А. Зимбули icon

А. Зимбули



НазваниеА. Зимбули
Дата конвертации11.07.2012
Размер41 Kb.
ТипДокументы

А.Зимбули

ГЕКСАНЕМЫ КУЛЬТУРЫ


«Поэзия должна быть глуповата»

А.С.Пушкин


Вряд ли кто-либо станет отрицать, что среди высших ценностей культуры уникальную роль играют прежде всего те ценности, которые реализуются в следующих сферах:

Наука, Искусство, Мораль, Право, Политика, Религия. Нетрудно назвать и сами эти высшие ценности: Истина, Красота, Добро, Порядок, Власть, Святость. Каждая из перечисленных сфер выполняет соответствующую главную функцию: наука - рационализирующую, искусство - гармонизирующую, мораль - гуманизирующую, право - упорядочивающую, политика - управляющую, религия - освящающую.

Сферы и ценности теснейшим образом переплетены и взаимообусловливают друг друга. Так, право, политику, религию, мораль, искусство,– может познавать наука. Право, мораль, политику, религию, науку – отражает искусство. На мораль, искусство, политику, религию, науку распространяются правовые регламентации. Политика не может остаться безучастной к остальным сферам культуры, и они, в свою очередь, выходят на политическую проблематику. В каждой из сфер можно выявить нравственно-значимое содержание. В каждой из остальных сфер отыскивает свой специфический интерес религия. Не зная, не учитывая ценностей какой бы то ни было из названных сфер, человек рискует впасть в различного рода дикость, культурную редукцию. Вместе с тем и безудержное проповедование, неумеренное утверждение любой из отмеченных ценностей опасны, ведут к фанатизму. Зато взаимоподдержка оказывается для высших ценностей культуры очень даже полезной. Например, и моралью и религией равно осуждаются такие действия, как поругание закона или неповиновение властям, распространение ложной информации, разрушение красоты. Политика, закон, мораль взывают к логике, которая, в сущности, есть прерогатива науки. Но вовсе не нужно быть учёным или законодателем, политиком или богословом, художником или моралистом, чтобы обнаружить, насколько непросто иной раз устанавливаются взаимоотношения между высшими ценностями культуры.

Для прояснения взаимоотношений, складывающихся между человеческой активностью в указанных сферах, удобно воспользоваться изобразительной моделью, которая именуется «энеаграммой» (от греч. ennea = девять), или её усечённой разновидностью - «гексанемой» (от греч. hex = шесть + nema = нить) [такие модели, отправляясь от опыта Г.Гюрджиева, описывает в своём интереснейшем историкокультурном, психологическом, философском исследовании В.Е.Еремеев – Чертёж антропокосмоса. – М.: АСМ, 1993. – 383с.]. Дело в том, что плоские фигуры энеаграмма и гексанема имеют возможность выступить визуальными заместителями объёмных процессов:


gif" align=left hspace=12> Истина Наука

Добро

Право Мораль

Порядок Красота Истина




Власть




Кра-

сота

Власть Политика Иск-во

Святость

Религия

Рис.1 Рис.2 Рис.3


При помощи наглядных пояснений мы можем в буквальном смысле увидеть на плоскости, насколько ущербным может стать гипертрофирование деятелем культуры избранного вектора бытия, сколь вредны для разных направлений общественной жизни и для судеб целостной человеческой культуры не только элитаризация ( = социокультурная замкнутость), коммерционализация ( = переход на другой, более примитивный уровень деятельности), но и такие крайности, как политизация, бюрократизация, эстетизация, сциентизм, или морализаторство.

«Истину нельзя ниоткуда получить, её можно лишь создать» – писал М.К.Мамардашвили (Как я понимаю философию. – М.: Прогресс, 1992. – С.159). Точно то же мы вправе утверждать об остальных ценностях культуры, и о способах их согласования. Все эти ценностные векторы каждая личность, каждое новое поколение должны выстроить, выстрадать собственным опытом.

Изобразительные пояснения дают возможность убедиться в том, что при всей многофакторности культуры определённые её векторы связать между собою особенно трудно. Именно такие, явно оппозиционные, отношения наблюдаются между моралью и политикой, между наукой и религией, между искусством и правопорядком.

При помощи гексанемных иллюстраций становится также ясней, наглядней и внутренняя природа человека (разных людских типов – в ценностных предпочтениях которых векторы культуры представлены разными рядами очерёдности. Ведь очевидно, что для художника, моралиста, политика, святоши, законника и учёного ценностное мировосприятие будет базироваться на нетождественных основаниях).

Написана и издана книга «Воровство и обман в науке» (автор её – С.Г.Бернатосян). Не так трудно понять, что при желании не составил бы проблемы сбор материала для целой серии аналогичных книг: о жестокости и беззаконии в религии, глупости и аморализме в искусстве, примитивизме и бессердечии права, о лукавой и развращающей политике, лицемерной и разрушительной морали…

Очевидно, в каждой из названных сфер культуры возможна градация способностей, вплоть до гениальности. Но не менее важно обозначить и осмыслить умение совмещать эти частные способности. В этом смысле едва ли не нагляднейшей человеческой способностью должна оказаться способность к согласованному утверждению высших ценностей культуры.

Гексанемы культуры вряд ли способны окончательно примирить свободное искусство и скучный закон, безжалостную политику и «сентиментальную» мораль, строгую рациональность науки и надинтеллектуальную веру, – но в силах указать на их сложную взаимообусловленность в целостной человеческой культуре. Что, пожалуй, тоже немало.


((Опубликовано:

Образ современности: этические и эстетические аспекты. – СПб.: СПб филос. общество, 2002. – С. 99 - 101))




Похожие:

А. Зимбули iconО. М. Казакова, А. Е. Зимбули
Лингвоэтика как инструмент межкультурной коммуникации: предмет, задачи, перспективы
А. Зимбули iconА. Зимбули
«А слуг и детей, […] смотря по вине и по делу, наказать и посечь, а наказав, пожалеть»
А. Зимбули iconА. Е. Зимбули нравственно-психологические аспекты молитвы
Сегодня вечером помолюсь за вас, но на особый успех, признаться, не рассчитываю
А. Зимбули iconА. Зимбули какие они люди?
Но, готовясь к данной конференции, и привычно наблюдая сидящего рядом Кузьмича, я задумался о другом
А. Зимбули iconА. Зимбули если бы эстетикой занимался я
«Война и мир», прочитанная и увиденная тысячью читателями, – это тысяча разных книг
А. Зимбули iconА. Е. Зимбули
А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую
А. Зимбули iconА. Зимбули (ргпу, С. Петербург)
Война – это безумие, а править – значит уметь обращаться с людьми и трудиться для всеобщего блага
А. Зимбули iconА. Е. Зимбули
...
А. Зимбули iconА. Е. Зимбули где она, нить ариадны?
Нравственное воспитание на рубеже тысячелетий: проблемы, поиски, решения. – Карачаевск: кчгу, 2004. – С. 93 96
А. Зимбули iconЗимбули а. Е. (С. Петербург)
А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую
А. Зимбули iconА. Е. Зимбули наноэтика и лингвоэтика как важные разделы современного этического дискурса
Немногословный собеседник может довести до отчаяния, словоохотливый – до преступления
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов