А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? icon

А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило?



НазваниеА. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило?
Дата конвертации11.07.2012
Размер133.7 Kb.
ТипДокументы

А.Е.Зимбули

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ: ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?


Три пути ведут к знанию: путь размышления – это путь самый благородный, путь подражания – это пусть самый лёгкий, и путь опыта – это путь самый горький.

Конфуций

Воспитывать, в обширном смысле этого слова, значит способствовать развитию какого-нибудь организма посредством свойственной ему пищи, материальной или духовной.

К.Д.Ушинский

Чему Ванька не учился, того Иван Иванович не будет знать.

Русская пословица


Со времён советской педагогики у нас не в чести было вообще публично рассуждать о воспитании. Школа и вуз усилиями лихих реформаторов вкупе с объективными социально-экономическими обстоятельствами неуклонно превращались в место образовательных услуг… И вот вдруг все дружно заговорили о воспитании, причём сразу духовно-нравственном. Что же это такое? Как бы не впасть очередной раз в скоропалительное пустословие и банальную кампанейщину. Попробуем порассуждать. Если, вообще говоря, воспитание – это передача жизненного опыта, программирование жизненных установок, что бы могла значить формула «духовно-нравственное воспитание»1? Воспитание духом? Воспитание для духа? Формирование в воспитанниках нравственной и духовной зрелости? Передача способов духовной жизни? Мне сдаётся, что вернее всего два последних предположения. И именно тут нас подстерегают немалые проблемы. Что такое зрелость – духовная и нравственная? Есть ли нам что в этой сфере передавать? Умеем мы имеемое передавать? Уверены ли мы, наконец, что оно понадобится нашим детям в мире, который изменяется со всё более нарастающей скоростью? Сомневаться полезно. Полезно быть самокритичными и взыскательными, тем более в серьёзных делах. Но представляется бесспорным, что гораздо лучше, если мы постараемся отобрать самое ценное из своего жизненного опыта и предложим это ценное молодому поколению, чем если мы будем бесконечно колебаться или глядеть по сторонам, ища готовых рецептов, годящихся для всех случаев жизни. Для начала нам неплохо быть самим уважительными, ответственными, честными.

^ Опыт традиционно описывается в толковых словарях, как совокупность знаний, навыков, умений, вынесенных из жизни, как то, что было испытано на практике, как совокупность чувственных восприятий, приобретаемых человеком во время реальной жизни и составляющих основу всех знаний о действительности. В самом обобщённом виде, стало быть, опыт – это то, что извлекается нами из проживаемой и осмысливаемой жизни. Опыт – это духовно освоенная практика. Когда же мы говорим о духовно-нравственном опыте (передаваемом в процессе воспитания), то, очевидно, речь идёт о переживаемой и осмысливаемой практике межчеловеческих взаимоотношений.
Отношений доверительно-уважительных или конкурентно-враждебных, сотруднических или сопернических, отношений дружбы и вражды, щедрости и жадности, обид и прощений, зависти, ревности, взаимного восхищения и многого, многого другого. Главное же – что речь идёт не просто о мыслях про добро и зло, но и о переживаниях по поводу добра-зла, и об опыте противостояния злу, преодоления зла. Здесь сразу возникает довольно щепетильный вопрос: кого считать носителем ценного, необходимого для передачи опыта? К кому, например, мы обратимся за советом в трудную минуту – к человеку спокойному-сытому-благополучному, или к тому, кому довелось побывать в разных переделках? Какой учительнице мы скорее доверим воспитание своих детей, приведя их в школу, – симпатичной-молоденькой или женщине в годах? И ещё более важный вопрос: кто определяет цели этого самого духовно-нравственного воспитания? Родитель, учителя, роно, министерство? А может, наука, искусство, политика, юриспруденция? Рынок? Община единоверцев? Тогда как быть с теми, кто не определился с религией, или определился, что обойдётся без религии?

Если прислушиваться к тому, что говорили мудрые люди разных – близких и далёких – времён, то разноголосицы в определении целей воспитания мы обнаружим не меньше, чем частенько бывает при выборе имени для новорождённого. Вот, к примеру, слова Мартина-Лютера Кинга: «Мы должны помнить, интеллект – это ещё не всё. Интеллект плюс характер – вот цель образования»2. Слышал от библиотечных работников Российской национальной библиотеки, занимающихся систематизацией литературы разных народов по образованию и воспитанию, что в англоязычной традиции не возникло обособленного понятия, соответствующего русскому понятию «воспитание». Стало быть, в данном контексте рассуждение идёт, скорей всего именно о целях воспитания. Если так, то вполне естественно задаться вопросом: А как быть с тем, что на разных языках называется совестью? Она – нужна подрастающему человеку? Или её наличие желательно лишь для тех, кто собирается им манипулировать, начиная от родителей-дедушек-бабушек, продолжая учителями-завучами, милицией, военкомом, начальством на будущей работе и так далее? Думаю, что вопросами такими задаваться нужно, но на данный вопрос лично я даю ответ такой: совесть нужна прежде всего самому человеку. Чтобы быть человеком, и хотя бы даже для того, чтобы не усложнять жизнь себе и близким. Совесть – это нечто наподобие вестибулярного аппарата, который нужен для того, чтобы нам меньше падать и набивать шишки. Пожалуй, подобного рода аппарат требуется и для того, чтобы как можно более ладно выстраивать свои отношения с миром – с прошлым и будущим, с близкими и дальними соседями, с коллегами и родственниками, с единомышленниками и теми, чьи взгляды мы не разделяем. Так, для элементарного психологического здоровья человеку требуется осознание того, кто он есть, в том числе и социально-политическое, национальное самоопределение. В этой области целью, видимо, выступает воспитание, если по крайней мере не любви, то почтительности к святыням Родины. «Кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству» – замечал В.Г.Белинский3. Нам есть над чем призадуматься в этом отношении. Вот уже целое поколение выросло, совершенно нечувствительное к тому, как бездумно и антипатриотично многие журналисты и даже политики именуют дом российского правительства Белым домом. Почему не Рейхстагом? Не Хуралом, не Скупщиной? Отчасти я догадываюсь: на волне демократических постсоветских настроений людям, шедшим в политику, не хотелось идентифицировать свои занятия с образом Кремля, сложившимся за семь советских десятилетий. Однако – не каждую же размолвку с родителями нужно завершать походом в муниципальные органы с заявлением о смене фамилии! Не после же каждых выборов нужно переименовывать Дворцовую площадь в площадь Урицкого, а Невский проспект – в проспект 25 Октября! Или другое. На протяжении последних полутора лет радиостанция «Маяк» целенаправленно отучает нас от какой бы то ни было музыки, кроме англоязычных песен. Будто нет хорошей музыки в Аргентине, Бразилии, Венгрии, Германии и далее по алфавиту – вплоть до Франции, Швеции и Японии… Понятно, у американцев, англичан и представителей иных народов, есть немало замечательных песен на английском языке. Но перебор есть перебор. И лично у меня временами появляется нечто наподобие аллергии на английскую речь, звучащую в эфире, – чувствую себя как в оккупации. Отношение к прошлому страны (равно как и семьи) – при всей его противоречивости и неидеальности – безусловно должно быть уважительным, иначе нам вновь и вновь придётся наступать на одни и те же грабли, и вновь и вновь становиться мировым посмешищем.

Моральная зрелость, можно сказать, характеризуется развитой способностью субъекта быть отзывчивым, ответственным, справедливым. Что он готов здраво рассуждать и действовать на основе сопряжения собственных интересов с интересами окружающих. Духовно-нравственное воспитание предполагает, что воспитуемый не просто неуклонно становится всё лучше и лучше в данном отношении, но делает это осмысленно.

Жизненный опыт – великая ценность в самых разных культурах, от древней европейской античности до буддийских монахов или восточных суфиев. Правда, рецепт Бианта «Всё моё ношу с собой», в наше суетное время, боюсь, не столь безоговорочно авторитетен, как долгие двадцать с лишним веков ранее. На недавно прошедшей в Москве конференции «Облики современной морали» автор одного из самых интересных докладов, профессор Т.А.Алексина (из Российского университета дружбы народов) среди прочего упомянула о креативном настоящем. В ответ на мой уточняющий вопрос она сказала, что под креативностью понимает широкое поле выбора пользователя – хочешь, потребляй то, хочешь – это, хочешь – учись. Подчёркиваю: имеется в виду не созидание, но в лучшем случае учение. А это разве созидание! Это лишь подготовка к созиданию. Похоже, Бианты наших дней оказываются неразлучны с ноутбуками, мобильниками и прайс-листами. Кстати, слышал, что наш нынешний министр образования высказывался в том ключе, что нужно из программы старших классов убрать высшую математику, поскольку она убивает креативность. Хотелось бы переспросить его: а правила дорожного движения креативности не убивают? Подозреваю, что навыки, которые вырабатываются в ходе занятий высшей математикой, угрожают разве что такой креативности, что нацелена на потребление.

Возвращаемся к теме опыта. Нравственного опыта. Опыт бывает давний-недавний, позитивный-негативный, полезный-бесполезный (для его носителя и для окружения), значимый-незначимый (аналогично), осмысленный-неосмысленный (то же самое – носителем и окружением). Опыт может быть выражен в модусе переживания, мысли, действия. Причём эти переживания-мысли-действия рождаются и проявляются в ситуациях гордости/унижения, совести/бессовестности, гордости/стыда, признания/скрытности, радости за кого-то/зависти к кому-то, любви/ненависти, благодарности/обиды, мести/прощения и так далее. У каждого человека есть в памяти особо яркие жизненные ситуации, когда заметно пополнялся нравственно-психологический опыт – чувствами доверия или подозрительности, восхищения или разочарования и прочее. Причём иной раз наиболее значим опыт, наблюдаемый со стороны – мы печалимся за кого-то, обижаемся вместе с обиженным, ревнуем вместе с ревнивцем или, напротив, негодуем по поводу человека, неадекватно реагирующего на очевидную для нас ситуацию. Такие ключевые, судьбоносные ситуации задают как бы каркас неповторимой нравственной биографии каждого из нас. Как не бывает одинаковым узоров на пальцах рук, так не может отыскаться одинаковых нравственно-биографических «узоров»; одинаковых линий, составляющих нравственную партитуру нашего отношения к миру.

Неповторимость, «неконвертируемость» нравственного опыта, кстати сказать, имеет двойной смысл. Первое – о чём мы уже сказали: это, так сказать, неодинаковость по факту. А другое касается того, что даже собака, которая в городских условиях живёт рядом с хозяином, ведёт себя неодинаково по отношению к нему и – к остальным людям. То есть – опыт отношений не переносится на окружение. Далеко не всякая собака станет принимать пищу из рук посторонних людей. И отважусь продолжить мысль тем, что напомню старую русскую мудрость: «Девушка хороша тем, чего она не знает». Но и когда девушка меняет статус на замужнюю женщину, то она оказывается для мужа хороша, ценна именно неповторимым опытом – неконвертируемых отношений любви, верности, заботы.

Сугубо важен вопрос о том, как относиться к нравственному опыту «со знаком минус». Прежде всего, ясно: опыт даже неудачный – лучше всё же свой. Особенно – если он серьёзно осмыслен. Читал как-то сказку, кажется, башкирскую, которая называется «Отцовская мудрость». Про то, как отец, умирая, советует сыну не отпускать жену одну в гости, не давать лошадь взаймы соседям, и не выходить на улицу в новой одежде без палки. Герой же, живя своим умом, поступал во всех упомянутых случаях ровно наоборот. В итоге – жена ему изменяет, сосед возвращает искалеченную лошадь, а когда он в новой одежде выходит на улицу, соседские собаки разрывают обнову, не признав его за своего. Хорошо ещё, что пострадала одежда, а не он сам. В конце концов герой запоздало признаёт правоту отца. Словом, именно свой, подчас мучительный, опыт и способен научать. Об «опыте неуспеха», как обязательном этапе взросления рассуждает Н.В.Голик4. Впрочем, следовало бы учесть, что помимо разовых огорчений-неудач возможны и случаи, когда негативный опыт не получает должного осмысления, не умудряет. Или, ещё того хуже, когда в опыте закрепляется, укореняется заблуждение. Подобный опыт буквально опасен – и для его носителя, и для сообщества. Вспоминаю рассказ, прошедший по теленовостям около полугода назад: два двенадцатилетних паренька и их ровесница девочка палками забили в зоопарке кенгурёнка. Что делать с этаким опытом – должны разбираться специалисты по судебной психиатрии, а может, и гипнозу. Тут, боюсь, рядовому педагогу не справиться с вытеснением вседозволенности и кровожадности. В этой связи хотел бы процитировать Симону Вейль: «Мы приобретаем опыт добра, – пишет она, – лишь творя добро. Мы приобретаем опыт зла, лишь запрещая себе совершить злодеяние или, если мы его уже совершили, лишь покаявшись в нём»5. Должен признаться, что тонкий и интересный мыслитель, каким была С.Вейль, в данном случае явно путает опыт зла и опыт преодоления зла.

Сильно подозреваю, что наподобие того, как всякому новорождённому суждено покричать, или как любому из нас непременно приходится плакать, когда режутся зубы, – так же, в сущности, проходит и обретение нравственного опыта. Чтобы стать полноценным человеком, нужно и поплакать, и поушибаться, и поразочаровываться. Другое дело, что этот опыт желательно, чтобы был посилен субъекту. «За одного битого двух небитых дают». Битого, а не убитого. Кстати, с месяц назад проходило международное совещание в верхах – европейские лидеры обсуждали, как выкарабкиваться из глобального экономического кризиса. И проходило это совещание под лозунгом: «Всё, что не убивает, делает нас сильнее». Когда услышал, тут же себе приметил: существуют разные градации вреда – незначительный, необидный, существенный (скажем, «не убьёт, а инвалидом сделает»)… Впрочем, не хочется рассуждать об убийстве и инвалидности. Вспомним прекрасное. Кинофильм Э.Рязанова «Жизнь без любви» содержит по меньшей мере одну совершенно замечательную сцену. Главный герой, после завершения своей жизни – многотрудной и наполненной обидами, болью, неразделённой любовью – предстал перед Всевышним. И тот, выслушав отчёт, заключил: «Ну что ж. Ты страдал, но не озлобился». Какую крепость духа нужно иметь, насколько светлым нужно быть, чтобы в ответ на чинимые несправедливости оставаться мягким, мечтательным, отзывчивым, открытым и так далее. Рядом с этим впечатлением хотелось бы назвать книжку Рубена Гальего «Белое на чёрном». Кто её читал, наверняка подтвердят: удивительно, просто необъяснимо – как человек, брошенный в первые часы жизни матерью, «отказник», инвалид, неспособный даже нормально передвигаться и ухаживать за собой, как этот человек не ожесточился на окружающий мир, а умножает своим литературным творчеством раздумчивую нежность, иронию, красоту слова и человеческих отношений. Уму непостижимо! И достойно восхищения. Подозреваю, такая внутренняя сила дана далеко не каждому из нас. Вместе с тем догадываюсь, что развитию этой силы можно содействовать. Известно, что в условиях невесомости или уединения в какой-нибудь пещере происходит так называемая сенсорная депривация, и подстерегает множество опасностей – вплоть до необратимых нарушений кровообращения, работы мозга, вестибулярного и мышечного аппаратов. Очевидно, для нравственного здоровья столь же опасна нехватка живых впечатлений. Излишний комфорт ведёт к атрофии отзывчивости, совести, вкуса к жизни. Ф.М.Достоевский в «Дневнике писателя» за 1877 год высказывался достаточно однозначно в том смысле, что долгие годы сытой жизни людей разобщают и развращают: «скорее мир, долгий мир зверит и ожесточает человека, а не война. Долгий мир всегда родит жестокость, трусость и грубый, ожирелый эгоизм, а главное – умственный застой. […] Эта трусливая забота о самообеспечении всегда, в долгий мир, под конец обращается в какой-то панический страх за себя, сообщается всем слоям общества, родит страшную жажду накопления и приобретения денег. Теряется вера в солидарность людей, в братство их, в помощь общества, провозглашается громко тезис: “Всякий за себя и для себя”; бедняк слишком видит, что такое богач и какой он ему брат, и вот – все уединяются и обособляются»6. А ещё раньше очень близкие мысли высказывал Кант: «Длительный мир способствует обычно господству торгового духа, а с ним и низкого корыстолюбия, трусости и изнеженности и принижает образ мыслей народа»7. В мои задачи сейчас не входит разбираться, опирался ли Фёдор Михайлович на Канта или рассуждал самостоятельно. Прежде всего в данный момент мне важно согласие двух выдающихся мыслителей. Жизнь в комфорте по-своему опасна для духовно-нравственного состояния людей. Со своей стороны добавлю частное наблюдение: плюрализм и толерантность едва ли способствуют думам о возвышенном.

Едва ли не все тонкости воспитания упираются в поиски меры. Чтобы, допустим, занятия-упражнения напрягали, но не перегружали. Чтобы по отношению к подопечным воспитатели проявляли контроль, но не мелочную опеку; заботились, а не баловали; давали возможность проявить свободу, но не своеволие; иронию, а не глумливость; добивались почтительности, а не подобострастия; Нравственно-психологическая прочность, надёжность – это не просто метафора. Выдержка, сдержанность, самообладание требуются в разных сферах жизни: от быта до политики, от трудового коллектива до взаимоотношений межгалактических масштабов. Скажем, если бы Отелло имел развитый опыт доверия/недоверия и был не столь импульсивным, а чуточку более сдержанным, то вопросу «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» должен был предшествовать вопрос: «А прав ли Яго?».

Мир детства всегда ярче, синтетичней, эвристичней. Мир взрослых –многомерней, организованней, аналитичней. Можно ли добиться, чтобы, наращивая жизненный опыт, мы обретали стабильность, но не становились заскорузлыми? Чтобы накапливаемые знания не отбивали охоту к новому? Чтобы понимание своих слабостей не сводило на нет желание улучшать окружающий мир и себя самого? Чтобы предупредительность не становилась (а даже и не выглядела) навязчивостью, требовательность – жестокостью, самоуважение – заносчивостью, бережливость – скупостью? Чтобы терпимость не вырождалась в попустительство? Чтобы юношеская бравада не сменялась старческим брюзжанием? Чтобы трезвость оценок не подталкивала к неверию в людей, не обращалась в цинизм? Всё это вопросы меры, гармонии, согласованности, которым мы научаемся в процессе духовно-нравственного становления.

Мир культуры многомерен. И мы безусловно в ответе за то, насколько успешно эту многомерность осваиваем. Уже в римском праве сложилась чёткая формула: «Imperitia – culpa adnumeratur» (Неопытность причисляется к вине). В наши дни, как никогда в предшествующие эпохи, действительно географические и временные рамки оказываются зыбкими, одолеваемыми. Так что, если все свои силы и вкусы человек направляет на какую-либо одну-единственную культурную ценность, пренебрегая другими ценностями, и становится однобоко развитым (ещё хуже, если однобоким и неразвитым), – односторонность остаётся целиком на его вине. Духовность есть резон понимать как способность человека и человечества к согласованному утверждению высших ценностей культуры. Эти ценности обитают в сферах науки, искусства, морали, права, политики, религии. Более подробно человечески-деятельностную суть названных сфер можно представить так: осмысление, объяснение, усовершенствование мира (наука), достоинство, отзывчивость, справедливость (мораль), дифференциация, упорядочение, воздаяние (право), согласование, подчинение, управление (политика), изображение, выражение, заражение (искусство), благоговение, моление, благословение (религия). Полноправное, осмысленное, творческое и ответственное вхождение в каждую из перечисленных сфер – в нашей воле. Как в нашей воле и полное культурное самоопределение, в том числе – обретение собственного масштаба. Между прочим, выскажу внешне крамольное суждение – националист в чём-то более одухотворённый человек, чем прожигатель жизни. Понятно, впрочем, что эта «одухотворённость» имеет уродливую природу и деструктивна в широком культурном смысле. Масштаб личности (и, обобщённо говоря, субъекта – социальной группы, нации, человечества) задаётся прежде всего ценностными векторами и способами самоосуществления. Греческая пословица гласит: «Pathemata – mathemata» (~ Познано то, что выстрадано). В нашей воле направлять и организовывать собственный житейский и нравственный опыт, осмысливать его и переплавлять во благо себе, близким, остальному миру. Этому и должно учить духовно-нравственное воспитание.

((Опубликовано:

Духовно-нравственное воспитание подрастающих поколений: Сб. науч. статей по проблемам педагогики ненасилия. Материалы ХХХ Всероссийской научно-практической конференции. – СПб.: Verba Magistri, 2009. – С. 436-439+ сноски на С.445.))

1 Хорошо ещё, не «морально-нравственное». И не «морально-этическое». Ибо когда употребляют подобные словосочетания, чаще всего не отдают себе отчёт о том, что стоит за каждым из упомянутых терминов. А каково было бы наткнуться на словосочетание: счётно-арифметический или медицински-здравоохранительный?

2 Цит. по: Цырлина Т.В. Встречное движение. – М.: Знание, 1991. – С.5.

3 Белинский В.Г. Избранные педагогические сочинения. - М.: Педагогика, 1982,С.84.

4 Голик Н.В. Постсоветская Россия: non omnis moriar//Gratius agimus: Философско-эстетические штудии: Сб. научных трудов в честь 70-летия профессора А.П.Валицкой. – СПб.: РГПУ, 2007. – С. 300-310

5 Вейль С. Тяжесть и благодать. – М.: Русский путь, 2008. – С. 102.

6 Собрание мыслей Достоевского. – М.: Издательский дом «Звонница-МГ, 2003. – С.334-335.»

7 Кант И. Критика способности суждения. – М.: Искусство, 1994. – С. 133.






Похожие:

А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconСекция «Духовно – нравственное воспитание учащихся»
На наш взгляд, проблема духовности и нравственности сегодня очень актуальна. На чём воспитываются наши дети? Что является для них...
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconВопрос 24. Нравственное, эстетическое и физическое воспитание
Нравственное воспитание – процесс формирования моральных качеств, черт характера, навыков и привычек поведения
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconА. Е. Зимбули где она, нить ариадны?
Нравственное воспитание на рубеже тысячелетий: проблемы, поиски, решения. – Карачаевск: кчгу, 2004. – С. 93 96
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconАнонс VIII покровские чтения
Межвузовская ассоциация духовно-нравственного просвещения «Покров» проводит 10-14 октября 2007 года VIII покровские чтения. Диалог...
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconПлан мероприятий отдела образования Администрации Белокалитвинского района на апрель 2011 года
Гражданско-патриотическое и духовно-нравственное воспитание выпускника казачьего учебного заведения
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconДуховно-нравственное воспитание школьников в рамках учебного предмета «Основы религиозных культур и светской этики»
Уважаемые родители! По всем вопросам, которые у вас возникнут постараюсь ответить
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconСтатья: «Время духовного возрождения нашего Отечества». Подготовила: учитель православной культуры Божко М. Н
Систематическое духовно-нравственное воспитание ребенка обеспечивает его адекватное социальное развитие и гармоничное формирование...
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconПронина Наталья Валерьевна учитель-логопед высшей квалификационной категории
Духовно-нравственное воспитание учащихся со зрительной депривацией посредством использования полисенсорного воздействия этнокультурного...
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconА. Зимбули нравственное пространство культуротворческой школы
Можете поверить, стараюсь не педалировать внимание на негативе, напротив, пытаюсь всячески выудить из впечатлений эмоции благодарности,...
А. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило? iconА. Зимбули нравственное пространство культуротворческой школы
Можете поверить, стараюсь не педалировать внимание на негативе, напротив, пытаюсь всячески выудить из впечатлений эмоции благодарности,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов