А. Е. Зимбули icon

А. Е. Зимбули



НазваниеА. Е. Зимбули
Дата конвертации11.07.2012
Размер158.59 Kb.
ТипДокументы

А.Е.Зимбули


ЭТИКА И ЭСТЕТИКА В СМЫСЛОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА


Этика и эстетика, родственные науки, привычно помогают друг другу в осмыслении мира и человека. Пожалуй, особенно интересным и продуктивным может оказаться их соседство, если не рассматривать эти науки отвлечённо-философски, не переносить механически их научный аппарат на всё новые сферы. Скажем, было бы довольно банальным рассуждать о красоте математики, физики, химии и т.д., или о нравственных нормах взаимоотношений между теми же математиками, физиками, химиками и пр. Интересней поискать какую-либо иную, жизненную привязку. В качестве конкретного примера такой привязки я бы хотел предложить рассуждения об этике и эстетике применительно к смысловому пространству нашего вуза.

А именно, есть резон просто-напросто поочерёдно всмотреться в образовательную специфику каждого из факультетов, и попытаться выявить соответствующие внутренние возможности интересующих нас наук. Опыт такого рассмотрения и приводится ниже. Он привязан к недавно опубликованным «Правилам приёма в РГПУ» (Правила приёма в Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена в 2003 году. – СПб.: Изд-во РГПУ, 2003. – 178с.).

Не берусь комментировать очерёдность, в которой перечисляются факультеты, – это могло бы стать предметом небезынтересного анализа. Но – «В начале было слово…» – первым в перечне факультетов назван факультет филологический. Слово, понятие, терминологический аппарат, построение и интерпретация текста, его структура, фрагмент и смысловая нагрузка; синтагма и парадигма, стили; фразеологизмы, семантическое ударение, связность и иерархичность текста, утвердительные, отрицательные, вопросительные, восклицательные предложения; согласование, управление, примыкание; сравнительная, превосходная степени определения, прямая речь и косвенная… – всё это имеет немаловажное значение в этике и эстетике. А значит, можно говорить о своего рода филологической составляющей этих наук. И здесь же сразу стоило бы обозначить одно вполне очевидное соображение, которое затем нетрудно будет перевести в общеметодологический принцип: этикам и эстетикам следует остерегаться «филологической ереси», то есть при обращении к языковедческому материалу нужно не терять основную нить философских рассуждений.

Следующим в списке факультетов назван факультет социальных наук, в обиходе по старинке именуемый историческим.
Генезис соответствующих форм переживания, мышления, практики; эволюция, развитие, прогресс, регресс, направленность и факторы развития, движение от простого к сложному, от низшего к высшему, исторические типы рефлексии, историческое и логическое, понимание прошлого-настоящего-будущего, культурный опыт, палеоэтика, палеоэстетика, этическая и эстетическая футурология – при таком, сфокусированном на историю, взгляде не просто прослеживается хронология событий, череда имён, но выявляется логика исторического движения, выявляются законы жизни человека, общества, природы.

Следующий в ряду факультетов РГПУ – юридический. Защита, обвинение, аргументация, объективная оценка события, санкции, принятие решения; научная полемика, критика и самокритика; мошенничество, воровство, «убийство» в науке, взыскательность и милосердие, права и обязанности профессионала, законоведение, писаные законы и законы природы – вот лишь некоторые (как представляется, непустые) ассоциации. Даже «эксгумация» в сфере этики или эстетики вполне возможна, когда на свет божий вытаскиваются давно почившие имена, понятия, идеи.

Факультет иностранных языков тоже наводит на вполне конкретные образы. Условно говоря, все многоразличные (национальные, региональные и пр.) научные школы, последователей различных видных учёных без сильной натяжки можно назвать носителями различных научных языков. В этом смысле для науки диалекты, профессиональное арго, идиомы, жаргонизмы, нелитературные обороты – отнюдь не надуманные аллегории. Отсюда – с одной стороны, трудности взаимного перевода, а с другой – непозволительность «местечкового» высокомерия, вкусовщины и утопичность представлений о речевом единообразии. Ведущими критериями развитости научного языка, признаками его жизненной силы можно было бы считать, во-первых, его конвертируемость, переводимость на другие языки, а во-вторых, – способность излагать без обеднения и искажения логику высказываний чужих языков. Примеры Платона и Демокрита, Шопенгауэра и Гегеля должны ведь нас чему-то учить?!

Факультет коррекционной педагогики учит общаться с теми, у кого имеются врождённые, унаследованные или приобретённые отклонения от нормы. Эти отклонения могут быть связаны со способностями видеть, слышать, понимать, – но разве в сферах, интересующих этику и эстетику, нет подобного рода «дезадаптантов»! Далеко не всем истины красоты и добра открываются одинаково глубоко и быстро. Речь даже не о клептоманах или маньяках (этими субъектами пусть занимаются юристы и судебные медики). У кого-то из обычных граждан – проблемы с «обонянием», или «вестибюлярным аппаратом», кто-то медленно соображает или имеет слабую концентрацию внимания, воли. Видимо, и учебники, и жизненные рекомендации о прекрасном и безобразном, справедливости и порядочности должны быть разноуровневыми: одни – для «продвинутых», другие – для нормально развитых, и третьи, корректирующие, – для «отстающих». И, кстати говоря, было бы вполне логично появление соответствующих ответвлений педагогики для нравственных и эстетических патологий, по аналогии с «тифлопедагогикой» и «сурдопедагогикой». Причём сугубо важно на этом пути отыскать предельно тактичные формулировки, не звучащие приговором (не «нравственный идиот» или «эстетический урод», а что-нибудь наподобие «дезадаптант совести», «тифлоэстет»).

Факультеты дошкольного и начального образования своим наличием наводят на достаточно очевидную мысль о возрастной и дифференциальной эстетике и этике. Подобная область науки могла бы заниматься исследованием возрастной динамики нравственных и эстетических способностей / потребностей, изучать различия и причины различий в мироотношении между субъектами.

Факультет философии человека. Вспоминаю, что, когда услышал впервые наименование факультета (это теперь он для нас родной, а тогда наша кафедра была общеуниверситетского статуса), то пришёл в недоумение из-за двусмысленности. Ведь естественно напрашивается ряд: философия Аристотеля, философия Канта, философия человека… Но, простите, а у кого ещё бывает философия? У баранов? Или у ангелов? Конечно, я понимаю, что те, кто так окрестил наш факультет, имели в виду другой смысловой ряд: философия истории, философия игры, философия молчания. (То есть, не чья философия, а о чём). Стало быть, и сейчас мысль раздваивается:

  1. желательно продумать, у кого ещё, кроме человека, существуют ценности эстетического и этического модусов. Здесь можно было бы ждать появления, так сказать, сравнительной этики и сравнительной эстетики, которые бы сопоставляли нравственный и эстетический мир человека с мирами других существ. (Известно ведь, например, что «ласковое слово и кошке приятно», знамениты самоотверженность пчелы и беспечность кукушки. Кстати, не лишено смысла и изучение ценностных миров у ангелов и чертей).

  2. В рамках второго истолкования (философия «о чём») стоило бы разобраться, а какими философскими моделями пользуются этика с эстетикой. В какой степени предлагаемый этиками и эстетиками дискурс есть именно философия, а не психология, литературоведение и пр.

Особый интерес представляет набор тем, которые подсказывает психолого-педагогический факультет. Да, и этика, и эстетика активно используют аппарат психологии и выходят на уровень дидактики – это очевидно. Но именно в соотнесённости с ближайшими родственниками с наибольшей отчётливостью выявляется суть субъекта. Скажем, разница между этикой и эстетикой, с одной стороны, и психологией, с другой, обнаруживается в том, что последняя анализирует мысли, чувства, поступки с точки зрения процессуальной, тогда как этика и эстетика – с точки зрения содержательной. В известном смысле можно даже добавить к известному замечанию Аристотеля о том, что «этика находится между психологией и политикой»: это – соседство в разных системах координат. Ну и основное различие между психологией и интересующими нас философскими науками состоит в том, что психология изучает всё, происходящее с субъектом по самым разным поводам, тогда как этика и эстетика – лишь то, что связано с включением субъекта в мир ценностей. Аналогично – необходимо осмыслить демаркационные различия между этикой, эстетикой и дидактикой. Этика и эстетика не только (далеко не только!) поучают, но и описывают, констатируют, систематизируют, объясняют, пытаются предсказать.

Следующий по очереди – экономический факультет. Всеобщий эквивалент в экономике, деньги, покоится на фундаменте стоимости, за которой, как известно, стоят труд производителя и потребность потребителя. Каким должен быть всеобщий эквивалент в нравственности, что он должен учитывать? Можно предположить, что синтетической мерой внутреннего усилия и внешнего результата, значимых для сферы морали, выступает уважение (или, если хотите, его проекции: рейтинг-авторитет-имидж-статус-почёт-влиятельность). В пространстве эстетического всеобщим эквивалентом можно считать восхищение (популярность-мода-тираж-цена-гонорар-продолжительность активной жизни в общественном сознании – всё это проекции восхищения).

Аналогом нетрудовых доходов этика могла бы считать незаработанный авторитет, самозванство, блат. А эстетика – дутую славу певца, «раскрученного» спонсорами, дешёвую популярность художника, угодничающего перед очередным политическим режимом.

Что касается факультета управления, то и здесь речь прежде всего не о том, в какой мере управлению присущи этический и эстетический модусы. А скорее о том, в какой степени этика и эстетика причастны к управлению. Очевидно, что это управление особого рода. Про нравственность, а наверное, и про сферу эстетического, можно сказать, что это – пространство соуправления. Эстетическое существует благодаря способности субъекта выявлять (работой сознания, чувств, действенно) прекрасное в объектах, становящихся тем самым ещё более значимыми. В произведении искусства художник призван увязать эпоху, социальный контекст, личный опыт и индивидуальные вкусы с пониманием отображаемого объекта. Плюс – должны быть учтены и соблюдены законы жанра, зрительского восприятия. И если хоть что-то из этой совокупности проигнорировано, произведение искусства, скорей всего, не состоится…

Факультет математики. В своей знаменитой статье «К вопросу о роли личности в истории» Г.В.Плеханов отмечал: «арифметика есть чрезвычайно почтенная и полезная наука, правил которой не должны забывать даже господа философы, – и даже особенно господа философы» (Г.В.Плеханов. Избранные произведения. Т.11. – М.: Гос. изд-во полит. литературы, 1956. – С.310). И действительно, если под математикой понимать науку о количественных соотношениях и структурных преобразованиях, то разве не касаются сферы этики и эстетики арифметика, алгебра, теория множеств, функциональный анализ! Разве не универсальны, и не значимы для этики-эстетики такие понятия, как: мнимые и натуральные числа, положительные и отрицательные величины, «больше», «меньше», «равенство», «многомерность»? Разве не возможно и не интересно здесь графическое изображение функциональных зависимостей? Разве не ясны соотношения этических и эстетических явлений с понятиями нуля, предела, бесконечности? И разве не сулят здесь новое приращение знания семантическое шкалирование, моделирование?!

Следующий факультет – физики. Давайте, вдумаемся, только ли физический смысл стоит за понятиями: поле, сила, масса, скорость, энергия, работа, мощность, прочность (на сжатие, на разрыв, на излом), притяжение / отталкивание, индукция, дифракция, интерференция, замерзание, кипение, давление, плотность, колебания, магнетизм, угол падения (отражения, преломления). Убеждён, даже те, кто учился по физике на троечку, способен представить себе, что в эстетическом и этическом пространстве происходит межсубъектный обмен информацией, эмоциями, активностью. Сама логика развития этики и эстетики ведёт к возникновению в рамках этих наук разделов, соответствующих разделам теоретической физики – механики, электродинамики, термодинамики, статистической физики, теории относительности, квантовой теории поля.

На очереди – факультет географии. Не премину заметить, что название науки принадлежит к примерам лингвистических неточностей. География – это и не только описание, и не только Земли (как и геометрия давно не землемерие)… Но обратимся к этике и эстетике. Люди осваивают пространство, в том числе, этически и эстетически. У нас есть места любимые и избегаемые. Районы для ссыльных и каторжан, и земли обетованные. Уголки обжитые и влекущие экзотикой. Подобно тому, как существуют политические, экономические, климатические и т.п. карты мира, есть все основания различать эстетические и этические карты мира. Причём – в многочисленных вариантах. Даже пресловутые представления Р.Рейгана о Советском Союзе как о империи зла – вариант этически освоенного мирового пространства. Или, скажем, Дж.Буш, катком прошедшийся по Ираку, – действенно воплотил своё нравственно-ценностное мироотношение. А кроме того, помимо реальных и мнимых процессов в межсубъектном пространстве, нужно бы всерьёз разобраться в том, что происходит во внутреннем мире субъекта. В этом, ценностном мире личности тоже имеются «пики», «горные хребты», «впадины», «пропасти».

Из школьного курса географии мы помним, что существуют так называемые изобары (линии одинакового давления), изобаты (линии одинаковой глубины) и изотермы (линии одинаковой температуры). По аналогии с ними, наверное, можно говорить об орбитах (линиях) на карте ценностного мира. Эти линии будут свойственны фактам, равнозначимым с точки зрения морали (или эстетики). Для них можно было бы предложить название «изоаксы». На таких линиях окажутся равноуважаемые (равнопрезираемые, равнооберегаемые, равнозавидуемые, равноревнуемые и тому подобное) люди, равноизбегаемые или равно вызывающие чувство гордости поступки, равноисповедуемые принципы и равночтимые идеалы, равновлекущие красоты.

Факультет химии. В юности мне пришлось изучать предмет под названием «технология металлов». И, в частности, зубрить графики состояний металла: мартенсит, троостит, ледебурит… Хоть убей, не помню, что означают эти колоритные названия! Но общую идею могу передать. В зависимости от количества добавляемого к железу углерода и при разных температурах выплавляется то чугун, то сталь, причём с различными качествами (прочность, тугоплавкость и пр.). Так вот, кто мешает нам представить, что будут найдены способы измерять нравственно- и эстетически значимые качества. И что люди научатся прослеживать (и главное – объяснять!) изменения-превращения в индивиде, коллективе, произведении искусства. Отдаю себе отчёт в невероятной сложности задачи – ведь даже для изображения периодической системы химических элементов в настоящее время известно более 500 вариантов. Сколь же трудно будет однозначно и убедительно описать и систематизировать «молекулы» межсубъектного мира! Музыкальные ансамбли, спортивные команды, трудовые коллективы, учебные группы, сообщества соседей, родственников, партийных единомышленников, сограждан… И всё же кто сказал, что это принципиально невыполнимо! Мне, во всяком случае, представляется, что одним из наиболее важных и многообещающих путей развития этики и эстетики будет создание «периодических таблиц» и матриц. Что же касается прямых ассоциаций химии с этикой и эстетикой, то понятия «закалка», «кристаллическая решётка», «окисление», «энергия активации», «катализаторы», «насыщенный раствор», «обратимые / необратимые реакции», «влияние среды на протекание реакции» – говорят сами за себя. И, наконец, упомяну такой эффект, как химические изотопы. «Нравственными изотопами» можно назвать преступника и охранника. Эстетические изотопы мне трудней вообразить. Полицейский надзиратель Очумелов из Чеховского рассказа «Хамелеон», скорей, нравственный, чем эстетический типаж. А вот одни и те же произведения искусства, воспринимаемые в разных субкультурах, или даже анекдот к месту и не к месту – вполне могут служить примерами «эстетических изотопов».

Двигаемся далее. Факультет биологии. Сравнение, старое как мир: и субъектов, взаимодействующих в нравственно-эстетическом пространстве, и бытующие там ценности вполне можно рассматривать как организмы. Которые рождаются, по определённым законам живут (есть нехищные – автотрофы и гетеротрофы-хищники) и в конце концов умирают. Способы мутации, естественный отбор, гибридизация, способы размножения и наследования, болезни и механизмы противостояния им – всё это имеет место и в области этической, и в области эстетической.

Вот уж, как в жизни бывают неожиданные ответвления и родственные пересечения, так и с факультетами. Так называемый ^ Институт естествознания, насколько можно понять, готовит специалистов по уже упомянутым профилям: химии, биологии, географии, плюс – по экологии. Потому поговорим об экологии. Если понимать под экологией науку о согласованности во взаимоотношениях между человеком (видом) и средой, а ещё лучше – саму согласованность в этих взаимоотношениях, то нелишне задуматься о согласованности этики и эстетики со средой. Здесь, как и во многих иных сюжетах, желателен симбиоз. Ни паразитом не стать, ни себя не дать в обиду. Нужно выстроить взаимополезные отношения с властью, искусством, религией, правом. И другими науками. Вспоминается несколько лет назад слышанная мысль из выступления американского учителя географии на конференции. Он скромно сообщил: «я никогда не говорю учащимся, что география – самый важный предмет. Наоборот, советую: учите, как следует, все остальные предметы…– чтобы лучше освоить географию». Мне по душе ирония этого американца. А главное, я надеюсь, что в рамках этики и эстетики, как нигде более, люди способны жить соборно, не сбиваясь на взаимопожирание.

Следующий факультет выпускает специалистов по технологии и предпринимательству. Что ж, не нужно обладать большой фантазией, чтобы спрогнозировать появление соответствующего профиля в сфере этики и эстетики. Лично я сам иногда, читая очередную лекцию, ловлю себя на том, что вот, есть такое малосимпатичное понятие «чёс». И отчасти я занимаюсь именно этим: одно и то же, как заезженная пластинка, повторяю (хорошо ещё, если с какими-то вариациями!) на разных потоках и факультетах. А ведь что это, как не применение одной и той же обкатанной технологии! Хотя, наверное, даже неплохо, если раз от раза удаётся эту технологию отлаживать. Вот, допустим, наслышан, что В.Г.Иванов готовит к публикации учебное пособие, где технологию своего преподавания этики фиксирует, обобщает. Зато вот предпринимательством эта же самая затея стала бы, если б Владимир Георгиевич больше думал не об обобщении опыта, а о наживе, или начал бы лично торговать своим пособием…

Факультет музыки. Одним из наиболее эвристичных для этики и эстетики направлений способно стать сопоставление их с музыкой. Один перечень используемых в этой сфере понятий чего стоит:

ритм, темп, пауза, мотив, лейтмотив, тембр, тональность, камертон, интервал, тональность, диапазон, репертуар, вариации, мажор / минор, гармония, лад, акцент, синкопа, мелодика, унисон, созвучие, аккорд, контрапункт, солист, подголосок, полифония, оркестровка, импровизация, интонация, аккомпанемент… Прямо душа радуется!

В газетах сообщалось, что созданием алгоритма перевода на звуки музыки любой логической деятельности человека, прежде всего – естественного языка общения, занимается В.Цатурян (Е.Хачатуран. Моцарт или Каспаров? – «АиФ». № 38, 1997. – С.19). Несомненно, в этой сфере важна не только и не столько логика, сколько эмоции. И, конечно же, важно, чтобы в анализе музыки и в музыковедческом анализе жизни самое активное участие приняли представители этики и эстетики.

На очереди - факультет изобразительного искусства. Здесь готовят специалистов по живописи, рисунку, дизайну и компьютерной графике, художественному образованию, музейной педагогике. Привычно вдумаемся в перечень свойственных изобразительному искусству явлений и понятий, не забывая соотносить их с этикой и эстетикой:

Картина, портрет, фон, краски, свет и тень, цвет и форма, композиция, пропорции, перспектива, чёткость, переживание художником пространства, контраст, нюанс, плоскость, объём, статичность, динамизм, символизми, натурализм, набросок, зарисовка, живопись, живописность, декоративность, завершённость.

Красота многолика! К.С.Петров-Водкин писал: «искусство начинается там, где автор забывает о себе» (Письма. Статьи. Выступления. Документы. – М.: Советский художник, 1991. – С.316). А ведь разве с чего-то другого начинается игра? А любовь? Религия? А этика или эстетика?

Факультет физической культуры. Направлениями подготовки здесь являются спорт, физкультура, реабилитация. Вдумаемся, что свойственно физически развитому человеку: сила, выносливость, скорость, ловкость, гибкость, координация движений, отлаженность совместных действий и взаимовыручка, культурно организованное соперничество. Разве эти, или близкие, качества не нужны представителям этики и эстетики? В предельном выражении научная полемика есть нечто подобное спортивным единоборствам или игровым видам спорта типа борьбы, бокса, фехтования, футбола, рыцарских турниров, карате, боёв без правил, а то и корриды… Особый отпечаток накладывают на жизнь научного сообщества условия ограниченного финансирования. Тут вам уже не безобидное перетягивание каната, и далеко не всегда здесь господствует принцип faire play… И, между прочим, напомню, что «грант» на тюремном жаргоне означает не что иное, как «удавка».

Факультет безопасности жизнедеятельности. Так уж исторически сложилось, что в нашей стране одно из наиболее успешно действующих министерств – это МЧС. Наверное, потому и на данном факультете перечень профессий довольно протяжённый:

«Экологическая безопасность и охрана труда», «защита населения и территорий в чрезвычайных ситуациях природного и техногенного происхождения», «безопасность и защита в чрезвычайных ситуациях социального происхождения», «информационная безопасность», «реабилитация зависимых детей и подростков», «профилактика социальных отклонений (превентология)», «охранная деятельность в сфере предпринимательства», «экономическая безопасность». (Хорошо ещё, что все названия сформулированы чётко – нет наименований типа «управление собственной безопасности»…).

Наверное, и этика с эстетикой в состоянии внести свой вклад в осмысление безопасности социума и личности. Для этого, как минимум, нужно озаботиться двумя направлениями мысли: 1) защита среды в рамках некоего нравственно-эстетического гомеостазиса, и 2) защита отдельных субъектов от негативных нравственно- и эстетически разрушительных влияний. Однажды мне довелось (на семинаре по проблемам культуротворческой школы) высказать идею о нравственных «прививках». Речь шла о том, что имеет смысл заранее предусмотреть опасности, с которыми может столкнуться человек, и соответствующими воздействиями в микродозах помочь ему подготовиться к переживаниям боли от испытаний (разочарования, несправедливости и пр.), а также приготовить к более серьёзным искушениям. Здесь могу добавить, что и эстетике стоило бы задуматься о «прививках» разного содержания и назначения как для художника (славой, завистью коллег, неблагодарностью учеников, непониманием близких), так и для ценителя (восторгом и возмущением).

Факультет образовательных технологий. Само существование данного факультета можно рассматривать как попытку реабилитации когда-то славной профессии инженера. Причем в такой области, которая раньше могла упоминаться лишь в аллегорических оборотах, наподобие «инженеров человеческих душ». Чуть выше уже упоминалось о технологиях в области этики и эстетики. Здесь речь заходит о более специфических приложениях этики и эстетики. Не о технологии расширения и упорядочивания соответствующей сферы познания, а о технологии ретрансляции достижений данных наук. Если предельно коротко – речь о дидактике этики и эстетики. Работы тут непочатый край. Особенно, если учитывать, что непросвещёнными и непосвящёнными оказались те высокопоставленные персоны, от которых зависит судьба самих наших наук в образовательном поле российского высшего образования.

Последним в перечне факультетов оказался ^ Институт народов Севера. Для человека, впервые услышавшего это название, вполне естественна мысль: а почему только Севера? Почему нет соответствующих факультетов, где обучались бы представители народов Востока, Запада, Юга? Глубинки? Окраин? Не берусь развеивать сомнения непросвещённого человека. Тем более, что нас сейчас интересует иной смысловой ряд. А именно – нельзя ли вести речь о «географии» в рамках науки? Допустим, в пределах этики или эстетики. Полюсами в этом случае можно было бы считать материалистическую и идеалистическую модели. Или, лучше, модель мира, ориентированную на Творца, и – обезбоженный вариант мирообъяснения. Вместо Востока и Запада можно было бы представить, допустим, нацеленность на инновации или на традиции. А вообще-то здесь очевиден простор для исследовательской фантазии.

Итак, мы прошлись коротко по перечню факультетов, на которые в этом году объявлен приём студентов-дневников. Понятно, перечень этот не статичен (лет семь назад факультетов было всего 18, а не 24, как сегодня). Происходит закономерный процесс расширения, деления, уподробнивания. Те же процессы свойственны и наукам, в частности, этике-эстетике. И очень хотелось бы, чтобы в естественный процесс расширения, углубления, возвышения, уподробнивания и адекватизации этики и эстетики люди привносили по возможности позитивные импульсы. Чтобы в наших науках было как можно меньше субъективизма, вкусовщины, узколобости, торопливости. И чтобы этика с эстетикой как можно лучше справлялись с основной своей миссией – содействовали облагораживанию человека и мира.


((Опубликовано:

Стратегии взаимодействия философии, культурологи и общественных коммуникаций. – СПб.: Изд-во РХГИ, 2003. – С. 511 - 521))





Похожие:

А. Е. Зимбули iconО. М. Казакова, А. Е. Зимбули
Лингвоэтика как инструмент межкультурной коммуникации: предмет, задачи, перспективы
А. Е. Зимбули iconА. Зимбули
«А слуг и детей, […] смотря по вине и по делу, наказать и посечь, а наказав, пожалеть»
А. Е. Зимбули iconА. Е. Зимбули нравственно-психологические аспекты молитвы
Сегодня вечером помолюсь за вас, но на особый успех, признаться, не рассчитываю
А. Е. Зимбули iconА. Зимбули какие они люди?
Но, готовясь к данной конференции, и привычно наблюдая сидящего рядом Кузьмича, я задумался о другом
А. Е. Зимбули iconА. Зимбули если бы эстетикой занимался я
«Война и мир», прочитанная и увиденная тысячью читателями, – это тысяча разных книг
А. Е. Зимбули iconА. Е. Зимбули
А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую
А. Е. Зимбули iconА. Зимбули (ргпу, С. Петербург)
Война – это безумие, а править – значит уметь обращаться с людьми и трудиться для всеобщего блага
А. Е. Зимбули iconА. Е. Зимбули
...
А. Е. Зимбули iconА. Е. Зимбули где она, нить ариадны?
Нравственное воспитание на рубеже тысячелетий: проблемы, поиски, решения. – Карачаевск: кчгу, 2004. – С. 93 96
А. Е. Зимбули iconЗимбули а. Е. (С. Петербург)
А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую
А. Е. Зимбули iconА. Е. Зимбули наноэтика и лингвоэтика как важные разделы современного этического дискурса
Немногословный собеседник может довести до отчаяния, словоохотливый – до преступления
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов