А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа icon

А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа



НазваниеА. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа
Дата конвертации11.07.2012
Размер196.24 Kb.
ТипДокументы


А.Е.Зимбули

ТРАДИЦИОННОЕ МИРОВОСПРИЯТИЕ РУССКОГО НАРОДА

ГЛАЗАМИ ЭТНИЧЕСКОГО ГРЕКА

Болезнь русской жизни, русского духа называется европейничаньем.

Н.Я.Данилевский

Единственно неизменная русская традиция – это постоянная «смена вех», часто не доводимая до конца.

Б.В.Марков

Россия будет раздробленной и под опекой.

З.Бжезинский

Англичанин мыслит сидя, француз – стоя, русский думает потом.

Русская пословица

На ошибках учатся.

Греческая пословица

Как представляется, созываемая конференция задаётся чрезвычайно важным и актуальным сгустком проблем, связанных с традиционной культурой регионов. Сразу обозначу ту точку зрения и тот ракурс, с которых мне удобней будет разворачивать свои рассуждения. Живу и работаю в Санкт-Петербурге. Являюсь этническим греком. То есть принадлежу к этносу не совсем традиционному-коренному для названного региона, хотя о славных греках, в разное время многое содеявшим для Петербурга и российской культуры, можно было бы рассказывать долго. Ведь это, например, великий художник Архип Иванович Куинджи, политический деятель Иоаннис Каподистрия (кто не знает – сообщаю: он был министром иностранных дел России при Александре I, и его избрали главой правительства Греции, когда та обрела независимость в результате национально-освободительной революции), маршал Георгий Константинович Жуков, академик Владимир Иванович Вернадский. Ну и достаточно для данного случая.

Работаю в Российском государственном педагогическом университете, один из факультетов которого, так называемый Институт Севера, как раз занимается подготовкой специалистов для образования и культуры регионов Севера, Дальнего Востока, а также Алтая. Лично я никаких, даже малейших ущемлений из-за национальной принадлежности не испытывал. Ни в школе или техникуме, где учился, ни в армии, где служил, ни в Ленинградском государственном университете, когда там получал образование и защищал диссертацию. Ни теперь по месту работы в РГПУ. Посильно стараюсь способствовать именно такому стилю жизни, общения, когда люди разного пола, возраста, вероисповедания, национальной принадлежности и политической ориентации вместе занимаются делом – взаимоуважительно и конструктивно.

Да, по поводу греческой темы добавлю ещё вот что. В нашем городе довольно активна в культурном смысле греческая диаспора. Существует даже не одно, а четыре объединения греков Петербурга по интересам. Проводятся конференции, выставки, торжественные вечера – и ни власти, ни инонациональные объединения, упаси Бог, не вступают с нами ни в оппозицию, ни в конкуренцию. Отношения характеризуются и закрепляются открытостью, информированием, взаимопосещениями. Потому позволю себе основное внимание нынешних рассуждений сконцентрировать на судьбах приютившей моих предков российской культуры.
Русской, по преимуществу, культуры. Полагаю, что если проблемы касаются общего нашего многонационального хозяйства – плохо всем. Ведь русский язык, русская культура для нас – своего рода общий питательный социокультурный бульон. Убеждён, что и любым нормальным, трезвомыслящим странам-соседям России предпочтительней иметь рядом людей спокойных, благополучных, культурных. А не пребывающих в состоянии брожения, обид и всяческого выяснения отношений.

Вот, допустим, такая, казалось бы, частность. Несколько дней назад группа ветеранов, живущих в Колпине, близ Петербурга, выразила протест в связи с тем, что там открыли пивной ресторан-бар под названием «ХЕНДЕ ХОХ!». Не знаю, у кого как, у меня в голове (видимо, как и у ветеранов) просто не укладывается логика хозяев и тем более тех, кто в муниципальных органах подписывал разрешение так назвать злачное заведение. Если честно, когда я прослышал про эту историю, по прошествии немногого времени у меня возникла было идея, как казалось, спасительная для учредителей. Я даже хотел дозвониться до ресторана и предложить прибавить к вывеске одно слово: «фриц». Чтобы название получилось: «ХЕНДЕ ХОХ, ФРИЦ!». Однако, пока я шарил по интернету в поисках телефона этого ресторана, выяснилось, что учредители ресторана – пивной концерн «Бавария», так что вряд ли они захотят подставлять словечко «фриц», и не стал туда дозваниваться. В нашем городе есть специальная «Экспертная комиссия по вопросам нравственности рекламы», и эта комиссия разбиралась с данной коллизией, что и как. Голосование было единогласным: осудить учредителей.

Несколькими фразами ранее я упомянул слово, которое в текcтах мне приходится всякий раз за техникой подправлять. Дело в том, что грамматическая программа моего персонального компьютера услужливо исправляет слово «интернет», требуя для него заглавной буквы. Я же с техникой соглашаться не хочу. Для меня в новейших рекомендациях писать это слово с заглавной буквы вижу не больше логики, чем в когдатошних предложениях писать слова «месец», «заец» – как слышится. Даже призывы слово «кофе» употреблять как существительное среднего рода, в сущности, не столь бесцеремонны, как требования писать заглавную там, где я вижу вполне общее явление. Ведь мы не пишем: «Радио», «Телевидение», «Телефон», «Книга», «Образование», «Медицина». Даже слова «мама» или «вера» нисколько не уцениваются, когда мы привычно набираем их со строчной буквы. С какой же это стати вдруг нужно заискивать перед «интернетом»!

Продолжаю тему заискивания. В преддверии нынешней олимпиады – наверняка многие обратили внимание – по телеканалам то и дело прокручивали ролики, где разные музыкальные ансамбли исполняли напутственную песню нашим спортсменам. Приятно, что ансамбли для этой акции привлечены от самых различных народов и народностей – башкиры, калмыки, тувинцы, чукчи, кто-то ещё, всех и не упомню. Каждый ансамбль старался, как мог. Пели выразительно и проникновенно. В национальных костюмах, со своими исконными музыкальными инструментами. И возможно, это лишь у меня возникли два побочных вопроса. Первый: когда же, интересно, покажут ансамбль русских, хотя бы среднестатистический. Я уж не говорю о колорите донских казаков или о каких-нибудь самарских, ярославских перепевах. А самое главное – второй вопрос: почему исполняется песня «We are the champions!», на английском языке? У нас что, нет своих отечественных песен о спортсменах-олимпийцах? Возможно, кому-то не нравится, кажется устаревшей песня Пахмутовой со словами: «Мы верим твёрдо/В героев спорта./ Нам победа,/ как воздух,/ нужна./ Мы хотим/ всем/ рекордам/ Наши звонкие/ дать/ имена!». Ну так если не нравится – объявите конкурс на новую хорошую песню, чтобы не перед заграницей красоваться, а самим выражать свои чувства на общедоступном языке. А то, вот уж действительно, как воскликнул на одной из конференций петербургский коллега, доктор экономических наук, профессор В.Н.Спицнадель: «Наше общество больну и, можно сказать, бредит на английском языке».

Нет, нет, я вовсе не какой-то ретроград. Не хочу вернуться к «мокроступам» вместо «галош», к «колоземице» взамен «горизонта». Я отдаю себе отчёт в том, как необоримо расширяется, уподробнивается лексика каждого этноса. Но кто нас гонит бездумно сгребать всё нужное и ненужное! На моей памяти «грузчик» и «разнорабочий» стали «такелажниками», «посыльный» – «курьером», а «уборщица»«менеджером по утилизации отчуждённой собственности»1, или «сотрудницей клининговой компании». И, скажите, пожалуйста, от перемены наименования – разве начали быстрее передвигаться посыльные, более споро, чисто и эффективно работать уборщицы и грузчики? Или если мы, последовав предложениям, циркулирующим в коридорах власти, переименуем «милицию» в «полицию», сократим число часовых поясов в три раза – исчезнут ли с наших улиц гаишные поборы, будут ли втрое быстрее доставляться письма обычной старомодной почтой? Вопросы риторические.

Мне доводилось неоднократно спрашивать знатоков-филологов, что же такое существенно новое позволяет передать обезьянне перенятое в последние годы междометие «Вау!». Неужели недоставало возгласов: «Ого!», «Ничего себе!», «Ну надо же!». Пришёл к выводу, что это к нам вернулось в искажённом виде то восклицание, которое во времена Грибоедова и Даля было повсеместно известным, но постепенно подзабылось: «Ба!». Что называется, получите «бистро» и «макдональдс», если не хотите столовых, закусочных и харчевен. Кстати, случайно ли, что слово «содержание» – исконно русское. А вот «форма» – привнесённое. «Дело» – отечественное. А «жест» – пришлое. Между прочим, «имидж», «рейтинг», «статус» – тоже не местного изготовления. Хотя в русском, казалось бы, имелись «влиятельность», «весомость», «значимость», «положение». Мне сдаётся, что, производя заимствования, совершенно не думают о том, что тем самым лишь усложняют решение проблем. От того, что обзавелись словечком «консенсус», – мы что, уменьшили, смягчили происходящие где бы то ни было столкновения? Легче после этого стало добиваться «согласия», «взаимопонимания», «лада»? Проще стало выстраивать взаимоуважительные отношения? Вспоминается по этому поводу мне грустный анекдот. Приезжий спрашивает жителя деревни:

- У вас в деревне воры есть?

- Нет, что вы. Случается, правда, что сами друг у друга иногда воруют.

Вот и мы – подчас нам не нужны никакие внешние недруги типа Бжезинского или Олбрайт. Сами ухитряемся себе навредить, себя обеднить. Мне уже не однажды доводилось с высоких конференционных трибун сетовать на то, как скудно в нашем российском радио представлены отечественная музыка и песенный русский язык. К сожалению, обыкновенные здравомыслящие люди, с кем бы я на эту тему ни разговаривал, и солидарные со мною, не решают проблемы. А с теми людьми, которые для отечественного радио предопределяют ведущую долю англозвучащих песен, лично я не знаком. Как не знаком и с теми, кто задумал и осуществляет проект многосерийного телефильма «Школа». Наверное, все помнят историю про то, как знаменитый русский адвокат Плевако (или А.Ф. Кони? Я эту историю слышал в детстве, потому за адекватность не ручаюсь) однажды должен был защищать в суде горбуна. И добился снисхождения подзащитному благодаря тому, что несколько раз произнёс одну и ту же фразу:

«Господа присяжные заседатели!»

На возмущение присутствующих он заявил:

«Вам не понравилось, что я несколько раз повторил одно и то же вполне пристойное обращение. А каково было тому, кого изо дня в день несправедливо обзывали и третировали!»

Из давней истории возможны разные выводы. К сожалению, повторюсь, их не делают те, от кого зависят векторы культурной политики на нашем телевидении и радио. Вот, скажем, дозвонилась на радиостанцию «Маяк» слушательница и в стихотворной форме выразила протест на засилье американской музыки, отсутствие музыки русской. Сразу следом за телефонным звонком передавали новости, а после новостей – вновь зазвучала американская музыка. Я обиженно переключил свой трёхкнопочный громкоговоритель, установленный на кухне. Выбрал радио «Россия». И тут вдруг слышу:

– Начинается передача «СИНОПСИС-ШОУ»

Честное слово, иной раз возникает ощущение, что находишься где-то в оккупации! Вновь выскажу своё допущение: возможно, я именно потому обострённо реагирую на то, что происходит с русским языком и русской культурой, именно потому, что сам не чисто русский, и гляжу на события немножко под другим углом зрения, нежели абсолютно коренное население. Хотя куда уж более коренное! Прадед переехал в Россию примерно сто двадцать пять лет назад, и греческие корни забыты, родственники – только российско- и постсоветскоживущие, других языков кроме русского не знаю, и иной, кроме российской, жизни себе не представляю! Так вот, не могу взять в толк, почему, допустим, англичане не торопятся отказываться от правостороннего движения, от своих фунтов, милей. Почему греки, как выясняется, не спешат перейти на общемировые знаки препинания, и в своих текстах вместо вопросительного знака пишут точку с запятой? До меня, во всяком случае, не доходило протестного шума-звона относительно подобного поведения британцев или греков. Никакие санкции, похоже, не вводятся и в адрес финнов, которые упорно именуют мой родной Петербург никак иначе, как Пийтари. Причём ведь мы, петербуржцы, отзываемся на такое название. Как и москвичи – не требуют от немцев, французов, китайцев унифицированного написания-произношения МОСКВА. Принимают, без обид и злобы и Москау, и Мосха и прочие варианты! Зачем же мы то удлиняем написание Таллина на одну буковку «н», то переделываем давнюю Алма-ату на Алматы? А теперь ещё немалое количество политиков, контактирующих с украинцами, порываются говорить не по-русски «на Украине», а так, как на том настаивают их украинские коллеги: «в Украине». Но мы же говорим «на Кубе», а не «в Кубе». Говорим: «на Филиппинах», «на Аляске», «на Марсе» и т.д. Почему же кто-то из-за границы должен нам указывать, какие нам нужно принимать правила произношения и согласования! Пусть эта граница и недавно образовавшаяся. Между прочим, чтобы с проблемой такого рода столкнуться, не обязательно нужно пересекать границу. На моей памяти грамотным и вполне политкорректным было слово «Башкирия» (да и дома ещё стоит на полке географический атлас с такими указателями). Так нет же! По чьему-то настоянию появилось слово «Башкортостан». Зачем? От устойчивой ошибки в произношении названий городов Лондон или Париж – многие ли иностранцы были выдворены за пределы Англии или Франции? И, с другой стороны, если мы год от года будем шлифовать-уточнять произношение-написание имён соседей и их столиц, сильно ли улучшатся наши взаимоотношения? Или же стоило бы заняться задачами более важными!

Задач, между нами, не перечесть! Куда ни кинь – везде проблемы. Ни в автопроме нет благополучия, ни в образовании, ни в фармакологии. Прямо хоть по алфавиту перечисляй и устанавливай, как нынче принято говорить, приоритеты. …Не первоочерёдность, не главенство, не важность. Может, под такое словечко больше денег удаётся заполучить из бюджета? Кстати, предположение не лишено основания. Как догадываюсь, система грантов2 – несёт в себе едва ли больше позитива, нежели негатива. Тут и пышным цветом распускающееся наукоподобие, и кумовство, и система «откатов», и «подкармливание» нужных начальников. В этих условиях изначальная цель грантов: содействие развитию науки, образования, техники – уходит далеко и может быть благополучно забыта. Никто про неё, похоже, и не вспомнит. Ни начальники, принявшие отчёт и отрапортовавшие наверх об освоенных денежных фондах, ни подчинённые, уставшие заполнять бесконечные формы, где из пустого в порожнее пересказывается-нахваливается, насколько полезной и умной была законченная исследовательская работа. Куда мудрей считалось некогда у наших предков-россиян: «Хорошая работа сама себя хвалит».

Между прочим, отношение к рекламе – не знаю, какое складывается в окружающих странах, – ну а в здоровом большинстве земляков и соотечественников замечаю, как реакцию на рекламу, и иронию, и недоверие, и опасение, и досаду3. Сдаётся мне, что многие умеют давать поправку на хитрость, с какой мастера-рекламодатели подманивают потенциальных потребителей («Вы этого достойны!» и пр.). Если судить по нескончаемому потоку предложений, предполагаемый средний потребитель не заслуживает ничего, кроме сострадания. Ведь ему нужно и от пота избавляться, и от перхоти, и от излишнего веса, а пылесос его, мобильный телефон и автомобиль – едва их приобретут, тут же устаревают. Наступающая и вездесущая реклама наших дней пытается перекраивать мир русской культуры, который традиционно был нацелен на совершенно иные ценности. Из литературы о дореволюционной России, да и из немалого числа лет, прожитого при советском укладе, мне известно, что русские люди устойчиво ориентировались не на удовольствие, богатство, мифическую удачу или статусное потребление. Какое там статусное потребление! – «Живи незаметно». Вот каков был принцип, незыблемый для основной массы россиян. «Работай, живи и учись для народа, советской страны пионер!» – задорно распевали мы с ровесниками. «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда», а не «Ловите удачу»4, «Живи на яркой стороне». Даже детские игры, типа «дочки-матери» у девочек или «в войну» у мальчишек строились совершенно на иных основаниях, нежели предлагаемые ныне формы досуга, наподобие «Последнего героя», «Монополии» и бесконечных компьютерных «стрелялок». Причём несложно догадаться, что даже наличие в прежние времена внешне противоречивых пословиц: «Терпение и труд всё перетрут» и, одновременно, «Работа не волк, в лес не убежит», «Дураков работа любит» – не рушили единого ценностного пространства, в котором честный, упорный труд занимал весомейшее место. Просто «ленивые» пословицы призваны были обозначить некие рамки, не позволявшие русскому человеку впасть в изнурительное саморазрушение. Труд, как учил Иван Петрович Павлов, должен быть соразмерен возможностям человека. И задолго до нобелевского лауреата народная мудрость сложила краткую формулу: «Делу время, и потехе час». Добавлю и ещё одно предположение. Именно размеренность, присущая русскому человеку на работе, всегда оставляла ему возможность то усовершенствовать своё рабочее место, его оснастку, а то, при необходимости, устраивать ударное ускорение. Ну и грустно констатирую: труд во имя религиозного спасения, во имя строительства светлого (даже едва ли полностью сбыточного) будущего – разве может сравниться эта энергетика с энергетикой человека, собирающего деньги на автомобиль или стремящегося расплатиться как можно скорее с ипотекой!

Отношение к богатству, к бедности испокон веку характеризовалось в устойчивых пословичных выражениях: «Бедность не грех, но до греха доводит». «Голь на выдумки хитра». Про палаты каменные, которые не нажить трудами праведными, и говорить не приходится, все это изречение знают. «Сохрани Бог от мора, от пожара, да от нашего брата, как угодит в бара». Богатство, стало быть – испытание. И далеко не всякому оно под силу. Даже и комфорт в этом отношении угрожает человечности в человеку. Послушаем, какие пронзительные суждения высказывал Ф.М.Достоевский в «Дневнике писателя» за 1877 год: «…Скорее мир, долгий мир зверит и ожесточает человека, а не война. Долгий мир всегда родит жестокость, трусость и грубый, ожирелый эгоизм, а главное – умственный застой»5. Вот, почему, думается, русский человек трактует понятие «комфорт» принципиально иначе, чем какой-нибудь американец или немец. У нас прежде всего речь идёт о внутреннем состоянии души и о ладе во взаимоотношениях с близкими – семьёй, друзьями, коллегами по работе. А не о телесных удобствах. Очень точно подметил Игорь Ачильдиев: «Рынок – наиболее сильный фактор прогрессирующей экономики – в славянском идеале свободы занимает второстепенные позиции, во многом уступая требованиям уравнительной справедливости и сострадания обездоленным»6.

Не в чести на Руси были щегольство, хвастовство, тщеславие: «Делай не хвалясь, а Богу помолясь», «В пустой бочке звону много», «Щеголять смолоду, а под старость умирать с голоду», «Кто хвалится, с горы свалится». Можно уверенно сказать, что «Книга Гиннеса» – изобретение принципиально иного, даже альтернативного мироотношения по сравнению с тем, что был характерен для России. Между прочим, характерно: если любоваться сохранившимися в Петербурге с дореволюционных времён особняками, то рано или поздно обращаешь внимание на неправославные имена владельцев: Зингер, Сан-Галли, Юсуповы и т.п. Приметно настороженное, отчасти стыдливое отношение русского человека к торговле, рынку: «Не обманешь, не продашь», «Купец, что стрелец: оплошного ждёт», «Лучше торговать, чем воровать», «Большая добыча хуже малой» (и люди позавидуют, и самому не впрок7). Принципиально важен и характерен народный совет: «Ищи себе прибыли, другому не желай гибели». Стало быть, вектор на личное благополучие не вступает в жёсткое антагонистическое противоречие с интересами окружающих. И ещё один ракурс в теме богатства. Бросается в глаза, насколько русский человек расточителен. Могу предположить, что даже и неуважительность к отдельно взятому человеку у нас именно от такого богатства. Попробуй удиви россиянина полезными ископаемыми, богатствами фольклора, знаменитостями – это вам не небольшая страна наподобие Финляндии, где олимпийские чемпионы и композиторы наперечёт, где «Калевала» в сфокусированном виде содержит едва ли не весь народный эпос. Кто из россиян помнит, сколько наших соотечественников слетали в космос? А сколько у нас олимпийских чемпионов? Неохватные богатства и расслабляют, и чреваты появлением беспечности, лености, шапкозакидательских настроений. (Россия, проигравшая в 2009 году футбольное соперничество скромной, но мобилизованной Словении, – поучительный тому пример). С темами богатства, труда, его мотивации перекликается и такая отечественная проблема, как безответственность. Между прочим, разветвлённость кластера близких понятий – беспечность, несобранность, расхлябанность, разгильдяйство (вдобавок – как писал академик Б.Раушенбах, – имеется в русском языке ещё удивительное слово «сойдёт», которого, нет больше ни в одном языке8)– разве не свидетельство внимания к данной проблеме? Залог способности её осознать, вербализовать и, как говорят психологи, акцентуировать. Здесь уже обозначается и возможность реально работать над данным негативным качеством.

Одна из великих российских проблем – специфическое, мягко скажем, отношение к закону, порядку. По остроумному замечанию Михаила Задорнова, «только для русских конец жёлтого и начало красного считается зелёным». Выросши не в Германии, а в России, я склонен извечную оппозицию россиян параграфу закона объяснять не какой-то разбойничьей природой русского человека, а скорее статичностью законов. Кроме того, мне – сознаюсь! – ближе по духу люди, готовые переходить дорогу на красный свет неисправного светофора, нежели те, кто открыто чествует осведомителей. Поясню: в США, как широко сообщалось в СМИ, неоднократно отмечались в качестве человека года именно осведомители. В русской же традиции – «Доносчику – первый кнут». Ябеда, стукач, анонимщик лишь в уродливой обстановке сталинских чисток и доносов могли собрать свой чёрный урожай насилия и злобы. По великому секрету могу поделиться и ещё одним крайне любопытным своим наблюдением. Если всмотреться в перечень смертных грехов: гордыня, тщеславие, обжорство, блуд, сребролюбие, гнев, уныние – то окажется, что ни лень, ни пьянство, ни даже воровство в этот список не попали! Конечно, мне будут возражать, де пьянство подпадает под грех объядения-обжорства, лень – соседствует с унынием, а воровство – со сребролюбием. Но это, что называется, уже рассуждения в пользу бедных. Согласитесь, законы хороши тогда, когда их не нужно дотолковывать.

Характерная черта российской жизни – неустроенность. Достаточно сравнить какие-нибудь картинные виды австрийских деревушек или финских домиков, остающихся за окном автобуса, с тем, что мы лицезреем в российской провинции, чтобы едва ли не впасть в отчаянье. Но имеется по меньшей мере одно утешительное рассуждение. Именно неустроенность (если не доводить её до полного развала, хаоса), своего рода творческий беспорядок – это та обстановка, которая единственно и подталкивает к умственным усилиям, изобретательности, смётке. Мыслимо ли, допустим, какому-нибудь финну или немцу представить, что в городских петербургских условиях иной раз выгоднее жить дальше от метро, чем ближе (потому как на самых близких остановках в подъехавший трамвай не втиснуться). Лично я не раз замечал, как женщины специально садятся в трамвай, едущий в обратную сторону, чтобы при посадке где-то там, пораньше уже не иметь проблем. То есть – чтобы быстрее добраться до работы-учёбы, им приходится ехать в обратную сторону! Абсурд? Или единственно точная по обстоятельствам логика? «Конечно, неорганизованность и безалаберность, – пишет петербургский философ Борис Васильевич Марков, – это плохо, но в условиях кризиса, когда старые правила не действуют, русские оказываются наиболее приспособленными. Может быть, поэтому Россия – страна реформ, революций, перестроек, вообще постоянных перемен, которых так боялись древние китайские мудрецы»9. От себя ещё добавлю грустноватую констатацию. Подобно нескольким ранее названным оппозициям, слово «организация» – не русское. Нам более знакомы-привычны слова: «выдюжить», «пересилить», «рвануть», «напрячься», «надавить», «одолеть», «собраться», «поднажать»

Одной из ведущих социально-психологических характеристик русского человека выступает склонность к «ударной» работе, готовность трудиться в условиях с обострённой мотивацией, в экстремальной обстановке – вплоть до самопожертвования. И в то же время – неумение (или нежелание, что в данном случае не имеет принципиального значения) выкладываться в нудной размеренности, с педантичностью и самодисциплиной. Динамизм оказывается привлекательней относительной статичности. Мне трудно сказать, свидетельствует ли порывистость, нередко переходящая в безудержность10, о слабой воле, малой энергетизированности, или скорее о специфичности того и другого качества. Ясно лишь, что у русского человека получиться может, когда, что называется, очень загорелось, подпёрло или, на худой конец, подфартило. При упомянутой порывистости русские склонны к рефлексии. Неудивительно, ведь именно при постоянном динамизме жизни и общей неустроенности рождаются смётка, изобретательность, находчивость, сообразительность. По рассказам, это отмечали и Наполеон, и Гитлер, предостерегавшие своих воинов вступать в спор с русским мужиком. Кто кто, а русский человек умеет и спорить, и находить себе оправдание. Печально при этом, что русские – очень и очень различны. Еду в метро. Стою возле дверей, читаю. Вижу, что прямо передо мною сидит парень, а возле него – стоит пожилая женщина. Наклоняюсь, негромко спрашиваю парня:

- Вы себя очень плохо чувствуете? С ночной смены едете?

- А что?

- Да вот, видите, женщина стоит.

Тут он поворачивается к стеклу и показывает мне:

- Здесь не написано, что места только для пожилых и инвалидов.

Что поделать, не написано. Позиция парня принципиальна. Он себе нашёл оправдание. Пусть живёт таким, это ему и наказание.

Говорю так, потому что вспоминаю историю про первые десятилетия советской власти. Конвоиры ведут священника на расстрел. Один – особо неистовствует, подгоняя священника прикладом. И приговаривает:

- Что-то твой боженька за тебя не вступается, меня не наказывает.

- А тебя Господь уже наказал. Тем, что ты такой.

Русский характер внутренне противоречив. Он близок и к раболепию, и к бунту против любых авторитетов. Русский всемирно отзывчив, но не спешит прибрать в родном подъезде. У него на кончике языка и добрый совет совершенно незнакомому человеку, и бранное слово в адрес близкого. В России много умных, но мало благополучных и счастливых. Возможно, внутренняя противоречивость русской культуры и русского человека как субъекта и порождения этой культуры вызваны неблагоприятными климатическими и сложными геополитическими обстоятельствами. Но простите, кому в мировой истории жилось легко? Эльзасцам? Жителям Литвы? Племенам чуди и мордвы? А возможно, эта противоречивость – порождение той пестроты родов и племён, которые сплавлялись на протяжении многих веков в единую российскую культуру. Даже по фамилиям, что ныне распространены в нашей стране, это легко разглядеть: Алтаев, Башкирцев, Гречко, Зырянов, Немцов, Татаринов, Хохлов, Эрьзя… И самое основное, что соединяет воедино эту многомиллионную массу неповторимых персон, – это «великий и могучий» русский язык.

Скорее не русскому человеку недостаёт чего-то, присущего среднему европейцу, или представителю столбовой дороги цивилизационного развития, а наоборот, у русского человека имеется нечто, не учитываемое немцем, англичанином, американцем. Допустим, – помимо желания трудиться и кормиться – у него есть потребность найти некий высокий смысл. «К особенностям русской культуры, – указывает современный китайский исследователь Ань Цинянь, – всегда относились духовные устремления»11. Эта жажда может находить выражение когда в душевном томлении, когда в виде так называемых «коленцев», когда – в запоях, когда – в виде творчества. Причём для человека, воспитанного русской традицией, характерно не линейное желание кого-то перещеголять количественно (больше поднять, дальше плюнуть), но – сделать что-то позаковыристее, усложнив задачу.

Россия – как многоборец, который то и дело порывается состязаться с, так сказать, чистыми атлетами – специализирующимися кто на беге, кто на прыжках, кто на плаванье… Нас удивляет Пизанская башня. Падает и всё не упадёт. Да вся наша Россия – это большущая Пизанская башня! Её всё толкают-подкапывают, она сама всё клонится-клонится, да никак не упадёт. Возможно, высокое призвание России в том, чтобы показать: на земле невозможно построить рай. Но одновременно и в том, чтобы продемонстрировать: одними земными заботами-радостями жить человеку не пристало.

Митрополит Иоанн писал в своё время: «Русь не потому «святая», что живут на ней сплошные праведники, а потому, что стремление к святости, к сердечной чистоте и духовному совершенству составляет главное содержание и оправдание её существования»12.

С судьбами России связали свою судьбу многие большие и малые народы. Мне встречалось рассуждение Ромазана Гаджимурадовича Абдулатипова: «Было бы правомерно избегать употребления термина «малый народ», как содержащего ярко выраженный небрежительный оттенок, заменив его понятием «народ»»13. Уж не знаю, где автор усмотрел пренебрежение?! Есть ли пренебрежение в термине «редкоземельный элемент»? Считаю, что мой, греческий народ своей ветвью органично вливается в общее развитие Великой России. И был бы счастлив, если бы всех вместе нас объединяло общее устремление

^ ИЗ СЛАВНОГО ПРОШЛОГО В ДОСТОЙНОЕ БУДУЩЕЕ.


((Опубликовано: Регионы России для устойчивого развития: образование и наука народов Российской федерации: Материалы научно-практической конф-и. – Новосибирск: Новосиб. Гос. ун-т, 2010. – С. 187 – 193 ((0,6 п.л.))))


1 Пример с менеджером рассказал Г.Л.Тульчинский.

2 Нелишне напомнить, что на воровском жаргоне слово «грант» означает «удавка»…

3 Как вариант «рекламы» по-расейски, сколь незамедлительной, столь же и доверительной, могу привести испуганное восклицание одного бывшего студента: «Я на этой фирме работаю. Этот чай не покупайте!».

4 «Жизнь так коротка – откуси кусок побольше!» – книга, которую я видел как-то на книжном прилавке, судя по всему, написана в очень нетрадиционном для русской культуры духе.

5 Цит. по: Собрание мыслей Достоевского. Составил Михаил Фырнин. М.: Издательский дом «Звонница – МГ», 2003. – С. 355. Кстати, подобные мысли – о том, что сытая жизнь разобщает и развращает, – высказывал и Кант, а также, задолго до того, Аристотель.

6 Ачильдиев И. Власть предыстории. – М.: Прометей, 1990. – С. 171.

7 Пояснение даёт Владимир Иванович Даль: Пословицы русского народа. – Йошкар-Ола: Марийский полиграфический комбинат, 1995. – С. 189.

8 Раушенбах Б. В. Постскриптум. – М.: АГРАФ, 2001. – С. 71.

9 Марков Б.В. Знаки бытия. – СПб.: Наука, 2001. – С. 544-545.

10 См., например, Д.С.Лихачёв. О национальном характере русских / «Вопросы философии». – 1990, № 4. С. 5.

11 «Вестник РФО». – 2007, № 2. – С. 76. Применительно к этой духовной потребности могу вспомнить такой пример: взмыленный, бегу со второй работы на третью. И на углу проспектов в районе новостроек обгоняю двух мирно бредущих под ручку старушек. Слышу ненароком, как одна из них декламирует:

«Тара-рарб [эти слова не расслышал]

Стрелы летящей». Такая Россия – выстоит! Полуголодные пенсионерки живут поэтическими радостями. Пусть не обижаются иностранцы из самых процветающих стран: мне подобные российские старушенции по-человечески гораздо интересней!

12 Иоанн, Митрополит С.-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. – СПб.: Издательство Л.С.Яковлевой, 1994. – С. 63.

13 Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального «Я». – М.: Мысль, 1991. – С. 48





Похожие:

А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconУрок технологии в 9 классе по элективному курсу «Обычаи и традиции русского народа» Тема: Роспись пасхальных яиц в технике восковой живописи
Цель: Сформировать представление о художественной культуре русского народа, познакомить с техникой восковой росписи, воспитывать...
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconЯзык – это история народа язык – это история народа
Поэтому-то и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью…
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconДокументы
1. /Тайны русского народа.txt
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconУказатель имен
На земском поприще и государевой службе Глава в союзе русского народа
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconДокументы
1. /Пословицы русского народа (Даль).txt
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconДокументы
1. /Пословицы русского народа (Даль).txt
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconДокументы
1. /ГЕНОЦИД РУССКОГО НАРОДА.doc
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconИнформация из архивных материалов 2000 года (автор Татьяна Кудрявцева)
Если проанализировать духовное развитие росии, обнаружатся вполне логичные закономерности: воля, вера и мудрость – три кита, которые...
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconДокументы
1. /Неизвестные герои русского народа.doc
А. Е. Зимбули традиционное мировосприятие русского народа iconДокументы
1. /Валерий Демин Тайны русского народа.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов