким это образом вы поняли, что "железный зверь" ехал?

- Ну, у него вместо ног были такие же круги, как на деревенских телегах.

- Продолжайте, - ехидным тоном попросил собеседник. - Он хотел поселиться в нашем лесу?

- Вопреки моим чаяниям, он отправился в поселение к людям! Я проследил за этим существом, и оно подъехало к белому дому на Ореховой улице. Из этой железной твари вышло два человека...

- Повторите-ка: из зверя вышли люди???

- Ну да.

- Что вы мне расскажете дальше? Что появились некие звери, которые изрыгают из своей пасти новых двуногих, и скоро люди заполонят весь мир?

- Но...

- Знаете, я бы хотел услышать финал ваших бредней, и поскорее.

- Ладно, так и быть. Хотя мне совершенно непонятно ваше скептическое отношение к моим наблюдениям, ведь я говорю об очень странных и интересных вещах. Но я всего-лишь хотел сказать, что у меня появилась некая догадка: люди замышляют что-то.

- Вы совершили просто-таки открытие!

- Прошу, не издевайтесь. Я хотел сказать, что они замышляют нечто грандиозное и большое, что коснется в конце концов и нас, и всех обитателей леса. Мне так кажется. В Долину уже проникали слухи о том, что существует внешний мир, полный железных зверей и домов, растущих до небес. Мы уже слышали о том, что во внешнем мире творяться совершенно ужасные вещи, и что средоточий дикой природы, таких как наше, с каждым годом все меньше.

- Слухи. Чтож с ними поделать?

- Мне так не кажется. У меня появилось плохое предчувствие.

- Суеверие, свойственное всем лисам, - фыркнул собеседник.

- Нет, определенно, скоро что-то случиться. Мне кажется, что те двое людей, которые пришли к нам на железном звере, хотят принести в наш мир что-то новое, но двуногие, которые жили с нами бок о бок всегда, противятся этому.

- У вас фантазия, как у лисенка.

Этот разговор был достаточно интересен для Тени, но ей не терпелось пробраться в самый центр собрания лис, к старейшему лису, и она стала проталкиваться дальше. Отовсюду слышался шепот и крик, вопль и рявканье - у бедной лисицы закружила голова.

- А вы слышали новость... - слышалось слева.

- А вы видели, что произошло на прошлой неделе? - слышалось справа.

- Отдай мою кость... - слышалось сзади.

- Не кусай мое ухо... - слышалось впереди.

- Ты самая красивая лисица на свете...

- Ты самый наглый хам из всех, что я видела...

- Моя лапа попала в капкан и тут я...

- Когда я обхитрил собаку...

- В этом году куры стали слишком тощие, поэтому лично я охочусь только в лесах...

- Мама, я есть хочу...

- Я стал себя странно чувствовать...

- А мне приснился необыкновенный сон...

- Мой милый супруг умер прошлым летом...

- Тяжело защищать свою территорию...

- Скажу тебе по секрету: эта лисица уже почти пала перед моими чарами...

- По слухам, в Верхнем лесу происходят...

- Я расскажу вам очень страшную весть...

- Вы знаете о болезни...

- ...Которая появилась в Верхнем лесу...

- Люди все чаще убивают собственный скот...

- С чего бы это?

- Вы разве не знаете? Из деревни к нам в леса проникла...

- Страшная...

- Ужасная...

- ...Болезнь!!!

И вдруг все стихло - и хор десятков голосов, и возбужденный шепот. Лощина наполнилась тишиной. Все вокруг замерло, и даже редкие мелкие снежинки, казалось, застыли в воздухе. Скованное безмолвие продолжалось до тех пор, пока старейший лис, Мицар, не подал голос, прозвеневший над стаей:

- Все в сборе? Все обсудили? Что ж, пожалуй, теперь и я могу вставить словечко в ваш изумительный хор из сплетен и слухов, - седой лис улыбнулся. - Если бы вы допустили мысль о том, что я безголовый старый дурень, ничего не замечаю, я бы мог обидеться. Однако! Я знаю, что члены моей лисьей стайки не способны плохо думать о совем предводителе. Именно поэтому с гордостью и данной мне привилегией сообщу, что я тоже заметил изменения в лесу. Я видел вонючие следы от железных тварей на полях, я много слышал о так называемой болезни, которая пришла в лес из деревни. Все же, милые мои, спешу вас утешить и заверить, что авторы сиих изощренных сплетен и слухов достойны быть лисами-рассказчиками, они должны учить лисят умным историям и поучительным легендам. Однако те, кто пускают слухи, как видно сидят без дела. Не беспокойтесь на счет болезни, если бы она была столь страшна, как о ней говорят, мы бы уже заметили дохлых али больных животных. Но мы не видим ни признака, ни весточки! Многие из нас бывают в Верхнем лесу, но и там не было замечено признаков этой безвестной болезни. Отсюда делаем вывод, что самой болезни нет и в помине. Далее, мои дорогие собратья, мои славные охотники! Мы - лисы! Мы созданы бегать свободно сквозь мрак лесов, мы созданы слышать мир своим носом и видеть его своим внутренним чутьем. Без лис весь мир был бы иной! Сам Ала-Кай, солнце, что сияет в небе, на стороне лисьего народа. Верьте ему, вторьте ему, и он всегда защитит вас. Так неужели думаете вы, лисы, что какие-то двуногие лысые люди, отрешенно копаясь в своем мусоре, способны сломить нас своими прихлебателями? Мы умнее псов, которых люди напускают на нас, и если понадобиться, мы научимся обманывать железных тварей, если те захотят охотиться на нас. Ну, есть ли у вас возражения?

Толпа лис молчала, но на мордах каждого из членов клана была небывалая прежде уверенность в своих силах, вера и надежда на будущее и на свой славный род. Даже Тень была восхищена речью Мицара, хотя и не слишком-то верила в столь безоблачную реальность. Она, разумеется, помнила, что сотворили эти "лысые двуногие люди" всего пару месяцев назад, когда учинили в лесу Великую охоту. Тогда они вовсе не казались безобидными и слабыми перед лицом лисиц, да и всех лесных зверей вместе взятых. Мицар тем временем закончил речь со словами:

- Отлично, мои милые! А теперь - на охоту!

Старый лис неторопливо сполз с большого булыжника на землю и, сквозь толпу расступившихся, направился к лесной поляне. Тень поспешила увязаться за ним.

Так, небывалая доселе нигде в мире стая лис, клан Отверженных, состоящий из двадцати пяти членов, двинулся сквозь черно-белый зимний лес.

Старый Мицар, само собой, заметил, что юная черная лисичка старается держаться ближе к нему, и решил немного подшутить над ней:

- Ты сегодня словно не в форме, лисичка? Даже перегнать старика не можешь.

- Еще чего! - возмутилась Тень, - Я просто не хотела опережать своего вожака, потому что я уважаю его ум и мудрость.

Мицар хрипло рассмеялся. Он был уже очень стар, но не потерял силу духа. Он был достаточно крупным и сильным зверем. Шерсть его была сера и мышаста, но на груди красовался бежевый покров. Мицар хромал на одну ногу и был туговат на ухо. Он не был глух, но различить шуршание мыши под снегом уже не мог.

Мицар относился к Тени, как к дочери, и с легкостью принял ее в свое сообщество. Даже если бы у нее не было черной шерсти, он все равно с удовольствием бы заботился о ней вместе со всей стаей.

Когда Мицар опустил нос к земле, пытаясь учуять запах хоть чего-то съедобного, рядом, в голых колючих ветках кустарника, показался еще один участник охоты, не появлявшийся доселе на сцене. Его звали Агамемнон. Он был опытным, хитрым лисом, не раз воровавшим кур из курятников, а так же прославившийся своей великой охотой на оленя. Недавно этой зимой, собрав всю стаю лис, Агамемнон устроил нападение на молодую важенку. Общими усилиями лисы поймали олениху. Но в тот день погиб один из собратьев-лис, и с тех пор стая никогда не устраивала подобных охот.

И все-таки, на уважение клана к Агамемнону этот случай никак не повлиял.

У этого достаточно красивого, статного лиса, была еще одна особенность. Он совершенно не обращал внимания на лисиц. Иными словами, он не был заинтересован в продолжении рода, хотя ему было уже не много ни мало, пять лет. Он даже не смотрел в сторону десятка красивых самок, которые желали создать с ним свою семью.

Агамемнон всегда был здоровым и резвым, крепким и быстрым. Он всегда жил только для себя. Однако так продолжалось до тех пор, как этой осенью не произошла человеческая, Большая охота. Он попал в засаду, на него набросились люди с факелами, будто на какого-то тигра. Они кричали и бросали в него камнями, словно бы дикари. Удивительно, но лису удалось выжить. Правда, когда он оправился от пережитого шока и зализал раны, к нему все никак не мог вернуться здоровый аппетит. Лис сильно отощал и стал намного слабее, чем раньше. Тем не менее даже после этого он не потерял блестящую хитрость ума и ловкость мыслей. Он редко с кем разговаривал, а в мозгу его тем временем постоянно варилась каша из остроумных планов, идей и даже своеобразных схем.

Став в какой-то мере колекой, Агамемнон присоединился к клану Отверженных. Впрочем, став колекой, он не был похож на больного. Он все так же сверкал красотой и живостью.

С его приближением Тень больше не могла вести себя естественно. Так случалось с ней каждый раз. Она, как и десятки других лисиц, хотела покрасоваться перед ним.

- Привет, Агамемнон! - воскликнула она.

Агамемнон прошествовал мимо, окинув лисицу безразличным взглядом. Он видел, как она ждет его ответа, и только через минуту кинул через плечо сухое: "Привет", и принялся обнюхивать пни далеко в стороне от остальных.

Тень мечтательно вздохнула. Только вот затем к ней пришло чувство голода. Она никак не могла с ним справиться, и только славная добыча могла помочь ей одолеть стоны в желудке. Тень все неистовее внюхивалась в ледяной воздух. Ей было очень трудно уловить запахи других животных. Суровый морозец притуплял все ощущения.

Тогда она опустила свой изящный носик к земле и медленно двинулась вперед. Двигалась она, конечно, не прямо, словно по какой-то дороге. Нет. Она петляла между стволами голых деревьев, карабкалась под кусты, иногда останавливаясь, чтобы изучить участок земли внимательнее. Ее аккуратные лапки с маленькими невтянутыми коготками ступали на снег так мягко, будто она была не лисицей, а маленьким воробышком. Ее тело ни разу не провалилось в сугроб, глаза ни на миг не теряли ясность.

И вот наконец награда сама показала себя. Тень она заметила какое-то движение невдалеке, за соснами. Где-то там кучка снега подпрыгнула, и вскоре вновь замерла. Тень насторожилась, ее нос немедленно зашевелился, ловя потоки слабых запахов, исходящих из того места, которое так привлекло внимание черной охотницы.

Лисица как можно ниже опустилась к земле, и словно резвая стрелка, запетляла меж деревьев. Изо рта ее вылетал пар, но он ей никак не мешал. Хищница точно знала свою цель.

Остальные лисы поспешили за ней. Но Тень уже не помнила о них. Это был театр одного актера - и актером была Тень. Только она и кучка снега существовали в эту минуту. В неминуемо наступающей драме природы должен решится победитель и проигравший.

До сугробика оставалось два прыжка, когда он вдруг резко вскочил с места и помчался прочь. Тень ожидала этого, и не сбавила ходу. Она целеустремленно прошмыгнула за добычей вглубь леса. Она вступала во владения своего брата Демона и лисицы по имени Нелли.

Кучкой снега был маленький кролик-беляк. Когда он мчался по белоснежному лесу, то видны были только мелькающие его черные кончики ушей и глазки.

Тень была неумолима. Она знала, что клан уже давно от нее отстал. И тогда она удвоила свою скорость...

Молниеносная черная тень накрыла кролика и настолько же молниеносно лишила его жизни. Он не успел пискнуть, не успел вырваться. Его путь на этом закончился. Он превратился в проигравшего.

Лисица еще некоторое время держала в зубах заслуженную победу, пока ее не нагнал клан. И тогда Тень покорно отшла в сторонку и наблюдала, как ее соратники наедаются.

На лисицу подул леденящий ветер, она зябко поежилась. Порыв был по-настоящему морозен, и способен был убить того, кто хорошенько не успел утеплиться. Обитателей леса спасал их густой мех и подшерсток, кроме того спасительным было постоянное движение. Тем не менее каждый зверь леса все равно страдал от холода.

- Холодная ночка! - подошел к Тени Мицар, пытаясь улыбнуться, но новый дикий порыв ветра со снегом ударил ему прямо в морду. Тогда улыбка сошла с его морды и он фыркнул. Лис не стал есть добытую Тенью дичь. Он хотел ловить для себя еду сам, и только в самом крайнем случае он сможет отщипнуть хоть частичку еды, которую добыла она. В его сознании очень хорошо уживалось понятие: "То, что поймала дама, тебе не по зубам!"

- Жуткий мороз, - согласилась Тень, - мои кости покрылись льдом изнутри!

- Что-то я не помню мороза, подобного этому, в начале зимы!

- Ничего, выживем! - бодро воскликнула Тень.

Дождавшись, пока поглотят ее добычу, она вновь опустила нос к земле и принюхалась. Одного кролика нескольким лисам мало. Она прекрасно это понимала.

И вот снова везение. Лисица учуяла еще одного кролика, неподалеку. Видимо, на этой территории проживала целая семейка ушастых беляков. Что-ж, неплохо для одной ночи!

Но тут в театр вступил еще один участник.

Агамемнон тоже учуял кролика, и незамедлительно помчался по следу. Тени такой поворот событий показался испытанием на ловкость и ум. Раз так, она принимает вызов!

Темперамент лисы не видел границ, когда речь заходила о соперничестве подобного рода. Она тоже устремилась к цели, а ее розовый язычок на бегу болтался вверх и вниз. В глазах ее, черных, как эта ночь, горел азарт, и ничто ее уже не могло усмирить ее пылкости.

Тень была хищником, сущностью ее и разумом овладели древние инстинкты, столь же древние, как этот лес, как эти земли. Кровь в ее жилах бурлила, лапы работали все быстрее. Два охотника, преследующие добычу, заметить не успели, как они вырвались из лесу на бескрайние холмы охотничьей зоны.

Кролик петлял на горизонте этой бесконечной полярной пустоши и черного неба. Тень уже чувствовала вкус его страха, явственно ощущала приближение Смерти. Она бежала, нет, летела, на крыльях, несущих на себе безжалостную кончину. Она знала, что роль Смерти в этом акте досталась ей, и что необходимо поймать белый мелькающий призрак кролика.

И вот она, наконец, сразила его. Лисица лязгнула зубами и беспощадно вцепилась в горло кролику. Тот завизжал, а задние лапы его все еще исполняли прыжки. Но тщетно, больше он никуда не убежит. Все тельце его трепыхалось, нервы в один миг перенапряглись в культовом моменте сцены, в следующий миг он обмяк и прекратил сопротивление.

Этот кролик достался тяжелее, однако Тень выиграла борьбу охотников. Агамемнон нагнал ее лишь спустя некоторое время, и в досаде пролаял, как собака. Он ненавидел Тень за то, что она была такая прыткая и жизнерадостная, за то, что он никак не мог победить ее в охоте. Это он всегда был лучшим! А теперь его, кажется, вечно обставляет черномазая самка.

Однако лесной закон гласил, что лисиц ни в коем случае и никогда трогать не полагается. Что для зверя высшим позором будет, если он причинит боль самке. И кульминацией его позора будет, если он убьет собственного сородича женского пола. Кроме того, в сообществе лис-колек жестоким наказанием карался тот, кто посегнет на жизнь своего соплеменника. Охраняемая жестким табу, Тень радостно скулила на луну, не ведая какую злую шутку сыграла она с красавцем-лисом. И от того, что не ведает она, лис ненавидел ее еще больше.

- Я первая! - радостно воскликнула Тень, выпустив чувства, переполнявшие ее, на свободу и закончив скулить.

- Да, действительно, - пробормотал Агамемнон сквозь сжатые зубы.

Тем временем лисица завертелась вокруг себя, радуясь тому, что она одержала собственную победу.

Вскоре она остановилась и посмотрела на Агамемнона. Как он был красив и силен! С ним она согласилась бы создать семью, этот факт неоспорим. Но почему он не обращает на нее внимания? Неужели она так некрасива? Неужели все из-за ее цвета шерсти?

Тем времемнем Агамемнон, бросив на лисичку полный безразличия взгляд, отвернулся и ушел в гулять в одиночку. Он собирался поймать свою собственную еду, и чтобы рядом не было никакой тени в прямом и переносном смысле.

Тень в это время бросилась к своему единственному помощнику и покровителю - Мицару.

- Я уродина! - взвыла она.

- Как ты можешь так говорить? - изумился старый лис.

- Почему тогда меня никто не любит?

- Тебя все тут любят, цветочек мой!

- Я имею ввиду, как самку! - огрызнулась Тень, слизнув слезы со щеки.

- Ну он же согласился с тем, что ты выиграла. Он тебя поздравил?

- Да. Разжевал и выплюнул.

- Не переживай. Наверняка скоро, уже очень скоро появится тот единственный, который захочет заботиться о тебе, любить тебя.

- А почему Агамемнон не смотрит на меня?

- Ну... Возможно он считает, что ты слишком мала для него.

- Я? Мала?? - хмыкнула Тень. - Нет, я просто уродина!

- Замолчи! - рявкнул Мицар, но потом черты его лица помягчали, - А теперь слушай. Ты просто красавица. И... Нет, дай мне договорить! Я никогда не встечал более нежной и обаятельной лисицы. И если б я был помоложе и поздоровее... Короче говоря, тебе нечего стыдиться! Тебе нечего прятать! Ты прекрасна. И если я еще раз услышу от тебя слова, подобные "уродине", то мне придеться тебя хорошенько оттрепать!

- Ладно, больше не буду, - улыбнулась Тень. И тут же подумала, что и вправду вела себя очень глупо.

Она вдохнула ледяной воздух поглубже и в экстазе выдохнула обратно. Как ей нравилось это ощущение дикости и свободы, этой великолепной зимней красоты вокруг, этого серебряного снега и даже мертвенной луны! Как она обожала эти золотистые звезды и чарующую панораму леса, черные силуэты елей и хаос гор. И почему она еще о чем-то беспокоится, если живет в таком прекрасном месте? И вдруг ей пришла в голову идея.

- Эй, мы на территории моего брата! - воскликнула она.

- Ты хочешь его проведать? - угадал Мицар.

- Да, очень.

- Иди, но без тебя мы пропадем. Так трудно добывать еду, когда рядом нет столь славной охотницы!

- Эй, - засмущалась Тень, - вы прекрасно справитесь и без меня!

Она улыбнулась лису на прощание и побежала по направлению к затянутому льдом озеру. Именно там мог Демон и Нелли, его жена, проводить прекрасные ночные часы, любуясь небом и молочными звездными дорожками.

Тень уже заранее представила себе встречу. Брат, наверное, так обрадуется, увидев ее! Да и Нелли тоже. Они были самыми родными ей существами, и Тень даже не задумывалась над тем, что, возможно, когда-нибудь не сможет их видеть.

К полуночи Тень преодолела уже добрую часть пути, любуясь по дороге зимней природой: этими застывшими водными потоками, свисающими с деревьев сосульками, льдинками на собственной шерсти, этими парящими в воздухе снежинками. Лисица называла их зимними бабочками, которые кружатся и кружатся в странном танце холода.

По дороге к брату лисичка решила немного поиграть со снежинками. Она остановилась на полянке так, чтобы ее никто не видел, и высунула язычок. Белые бабочки садились к ней и мгновенно таяли от тепла ее тела, жара ее дыхания. Иногда, если "бабочки" не хотели садиться прямиком на язык, Тень прыгала по полянке и хватала их с той же быстротой, с которой хватала кроликов на охоте. Однако на этот раз она делала это без злобы, без азарта. Она веселилась. А если вдруг промахивалась и падала лапками в сугроб, то громко смеялась.

Она провела за играми около получаса. Когда снежная пудра полностью забила ей нос и рот, и она расчихалась, игра ей почему-то вдруг надоела. Тогда она разогналась и помчалась кругами по всей полянке. Трудно сказать, зачем она это сделала. Может быть, чтобы стряхнуть с меха снежный сахар. Но скорее всего, ей просто захотелось напоследок обежать пару кругов по этому замечательному веселому месту.

Не сбавляя темп, она продолжила бег, направившись к озеру. Ночь была настолько же холодна, насколько и очаровательна, и бежать под ее покровом было невыносимо сладко. Тень просто не могла притормозить. Ей хотелось бежать и никогда не останавливаться!

Снег из-под ее лап так и взлетал, создавая своеобразный буран. И лиса снова рассмеялась. Жизнь была так прекрасна, что даже не верилось! И почему только она была грустна когда проснулась сегодня?..

Вдалеке показалась огромная по площади гладь льда. Это означало, что лисица почти прибыла на место.

Зимой озеро напоминало чью-то гигантсую подошву, прилипшую к земле и слегка припорошенную снежком. Тени всегда было смешно думать об этом. Только она представляла это не подошвой обуви, а мерзлым лапухом.

Приблизившись к озеру вплотную, лисица резко остановилась и подняла фейрверк снега, опустившийся на лед. Она огляделась, но не увидела ни Демона, ни Нелли.

- Наверное, они где-то рядом, - вслух проговорила Тень. На секунду можно было подумать, что настроение ее упало. Но вот уже в следующую секунду она вновь повеселела. Лисичка отошла немного назад, разогналась и на большой скорости прыгнула прямо на лед.

Лапы ее непослушно разъехались в разные стороны, однако она устояла и заскользила по стеклу льда до другого берега, серебрясь в свете луны. Она с любопытством смотрела вниз, и сквозь эту прозрачную стену видела, как лениво плавают рыбки и другие, странные создания.

- Ой, как же они остаются живыми?! - изумилась лисица.

Недалеко Тень заметила бобровую хатку, а рядом с ней пытающегося поскорее скрыться бобра. Он был такой толстенький и неуклюжий, что лисичка просто не могла сдержать улыбки.

Наконец ее лапы уперлись во что-то твердое и холодное. Она прибыла к берегу. Кое-как вскарабкавшись наверх, хищница снова осмотрела местность. Нет, не было видно ни брата, ни Нелли...

Но Тень не успела ни огорчиться, ни о чем-либо подумать - прямо перед ее лапами внезапно поднялся столбик снега, и так же внезапно опустился обратно. Все это сопроводил выстрел из ружья.

Лисичка сразу поняла, что к чему. Среди стволов мрачных деревьев Верхнего леса (так назывался лес, расположившийся как раз на другой стороне озера) лисица увидела нечеткий силуэт человека.

Тень вначале хотела побежать назад, в родной Нижний лес. Но она сразу сообразила, что было бы чудовищной глупостью побежать по открытому пространству. Тогда она шмыгнула в надежное укрытие густых лап ели Энгельмана, как по волшебству оказавшейся совсем рядом.

- Ха-ха! Вот так-то, убегай! - развеселился человек.

Лица его Тень никак не могла разглядеть, но она точно знала, что он движется по направлению к ней. Сердце ее колотилось что было сил, но она попыталась сохранить трезвость ума.

Если она сделает один неверный шаг, то может навсегда распрощатся с зимним солнышком и светом звезд, и уже никогда не будет ловить бабочки-снежинки...

Улучшив момент, она быстро перебежала под другую ель. Чуть позже, Тень перебралась к реликтовому можжевельнику, и все дальше и дальше от угрозы она продвигалась вокруг озера, собираясь добраться до скал, чтобы благополучно там скрыться.

В конце концов, ей удалось уйти от человека настолько далеко, что она расслабилась и облегченно выдохнула.

Тень прекрасно знала, на что способны люди - вот ты бежишь, радуешься жизни, и вдруг РАЗ! - и нет тебя. Так поступили с ее отцом. И она отлично все это усвоила. Однако сегодня она позволила себе расслабиться.

Лисица рысцой побежала к скалам. Они были уже очень близко, и чем ближе к ним она подбиралась, тем веселее становилось у нее настроение. И вдруг...

Грохот разнесся по всему Верхнему лесу, заставив птиц слететь с насиженных веток и вознестись к небу. Спокойствие зимы, молчание ночи было скоропалительно нарушено.

Тень вздрогнула от внезапно наступившей боли и свалилась на снег. Ее бегающий взгляд нашел источник бед - человек увидел, как она рухнула, и, тяжело проваливаясь в сугробы, бежал к ней.

Однако Тень вдруг поняла, что пуля прошлась лишь по поверхности кожи, слегка опалив шерсть. И хотя из лапы по капелькам начала просачиваться кровь, у лисицы отлегло от сердца. Она быстрее пули, ранившей ее, вскочила и снова устремилась в скалы. Там было ее спасение. Слегка прихрамывая, но не теряя духа, лисица мелькнула своей черной шерстью в мертвенно белой ночи, и исчезла за нагромождениями камней и булыжников. Она ускользнула от человека, и была такова, скрывшись в узкой трещине Сторожевой горы...


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




Похожие:

С Полина С. Сага пятая тень iconДокументы
1. /Сага о Гисли.txt
2. /Сага о Греттире.txt
С Полина С. Сага пятая тень iconПолина Михайловна Клименко
Клименко Полина Михайловна, девичья фамилия Луганская, родилась 18 ноября 1929 года в семье служащего Михаила Ивановича и Ульяны...
С Полина С. Сага пятая тень iconДокументы
1. /Беовульф.txt
2. /Ирландские Саги.rtf
С Полина С. Сага пятая тень iconПолина «даэвен» свиридова: официально (пресс-релиз), для организаторов концертов (райдер и т п.)
Евгений «Нокто» Курочкин, менеджер творческих проектов; +79050898339 (Полина «Даэвен» Свиридова)
С Полина С. Сага пятая тень icon101 уровень. Рядом с гаражеподобным зданием стояло тридцать человек полицейского спецназа и один агент всб. Чекист поправил галстук и махнул рукой
Подойдя к эпицентру взрыва, к своему огромному изумлению, Тень обнаружил древную, заржавевшую катану, которая пережила чёрную дыру....
С Полина С. Сага пятая тень iconБетховен. Пятая симфония

С Полина С. Сага пятая тень iconДокументы
1. /Кузьмичева Полина/~$ементарная теория управления запасами-1.doc
2. /Кузьмичева...

С Полина С. Сага пятая тень iconДокументы
1. /5_Книга Пятая.doc
С Полина С. Сага пятая тень iconДокументы
1. /Пятая гора.doc
С Полина С. Сага пятая тень iconДокументы
1. /пятая книга.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов