Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература icon

Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература



НазваниеБ. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература
страница4/23
Дата конвертации10.07.2012
Размер4.63 Mb.
ТипЛитература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
1. /Кычанов,Мельниченко.История Тибета.docБ. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература

Падение Чанъани


В 736 г. тибетцы атаковали Гилгит, небольшое владение в долине р. Гилгит, притоке р. Инд, Кашмир. В ответ в 737 г. танские войска напали на тибетцев в районе оз. Кукунор. В 738-740 гг. военные действия перекинулись в Хэси, районы к западу от излу­чины Хуанхэ, и в Сычуань на берега р. Миньцзян. Смерть прин­цессы Цзинь-чэн в 741 г. на время приостановила войну. Произо­шел обмен посольствами с выражением соболезнования, но перего­воров о мире не было. Более того, в ходе предшествовавших боевых действий были разрушены и те пограничные столбы, которые ус­пели поставить по хребту Чилин [Сицзан цзяньши, 1993, с. 41]. В 736-737 гг. тибетцы вместе с тюрками-тюргешами воюют против арабов. Однако к 740 г. тюргешская конфедерация тюркских пле­мен распалась. Тибетцы потеряли своего союзника на западе. В это время арабы стремились овладеть Ташкентом и Ферганой. И Таш­кент, и Фергана поддерживали контакты с танским двором. Чтобы не сталкиваться в открытую с Китаем, арабы отправили в Чанъань посольство во главе с Хэша. Посол был принят с почестями, полу­чил китайский генеральский чин и щедрые подарки, но догово­риться арабы и китайцы не смогли.

Тибетцы ежегодно совершали осенью рейды в пограничные районы Тан во время уборки урожая. Местные китайские власти {53} были не в силах оказывать сопротивление налетчикам, и люди на­зывали эти районы «тибетской житницей», так как китайцы выра­щивали хлеб, а урожай доставался тибетцам. Осенью 745 г. китай­цы понесли большие потери в борьбе за пограничную крепость Шибао. В 747 г. танский двор отправил на запад армию под коман­дованием генерала Гао Сянь-чжи, корейца на китайской службе. Китайский отряд достиг Вахана и уничтожил местный тибетский гарнизон. После этого тибетцы без боя оставили г. Гилгит, столицу Болора. Генерал Гао пленил правителя Гилгита, и он и его тибет­ская жена были доставлены в Чанъань. В 749 г. китайцы взяли реванш на востоке, они заняли крепость Шибао и создали там спе­циальную армию Шэньу для борьбы с тибетцами. К 750 г. китайцы, развивая свои успехи на западе, поставили под свой контроль все города-государства Таримского бассейна, а также Гилгит и Вахан, союзницей Тан была Фергана. Вражда правителей Ташкента и Ферганы стала поводом к столкновению арабов и китайцев. Прави­тель Ташкента Чабиш был пленен Гао Сянь-чжи, привезен в сто­лицу Тан и там казнен. Сын же Чабиша бежал в Самарканд. По­лучив сведения о военных приготовлениях арабов, возможно направленных против Тан, при поддержке тюрков-карлуков и Ферганы он выступил против арабов. В конце июля 751 г. китай­ская и арабская армии сошлись у Таласа.
В битве китайские войска потерпели поражение, Гао Сянь-чжи едва не попал в плен. Арабы захватили много пленных китайцев, и есть версия, что именно из числа этих пленных бьши те, кто наладили производство бумаги у арабов.

В 751-752 гг. тибетцы устанавливают контроль над своим юго-восточным соседом — государством народа ицзу — Нанъчжао. Одна­ко в войне с Китаем события развивались не в пользу тибетцев. Их влияние в Западном крае оказалось существенно подорванным, и на восточных границах в сражениях с китайскими войсками уда­ча сопутствовала китайцам. И неизвестно, что было бы в дальней­шем, если бы не два обстоятельства: в танском Китае вспыхнуло восстание Ань Лу-шаня, а в Тибете погиб цэнпо Меащом. По одной версии, он упал с лошади и разбился, по другой — был убит свои­ми министрами.

Смерть Меащома скорее была связана с его внутриполитиче­скими действиями. Он стал склоняться к буддизму. К югу от Лхасы бьши построены три буддийских храма: Дагмар Динсан, Чимпу Намрэл и Дагмар Керу. Меащом пригласил монахов-отшельников с горы Кайлас. Монахи в Лхасу не поехали, но прислали тибетскому{54} двору тексты сутр. Кажется, эти действия Меащома вызвали не­довольство приверженцев бон при дворе. Меащом был убит. Его преемник Тисон Дэцэн (правил в 755-797 гг.) с момента своего вос­шествия на престол оказался в конфликте с могущественными ми­нистрами, сторонниками бон.

Пользуясь смутой в Китае, тибетцы оккупировали обширные районы Танской империи в нынешних провинциях Сычуань и Ганьсу. Владетели Западного края, лишившись китайской под­держки, заспешили с данью к тибетскому двору. Тибетцы вошли в сговор с уйгурами, и оба эти народа фактически установили свое господство в Центральной Азии. И тибетцы, и уйгуры пред­ложили китайским властям помощь в подавлении мятежа Ань Лу-шаня и требовали за эту помощь заключения мира хэ цинъ. Танский двор согласился дать принцессу в жены уйгурскому ка­гану, и каган получил принцессу Нин-го, а тибетцам вновь отка­зали, несмотря на то что тибетская конница стояла в 200 км от сто­лицы Тан. Тибетский цэнпо был оскорблен, и его двор высказал­ся «за начало войны Тибета с Китаем против столицы китайского императора г. Кенгшир. Для ведения войны против Кенгшира бьши назначены два командующих — Шанчим Гьялсиг Шултен и Тактра Лукон. Они напали на Кенгшир и сразились с китайцами в вели­кой битве на р. Чиочи. Китайцы бьши обращены в бегство, и мно­гие из них убиты. Китайский император Ван Пэн-ван покинул кре­пость в Кенгшире и бежал в Шанчжоу» [Shakabpa, 1967, р. 40—41]. Так в специальной надписи на камне бьши запечатлены события, связанные со взятием тибетцами столицы Тан. Надпись была сви­детельством того, что тибетские генералы, взявшие Чанъань, и их потомки освобождались от смертной казни и других уголовных на­казаний за любые проступки, которые они совершат, кроме измены цэнпо.

Итак, 18 ноября 763 г. тибетские войска вступили в столицу Тан г. Чанъань. Город подвергся разграблению. Но все прочие действия тибетцев бьши тщательно спланированы и имели целью посадить на китайский трон если не своего вассала, на что тибетцы все-таки вряд ли рассчитывали, то хотя бы обязанного им императора. Тибетцы возвели на китайский трон Ли Чэн-хуна, правнука импе­ратора Гао-цзуна. Был объявлен новый девиз царствования Да-шу (Великое прощение). Очевидно, что тибетцы хотели смены власти в Китае, но не рассчитывали на развал империи. Долго, однако, в столице Тан тибетцы удержаться не сумели, и через 15 дней их войска покинули Чанъань. {55}

В Западном крае тибетцы оказались потесненными уйгурами. К уйгурам отошли Бэйтин (Бешбалык) и Аньси. Но тибетцы по­степенно завладели Хамийским оазисом и районом, прилегающим к Дуньхуану. В 764 г. тибетцы заняли г. Лянчжоу, в 766 г. — горо­да Ганьчжоу и Сучжоу, в 781 г. — г. Гуанчжоу. Ганьсуйский кори­дор оказался целиком в их власти, и танский Китай лишился важ­нейшей дороги на запад. В такой обстановке велись переговоры о мире, завершившиеся заключением в 783 г. мирного договора в Циншуе.

По Цишнуйскому договору устанавливалось: «Ныне границей, которой придерживаются правительства, является западная око­нечность ущелья Ганьчжэн (верховья р. Цзиншуй, близ Пинляна) к западу от Цзинчжоу, уезд Циншуйсянь (Цинчжоу) к западу от Фэнчжоу и Западные горы (Сишань, горы к западу от котловины Чэнду, Сычуань), река Дадушуй от Цзяньнаня. Все, что к востоку от этого, является границей Китая. Тибет содержит гарнизоны в Лань, Вэй, Юань и Хуй, достигая на западе до Линь и Тао, а на востоке до Чэнчжоу и простирая свои владения на мосо и другие маньские племена на западных границах Цзяньнаня. К юго-западу от р. Дадушуй — тибетская граница. К северу от Желтой реки, от бывшей Синьцюаньцзюнь (к северо-востоку от современного Цинъюаня) прямо на север к Великой пустыне (Дацзи) и на юг до хребта Лотолин (Верблюжьего, в южной оконечности гор Хэлань-шань). В горах Хэланьшань пролегает пограничный район, кото­рый является нейтральной территорией. Что касается пунктов, ко­торые не упомянуты в договоре, то те из них, в которых находятся тибетские гарнизоны, удерживаются тибетцами, а те, в которых на­ходятся китайские гарнизоны, удерживаются китайцами. В местах, в которых ранее гарнизонов не было, новые гарнизоны размещать запрещается. Запрещается обносить стенами города, строить кре­пости и обрабатывать землю» [Li Fang-kuei,1956, р. 7-8].

Территориальные уступки Тан были огромны: все Прианьшанье, регион Кукунора, земли к западу от г. Баочжоу и р. Дадухэ. По оценке современных китайских историков, договор устанавливал, что «район Хэланьшань к северу от Хуанхэ выделялся в качест­ве нейтральных земель. Пограничная линия проводилась к югу от Хуанхэ по горам Люпаньшань, в Лунъю, вдоль реки Миньцзян, реки Дадухэ и на юг до мосо и всех маней (современный район Лицзян, пров. Юньнань). Все, что к востоку от нее (этой погранич­ной линии), принадлежало Тан, все к западу — Тибету» [Сицзан цзяныпи, 1993, с. 47]. {56}

Танская империя тем самым «теряла контроль над Западным краем и официально признавала фактическое господство тибетцев над регионом Хэлун» [там же].

Неудивительно, что мир продержался только три года и уже в 786 г. началась новая 36-летняя война (786-822).

После заключения мира тибетцы помогают танским войскам подавлять мятеж китайского сановника Чжу Цы. Уйгуры же, на­оборот, оказывают помощь мятежнику, тем не менее тибетские войска наносят восставшим поражение. Танские власти обещали тибетцам передать им в управление Аньси и Бэйтин, но своего обещания не сдержали. Это и послужило поводом для начала но­вой войны. Тибетцы атакуют территории Тан в Ордосе, в 787 г. ти­бетская конница вновь появляется под стенами Чанъани. Тибетская угроза расценивается танским двором в качестве основной. Санов­ник и военачальник Ли Ми предлагает императору заключить мир с уйгурами, взять в союзники арабов и государства северо-востока Индии, договориться с Наньчжао и общими силами обрушиться на Тибет. Известно, что военные действия между тибетцами и ара­бами начались как раз в правление известного халифа Харун ар-Рашида. В 787 г. тибетцы занимают Дуньхуан (Шачжоу). В Запад­ном крае, закрепившись в районе к югу от пустыни Такла-Макан, они продвигаются к Лобнору, а оттуда в Бэйтин и Куча. Район еще контролировался уйгурами, возможно, кое-где оставались еще и китайские гарнизоны. Но в 790-791 гг. тибетцы вытесняют уйгу­ров из Западного края, овладевают Хотаном, и все эти территории оказываются под тибетским господством. Тибетско-уйгурское со­перничество разворачивается за район Хочжо. В этом районе, где-то в Восточном Таньшане, проходила граница между уйгурскими и тибетскими владениями. Кажется, в борьбе за Восточный Турке­стан победу в конечном счете одержали уйгуры [Камалов, 2001, с. 149-165]. По мнению авторов «Кембриджской истории Китая», 791 год стал концом китайской администрации в Восточном Турке­стане почти на тысячу лет [Тhe Cambridge History of China, 1979, р. 610].

Рубеж VIII-1Х вв. был, вероятно, пиком внешнеполитическо­го могущества Тибета. Предполагают, что в начале IX в. вассалом Тибета был шах Кабула, тибетцы удерживали свои позиции на Па­мире и на территории Кашмира. Как раз в эти годы много веро­учителей Индии попали через Кашмир в Центральный Тибет, в том числе знаменитый Падмасамбхава. Есть неясные сведения о том, что обеспокоенные успехами тибетцев в Восточном Туркестане {57} арабы при Харун ар-Рашиде пытались заключить союз с китайца­ми против тибетцев [Нitti, 1956, р. 208-209]. Во второй половине VIII в. тибетцы успешно действовали на южных и юго-восточных рубежах. В 750 г. они заключили союз с тайцами. Правитель тайцев Колофэн в договоре о дружбе был назван «младшим братом» ти­бетского цэнпо. В итоге в 754 г. тибетцы и тайцы совместно высту­пили против Наньчжао, а в 778 г. — против Тан на территории Сычуани. Тибетцы совершили успешный поход в Индию, в Бихар [Wood,1926, р. 33].


Введение буддизма


Тисон Дэцэн вошел в историю как первый цэнпо, мо­гущественный покровитель буддизма. Поэтому он, как и его отец в последние годы своей жизни, столкнулся в первые же месяцы правления с сильной оппозицией, которую возглавили члены пра­вительства Машан Домпа Кье и Тактра Лугой. Цэнпо одержал верх, и оба противника новой веры оказались «живыми мертвыми», т.е. были отправлены доживать свой век у могилы покойного цэнпо. Хотя есть версия, что Машан Домпа Кье был просто похоронен за­живо — он посетил гробницу, выход из которой после того, как он в нее зашел, закрылся сам собой. Машану и Тактра Лугону историки приписывают намерение вернуть в Индию статую Будды, приве­зенную ранее в Тибет непальской принцессой. Но было явлено чудо: статую, как ни старались, не могли сдвинуть с места. Тогда ее зарыли в землю.

Цэнпо действовал решительно. Рукописи бон были уничтоже­ны. Из Индии пригласили проповедника Ананду для перевода священных книг на тибетский язык и проповеди учения. На страну обрушились бедствия и эпидемии, засухи и неурожаи, и, поскольку полагали, что это за дело взялись свирепые демоны бон, Ананду пришлось удалить. В Непал поехал сановник Ба Сэлнан и пригла­сил для проповеди учения и борьбы со злыми духами бон учителя Шантиракшиту.

Шантиракшита тоже не имел успеха. На этот раз бонские духи ответили штормовой погодой и наводнениями. Начались народ­ные волнения. Шантиракшита был вынужден признать, что умеет только предаваться созерцанию и размышлениям и не владеет зна-ниямц и технологией магических заклинаний, чтобы усмирить духов бон. Возвращаясь в Непал, он порекомендовал учителя Падмасамбхаву из страны Уджана на севере Индии, который мог {58} бы справиться со злыми силами Тибета во имя торжества учения. Падмасамбхава был широко известен как знаток тантры. Ба Сэлнан снова поехал в Непал, где в это время находился Падмасамбхава.

Тибетское сочинение «Падма Катан» подробно рассказывает о тех трудностях, которые встретились Падмасабхаве на пути в Ти­бет и затем в самом Тибете. Любопытно описание двора цэнпо, который увидел Рожденный в лотосе (Падмасамбхава). Толпа при­дворных в своих бело-серых одеяниях, окружавшая цэнпо, походи­ла на стаю голубей. Две супруги цэнпо были в шелковых одеждах, украшенных вышитыми яркими цветами. Тут же были певцы, тан­цоры в масках, барабанщики. Встал вопрос, который ставился и ки­тайскими буддистами в IV—V вв. н.э.: должен ли вероучитель-монах кланяться светскому правителю или первым должен был сделать это Тисон Дэцэн? Цэнпо считал, что он повелитель всего народа Тибета и гуру должен поклониться первым. Словно прочитав его мысли, Падмасамбхава спел песню о своей магической силе. Тисон Дэцэн понял свое заблуждение, первый приветствовал гуру и про­сил простить ему его прегрешения. Гуру простил и повелел соору­дить пять ступ.

Тантрист Падмасамбхава сумел подчинить бонских духов, вклю­чив многих из них в буддийский пантеон.

Магия и тантризм более подошли тибетцам. Поддержать Падма­самбхаву в Тибет вернулся и Шантиракшита. За 12 лет в двух днях пути от Лхасы был построен монастырь Самье (уезд Чанан, где находится монастырь Самье, в 137 км от Лхасы, и сейчас область с развитым земледелием и скотоводством). Самье был сооружен по образцу монастыря Одантапури, который представлял собой модель вселенной. В Самье поселились первые монахи-тибетцы, их было семеро, все они получили наставления в вере от Шантирак-шиты. Была открыта школа по изучению санскрита, и началась пе­реводческая деятельность. Открытие храма сопровождалось боль­шим празднеством, на котором сам цэнпо спел песню, в которой воспел красоту храма:


Золото, серебро, медь, свинец и железо —

Пять металлов, добытых в этой стране горных разработок,

Горчица, ячмень, горох, бобы и пшеница —

Пять плодов, которые привыкли здесь есть.

Здесь климат не жаркий и не холодный,

В этой стране, цэнпо которой я являюсь,

Великим трудом я собрал эти сокровища,

И я счастлив, что могу без меры тратить время {59}

На распространение учения Будды, учения,

Собранного по крупицам из страны Индия.

В царствование Лхатотори Нъецэн

Впервые пришло это сокровенное учение,

Переведенное на наш язык во времена Сонцэн Гампо.

Молитвенные флаги этого храма так прекрасны,

Что даже солнце выражает недовольство,

Что его яркость не столь сияет.

А птицы протестуют, что они не могут летать так высоко,

Как вздымаются ввысь флаги на храме!

Ведь этот храм сам по себе из нашей священной земли.

[Shakabpa, 1967, р. 38-39].


Подобные же песни спели его сыновья, придворные и монахи. Цэнпо повелел переводить на тибетский язык буддийский канон. Была основана большая община монахов. В 779 г. в Самье открыли школу для изучения санскрита.

Одновременно с приглашенными из Индии учителями в Тибе­те трудились и китайские буддисты. В 781 г. два китайских буддий­ских проповедника были приглашены в Тибет. В этом же, 781 г. ука­зом цэнпо буддизм был объявлен государственной религией Тибе­та. Текст указа был вырезан на камне, и стела с текстом установле­на в монастыре Самье. Две жены цэнпо и триста других лиц были обращены в новую веру. Они получили социальные привилегии и обещание постоянных пожертвований. Начались преследования наиболее рьяных приверженцев бон, противников буддизма. Кни­ги бон заточали в пещеры, часть сожгли, а часть — утопили.

Функционирование монастыря-храма Самье, объявление буд­дизма государственной религией активизировали деятельность буддийских проповедников, выходцев как из Индии, так и из Ки­тая. Известно также, что кроме них в Тибете действовали будди­сты— выходцы из Хотана и государства Наньчжао. Китайский буддизм был представлен прежде всего школой Чань. Эта школа проповедовала путь к спасению через внезапное озарение, а будди­сты из Индии предлагали постепенный путь к спасению, в котором совершение добрых дел ради собственного спасения играло пер­венствующую роль. Соперничество было велико, и было решено провести диспут, который и состоялся в 792-794 гг. Диспут проис­ходил как в ставке цэнпо, так и в монастыре Самье. По преданию, буддистов, выходцев из Индии, представлял Камалашила, китай­ских буддистов — Хэшан (хэшан букв, «монах», т.е. не имя собст­венное). «Светлое зерцало царских родословных» приводит пример {60} того, как могли ставиться вопросы и даваться ответы соперниками. Камалашила «прибыл к реке Паричу, что в местности Самье, а Хэшан сказал, что встретит пандита, и уехал к берегу той реки. Хэшан туда приехал. Камалашила увидел его и подумал: „Если этот Хэшан умный, то я истинно одержу победу. Если он дурак, то мне не победить". Для того чтобы выявить знания Хэшана, он придумал вопрос: „В чем состоит причина скитаний человеческих душ в этом тройном круговороте бытия?" Чтобы выразить вопрос, Камалашила три раза описал окружность рукой над своей головой. Хэшан увидел это и подумал: „Причина скитаний в двух край­ностях!" Для того чтобы ответить, он взял полу своего халата и дважды опустил ее. Камалашила подумал: „Этот Хэшан умный, я одержу победу"» [Светлое зерцало царских родословных, 1961, с. 43-44].

Индийские буддисты действительно одержали победу, буддизм тантристского толка больше подходил к условиям Тибета. Нельзя исключать и политический фактор — Китай и Тибет уже много лет постоянно воевали между собой. Диспут завершился трагиче­ски. Хэшана и его сторонников забили камнями. Китайские будди­сты в отместку убили Камалашилу [Вuston, 1931-1932, р. 192, 195]. При дворе было немало людей, неприязненно относившихся к Ки­таю, они поддерживали буддистов из Индии, и сам цэнпо был настроен в пользу выходцев из Индии. По сообщению «Красных анналов», главы диспутов не пострадали: «Затем прибыл Камала­шила, и король сидел между [двумя спорящими]. Камалашила на­чал выставлять доводы против Хэшана и победил его. Затем Хэшан был отправлен обратно в свою страну, а его книги запрещены, так говорят. Система Камалашилы и система Хэшана соответственно именовались Цэнминпа и Тонминпа» [Demieville, 1962, р. 192,195]5.

Огромные внутренние преобразования и военные победы Тисон Дэцэна были оценены современниками, и еще при жизни деяния цэнпо были увековечены в камне. В стеле у моста Чонджай, сохра­нившейся до наших дней, записано: «Цэнпо Тисон Дэцэн! Благода­ря успехам вашего отца и деда наша страна стала могущественной, а наша религия укрепилась. Я составил эту надпись, чтобы напом­нить о ваших великих деяниях. Вы сделали все то, что ваши отец и дед желали сделать на благо мира и благосостояния нашей страны{61} и для умножения наших мест поклонения. Я написал подроб­ный отчет о ваших блестящих делах и о расширении государства. Этот отчет сейчас хранится в вашем архиве. Цэнпо Тисон Дэцэн! Вы отличаетесь от соседних правителей. Ваша великая слава и власть известны от Раши на западе и до Лонгшана на востоке, а также на севере и на юге. Мы — счастливый народ, благодаря ва­шему состраданию свободно исповедующий свою религию. Вы ве­ликодушны и добры не только к вашим подданным, но и ко всем живым существам. Именно поэтому люди называют вас Вели­кий Божественный Повелитель, Просвещенный и Удивительный» [Shakabpa, 1967, р. 45-46].

С именами Сонцэн Гампо и Тисон Дэцэна связан период ранне­го распространения буддизма, который выделяют историки буд­дизма в Тибете.


Завершение войн Китая с Тибетом


После смерти Тисон Дэцэна, кажется, во внешних вой­нах Тибета с соседями наступил некоторый перерыв. Он был связан с внутренними делами страны. К этому времени стал ослабевать союз Тибета с Наньчжао. Правители Наньчжао тяготились зависи­мостью от Тибета, и в 794 г. правитель Наньчжао отказался от вас­сальных отношений с Тибетом и признал себя вассалом Китая. Наньчжао развязал успешную для него войну с Тибетом, привед­шую к смерти Тисон Дэцэна.

На северо-западных границах Китая тибетцы в 808 г. были ата­кованы уйгурами, захватившими г. Лянчжоу. Это положило начало новым тибетско-уйгурским столкновениям. В 813 г. тибетцы по­строили мост через р. Хуанхэ в Улане, примерно в 90 км вниз по те­чению от современного г. Ланьчжоу, и начали совершать регуляр­ные вторжения на территорию Ордоса. Эти походы были направ­лены и против уйгуров, и против китайцев. Есть сведения о том, что в 816 г. тибетская конница пересекла пустыню Гоби и вышла к столице Уйгурского каганата г. Ордубалык. В свою очередь, уйгуры довольно успешно теснили тибетцев на западе. Но начавшиеся вой­ны с киргизами не позволили уйгурам развить свой успех в этом ре­гионе, а затем привели и к гибели Уйгурского каганата (840 г.).

В годы царствования цэнпо Тидэ Сонцэна (798-815) военная активность тибетцев на границах с Тан стала ослабевать, тибетцы лишь стараются закрепить успех. Именно в конце VIII — нача­ле IX в. в тибетских документах появляется термин Бод ченпо{62} — «Великий Тибет». Военные действия с Китаем — походы в Ордос, осада и взятие г. Шачжоу в 819 г. — перемежаются попытками за­ключить мирный договор. Танский Китай в принципе тоже был склонен к заключению договора, так как и ему приходилось вое­вать не только с тибетцами, но и с уйгурами. В 821 г. китайцам уда­лось склонить к миру уйгуров, уйгурский каган получил в жены китайскую принцессу. После того как уйгуры и Китай заключили мир, тибетские власти тоже стали склоняться к миру. В мире нуж­дался и Китай. Поэтому китайские власти ответили согласием на ведение мирных переговоров. Их посланники, выехавшие в Тибет, проезжая через территории, ранее контролировавшиеся Тан, к сво­ему удивлению нашли их не опустошенными и разоренными, а про­цветающими. «Земли в Ланьчжоу покрыты были сарацинским пше­ном и обширными садами с персиками, грушами» [Бичурин, 1833, с. 218].

Это означало, что тибетцы вполне справлялись с управлением хозяйством в этих районах. О войне напоминали могильные курга­ны, подле них были выстроены «домики, на которых написаны бе­лые тигры по красному полю. Это могилы знаменитых туфаньцев, отличившихся подвигами на войне. Они при жизни одевались кожами тигров, по смерти употребляют изображения сих зверей в знак мужества, Соумершие погребены подле их могил» [там же, с. 219]. Китайские послы Ло Юань-дин и Ноло были приняты в по­ходной ставке цэнпо: «Стойбище было обнесено полисадом. На пространстве каждых десяти шагов воткнуты до ста кольев. Внутри поставлены большие ставки. Ворот трое в ста шагах одни от других. Воины в латах охраняли сии ворота. Жрецы с птичьими перьями на голове и тигровым поясом били в литавры. Каждого при входе во внутренний двор обыскивали и потом отпускали. Внутри огра­ды стоял возвышенный терем, обнесенный дорогими перилами, на котором кяньбу сидел в своей ставке. При нем стояли тигры, лео­парды и другие звери, вылитые из чистого золота. Он одет был в темное камлотовое платье, при бедре висел меч резной работы из золота» [там же, с. 220].

Тибетцы предлагали мир на следующих условиях: «Тибет и Хань — два государства, каждое из которых оберегает свои границы и управляет пограничными территориями, ни та ни другая сторо­на не допускают вторжений армий, карательных экспедиций и грабительских набегов друг на друга» [Сицзан цзяньши, 1993, с. 64].

821-822 годы ушли на заключение договора. В ноябре 821 г. ки­тайская делегация была в Лхасе. Официальные церемонии подписания {63} договора состоялись в 821 г. в западном предместье Чанъани и в 822 г. в восточном предместье Лхасы. Китайский император был признан дядей по матери (цзю), тибетский цэнпо — племянником (сыном сестры — шэн). Оба суверена именовались по-китайски «го­сударями» (чжу), они обсуждали дела и решали, как сблизить свои государства (шэ цзи жу и, «алтари земли и злаков [т.е. государства] уподобить единому»), так была выражена идея сотрудничества и равенства сторон. В тибетском тексте договора говорилось: «Вели­кий государь Тибета, Священный государь чудодейственных сил, и Великий государь Китая, правитель Китая, хуанди (император), совещались друг с другом с целью сблизить государства, и они за­ключили великий договор и пришли к такому соглашению: Тибет и Китай остаются в границах тех территорий, которыми они в дан­ный момент владеют. Все земли к востоку [от этой границы] — страна Великий Китай, все земли к западу [от нее] — соответствен­но страна Великий Тибет. Впредь каждая из сторон не будет дейст­вовать враждебно в отношении другой, начинать военные действия или захватывать территорию другой стороны. Если там (на терри­тории другой стороны) появится какое-либо подозрительное лицо, оно должно быть задержано, его намерения выяснены путем до­проса, а затем оно [должно быть] выслано назад.

Ныне, когда они (государи Тибета и Китая) сблизили свои госу­дарства и заключили этот великий договор, если возникнет необхо­димость послать посольства дружбы, рожденные дружескими отно­шениями между племянником и дядей, то посольства снова долж­ны отправляться старой дорогой и, согласно прежним обычаям, лошади должны меняться в Цанкуньйоге на границе между Тибе­том и Китаем. Китайцы встречают послов в Цешунгчене, и далее оттуда послов снабжает Китай. Тибетцы встречают послов в Цен-шухуани, и оттуда далее послов снабжает Тибет. Они (послы и встречающие) должны оказывать друг другу уважение и воздавать почести по обычаю, как того требуют отношения любви и родства между дядей и племянником. Между двумя государствами не долж­но быть видно ни клубов дыма, ни столбов пыли, не может быть никаких внезапных подъемов войск по тревоге, и даже само слово „враг" не должно произноситься. Начиная от пограничных карау­лов, всюду должно быть спокойно, и у [каждой из сторон] их земля должна быть их землей, а их постель — их постелью. И не должно быть ни страха, ни беспокойства. Они будут жить в мире и наслаж­даться счастьем в течение десяти тысяч лет. Слова возносимой хва­лы должны быть слышны повсюду и достичь солнца и луны. {64}

[Мы], положив начало великому времени, когда Тибет будет сча­стлив на земле Тибета, а Китай будет счастлив на земле Китая, для того чтобы это клятвенное соглашение никогда не было нарушено, призвали в свидетели три сокровища [буддийской веры], все боже­ства, солнце и луну, планеты и звезды. Слова клятвы произнесе­ны, животные принесены в жертву, клятвенная присяга совершена, и договор вступил в силу. Если же стороны не будут действовать в соответствии с этим договором или если они нарушат его и кто-то, будь то Тибет или Китай, первым совершит проступок, нанося­щий ему ущерб, любые военные действия или вероломные нападе­ния, предпринятые [другой стороной] в качестве ответных мер, не будут рассматриваться как нарушение договора» [Richardson, 1952, р. 71-72].

Договоры были заверены печатями китайского императора и ти­бетского цэнпо, подписаны министрами и положены в государ­ственные архивы Китая и Тибета. Текст договора также был вы­ставлен для всеобщего обозрения в г. Дасячуане, ставке тибетского командующего пограничными войсками, местному населению на границе Китая и Тибета было дано указание «охранять свои преде­лы и не нападать на земли дружественной державы» [Бичурин, 1833, с. 221].

Договор подтвердил границы по прежнему соглашению в Цин-шуй 783 г. и, безусловно, был выгоден для Тибета. Все исследовате­ли полагают, что это был равноправный договор, если не считать неравенства в «родственных отношениях» государей: китайский император считался дядей, а тибетский цэнпо — племянником.

Мир продержался двадцать лет вместо заявленных «десяти ты­сяч». Он завершил цикл войн Великого Тибета и танского Китая, среди которых можно выделить четыре:

1. 638-641 гг. Война длилась четыре года и условно может быть названа войной тибетцев за китайскую принцессу.

2. 670-730 гг. 60-летняя война.

3. 737-783 гг. 46-летняя война.

4. 786-822 гг. 36-летняя война.

Примерно за 200 лет контактов китайской династии Тан и вы­шедшего на арену мировой истории Тибета между этими двумя государствами 145 лет было состояние войны. Договор 822 г. стал вершиной могущества Тибета на всем протяжении его истории; как писал китайский сановник Ню Сэн-жу, это была пора, когда Туфань-Тибет «и в длину и в поперечнике содержал по десять ты­сяч ли» [там же, с. 224]. {65}

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23



Похожие:

Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /История России с древнейших времен до наших дней.doc
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /История России с древнейших времен до наших дней.doc
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /orlov/История России с древнейших времен до наших дней.doc
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconВ. В. Крашенинников Население среднего Подесенья в период формирования и укрепления Киевской Руси
Брянщины и взаимоотношения их с Киевской Русью. Со множеством других интересных и малоизвестных фактов об истории Брянщины от древнейших...
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /Бюттнер.История Африки с древнейших времен.doc
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /Я_Фроянова_ История России от древнейших времен до начала XX в.doc
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconСписок учебников на 2011-2012
История России с древнейших времен до конца 16 в. Просвещение. 2008-2011гг «Сферы»
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconСписок учебников на 2011-2012
История России с древнейших времен до конца 16 в. Просвещение. 2008-2011гг «Сферы»
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /История России от древнейших времен до начала XX в (Фроянов).txt
Б. И. Мельниченко история тибета с древнейших времен до наших дней москва издательская фирма восточная литература iconДокументы
1. /Д. Реале, Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. Том 4. От романтизма до...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов