И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному icon

И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному



НазваниеИ. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному
Дата конвертации11.07.2012
Размер107 Kb.
ТипДокументы


ПРОБЛЕМЫ И РАКУРСЫ ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ

Зимбули А.Е. (Санкт-Петербург)

Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена


Вся культура делается […] только людьми, стремящимися к поставленной себе в жизни цели.

И.П.Павлов

Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному.

Н.З.Чавчавадзе

Всему счёт, мера и граница.

Русская пословица


В недавно читанной книге о современных педагогических проблемах и технологиях встретил описание любопытной ситуации. Преподаватель рассказывает, что его пригласили принять экзамен у конфликтного студента. Вопрос, заданный студенту на этот раз, состоял в том, чтобы описать, как можно измерить высоту здания, используя барометр. Студент и вызванного для разбирательства преподавателя поначалу напряг: вопрос получил, но сидит, ничего не записывает. Впрочем, оказалось, что ответ готов, и даже множественный. Так, студент предложил опустить барометр с крыши на верёвочке до земли – длина верёвочки укажет на высоту здания. Ещё один способ – уронить барометр с той же крыши, и засечь время. Третий способ – измерить высоту здания, отчерчивая на стенке размер барометра, этот способ будет долгим, но самым точным – «в барометрах». И, наконец, можно просто постучать к управляющему, живущему на первом этаже, заявив: «У меня есть прекрасный барометр. Если вы скажете, какова высота здания, – он ваш». Словом, оказалось, что студент – человек очень даже знающий, думающий, с чувством юмора, и ему просто скучновато заниматься тем, что предлагается учебной программой [1]. Ситуацию спасло то, что нашёлся объективный наблюдатель, это понявший. Перед тем же, догадываюсь, штатный преподаватель готов был уже студента записать в нерадивые.

Следующий сюжет, о котором хочу вспомнить, куда более трагичен. По сообщениям прессы, авиакатастрофа, произошедшая летом 2001 года под Иркутском, имела причиной несогласованные действия первого и второго пилотов. Оба – опытные специалисты, но в тот раз впервые работавшие совместно. И когда у второго пилота возник незначительный недочёт, в дело вмешался первый пилот, но второй не собирался уступать ему управление. Вот они и боролись не один десяток секунд за власть над лайнером, пока тот входил во всё более безнадёжный штопор [2]… Многим из нас доводилось пилить при помощи двуручной пилы. Опыт показывает, что не со всяким напарником даже это простое дело получается легко. И ведь вот что интересно: проводились различные эксперименты, которые свидетельствуют – животные способны научаться совместным действиям. Например, две крысы получали молоко только в том случае, если одновременно подходили сперва к сигнальной лампе, а потом – к поилке [3]. …Эх, нет на нас, людей такого экспериментатора!... Сами-то мы покуда не очень спешим действовать сообща, дружно, взаимополезно.
Даже в той сфере, которая связана с утверждением высших ценностей культуры – в сфере духовности. Казалось бы, если Бог есть, он каждого увидит, оценит. А если нет – то и выслуживаться, соперничать не перед кем. Отчего же с таким скрипом даются нам мир и согласованные созидательные действия?

Конечно, если вдуматься, было бы сильным упрощением полагать, что сфера духа одновекторна. Уже по крайней мере потому, что Бог и Сатана соперничают именно в этой сфере. С каждым новым изобретением культуры человек реально проходил испытание на нравственную прочность. Рычаг, колесо, огонь, порох, печатное слово, двигатель, электричество, радио, телевидение, освоение космоса, интернет – всё это может быть использовано как во благо, так и во зло. Ведь толково, компетентно, умело, целенаправленно, организованно люди вполне могут заниматься чем-то противозаконным, антигуманным, богопротивным. Между прочим, это позволяет даже выдвигать такие экзотические версии, будто в процессе истории человек не совершенствуется, а дичает [4].

Культура свойственна всякому субъекту – будь то отдельная персона, малая группа, социум, Господь Бог. Другое дело, что Богу перед нами нет нужды отчитываться, и он, можно сказать, обладает абсолютной культурой. Нам же приходится отдавать себе и друг другу отчёт в невсемогуществе, невсеведении и прочей ограниченности. Способность признаться в реальных несовершенствах вкупе с готовностью разнонаправлено работать над собой может быть обозначена как духовность. И вот тут начинаются очень серьёзные сложности. Совершенствовать себя и окружающий мир нам хочется, исходя из различных жизненных установок. Кто-то остроумно заметил: «Дуракам договориться легче, чем умным». Правда, можно было бы и усомниться в справедливости этого суждения. Кривая зависимости трудностей при переговорах от уровня интеллекта, по всей видимости, имеет не один пик и носит нелинейный характер. Дураки вряд ли станут пытаться решать сложные проблемы. Тяжелей всего договариваться, видимо, не глупцам, не мудрецам, а «умникам». То есть, если смотреть на мир оптимистично, большинству из нас.

Выявление интегральных характеристик человеческой жизни, наподобие культуры; разбиение деятельности на ведущие типы (тех же учения, общения, труда), определение оценочных критериев – с неизбежностью чреваты столкновением исходных установок и векторов желаемого развития, даже если предположить изначальное взаимоуважение между общающимися. Качество жизни – допустим, здоровье, продолжительность жизни, доходы, образование, духовная активность – при ближайшем рассмотрении оказывается показателем неоднозначным и весьма спорным. Да, мы посещаем концерты, музеи, читаем – но что происходит в наших душах, что остаётся в головах, как это сказывается на наших взаимоотношениях? И зачем мы всем этим занимаемся? То есть, вопросы количества поддаются учёту, рубрикации, даже отчасти планированию. А вот качественное измерение остаётся тайной за семью печатями. Не случайно Чехов писал о цивилизованном дураке, который читает всё подряд – с вывесок питейных домов и кончая Огюстом Контом. А Марк Твен, иронизировал, что ему нравятся тоненькие книги, потому что их можно подложить под ножку стола, книги с кожаными переплётами, поскольку об них можно точить бритвенное лезвие, и тяжёлые книги, которые можно запустить в кота.

Культура – это многоуровневый гипертекст, создаваемый человеком в процессе освоения мира. И какие когда последуют переключения в тот или иной режим – часто увлекательная загадка даже для самих участников процесса, а не только для внешних наблюдателей. Но, так или иначе, если содержание и качественное наполнение культуры способны нас заинтересовать, они открыты для осмысления. Вновь подчеркнём: не только с количественной точки зрения (сколько денег тратит человек на книги, кино, театр, музеи; какая доля времени уходит на чтение или посещение музеев-выставок-театров; сколько имеется в личном пользовании книг-картин-дисков и пр.). Но и с качественной. Ведь культура – это то, чем человек живёт, и именно как человек. То есть, прежде всего, речь об самых главных ценностях, которые мы пытаемся утверждать своей жизнью.

Вернёмся к понятию «духовное развитие», однажды уже вскользь упомянутому в данном тексте. Что такое «духовное развитие», «культурные достижения»? Вот, к примеру, Е.Кудрявцева в тексте, опубликованном к Первому Российскому философскому конгрессу, пишет про «отсталые северные народы, которые, не владея счётом, вынуждены всех оленей стада знать по особым индивидуальным признакам и только так контролировать поголовье» [5]. Вдумаемся: ничего себе «отсталость» – попробуй, запомни всех оленей по отличиям! Да и, кроме того, «не использовать» ? «не знать», поскольку скорей всего отказ от счёта связан с элементарным запретом, диктуемым мистическими, сакральными соображениями. Не покажемся ли мы людьми «отсталыми», неумелыми представителю указанных северных народов, коли неспособны увидеть явные для него различия между оленями! Высочайшая культура застольных речей, свойственная Грузии, богатые российские традиции политических анекдотов, французская мода, немецкие термины в области химии, итальянское пение, мексиканские сорта перцев (сообщалось, что мексиканцы вывели и активно используют тысячу сортов перца), китайские языковые тонкости в обозначении родственников до двенадцатого колена – свидетельствуют о том, что национальные культуры явно избирательны, и вполне успешны в избранных направлениях.

Культура любого реального субъекта – одиночки, коллектива, этноса – не бывает всенаправленной. Что-то интересует его больше, что-то меньше. Что-то получается у него лучше, что-то даётся ему хуже. Что-то ему начинает прискучивать, что-то представляется заманчивым и даже достойным сверхусилий. Вполне логично считать, что культурные достижения в этих условиях – позитивные результаты осознаваемых усилий. Идеален случай, если эти результаты признаются позитивными не только автором, но и окружающими. Но поскольку мы люди разные, идеальных ситуаций почти не бывает. И всякий положительный для большинства результат кому-то представляется негативным или сомнительным. К примеру, даже письменностью не все мудрецы прошлого спешили восхищаться. Справедливо полагая, что она попустительствует ослаблению памяти. Не говоря уже про возможность злонамеренного распространения ложных, провокационных сообщений.

Так можно ли взвесить на каких-то сверхточных весах тот или иной культурный вклад? Существует ли возможность оценить культурные достижения объективно, непредвзято? Ведь ясно, что и попрошайка, вымогатель, грабитель, шантажист, интриган могут действовать, проявляя большую или меньшую степень умелости, целенаправленности, изобретательности. Вправе ли мы на основании критериев осознанности и умелости причислять плоды их деятельности к положительным достижениям культуры? Причём всё ещё сложнее, ведь эти действия вовсе не обязательно будут продиктованы исключительно своекорыстием, злобой. Вор своему ребёнку после каждого удачного дела может покупать обновки. За счёт награбленного могут создаваться благотворительные фонды, приобретаться и дариться яхты, футбольные клубы.

Думается, основной критерий культурности не должен базироваться на указанных характеристиках деятельности – умелости, осознанности и пр. Тем более что, как справедливо указывал Э.В.Соколов, «даже научная деятельность – одна из высших форм культуры – не выдерживает требований сознательности, контролируемости и предсказуемости» [6]. Пожалуй, более точным будет искать данный критерий в согласуемых характеристиках исходного и реализуемого субъектом потенциала, субъективной значимости и объективной пользы для окружающих. С этой точки зрения, изобретение бумаги или более урожайного сорта пшеницы, побеждённые усилиями медиков чума, оспа, холера, сложившийся коллективными усилиями учёных и инженеров многих стран интернет – несомненно носят более положительное культурное значение, нежели мастерство карманника или напёрсточника. Живущие в условиях величайшей скученности и скудости полезных ископаемых японцы более заслуживают уважения, нежели разворовывающие, транжирящие свои природные богатства их западные соседи. Даже если те будут торговать своими нефтью, газом, рыбой по демпинговым ценам.

Куда важней всех сталелитейных, рельсопроложенных, рестораннопосадочных, угледобытых, депутатопроголосованных и иных количественных измерений культуры – сам человек, с его живыми чувствами, сомнениями, опасениями, надеждами. Одна студентка-заочница РГПУ (Ек. Хрулёва) в этом году писала курсовую работу о символах в государственных гимнах. И по моей просьбе отыскала гимн Гондураса. Так, кстати говоря, текст гондурасского гимна куда более поэтически возвышен, и окрашен куда более живыми человеческими чувствами, нежели текст, в котором восхваляется американский стяг. Нетрудно догадаться, откуда какая строчка: «Поцелуи горячей любви» и «Так побеждай, не медли»…

Культуру невозможно присвоить. Её нужно усваивать, осваивать, и, если сумеешь, – творчески подпитывать. Вообще говоря, культурное (тем более – цивилизационное) развитие возможно и вне таких модусов, как понимание, мудрость, взаимоуважение, сотрудничество. Для духовного развития всё это сугубо обязательно. Человек – существо, взыскующее не только сытости и комфорта, здорового отдыха и сна. Нам подавай ещё и интересные занятия, общение с симпатичными людьми, новые впечатления и надёжные смысловые привязки к жизни. Сущность духовности заключается в способности человека к согласованному утверждению высших ценностей культуры. Таковые ценности, прежде всего – это истина, красота, добро. Реализуются они в таких сферах культуры, как наука, искусство, мораль. Не менее существенны для полнокровной общественной жизни такие сферы, как право, политика, религия. К хрестоматийным определениям Аристотеля «человек – животное политическое» и Ницше «человек – почитающее животное» мы с полным правом могли бы добавить: человек – животное, упорядочивающее мир. В пространстве высших ценностей происходят множественные коллизии, существуют извечные напряжения. Например, между законностью и гуманностью, между эстетичностью и политкорректностью, между властью земной и небесной. Опасны виды узколобости, проявляемые как эстетство, как политиканство, как морализаторство или законничество. Что уж говорить о религиозном фанатизме! Остро переживал рассогласованность религиозных и моральных векторов культуры Лев Толстой. Правда у него, заметим, нередко звучали слишком однозначные утверждения о слиянности красоты и добра.

Пороговыми характеристиками духовного развития следовало бы считать минимально допустимые порядочным человеком уважительность к чужому мнению в науке, искусстве, религиозности, к чужим привычкам и политическим предпочтениям. Ниже этих пороговых значений начинаются ссора, агрессия, война. В силу специфики духовные ценности могут быть защищены не столько благодаря внешнему принуждению, сколько внутренними усилиями всех взаимодействующих субъектов («Культура – это связь всех людей», – утверждал М.М.Пришвин). К каждой религиозной святыне не поставишь часового. Гарантом культуры в этих условиях могут выступать лишь внутренние установки личности. Широко известно, какой удивительно мудрый совет давал своим сыновьям Н.К.Рерих: «Никаким кумирам не поклоняйся, ничьих святынь не оскверняй».

Согласуемость высших ценностей культуры вполне реальна, и нисколько не противоречит самоотверженности жизненных исканий учёного, художника, правоведа, общественного деятеля. Искренне верующий человек вовсе не обязательно будет отрешаться от ценностей, даруемых искусством, дистанцироваться от законов, по которым живут его соотечественники. История чему-то учит, и современные священнослужители и учёные настроены друг по отношению к другу куда миролюбивей, чем во времена Джордано Бруно, Галилея или Вышинского. Красоту мы умеем узреть не только в телесности, но и в мысли, поступке, в упорядоченности вещей, отношений, во властных решениях и служении Богу. Законы и порядок обнаруживают себя в науке, искусстве, в межгосударственных отношениях, в морали и общении с Богом. Совесть и гуманность проявляют (или не проявляют...) себя в наших отношениях с природой, с согражданами, с Богом, в политике, науке, в следовании порядку.

Культура начинается с возможности выбора и с самоограничения. Духовное развитие характеризуется способностью проявлять усилия, чтобы выстроить взаимоотношения с собственной природой и с окружающим миром. Причём в этот мир включаются не только близкие, знакомые и значимые, но он открыт и для малознакомых, малозначимых, для всех живых существ (а может быть и неживых веществ, и, вдобавок, для того, что называется Богом). Культура – способ и результат освоения человеком мира. И происходит это освоение, конечно же, сообща.

Бедняжка педагогика дробится, уподробнивается, тужась охватить необозримое проблемное поле. А ведь ей раньше или позже придётся осваивать и ещё более незнакомые области. Так, речь вполне может пойти о воспитании не только субъекта-одиночки, но и субъекта-группы – в самых разных масштабах: профессиональных, этнических, конфессиональных, общечеловеческих. Вероятно, возникнет социальная, а может и межгалактическая педагогика (или социогогика?). «Нашу цивилизацию можно будет спасти, если дети снова полюбят школу» – утверждал В.В.Налимов [7]. Эти слова можно с полным основанием отнести к мысли, высказанной чуть выше, о расширяющейся педагогике (социогогике). Хотелось бы надеяться, что общности – профессиональные, конфессиональные, политические, этнические – осознают свою заинтересованность в самосовершенствовании, самокоррекции на основе советов и ожиданий друг друга.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Барнс Б.Б., Кристенсен К.Р., Хансен Э.Дж. Преподавание и метод конкретных ситуаций (конкретные ситуации и дополнительная литература). – М.: Гардарики, 2000. – 499с.

  2. Причина трагедии – ошибка пилотов // «Смена». 1 августа 2001 года.

  3. Симонов П.В. Созидающий мозг: Нейробиологические основы творчества. – М.: Наука, 1993. – С.14.

  4. Мулдашев Э.Р. От кого мы произошли? – М.: АРИА – АиФ, 2000. – С.48.

  5. Кудрявцева Е. Слово как мера культуры // Человек-Философия-Гуманизм: Тезисы докладов и выступлений Первого Российского философского конгресса. В 7 томах. Т.6. Философия культуры. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. – С.76.

  6. Соколов Э.В. Культура и личность. – Л.: Наука, 1972. – С.63.

  7. Налимов В.В. Канатоходец. Воспоминания. – М.: Прогресс, 1994. – С.121.

((Опубликовано:

Проблемы и ракурсы духовного развития // Проблемы логики социокультурной эволюции и философия Западной Сибири: Материалы международной научной конференции Бийск: БПГУ, 2007, С.194-201))




Похожие:

И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному icon«Хронотоп Бахтина»: соблазн проникновения (К 110-летию со дня рождения М. М. Бахтина)
Ответственность есть фундаментальная онтологическая черта человека, выражающая его бытийную ориентированность на другого. Ответственность...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconТриумфальное шествие Московской патриархии: 1945 – 1946 годы
Положение в Болгарской православной Церкви; посреднические функции Московской патриархии: январь апрель 1945 года
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconФормирование коммуникативно-речевой компетентности студентов как условие их социальной адаптации Международный форум «Инновационные технологии в сервисе»
Ятельности людей, коммуникативное средство, средство познания мира, связи поколений, выражения деятельности сознания человека (когнитивное...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconВ нашей школе вошло в традицию проводить «День Земли»
Формирование экологической культуры есть осознание человекам своей принадлежности к окружающему его миру, единство с ним, осознание...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconГреч. Reflexio обращение назад Вопросы рефлексии
Содержание рефлексии определено предметно-чувственной деятельностью. Рефлексия, в конечном счёте, есть осознание практики, предметного...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному icon«Идея человека»
Какова природа человека? Что определяет суверенность его духа? В чем драма человеческих отношений и человеческого существования?...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconОсновная философская концепция: Жизнь – это эволюционное развитие, а «человек есть процесс»
«человек есть процесс». Ежедневно, ежеминутно в организме человека отмирают старые клеточки и нарождаются новые, а старые выбрасываются...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconЯ интересуюсь…
К. Роджера дети утоляют своё любопытство, свою неуёмную энергию с помощью интереса. А если его нет у человека, жизнь его становится...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconВести из Сухого Лога Праздник Урожая продолжает триумфальное шествие. «Во саду ли в огороде»
Сухоложской мо прошел праздник Урожая – очередной, традиционный. Огурцы, кабачки, морковь, лук и многое другое – столы ломились,...
И. П. Павлов Становление мира человека, развитие его культуры не есть триумфальное шествие от обезьяноподобного существования к богоподобному iconИстория российской армии
Становление государства и его развитие связано с тесным его взаимодействием с соседними народами. И не всегда это взаимодействие...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов