Русский этос icon

Русский этос



НазваниеРусский этос
страница1/4
Дата конвертации11.07.2012
Размер0.55 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

А.Е.Зимбули

РУССКИЙ ЭТОС

(«Вечно нам жить, вечно нам плыть»?)

Вообще говоря, себя вполне узнаешь только из сравнения с другими.

У.Шекспир. Гамлет, V, 2

Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку.

К.Маркс. Соч., т. 23, с.62

Я не спорю, что русские – народ так себе. Но всё-таки я лучше народа не видел.

Ал. Герман

Ты всё ещё

Пытаешься, Европа,

Закрыть к себе

Петровское окно.

Вас. Фёдоров «К Западной Европе»


Приступая к осмыслению того, что собою представляет, как формируется, где бытует, чем подпитывается и какие угрозы вынужден преодолевать образ России в современном мире, ощущаешь, что буквально дух захватывает от сложности темы. Вместе с тем отлично известно: «лучше ехать в обратную сторону, чем неизвестно куда». Один из последних, аллегорических фильмов А.Сокурова «Русский ковчег», заканчивается профетической сентенцией: «Вечно нам жить. Вечно нам плыть». Так куда же мы плывём (или едем)? И кто мы? А вдобавок – как не сбиться в этих раздумьях ни на крайности самолюбования или самобичевания, не впасть ни в утопизм, ни в упадничество? Очевидно, для того, чтобы справиться с подобной задачей, не утратив объективности, нужны вдумчивость, наблюдательность, мужество, самокритичность, не помешает и изрядная доля самоиронии. Впрочем, нужно ли пояснять, в какой степени такая задача выполнима в рамках одного конкретного проекта – пусть и дружной группы соисполнителей!

Бесконечно сложную материю национального духа исследовать можно на материале политики, науки, искусства, можно изучать фольклор и особенности спорта, военное дело и медицину, образование и предпринимательство – везде отыщутся показательные черты этноса, вольно или невольно утверждаемые его представителями. В труде, отдыхе, общении (внутреннем или с близкими и дальними соседями), в отношении к себе, к природе, к Богу, к детям, старикам, к женщине, к здоровью, болезни, смерти и жизни – везде мы обнаружим затейливо переплетающиеся черты этнического сходства и различия, выступающие предметом нравственной оценки со стороны всех заинтересованных сторон исторического процесса.

Недавно мне довелось ознакомиться с публикацией, подготовленной польскими коллегами: «Польская и русская душа. Современный взгляд»1. Составители постарались представить в сборнике сопоставительные рассуждения польских и российских авторов, среди которых есть философы, социологи, историки, писатели, публицисты. Можно полагать, более или менее полный этический портрет русского этноса предстанет лишь тогда, когда удастся собрать и обнародовать соответствующий материал о попарных и более сложных сравнениях русских с армянами, белорусами, казахами, украинцами, финнами, японцами и т.
д., то есть, со всеми ближними и дальними соседями. Ну не со всеми, так по крайней мере с самыми значимыми. Хотя кто-нибудь возьмёт на себя смелость утверждать, что взаимосвязи русской и австралийской (канадской, испанской, египетской) культур менее интересны, чем, допустим, русской и литовской (киргизской, монгольской)?

Русские строят, воюют, торгуют, принимают интуристов, сами выезжают за рубеж, гастролируют, лечатся, лечат, проявляют себя как покупатели, предприниматели, политики, спортсмены, студенты, гастарбайтеры… И во всех бесчисленных, почти не сочетаемых друг с другом личинах остаются представителями единого русского этноса. Идентифицирующих себя и идентифицируемых окружающими именно как представители этого, а не японского, не белорусского, не норвежского этноса.

Должен сразу заметить, что осуществляемое исследование по своим задачам нужно отнести скорей к аналитически-постановочным, нежели к синтетически-обобщающим. И тут же сразу вынужден разочаровать русофилов и русофобов – ни те, ни другие не найдут единомышленников среди авторов, выполняющих наш коллективный проект. Речь пойдёт прежде всего о том, как воспринимают, ощущают, осмысливают и реализуют себя люди, объединяемые смысловым и ценностным пространством русской культуры, миром русского языка. О том, как мы выглядим со стороны, и как это отражается на нашем мироотношении. Как общечеловеческие видовые качества сочетаются с качествами родовыми, специфическими, и как они далее калейдоскопически разветвляются на подвиды у отличающихся друг от друга крупных и мелких социальных общностей. Переживания, мыслительные процедуры, особенности воли и поведенческие стереотипы – при всей родственности представителей homo sapiens разительно отличаются в зависимости от множества причин, в том числе и не в последнюю очередь от этнической принадлежности.

Кто же нас окружает, в сопоставлении с какими русский этнос может быть осмыслен наиболее выпукло-зримо?

Наверное, не буду оригинальным, если скажу: даже окончание холодной войны (или переход её в иную фазу) не сняло оппозиции: русские-американцы. Американский этнос2 – молодой, задорный, и его отличает высокая («подростковая») самоуверенность вкупе с сопутствующей возрасту раскрепощённостью, несвязанностью с этикетом. Самоуверенности американцев способствует, подозреваю, упрощённый набор ведущих жизненных ценностей. Главные среди них – личный успех, комфорт. Конёк (или пунктик) американцев – умение всё пересчитать на деньги. Некий г-н Хоуп из штата Калифорнии додумался до того, что, обратив внимание на «бесхозность» Луны, заявил на неё права. И уже вовсю торгует тамошними участками, именуя себя властелином мира. Достаточно вчитаться в американские пословицы, чтобы понять, какое место занимает в мечтах среднего американца доллар. Многие ли этносы могут похвастаться, что, желая польстить собеседнику, там скажут: «Выглядите как сто долларов»… «Американец обожает доллар в силу такой робости мысли, какой, я думаю, не было не у одного жившего на Земле человека. Он чувствует себя неуютно, столкнувшись с чем-либо, чего не может сосчитать, потому что не очень-то владеет другими способами измерений. Он не в состоянии ни определить, ни оценить качество. Поэтому его удел – количество»3.

Всевозможные рейтинги, бесконечные конкурсы красоты, фонды-лауреатства – похоже, американцы возродили древнегреческий дух агора, перенаправив его не на истину-добро-красоту, а на удобство-богатство-известность. Как следствие, многие их мероприятия могут показаться внешним наблюдателям по меньшей мере странными. Допустим, конкурс красоты для двух- трёхлетних девочек. Крошек учат двигаться по подиуму, красят наподобие взрослых, по полной программе готовят к соперничеству, и родители с гордостью произносят: «Наша девочка держит улыбку 20 секунд!»4. Или: в Нью-Йорке теперь водят экскурсии на крупнейшую в мире свалку5. В торжественном тексте, который звучит, когда новоизбранный президент клянётся на Библии, есть слова про богоизбранность американской нации6. В этом контексте лейтмотивом упоминающиеся в гимне США свобода, мужество, победа звучат едва ли не угрожающе. Между прочим, многие ли обращают внимание, что книга знаменитого Дейла Карнеги называется «Как завоёвывать друзей» (Выделено мною – А.З.)? Для многих ли ещё людей на свете дружба выступает подобием военного плацдарма?

Недавний руководитель российского Госкомитета по физической культуре и спорту, Вячеслав Фетисов рассказывал, что американский сын отцу подержанную машину не отдаёт, а продаёт7. Впрочем, было бы явно необъективным делать упор на тех качествах, которые в американском образе жизни для нас по-человечески неприглядны. Американцы, не в пример нам, инициативны, независимы, мобильны. Их страна, даром что её государственный долг исчисляется в невообразимых цифрах, продолжает привлекать сотни тысяч предприимчивых, ищущих личного успеха граждан из самых разных частей света. Сделать из призвания варягов принцип государственного строительства и основу экономической мощи – не у каждого получится. Так, на дрожжах законопослушного труда + личной инициативы + управления мощными финансовыми потоками, технологическая культура США продолжает удерживать лидерские позиции в мире. Не думаю, что среди рядовых американских граждан найдётся такое количество, как у нас, чтобы поведать президенту личную жалобу на неустроенную жизнь в районе или о непорядке на предприятии.

В целом, если бы нужно было проводить глубинное непредвзятое сравнение русского и североамериканского этосов, пришлось бы вооружиться набором социологических, текстологических, политологических и пр. взаимно согласованных процедур, и разослать бригады независимых экспертов для лонгитюдных исследований. А пока этого не делается, мы можем лишь констатировать, что, вглядываясь в среднестатистического американца, такой же россиянин невольно дистанцируется от образа, представленного в бесконечных боевиках заокеанского производства. Причём мне искренне хотелось бы своё мнение о великой заокеанской культуре основывать не на монологах Михаила Задорнова, а на идеях, высказанных М. Вебером в его фундаментальном труде о протестантской этике и духе капитализма. Но – вот ещё один, живой конкретный пример. Приезжала как-то к нам на кафедру представительница одного из крупных американских университетов. Мы настраивались на конструктивное общение, собрались дружно и долго рассказывали гостье о том, кто, чем и с какими успехами занимается. Видимо, не один из нас предполагал – вот бы чем-то заняться совместно! А наша визитёрша, выслушав всех, широко и приветливо улыбнувшись, заявила примерно следующее:

«Мне было очень интересно вас слушать. Со своей стороны хочу сделать вам очень ценный подарок. Преподнесу вам сувенирно исполненный текст самой лучшей в мире, американской конституции».

И зачем она приезжала? Для меня осталось загадкой. Коллеги тоже, помнится, не испытали воодушевления, получив упомянутый сувенир от улыбчивой гостьи. Так или иначе, будем честными: о том, какова психологическая и экологическая цена процветания, насколько напряжённые улыбки излучают американцы, на сколько времени хватит природных ресурсов для поддержания хотя бы даже сегодняшних объёмов производства и потребления – об этом они, похоже, не научены задумываться. Оставим их пользоваться самым ценным продуктом Америки – оптимизмом8. И переместимся за Атлантический океан, к людям, говорящим на почти таком же наречии. На прародину отцов американской демократии, в Англию.

Мировое сообщество могло бы быть бесконечно благодарным англичанам уже хотя бы за футбол, «Битлз», Шерлока Холмса. И англичане прекрасно знают себе цену. Может, даже завышая её. Пословица «East or West – home is best» не тождественна русской «В гостях хорошо, а дома лучше». «Мне дома лучше» – и «мой дом самый лучший». Что-то мне не приходит на память ни одна русская пословица, аналогичная английской: «Туземцы начинаются с Кале».

Дадим высказаться самим британцам.

Чарльз Лэм: «Всю свою жизнь я пытаюсь полюбить шотландцев…однако все мои попытки оказывались неудачными»9.

Уильям Хэзлитт: «Я бы всю жизнь путешествовал за границей, если б мог позаимствовать вторую жизнь, которую бы провёл дома»10.

Эдмунд Берк: «Истинный джентльмен никогда не бывает сердечным другом»11.

Одна из характернейших английских пословиц гласит: «Live your own life» («Живите своей собственной жизнью» ~ Предоставьте другим людям жить независимо от вас). Сравним с одной из характернейших русских пословиц: «Чужой беды не бывает»… Хотя, разумеется, было бы величайшей несправедливостью называть англичан бессердечными и неэмоциональными. Одни футбольные болельщики кого угодно убедят в том, что англичане прекрасно умеют кричать, свистеть, а то и крушить-ломать-драться. Или – спустя пять лет после трагической гибели принцессы Дианы проводились опросы, которые однозначно показали: англичане остро переживают эту трагедию и считают гибель леди Ди самым значительным событием столетия в жизни Англии. Впрочем, как раз по поводу этих мнений могу высказать двоякое суждение. Однозначно, в данной ситуации обнаруживается целая гамма переживаний – боль утраты, доверие, благодарность за то, что принцесса успела сделать для простых людей. Но, с другой стороны, думается: не было у них ни космоса, ни целины, ни революций, ни перестройки… По мне, простите, даже 100-летие королевы могло бы объективно рассматриваться как более значимое – по крайней мере как положительно значимое событие. Впрочем, не мне их учить. И не в этом отношении. Тем более, что по свидетельству знатоков, англичане даже в том случае, если критика в их адрес обоснована, воспринимают её с поразительной терпимостью, но остаются при этом неколебимо уверенными в собственном превосходстве12. Консерватизм британцев, вошедший в их плоть и кровь, в разных ситуациях может проявляться многоразлично, вызывая у представителей окружающих этносов уважение, восхищение, зависть, недоумение, смех, критику. Сэмюэл Клеменс, более известный как Марк Твен, не без оснований заявлял: «Мы, американцы, поклоняемся всемогущему доллару. Что же, это более достойное божество, чем наследственные привилегии»13.

Россиянам, видимо, следовало бы искать сближений с англичанами не столько вокруг политически острых обсуждений (даже, допустим, объединяясь против общего заокеанского оппонента), сколько в сфере искусства, литературы, юмора; в манерах – где они способны проявлять уживчивость, предупредительность, сдержанность, стремление к объективности. Сугубо полезно было бы вдуматься в способность англичан с трепетным уважением относиться к своим исконным традициям. А осмысливая запутаннейшие отношения между британцами, ирландцами, шотландцами, французами, очень хотелось бы чужие синяки-шишки уметь перевести в собственный опыт избегания проблем. Хотя пока, к сожалению, чужие дурные примеры более заразительны, чем положительный опыт.

Далее, если следовать по алфавиту и по наибольшей очевидности культурных, исторических и межэтнических связей, очередной пассаж нужно было бы посвятить белорусам. Понятно, что близкое родство затрудняет сопоставительные рассуждения и точность оценок. Хотя политики и бизнесмены в последние годы немало усилий положили на то, чтобы рядовым гражданам наших двух государств это родство не слишком бросалось в глаза… Могу, пользуясь случаем, от себя вставить личные наблюдения, касающиеся давних времён армейской службы (1968-1970 годы). В войсковой части городка Черняховска, где я служил полтора года после обучения в учебке, общение было самым что ни на есть интернациональным. Не буду ничего говорить в адрес казахов, эстонцев, украинцев, латышей, литовцев – с ними тоже общего было больше, чем раздельного. Но самые родственные чувства неизменно вызывали белорусы. Люди надёжные, открытые, бесхитростные, доброжелательные и всегда готовые помочь. Кстати, и языки у нас самые близкие. Впрочем, о языке разговор чуть впереди.

Болгары – общение с ними полно парадоксов. Страницы солнечного взаимопонимания и обоюдной готовности к самопожертвованию чередуются с набегающей временами тенью – то политической, то экономической, то идеологической. В целом же, несомненно, общие корни у нас с православным болгарским народом крепки, и можно ждать много полезного от анализа того, как общее в характере народа проявляется по-разному в зависимости от климатических условий, от урожая / неурожая винограда или помидоров, от близости к морю, от политических настроений очередного лидера. Пожалуй, достойны упоминания два парадокса. Первый – гео- или идейно-политический, он состоит в том, что идеологические повороты в курсе КПСС иной раз были более решительны, чем смена курса у более южных соратников, которые, казалось бы, должны быть более горячими. Второй парадокс – бытовой. Одна моя знакомая родилась в семье, где отец был болгарин, а мать – украинка. Первую свою дочку они записали как белоруску (появилась на свет, когда семья жила в Белоруссии), а вторую – как русскую. Это я к тому, что долгие советские годы кровнородственные линии у русских, белорусов, украинцев, болгар были размыты, этническая самоидентификация не была отчётливой и сильно значимой. Так что если кто-то с издёвкой произносит словосочетание «советский народ» – то сильно грешит против истины.

Далее – греки. Сразу подчеркну, речь, как и в прочих случаях, пойдёт не о синтезе социологических обзоров, а, скорее, о выборке отдельных наблюдений, которые, впрочем, можно представить как случайную выборку, а стало быть, как нечто имеющее объективный смысл. Роль греков в формировании русской православной культуры не подлежит сомнению, Русь крестили греки, грамоту создавали греки, житийная и поучительная литература или писалась греками, или переводилась с греческого языка. Потому влияние греческого миропонимания и мироотношения на русское миропонимание и мироотношение неоценимо. Впрочем, современные греки и греки древние – вовсе не одно и то же. Причём старину тоже не нужно бы сваливать в кучу. Античные греки, язычники, горели страстью в освоении мира, в создании государств, поселений, вели яростные дискуссии по научным поводам, о красоте, сражались на поле брани и на спортивных ристалищах. «Состязательность и созерцательность – две отличительные особенности характера древних греков – послужили, – по мнению Ф.Х.Кессиди, – источниками необычайных культурных успехов и одновременно – причиной падения их культуры»14. Греки времён Византии – это люди, перенаправившие свою энергию и издревле известную им способность к абстракции не только на постижение смысла мира, но и на то, чтобы выстроить полюбовные отношения с Единым Творцом, заслужить загробную награду. А уж что среднестатистическому россиянину известно (и значимо) про современную Грецию? Не про легенды и мифы Древней Греции, которыми кормится сегодняшняя индустрия греческого туризма, а именно про современных греков, про их психологический склад, про их обычаи, нравы, нормы, принципы, идеалы. Боюсь, что исчезающее мало. А может, это и к лучшему? Поскольку каким текущим культурным вкладом может похвастать современная Греция? Громко прозвучало имя нации, пожалуй, лишь на недавнем футбольном чемпионате континента, когда скромная сборная греков, не хватавшая звёзд с неба, но, играя с предельной самоотдачей, неожиданно для всех взяла золото. У современных греков, как представляется, россиянам заимствовать нечего. Впрочем, хотелось бы надеяться, что это лишь мой ограниченный кругозор не позволяет разглядеть ярких геополитических инициатив, исходящих от греческих деятелей, или вспомнить европейски известных звёзд среди художников, композиторов, модельеров, кинорежиссёров этой страны.

Если бы проект предполагал организацию поездок с погружением в обыденную жизнь похожих и непохожих этносов, вероятно, я приложил усилия, чтобы попасть за рубеж и изнутри понаблюдать, чем дышат индусы, иранцы, испанцы, итальянцы, канадцы, китайцы, монголы… Хотя – про китайцев несколько слов сказать всё же надо обязательно, даже и без поездки. По меньшей мере, это определяется демографической весомостью и устойчивостью тенденций, характерных для нашего дальневосточного соседа. Сто лет назад Д.И.Менделеев писал: «По моему посильному мнению, китайцы современные в существе своем смирный, земледельчески трудолюбивый, торговый, промышленный и во всех отношениях весьма способный народ, только лишённый организационной способности и мало склонный к воинским приключениям. Мне кажется затем, что сами они при всём избытке народонаселения если куда и пойдут, то не к нам в холодные страны, а уж скорей в такие тёплые места, как Индия, Зондские острова, Австралия и т.п.»15. Сегодня нам уже понятно, что Дмитрий Иванович серьёзно недооценил адаптационные способности китайцев к северному климату, но с остальными характеристиками, данными им китайскому этносу, спорить трудно. Можно лишь дополнительно напомнить самоназвание Китая – Центральное / Срединное государство (Чжунго) – Поднебесная страна – то есть, на окружающие страны не распространяется небесное покровительство. И привести по этому же поводу высказывание Н.Н.Моисеева, который писал: «…китайцы в душе своей и сейчас всех нас считают варварами, как и во времена Поднебесной, когда это так и было на самом деле! (Впрочем, может, так осталось и сейчас!) И, несмотря на все договоры и международные соглашения, в сознании своём они законной границей своего государства считают Урал, а Среднюю Азию – своей провинцией, как Тибет и Синдзян!»16. И ещё одно, его же наблюдение: «…чьё бы подданство ни имел китаец, где бы он ни жил – в Калифорнии, Сингапуре, Австралии – он всюду остаётся китайцем и своей родиной считает Китай. Он всюду думает о ней, помогает ей и глубоко убеждён, что принадлежит к нации будущего – к первой нации планеты! И внутренне убеждён, что остальные нации если не варвары, как думали в былое время подданные Поднебесной империи, то во всяком случае – люди второго сорта»17. Трудолюбие, терпеливость, отчасти сплочённость – черты, которые сближают китайцев с русскими, а вот высокомерие в адрес соседей, похоже, нам не свойственно, как бы то ни утверждали недруги из дальнего и ближнего зарубежья.

Теперь же возвратимся чуть назад, к Кавказу. И пусть возражают знатоки фольклорных и психологический подробностей, полиглоты и этнографы, – есть-таки все основания не только у подозрительных милиционеров называть кого-то из прохожих лицами «кавказской национальности». По крайней мере, внешность выходца с Кавказа мы не спутаем с внешностью скандинава или с китайца. А, кроме того (что для нас сейчас гораздо важнее), гостеприимство, хлебосольство, умение организовать семейный праздник с проникновенными речами, подчёркнутое уважение к старшим – всё это куда как присуще кавказцам, безотносительно к их национальным отличиям. Другое дело, что, когда дело касается деталей – тут появляются бесчисленные различия. Причём куда более значимые для самих носителей этноса, чем для посторонних наблюдателей. Так, моя петербургская знакомая как-то перекусывала с подругой в ереванском кафе. Рядом большая семья отмечала, по всей видимости, чей-то день рождения. И две северянки не удержались, пустились в пляс под зажигательную музыку. Вдруг музыка прекратилась, и соседи строго сказали: «Шли бы вы плясать в другом месте, разве вы не видите, что это танцуют армяне, а у вас руки двигаются, как у грузин». Или ещё один весьма характерный сюжет. Герман Филиппович С., профессор Большого университета, рассказывал, как к нему приехал один приятель из Сухуми. И увидел на столе книгу, взятую по абонементу из Библиотеки Академии наук. И с возгласом: «Полжизни её искал!» – сунул её в свой портфель. Пришлось Г.Ф. побегать по разным инстанциям, всё улаживать-компенсировать. Проявляя кавказское уважение к гостю!

Так или иначе, взаимоуважительность, солидарность, отсутствие брошенных детей и стариков – общие черты культуры Кавказа. И русским можно было бы не только пользоваться неизменно радушным гостеприимством южан, а и кое-что перенимать в свой обиход.

Давние наши партнёры, порою соперники, но чаще сотрудники по самым разнообразнейшим культурным проектам – это немцы. Широко известен факт, что именно с представителями земель, занимаемых современной Германией, приходилось когда-то больше всего общаться по торговым делам нашим славянским предкам, потому и общее именование «немец» = немой, не умеющий говорить по-нашенски, сроднилось с теми, кто, возможно, предпочёл бы, чтобы их именовали алеманами, баварами, саксами. Впрочем, здесь вопрос не о само- и взаимоименовании, а о психологическом складе, совокупности предпочтений, умонастроениях и нравах. Притчей во языцех давно стали размеренность, обстоятельность, пунктуальность немцев, их тяга к чистоте и порядку. «У немца на всякое дело струмент есть» – гласит русская пословица. Кстати, если эта пословица известна, но не слишком обиходна, то другую, куда менее политкорректную, вспоминают почти сразу, когда заходит речь об отечественных пословицах про немцев: «Что русскому здорово – немцу смерть». Привожу и её специально, поскольку, во-первых, пословицы возникают не случайно. А, во-вторых, убеждён, нужно быть справедливым, объективным, и отдавать себе отчёт: вполне можно было бы утверждать и обратное – «Что немцу здорово – русскому смерть»! Что же до характерологических немецких качеств, довелось читать об эпизоде, когда Ленин на каком-то заседании заговорил о грядущей пролетарской революции в Германии. И Карл Радек, долгое время живший среди немцев и их хорошо знавший, возразил Ленину: «В Германии не будет революции пролетарской. Вы не знаете их нравов. Если революционному отряду дадут приказ штурмовать вокзал, то сначала все бойцы будут стоять в очереди за перронными билетами, т.к. без такого билета запрещено вступать на платформу»18. Об отношении же русских к порядку разговор будет ниже. Но уже и без пояснений очевидно, какой угрозой здравому смыслу будет казаться немцу человек менее организованный, не такой, как он, законопослушный. Два года назад во время своего доклада на Днях Петербургской философии Матиас Беккер – немец, работающий в Петербурге, – буквально со слезами на глазах и с болью в голосе рассказывал, что над ним живёт человек, который (подумать только!) способен выбросить бутылку из окна… Надо ли говорить, насколько стыдно было слушать про такого россиянина.

На очереди – поляки. Помимо уже упомянутой книги «Польская и русская душа. Современный взгляд» могу назвать полезное в этом ракурсе серьёзное историческое исследование Л.Е.Горизонтова «Парадоксы имперской политики: поляки в России и русские в Польше»19. Чрезвычайно интересно также вспомнить, что в своей дипломатической переписке Иоанн Грозный обращался к тогдашнему польскому коллеге – Стефану Баторию – в куда более сдержанных тонах, чем к английской королеве Елизавете20. Письмо к Елизавете, можно даже сказать, написано резко. Тогда как совсем рядом с Русью ощущалась реальная недоброжелательная сила, с которой русский царь был вынужден считаться. То есть четыре-четыре с половиной века назад геополитические комбинации на карте мира для России представляли ещё большие угрозы, чем ныне, и глядя на современных россиян, представитель польской культуры, знакомый с историей, не может не испытывать сложных чувств, включая в том числе не оправдавшиеся надежды… В любом случае, по справедливому замечанию Павла Вечоркевича, цитированному в сборнике «Польская и русская душа», «Для России польская проблема – одна из важных, но не наиважнейшая. Для истории Польши отношения с Россией имеют ключевое значение все последние шестьсот лет»21. Контрасты же межэтнических взаимоотношений имели, в частности, то преломление в языке, что «почерпнутые из польского «гонор» и «панибратство» обрели у нас противоположное изначальному значение. Гонор – это не «честь» (согласно изначальному латинскому и польскому смыслу), а спесь – польская спесь. Панибратство же – характер отношений и стиль общения внутри шляхетского сословия как равных – независимо от имущественного ценза и занимаемого положения – на русской почве трансформировалось в понятие бесцеремонно-фамильярного тона»22 (А.В.Липатов). Замечательной и поучительно конвертируемой иронией проникнута сентенция Романа Бэкера: «по природе своей польский народ добр, мудр и благороден»23.

С какого края ни начни перечисление этносов и этосов, наиболее интересных для сопоставления с русским, не миновать опасности обид. Почему начали оттуда, а не отсюда? Или почему пропущен азербайджанский и грузинский мотивы в многонациональной полифонии современной русской культуры? Где балтийские республики – Латвия, Литва, Эстония? Почему ничего не сказано про культуры казахскую, киргизскую, молдавскую, таджикскую, туркменскую? Где упоминания про татарскую, башкирскую, удмуртскую, чеченскую, якутскую этноэтические составляющие российского этоса? А цыгане? Где, как не у нас, россиян этот народ обрёл особый путь и неповторимый нравственно-психологический облик, в свою очередь, наложив особый отпечаток на многоцветный портрет русского человека.

Напомним, что с самого начала говорилось о намерениях – не синтезировать, а обозначить направления дальнейшего осмысления. Потому пусть не обижаются и узбеки, и эстонцы, норвежцы, шведы, финны, чехи, словаки, сербы, турки, хорваты (в особенности в нынешние времена, когда российские любители футбола ещё помнят о неоплатном долге перед ними). Пусть не корят меня за неупомянутых (но от этого не менее чтимых) представителей малых северных народов. И вепсы (скромный, трудолюбивый, приветливый народ), и чукчи (люди, которые много испытали на своём историческом веку, но неутомимо ткут многоцветный ковёр неповторимой этнокультуры)… Ближние и дальние соседи, а также домочадцы в большом Российском доме – оказывали и продолжают оказывать посильное участие в обеспечении культурного гомеостаза русского этоса. Крайне любопытно высказывание человека, известного вовсе не симпатиями в адрес России – де Кюстина. По его свидетельству, когда однажды он в Петербурге присутствовал на придворном рауте, к нему подошёл император Николай I и, улыбаясь, спросил, показывая на присутствующих: «Вы, вероятно, думаете, что находитесь среди русских, но вы ошибаетесь. Вот немец, там поляк, тут армянин, вон грузин, там подальше – татарин, здесь финляндец. А всё это вместе и есть Россия»24.

Всё же не удержусь от нескольких отдельных слов про украинские нравственно-психологические особенности. Должен признаться, что в советское время моё, как среднестатистического человека, знакомство с национальными культурами республик ограничивалось просмотром номеров танцев или песен в праздничных концертах – эхо политических бурь не доходило до моих ушей. И можно смело сказать, что автор этих слов был в полной мере продуктом пролетарского интернационального воспитания. «Орэро», «Мзиури», «Песняры», София Ротару, Фрунзик Мкртчян, Палад Бюль Бюль оглы, Кола Бельды, Аркадий Райкин – были едва ли не равнопочитаемыми и необходимыми для наполнения души художественными впечатлениями. Туристские поездки в Грузию, Армению, на Западную Украину – пополняли коллекцию фотографий и жизненных наблюдений, соотносясь с географией, а не с политикой или экономикой. Распад Советской страны ознаменовал и внутреннюю перестройку, постепенно внимание стало уделяться на типические непохожести в русских и грузинах, русских и украинцах, русских и татарах. Что касается украинцев – во мне, как и во множестве современных россиян, течёт кровь, которая варилась в нескольких этнических котлах. Это, понятно, русская, греческая, и, вероятно, украинская. Отец в хорошем настроении, бывало, приятным баритоном лихо напевал украинские песни. И мне в голову не приходило считать-взвешивать, чьи человеческие качества во мне преобладают – русские, украинские, греческие. Тем более что, ещё раз повторю, жизненное пространство для меня было неделимым от Калининграда или Таллина и до Владивостока и Камчатки (докуда уж не знаю, доведётся ли когда добраться, пусть эти края и остаются принадлежностью российского народа после отделения от украинского, молдавского и пр. бывших домочадцев).

Так вот, по поводу украинских национальных особенностей. Не стану взвешивать-анализировать запутанные политические вихри последних лет и месяцев – годы спустя наверняка отыщутся объективные историки, что сумеют по часам и минутам восстановить сценарий событий, обозначить его режиссёров. Я сейчас о другом. Несколько лет назад, будучи в командировке в Братиславе, где проходила очень солидная конференция по экологической проблематике, я познакомился с украинским докторантом Миколой Саппой. Он собирал материал по всей Европе, а поскольку у бедной Украины не было возможности оплатить его исследовательскую активность, то зарабатывал себе на пропитание и переезды, буквально батрача по случаю у западных хозяев. И вот он меня спросил:

«- Какая разница между русским и украинцем?» Я даже растерялся:

«- Мы славяне, мы родные».

«- Нет, – продолжил украинский коллега. – Русские люди по психологии живут общинно, а украинцы – хуторяне».

И ведь очень верно. Более суровые климатические условия вынуждали русских всё делать общими усилиями, всем миром. Тогда как у украинцев необходимость объединяться возникала не так часто. Как правило, лишь в моменты противостояния внешнему врагу. Правда, такое (климатическое) объяснение слишком простое, а этнический характер выковывается веками, и зависит от куда большего числа факторов. Почему, например, живущие в одной полосе русские и финны, как бы это сказать, находятся на разных полюсах шкалы законопослушания? Почему про французов разные наблюдатели дружным образом утверждают, что они более ироничны, чем испанцы? Почему итальянцы столь удивительно одарены вокальными способностями? Да и те же украинцы (или грузины), собравшись втроём-вчетвером, легко устраивают многоголосное пение?

Последними в списке соседей, с кем естественно себя русским людям сравнивать, поименую французов и японцев. Французско-русские отношения, хоть Франция от нас географически отдалённее, чем Германия и Польша, отмечены давностью и многомерностью. Династические, литературные, живописные, музыкальные взаимные влечения общеизвестны. Разве не парадоксально, что даже после достойного отпора Наполеону победившая страна выписывала гувернёров и гувернанток из побеждённой Франции. Александр Сергеевич Пушкин, величайший русский поэт, выучился писать сперва по-французски, и многие черновики писал на языке не Арины Родионовны, а Вольтера. Вплоть до октябрьских событий 1917 года множество образованных россиян, можно сказать, не только нос воротили от лапотного и сермяжного быта в сторону французских гастрономических и парфюмерных изысков, но и предпочитали отечественной литературе французскую. По всей видимости, внимание к мелочам, галантерейное обхождение – было тем, чего недоставало русофобам на родной почве. «Смесь французского с нижегородским» – это про полуобразованных представителей среднего класса. А ведь была ещё культурная элита, из среды которой рекрутировалось куда больше западников, чем славянофилов. В итоге – те и другие профукали Россию…

Японская культура, чрезвычайно колоритная, сохранённая вопреки всем вызовам, привлекает туристов и исследователей неповторимостью, парадоксами. Живя на невообразимо узеньком жизненном пространстве, японцы во время общения привыкли стоять от собеседника дальше, чем европеец, американец, русский. В японских жилищах невозможно утаиться от вольных или невольных слушателей, и потому там выработалась специфическая манера разговаривать: произносимое может сильно отстоять от содержания разговора. В языке японцев нет слов, означающих брань, ругань, проклятия. Но люди, обходящиеся без подчёркнуто грубых слов, могут расточать вежливость даже тогда, когда совершают подлые поступки25. Кстати, и мимика японцев значительно отличается от нам привычной: сузить глаза у них – это радость, удовольствие. А широко раскрыть глаза – ярость26.

Добавим еще один факт и одно суждение. По каналам информации неоднократно проходило сообщение, что большой процент современных японских детей думают, что Хиросиму и Нагасаки бомбили русские. А Дмитрий Иванович Менделеев столетие назад писал про восточного нашего соседа: «Это […] народ совсем иной, чем китайцы, лишённый всякой оригинальности по существу, ничего не давший миру, хотя и умеющий ловко принимать заимствованные образцы»27.

Оставим эти шесть строчек без комментариев.


  1   2   3   4




Похожие:

Русский этос iconРусский язык 7 класс (общеобразовательный) «Программа общеобразовательных учреждений. Русский язык 5-9 кл.»
...
Русский этос iconДокументы
1. /Русский яз/русский язык для ОУ с рус. яз. обучения.doc
2. /Русский...

Русский этос iconИ. А. Христофоров Русский консерватизм: исследовательская схема или историческая реальность?
Русский администратор новейшей школы. Записка псковского губернатора Б. Обухова и ответ на нее. Берлин, 1868, с. 54, 73, 75
Русский этос icon-
И, наконец, в этом русскоязычном хоре “клеветников России” появился и русский голос, принадлежащий публицисту М. Антонову. В одной...
Русский этос iconРезультаты итоговой аттестации моу гимназии «Дмитров» Начальная школа Основная школа русский язык математика русский язык (изложение)

Русский этос iconУчебники на 2012-2013 уч год 5 класс Предмет Учебник, автор Издательство, год Русский язык «Русский язык» 5кл

Русский этос iconТематическое планирование рассчитано на преподавание по учебнику Русский язык. 5 класс
«Русский язык. 5 класс» (авторы: Ладыженская Т. А., Баранов М. Т., Тростенцова Л. А. и др.)
Русский этос iconПрограмма по литературе под редакцией Коровиной. 5-11 классы. «Просвещение» 2005 год
Учебная нагрузка: 15 часов (русский язык и литература); 1 час – групповые занятия в 6 классе (русский язык); Всего – 16 часов
Русский этос iconТурнир знатоков русского языка Внеклассное занятие
Русский народ создал русский язык яркий, как радуга после весеннего ливня, меткий, как стрелы, певучий и богатый, задушевный, как...
Русский этос iconСинтаксис словосочетания и простого предложения
Учебное пособие по курсу «Современный русский литературный язык» (дпп ф05) для специальности №032900 «Русский язык и литература»...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов