Jura scripta vigilantibus sunt icon

Jura scripta vigilantibus sunt



НазваниеJura scripta vigilantibus sunt
Дата конвертации11.07.2012
Размер89.57 Kb.
ТипЗакон


А.Е.Зимбули (РГПУ)

ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯНИЯ CОЗНАНИЯ КАК ПРЕДМЕТ ЭТИЧЕСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ

Jura scripta vigilantibus sunt


(Законы написаны для бодрствующих)

Говорить всего труднее как раз тогда, когда стыдно молчать

(Ларошфуко)

“Я пьян от любви”

(из песни)


Сказать, что сознание исторично и задано конкретными социокультурными рамками – ничего не сказать. Добавить, что сознание типизировано контекстом социальных ролей и индивидуализировано личностным опытом – ничего не добавить. Особенно, если мы пытаемся осмыслить не феномен сознания как такового, а тот его аспект, который принято обозначать термином «изменённые состояния сознания». Наверняка не буду оригинален, заявив, что о смысле каждой составляющей только что названного термина «сознание», «состояние», «изменённый» можно было бы спорить долго и не обязательно конструктивно. У медиков, психологов, психиатров, наркологов, историков науки, просто историков и иных специалистов найдутся свои содержательные рассуждения по затрагиваемым темам. Потому я даже не стану перечислять заинтересованные стороны и их возможные согласия-разногласия, а сразу обозначу интересующий меня ракурс: нравственно-ценностный, который специфически предпочтителен для этики.

Так, сразу возникает вопрос: а согласятся ли поэт, пророк, влюблённый с тем, что состояние, в котором пребывает их сознание, – изменённое? (Подобно тому, как человек, идущий из бани, вряд ли принял бы в свой адрес характеристику «изменённое состояние тела»). Ведь что означает «изменённое»? По отношению к чему или кому меняется сознание? Как мы помним, по грустной констатации Дм. Сергеевича Лихачёва, для того, кто видит в алкоголе жизненную ценность, человек, предпочитающий трезвый образ жизни, – живой укор и даже враг. Для глубоко религиозного человека состояние, в котором он находится, общаясь с Богом, – состояние самое что ни на есть нормальное и оптимальное. А вовсе не «изменённое». В свою очередь художник вряд ли предпочтёт спокойное состояние духа мятежному состоянию творческой одержимости, когда и всё происходящее рядом малозначимо, да и он для окружающих едва ли не потерян.


Если, допустим, мы договоримся считать нормальным человека, который в состоянии откликаться на негромко произнесённое обращение (ещё лучше – кого-то постороннего), то не попадёт ли в разряд обсуждаемых состояний штангист, подходящий к снаряду (или когда он же едва живой отползает от штанги)? Разве не «изменённое состояние сознания» у разбегающегося прыгуна с шестом или футбольного форварда, мчащегося к воротам соперника? Даже карапуз, сосредоточенно пыхтящий в песочнице с лопаткой и не сразу отзывающийся на зов матери, – разве не в этом самом состоянии?! Хотя, наверное, самым существенным параметром, на основании которого можно прикладывать эпитет «изменённое» к чьему бы то ни было сознанию, будет именно мера адекватности/неадекватности в отношениях с объективным миром, реальной жизнью, наличным опытом.

Предельно обобщая и упрощая, можно было бы сформулировать этический вопрос об изменённом состоянии сознания (далее – ИСС) так: благо это или зло? Что оно сулит субъекту-носителю и его окружению? Что-то полезное-приятное или вредное-губительное? Даже будь сознание простым феноменом, изменённых состояний наверняка было бы множество (вспомним удивительно ёмкое суждение Аристотеля о цели, в которую попасть можно всего одним образом, а промахнуться – множеством способов). А так как сознание – очень трепетная материя, то и изменения в нём исключительно многовариантны.

Сильная боль, большая радость, чувствительное огорчение, овладевшая человеком страсть (к кому- или чему-либо), обморок, опьянение, трудовой энтузиазм, экстаз религиозного фанатика или спортивного болельщика, исступление садиста и озарение учёного, восторг и уныние, плач и хохот, обида, растерянность, злоба, удивление, недоумение, растерянность, умственный тупик, жадность стяжателя, слепая материнская любовь и предсмертный крик «Аллах акбар!», наркотический транс, влюблённость и оргазм, ревность, зависть, жажда мщения (в том числе «ярость благородная»)… Неистовство, одержимость, оголтелость, помрачение… Потерять голову, свихнуться, спятить, помешаться, обезуметь, ополоуметь, сбрендить, тронуться; бзик, закидон, прибабах; человек со странностями, с причудами, с тараканами в голове, с «приветом», «у него крыша поехала», «не все дома»… Диву даёшься, сколько понавыдумывано (и устойчиво сохраняется!) семантических обозначений для интересующего нас явления. И хотя нетрудно заметить, что в перечне, приведённом, как водится, почти наугад, преобладают понятия негативные, малосимпатичные, осуждаемые, постыдные, – очевидными становятся два факта. Во-первых, убожество психологической нормы, если она предостерегает от отклонений (хотя бы потому, что в ненормальное оказывается включённым паранормальное, то есть сверхнормальное). И, во-вторых, из жизни нам прекрасно известно, что ряд подобных состояний бесспорно принадлежат к желанным, искомым – не только для индивида, жаждущего расслабиться, снять груз забот, «оттянуться». Так, для социума бесспорно положительное значение имеет способность индивида на творческий порыв, трудовой энтузиазм, воинскую самоотверженность. Не меньшую ценность имеют эти же явления и для самого индивида – позволяя ему наиболее полно, с предельной напряжённостью самораскрыться и самореализоваться. Но в то же самое время эти состояния – наиболее опасны и для личности, и для её окружения….

Так добро или зло эти состояния сознания? Очевидно, для ответа на данный вопрос следовало бы всмотреться в конкретные характеристики многовариантных ИСС – в зависимости, скажем, от того, выступают ли они в качестве самоценности для личности, или являются инструментальными в ходе утверждения иных ценностей. Далее следовало бы определить, каково отношение субъекта-носителя изменённого сознания к окружающей обстановке. Смотрит ли он на среду как на естественную и приемлемую, как на индифферентную, враждебную; усматривает в ней потенциальные для себя ресурсы или нечто дружественное. Всё это будут разные варианты. И они дадут возможность вскрыть то, как применительно к ИСС раскрываются этические категории: вина, ответственность, грех, совесть, справедливость, заслуга, счастье, смысл жизни, уважение, достоинство, гуманность/жестокость и прочие.

Чтобы не продолжать категориальный ряд, попробуем вычленить наиболее значимые для этики ракурсы ^ ИСС. Это по меньшей мере следующее:

  • способ, путь, механизм, каким было достигнуто (или причина, по которой наступило) ИСС,

  • цель ИСС, если оно достигнуто произвольно, то во имя чего,

  • какою ценой, какова стоимость ИСС,

  • каково отношение к ИСС у его носителя,

  • отношение носителя ИСС к окружающим,

  • как он относится в свете ИСС к самому себе,

  • наконец, какова внешняя оценка носителя вместе с его изменённым состоянием.

Всмотримся в каждый из упомянутых параметров.

Причина. Известно, что если курицу резко опрокинуть вниз головой, она впадает в обморочное (читай: изменённое) состояние сознания. Похоже, и для человека, если его резко вывести из привычного хода событий, «опрокинуть» его шкалу жизненных ценностей, вышибить из освоенных повседневных связей, есть большой риск впасть в ИСС. У страха, утверждают, глаза велики. Простите, а у жадности? Зависти? Ярости? Любви – к другому, к себе, к Богу? Кроме того (всё же человек – не курица! Я не слышал, чтобы курицы самопроизвольно «опрокидывались») люди изобрели массу способов ввести себя в обсуждаемое состояние. Не вдаваясь в подробности по поводу путей к ИСС: фармацевтических (естественные или искусственные, психоделические и психолитические препараты), физических (дыхательные техники и даже …механические – вспомним киянку как орудие наркоза в руках средневекового лекаря), психологических, артикуляционных можно констатировать, что – существуют ИСС, так сказать, произвольные и непроизвольные (в том числе – принудительные, насильственные). В этом смысле тут есть труднообозримое поле для этического анализа. Вопрос изначально будет корениться во вменяемости, намерениях, мотивах.

Следующее соображение – цель. Понятно, с точки зрения морали будут далеко не тождественны немытый стакан водки, опустошаемый в кругу случайных собутыльников, или фужер с шампанским, поднимаемый по случаю успешной защиты диссертации. Явно разнятся Кашпировский, худо-бедно пытавшийся в телесеансах помочь сирым и убогим, и какой-нибудь горе-гипнотизёр, использующий свой дар для того, чтобы раскошелить незадачливую жертву. Точно так же очевидно огромное различие между наркомовскими ста граммами перед атакой и дозой запретного зелья, добываемого правдами и неправдами для того, чтобы преодолеть наркотический синдром.

Цена – одна из наиболее прозрачных характеристик ИСС. Представим себе только парочку типов. Теряющий человеческое достоинство пьяница, который тащит из дома электрическую мясорубку, чтобы утолить алкогольную жажду. Наркоман, расплачивающийся за мимолётные радости своим здоровьем и не только сокращающий собственную жизнь, но и готовый пойти на любые преступления ради очередной «дозы».

Отношение носителя к ИСС. Предельно обобщая, можно различать ситуации, в которых ИСС – желанное, долгожданное, доставляет нечаянную радость или, напротив, оно нежелательно, огорчительно, навязано, воспринимается как самоутрата в результате внешнего насилия.

Из глубин ИСС человек может относиться к тем, кто его окружает – близким, знакомым, соседям, случайным попутчикам и собеседникам, прочим «дальним», – исходя из по меньшей мере трёх ценностных установок. Во-первых, – видеть их «сквозь» главную свою ценность, и усматривать в в этих людях лишь инструмент или помеху. А значит – быть готовым манипулировать окружающими, восставать на них. Вторая возможность – относиться к ним с уважением, видеть в них самоценность, считаться с ними. Ну и ещё можно представить себе предельный третий вариант, когда человек через ИСС пытается служить людям (художник, воин, учёный, пророк – окажутся здесь в одном общем ряду).

Далее, как носитель ИСС относится к самому себе. Разумеется, тут можно изображать весьма пёструю картину выборов самоотношения. Насколько помнится, Кэрролл рассказывал о параллелограмме, который вздыхает о том, что не может быть вписан в круг. Надо ли говорить, что этот же параллелограмм вполне мог бы кичиться своим неординарным статусом. Русская поговорка «с утра выпил – весь день свободен» – своего рода квинтэссенция безответственного самолюбования. Понятно, существует целая россыпь вариантов – крайних степеней принятия и неприяния, степеней переходных или промежуточных, а также «многомодусных» отношений, в которых сочетаются принятие-одобрение-гордость-лелеяние по одним параметрам с осуждением-критикой-отрицанием в адрес иных.

^ Внешняя оценка носителя вместе с его изменённым состоянием.тоже может не только оказаться на одном из полюсов – или в континууме между полюсами одобрения (принятия-восхищения) осуждения (возмущения-негодования), – но и иметь разнозначный характер, совмещать в себе плюсы и минусы. Конкретней – вспомним противоречивое отношение к умникам, чудакам, людям странным в разных культурах. Отношение к юродивым, шутам, которое объединяло в себе высокомерие, брезгливость, восхищение, зависть, смех, сострадание. Отношение, сквозь которое проглядывал страх перед судьбой, мечта о свободе. Хрестоматийна и общепонятна пушкинская мысль «Не дай мне Бог сойти с ума…». Не менее понятна логика событий, приведших к исключению Э.По из военной академии (когда он чересчур точно исполнил приказ: «явиться на построение в белом поясе, в белых перчатках и при оружии». Для тех, кто не помнит, поясню: молодой остроумец выполнил этот приказ и явился на построение голый. В армиях, слишком умных явно никогда не любили).

Судя по всему, человеку наиболее свойственны естественные состояния сознания, которые расположены в зонах бодрствования и сна. Творчество и молитвенное состояния, а также состояния, вызванные аффектами, - это состояния, так сказать, факультативные, необязательные. Можно всю жизнь прожить, не изведав мук и радостей любви, не вкусив восторгов творчества. Жизнь серая, утомительно обыденная вполне помещается в дефиницию человеческой жизни.

Впрочем, было бы слишком сильным упрощением забыть, что существуют различные градации ^ ИСС. Ведь очевидно, что есть ИСС разной степени и укоренённости: недолговременные и долговременные, обратимые и необратимые. Лёгкие сдвиги, заметные отклонения, серьёзные перемены и губительные превращения. Поскольку сознание может работать в режиме реактивном, поисковом и творческом, – из каждого такого режима пути к ИСС будут различны.

Паскаль как-то заметил, что человек не ангел и не животное, но чем больше он стремится стать ангелом, тем больше рискует превратиться в животное. Было бы нелишне уточнить: вообще не стремясь стать лучше, человек тем более впадает в животность. Так что, не забывая главной темы данного рассуждения – этической – подчеркнём, что во всех подвижках, переходах, переключениях мы прежде всего несём ответственность за сами переключения из «режима» в «режим», и за обстоятельства этого переключения. Скажем, в известной мере мы отвечаем и за включение в ИСС разной общности – персональные, групповые, массовые.

В объёме того, что мы делаем на протяжении дня, года, жизни, доля действий подконтрольных сознанию, отрефлектированных, разумных в строгом смысле этого слова, исчезающе мала. Для полноты представлений о себе человеку, наверное, стоило бы помимо анализа ИСС всмотреться в изменённые состояния воли (если угодно ИСВ). Ведь действительно – сколько в нашей жизни ситуаций, когда

знаешь, что нельзя, но продолжаешь делать;

решил было, но не можешь себя заставить;

«разогнался» в каком-либо занятии и потерял чувство реальности (см. ИСС);

устал и не в состоянии напрячься;

в голову упрямо лезут ненужные мысли;

тогда как мысли по требуемому поводу никак не сфокусировать…

Для разнообразия в своих размышлениях воспользуюсь вопросительной концовкой. Человек философствующий – в каком состоянии пребывает? В естественном, разумном, контролируемом корой головного мозга и собственной волей? – Или же в ИСС + ИСВ?

И если этик спит, – кто тогда прочтёт законы морали в Книге Бытия?


(Опубликовано:

ШКОЛА МЫСЛИ: Альманах гуманитарного знания (Сборник научных трудов) Вып. № 5. – Новосибирск: НИПК и ПРО, 2005. – С. 61-66 )





Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов