Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского icon

Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского



НазваниеОбразы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского
страница1/4
Осьминина Елена Анатольевна
Дата конвертации11.07.2012
Размер0.53 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4



С сайта: http://vak.ed.gov.ru


На правах рукописи


Осьминина Елена Анатольевна


ОБРАЗЫ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ


В ПРОЗЕ Д.С. МЕРЕЖКОВСКОГО


Специальность: 10.01.01 – русская литература


А В Т О P Е Ф Е P А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Москва


2010


Диссертация выполнена в Отделе новейшей русской литературы

Института мировой литературы Российской академии наук


Научный консультант:

доктор филологических наук, главный научный сотрудник ИНИОН РАН

^ Александр Николаевич Николюкин.


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Владимир Алексеевич Воропаев,

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова


доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник

^ Алексей Маркович Любомудров,

Институт русской литературы РАН


доктор филологических наук, профессор

Вадим Владимирович Полонский,

Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН


Ведущая организация:

Литературный институт им. А.М. Горького


Защита состоится 25марта 2010 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 002.209.02 при Институте мировой литературы им. А.М. Горького РАН по адресу: 121069, Москва, ул. Поварская, 25а, ИМЛИ РАН, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН.


Автореферат разослан «____ » «___________» 2010 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат филологических наук О.В. Быстрова


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования

Изучение литературных связей, взаимодействий и взаимовосприятий было и остается одним из актуальных направлений литературоведения. В нем существует множество аспектов, проблем, тем исследования. В том числе – и анализ общего образа культуры, воспринимаемой страны, в определенной совокупности ключевых мотивов и мифологем, проявляющихся в литературе.


Для изучения отдельных периодов литературной истории (и творчества отдельных писателей) указанное направление оказывается особенно плодотворным, особым образом актуализируется, приводит к наиболее интересным результатом. В частности, в исследованиях Серебряного века и Русского зарубежья. В означенное время русские литераторы особым образом понимали и представляли образы культур (в данном случае – в общем духе символистской эстетики); в эмиграции, кроме того, они получили возможность увидеть страну «изнутри». А также непосредственно влиться в европейский литературный процесс, завязать новые связи, использовать новые возможности и средства ( прежде всего, обратиться к ранее недоступным источникам информации, материалам). В изображении национальных культур, стран появляются новые краски. Их исследование представляется особенно плодотворным – в рамках общего интереса к литературе указанного периода и ее активного изучения в настоящее время.

Творчество Д.С. Мережковского в этом аспекте приобретает особое значение, становится чуть ли не знаковым. Еще в начале века в глазах современников он выглядел писателем «европейским», отмечалась связь его произведений с литературой Запада (многозначительно название статьи Н.К. Михайловского о Д.С. Мережковском – «Русское отражение французского символизма»). В эмиграции Б.К. Зайцев обобщил: «Мережковский внутренне воспитывался уже и на Европе – в образе ее истинной культуры, - а доморощенности в нем никакой не было»1. И именно образы культур, в их символике, начиная с самого первого сборника «Вечные спутники» (очерк «Акрополь») удавались ему замечательно. В каждом его романе, трактате или биографии они выписаны с большим мастерством и знанием материала. Тут Мережковский – в своей стихии, здесь его книги обладают действительным художественным воздействием. В.Я. Брюсов некогда писал о культурном строительстве, как главном деле Мережковского2, О.Н. Михайлов назвал его «пленником культуры»3, сразу обозначив особенности творческого акта; на наш взгляд, в этом плену он стал победителем. Равных по уровню, в тому числе и художественному, образцов в «культрологической» прозе начала века и эмиграции – создано не было.

Все это закономерно определило выбор его творчества в качестве объекта исследования, как наиболее яркого и типичного для изучения прозы в избранном ключе. Вместе с тем то, что справедливо по отношению к Мережковскому, относится и ко всей прозе Серебряного века и эмиграции.


^ Новизна исследования

Уже в советское время, в трудах по теории и истории символизма, творчеству и деятельности Мережковского уделялось достаточно большое внимание. Сам писатель – типичнейший (возможно, что и наитипичнейший) представитель русского символизма. Это неоднократно отмечалось многими исследователями, так, В.В. Полонский пишет о Мережковском: «Его творчество представляется в этом смысле чрезвычайно показательным, поскольку, будучи одним из “отцов-основателей” русского модернизма, он в своей творческой эволюции наиболее последовательно воплощал в жизнь однажды выбранные для себя в качестве путеводных принципы символисткой эстетики»4. В историях литературы5, исследованиях литературного процесса и журналистики начала века6, в обобщающих трудах по поэтике символизма7 анализу его произведений всегда отводилось значительное место. В специальных статьях и книгах, посвященных творчеству писателя, вопросы его поэтики рассматривались и рассматриваются – в трудах О. В. Дефье, Л.А. Колобаевой, О.В. Кулешовой, З.Г. Минц, Д.М. Магомедовой, В.В. Полонского, Л.Н. Флоровой8 и др.

Исследуется и религиозно-философская система писателя. В историях русской философии практически всегда излагается его доктрина «Третьего Завета»; среди трудов, имеющих «выход» на литературоведение, следует назвать статьи П.П. Гайденко, О Матич, Е.К. Созиной; книги С.П. Бельчевичена, Я.Л. Сарычева, ту же монографию О.В. Кулешовой9 и др.

Сделаны шаги и в изучении «образов культур» у Мережковского; эта тема, в различных аспектах ее исследования, развивалась постепенно. Начало, закономерным образом, следует искать в изучении межлитературных связей, различных влияний на писателя. Первое обращение к римской культуре ознаменовано исследованием образа Юлиана Отступника – в статьях Д.М. Шарыпкина, Г.М. Фридлендера, Г.Н. Храповицкой10. О влиянии немецкой культуры на Мережковского писали М.Ю. Коренева, Э. Клюс, Б. Розенталь11. Некоторые аспекты итальянской истории и культуры в рецепции Мережковского обсуждались в статьях Дм. Панченко, Э. Бацарелли, М–Д. Додеро Коста12. В.В. Полонский в уже названной книге указывает французские источники биографии «Наполеон». Перу В.Е. Багно принадлежит исследование мифа о Терезе Испанской, в том числе и в «Испанских мистиках»13, о Мережковском и Г. Гауптмане писал Г.А. Тиме14. Преобладание Рима и Италии не случайно – именно эта культура привлекала Мережковского в начале века более всего.

Последнее время ученых интересуют и древнейшие культуры в творчестве писателя, повлиявшие на всю европейскую цивилизацию в целом. Здесь следует указать на кандидатские диссертации Н.В. Кузнецовой, Е.Г. Солнцевой, статью А.В. Лаврова, но прежде всего, на двухтомник Л.Г. Пановой «Русский Египет»15, одна из подглавок которого посвящена роману Мережковского «Мессия». Весь опыт изучения различных аспектов творчества писателя учитывался в диссертации.

Вместе с тем это действительно первые шаги. В указанных работах – что методологически совершенно верно – образы культур выводятся из общей религиозно-философской концепции писателя. Но большинство из них посвящено не одному Мережковскому. Солнцева анализирует также произведения О. Мандельштама и В. Хлебникова. В фокусе внимания Пановой – М. Кузмин, основные египетские мифологемы рассмотрены для того, чтобы показать их отсутствие у данного автора ( а значит, его новацию в теме). Жанр предисловия ограничивает возможности А.В. Лаврова.

Именно поэтому не определены и не проработаны ключевые источники для Мережковского: Л. Панова называет только А. Вейгалла, Е. Солнцева - Б.Тураева, а в статье об Атлантиде16 не указывает ни одного атлантологического источника. Акценты сдвинуты, традиция не обозначена. Хотя именно вопрос об источниках, в общем изучении образа культуры, имеет большое значение.

Все это подводит к необходимости серьезного и обобщающего исследования темы, в котором различные аспекты взаимодействия писателя с иной культурой, восприятия и изображения культуры, рассматриваются комплексно, как принципиально важная составляющая часть его мировоззрения и творческого кредо. Настоящая работа написана в русле решения этой задачи.


^ Объект и предмет исследования

В рамках современного изучения прозы Серебряного века (и ее традиций в русской эмиграции), в связи с актуализацией избранных подходов и аспектов литературоведческого анализа, была выбрана типичная и ключевая фигура Д.С. Мережковского. Его проза, во всей целостности (то есть весь корпус текстов), стала объектом исследования в настоящей диссертации.

Предмет исследования – образы мировой культуры в этой прозе. Содержание и принципы их создания, выведенные в результате общего анализа, иллюстрируются на примере двух культур – Атлантиды и Египта. Как первая ступень к созданию образа, для уяснения смысла некоторых символов и мифологем, анализируется культура легендарная – Атлантида, которую некоторые мыслители считали пра-культурой.

Реальная пра-культура, сыгравшая мировую цивилизационную роль, – Египет. Он выбран по нескольким причинам: и по его значению для всей европейской культуры, и по мощнейшей рецепции в мировой литературе (и литературе русского Серебряного века), которую знал и учитывал писатель. Кроме того, Египет – единственная культура, которую Мережковский подробнейшим образом и исследовал в документальной прозе, выведя основные мифологемы и концепты ( трактат «Тайна Трех»), и изобразил в историческом романе ( «Мессия»), создав именно художественный его образ в беллетристике. Египетская дилогия – последнее обращение Мережковского к жанру исторического романа, его писательские особенности проявились здесь наиболее ярко и выпукло. Созданием образа Египта художественные искания Мережковского завершились.

То есть исследование образа культуры происходит в диссертации «ступенчато»: сначала оно описывается в «теории», а затем иллюстрируется, на примере чистого символа ( Атлантиды), затем реальной культуры в документальной прозе и, наконец, в прозе художественной.


^ Проблема, цель и задачи исследования

Образ культуры в творчестве Мережковского подчиняется общим законам его поэтики и создается по ее принципам.

Эта поэтика определяется в литературоведении как «генерализующая». То есть произведения Мережковского представляют из себя некий единый текст. Сам писатель говорил о них : «Это – звенья одной цепи, части одного целого. Не ряд книг, а одна, издаваемая только для удобства в нескольких частях. Одна – об одном»17.

Это единство определяется религиозно-философской системой писателя и выражается в наличии индивидуального символистского мифа (современные литературоведы указывают на существование такого мифа, у художников данного направления).

В мифе можно выделить ключевые мифологемы, они определяют образ культуры у Мережковского и проявляются в изображении героя, культурного фона и ландшафта. В то же время в означенных составляющих задействован и конкретный историко-культурный материал, религиозное и художественное содержание артефактов, реалии изображаемой страны. Учитывается и смысл, который вкладывает в них определенная философская и литературная традиция.

Цель настоящей работы – исследование образа культуры во взаимодействии ключевых мифологем единого символистского мифа Мережковского с реальным историческим, историко-культурным содержанием. Диалектика соединения - заданности мифа и данности истории – является ключевой проблемой диссертации. Для ее решения необходимо показать, как исторический материал проступает сквозь индивидуальный миф, а индивидуальный миф трансформирует исторический материал; так сказать, диалектику в действии. Соотношение «теории» и «практики», идеи и материи, заданности и данности, их взаимодействие приводит к новому результату, созданию текста определенного уровня, качества и особенностей.

Цель диссертации определила ряд задач, которые ставились и решались в ходе работы.

Исходя из означенных тезисов: об индивидуальном символистском мифе и «генерализующей поэтике» писателя, уже обоснованных и доказанных в отечественном литературоведении, – представлялось важным описать универсальный миф Мережковского, выявить его ключевые мифологемы и принципы поэтики, им определяемые.

Затем необходимо было показать, как этот миф проявляется при изображении конкретных культур. Сначала – легендарного культурного пространства Атлантиды. Тут соответствие образов и символов наиболее полное, следует говорить не столько о реальном содержании определенных артефактов, сколько о философской и литературной традиции их толкования. Необходимо было определить и исследовать основные источники, используемые Мережковским, разделить их на «первичные» и «вторичные», уяснить их историю, сопоставить их текст с текстами писателя.

Затем исследование надо было перенести на поле реальной культуры. Здесь миф вычленить сложнее, зато диалектика видна с большей отчетливостью. Надо было сравнить конкретное историческое содержание артефактов со смыслом, который вкладывает в них Мережковский. Поскольку реалии наполнены определенным религиозным и художественным смыслом, определение и исследование источников их описания (а затем - соответствия текста Мережковского означенным источникам) были также важны. Объем работы с источниками оказался значительно больше; она потребовала специальных знаний как в области египетской культуры, так и египтологии, в ее различных отраслях, связанных с изучением истории Древнего Египта, его религии, искусства, культуры повседневности.

В результате анализа взаимодействия «мифа» и «реальности» был сделан вывод о его результате – построении своей модели мира, своего «образа культуры».


^ Теоретическая и методологическая основы исследования

Проблематика и связанные с ней цели и задачи диссертации определили методы и принципы исследования.

Такие базовые понятия культуры, как миф и мифопоэтика, толкуются в традиции, заложенной в трудах А.Ф. Лосева, Е.М. Мелетинского, В.Н. Топорова, З.Г. Минц. Учитывались и работы культурологов, представителей мифологической школы, в современный Мережковскому период – Дж. Фрейзера, Л. Фробениуса, Дж. Харрисон. При анализе поэтики писателя теоретико-литературоведческой базой являлись фундаментальные исследования Б.В. Томашевского, В.М. Жирмунского, В.Е. Хализева.

Базовая литературоведческая школа, на положения которой мы старались ориентироваться, - сравнительно-историческая, основанная А.Н. Веселовским. Его труды: «Историческая поэтика», «Поэтика сюжетов», отдельные статьи – на многие десятилетия определили вектор развития этой школы (современной компаративистики). Механизмы литературного «диалога», рецепции, воздействия и восприятия, разработанные данной школой; ее важнейшие понятия: «своего» и «чужого», «духа художника», «духа эпохи», – задействованы в настоящей работе. От них происходит представление о «духе культуры», образе культуры, образе страны, исследованием которых занимается современная наука имагология ( от франц. image – образ), ее достижения и методы также использовались в работе.

Среди ученых-современников Мережковского следует выделить Ф.Ф. Зелинского, его культурологические и филологические изыскания. Современное западное литературоведение в рамках избранной темы интересно школой «истории идей» ( работы Ф. Йейтс).

Конкретным примером общего анализа поэтики ( в котором легко выделяется искомый ракурс) послужило исследование А.П. Чудакова «Проблемы поэтики А.П. Чехова». Его методы были опробованы еще ранее, при изучении творчества другого писателя Серебряного века и эмиграции ( И.С. Шмелева). Это структурный анализ.

Таким образом, в работе применялись сравнительно-исторический, структурный и имагологический методы.


^ Положения, выносимые на защиту

1. В художественном сознании Мережковского, типичного художника-символиста, наличествует индивидуальный миф. Этот миф обуславливается религиозно-философской системой писателя и расчленяется на своеобразную антропологию, отнологию, историософию, христологию и экклезиологию.

2. В свою очередь, миф строит всю художественную систему Мережковского (в том числе и образ культуры), иллюстрирует религиозно-философское содержание произведений, определяет конкретные художественные приемы писателя. Ключевыми мифологемами в этой связи являются: богочеловек и богочеловечество ( апокатастазис, «восстановление всего»), теогамия ( богосупружество). Основные приемы, определяющие своеобразие его писательской манеры: антиномичность, тяготение к синтезу, соответствие ( correspondance), повтор, – также вытекают из этого мифа, они неоднократно описывались в критике и литературоведении.

3. Образ культуры также раскладывается на определенные составляющие, в нем выделяются герои, культурный фон, ландшафт. На уровне каждой из составляющих происходит взаимодействие ключевых мифологем Мережковского с реальным историко-культурным материалом.

4. В изображении легендарного культурного пространства (Атлантиды) миф проявляется наиболее четко. Сама Атлантида является для Мережковского символом; не «корнем» мировой культуры, как у большинства атлантологов, а «производной» от его религиозно-философской системы; через нее проявляются основные мифологемы писателя. При этом Мережковский использует практически все современные ему труды по атлантологии и обращается к основным историческим источникам.

5. В изображении реальной культуры ( Египта) Мережковский сначала в документальной прозе разрабатывает те же культурные мифологемы. Их смысл соотносится с общим мифом, а содержание соответствует конкретному историческому материалу. Здесь Мережковский также пользуется или упоминает практически все основные труды по теории и истории египетской культуры своего времени.

6. Обоснованные и описанные в документальной прозе о Египте мифологемы переходят в художественную прозу, воплощаясь в самой ткани произведения. Их смысл и содержание не меняется.

7. Писатель хорошо знает символистскую традицию изображения Атлантиды и Египта, бытовавшую в русской литературе начала века, и использует ее. В эмиграции он как будто досказал то, что не успели договорить его великие современники Серебряного века, приводя те же мифологемы, наделяя их тем же смыслом и опираясь на те же источники.

8. В художественной прозе Мережковский создает свой образ Древнего Египта, моделирует, но и «оживляет» его. Это происходит в результате диалектического взаимодействия: идеи и материала, «теории» и «практики». Текст ритуализируется, слово становится действием. Таким образом, реализуются некоторые теории символизма; Мережковский находит истоки традиции и в египетской культуре.


^ Научная новизна и практическая значимость исследования

Научная новизна диссертации состоит в определении содержания «образа культуры», складывающегося в диалектическом взаимодействии мифологем писателя, конкретного историко-культурного материала, с учетом мировой философской и литературной традиции его толкования.

Концептуальная новизна диссертации определяется использованием нескольких методик исследования: сравнительно-исторической, структурной, имагологической. Источниковедческая новизна заключается в определении основных источников для Мережковского – как по истории и теории гностицизма (св. Ириней Лионский, св. Климент Александрийский), так и по анализируемым в диссертации культурам. Для Атлантиды это – И. Донелли, Л. Спенс, Р. Дэвинь (следование Платону исследователями отмечалось). Для Древнего Египта – А. Морэ, Г. Масперо, У. Бадж. Мережковский использовал также и другие источники. Поскольку писатель не всегда указывал их или указывал бегло, мимоходом, сдвигая акценты (в выделении главных и второстепенных), нахождение и анализ потребовал значительного количества времени. Здесь есть и некоторая методологическая новизна – в разделении источников, выявлении «первичных» и «вторичных»; на примере Мережковского все видно особенно наглядно.

Материалы диссертации могут быть использованы самым разнообразным образом. В курсе истории русской литературы ХХ века; в спецкурсах, посвященных прозе Серебряного века (для которого Мережковский, как уже неоднократно отмечалось, фигура весьма типичная) или самого писателя. Затем в курсах истории мировой культуры, в качестве иллюстративного материала. И наконец, при исследовании образов мировой культуры, ключевых мифологем, рецепции одной культуры в другой; механизма создания этих образов.

Найденные в процессе работы источники, сопоставления и отмеченные расхождения должны облегчить работу научных комментаторов – не только текстов Мережковского, но и других авторов Серебряного века, обращавшихся к сходным темам. В отношении Мережковского сделано уже немало – следует отметить комментарии А.Л. Соболева к «Юлиану Отступнику», О.А. Коростелева и А.Н. Николюкина к сборнику эмигрантской публицистики «Царство Антихриста», Е.А. Андрущенко к «Вечным спутникам», «Тайне Запада», «Драматургии» Мережковского. Найденные и проработанные атлантологические и египтологические источники дополнят и обогатят сделанные комментарии и дадут основание для еще не сделанных.


^ Апробация исследования

Важнейшие положения, доказательства, примеры, выдвинутые и описанные в работе, вошли в специальную монографию «Образы мировой культуры в прозе Д.С. Мережковского». По общей теме исследования написано 76 статей, семь из них опубликовано в изданиях, рекомендованных в списке ВАК.

Опыт нахождения источников и методы работы с ними были опробованы в издании отдельных сочинений писателей русской эмиграции и первого эмигрантского собрания сочинений И.С. Шмелева (1998-2000). Работа по подготовке сборника документов «И.С. Шмелев и О.А. Бредиус-Субботина: роман в письмах» удостоена диплома второй премии конкурса научных работ в области архивоведения, документоведения и археографии за 2003-2004 гг., выданной Федеральным архивным агентством.

Основные положения диссертации и ее подходы излагались в докладах на научных конференциях, посвященных прозе русской эмиграции ( конференции по творчеству И.С. Шмелева, А.И. Куприна, И.А. Бунина), культурологическим проблемами, собственно творчеству Д.С.Мережковского, в 1990–2007 гг.

Также методы и результаты исследования были использованы при чтении курсов в МГЛУ: «Культура Русского зарубежья» ( 2001–2005), «Культурология» (с 2009); при написании программы курса «Культура Русского зарубежья» ( МГЛУ, 2005).


^ Структура диссертации

Сказанным выше определяется композиция и структура диссертации, которая состоит из введения, 4 глав и заключения – в нем подводятся итоги и формулируется окончательный вывод.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении указывается актуальность заявленной темы в изучении прозы Серебряного века и эмиграции, объясняется выбор объекта и предмета исследования, констатируется состояние их изученности, в свете чего определяется основная проблема диссертации. Обосновывается ее актуальность, формулируются цели и задачи работы, описываются теоретические и методологические основы. Перечень положений, выносимых на защиту, проясняет и иллюстрирует заявленную научную, концептуальную, источниковедческую новизну диссертации. Из нее выводится теоретическая и практическая значимость работы. Апробация еще раз подчеркивает актуальность заявленной проблемы для изучения прозы Серебряного века в целом.


  1   2   3   4




Похожие:

Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconСпецифика рецепции русской литературы ХIХ века в критике Д. С. Мережковского (1880-1917 гг.)
Мережковского стало издание отечественных монографий, посвященных самым различным аспектам его деятельност Новый импульс для исследования...
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconДокументы
1. /Гиперборея - праматерь мировой культуры .txt
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconРусская философия как составная часть русской православной культуры предисловие автор предлагаемой монографии «Русская философия как составная часть русской православной культуры»
«околонаучную» позицию. Всякий образованный европеец знает, что именно Европа достигла наивысшей ступени развития мировой культуры...
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconДипломная Современные проблемы функционирования мировой валютной системы. Мировой финансовый кризис оглавление
Охватывают все национальное хозяйство
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconПрограмма Международной научной конференции «Джордано Бруно в контексте российской и мировой культуры»
Ренессанса. Конференция соберет крупнейших современных исследователей ренессансной философии и науки и знатоков творчества самого...
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconЖуравлёв Игорь Константинович кандидат философских наук, доцент
«околонаучную» позицию. Всякий образованный европеец знает, что именно Европа достигла наивысшей ступени развития мировой культуры...
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconКонкурс "Образы науки-2007" Положение о Всероссийском Конкурсе «образы науки» («символичье науки»)
Участники Конкурса (далее – Участники) учащиеся учебных заведений, находящихся на территории Российской Федерации. Для участия в...
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconС. Анчуков
Второй мировой и Великой Отечественной войне в целом, как и о Сталинградской битве, в известной мере базируются на излишне идеологизированных...
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconИнформация о му культуры г. Гуково
В состав му культуры г. Гуково «Клуб Организация культуры» входят следующие структурные подразделения
Образы мировой культуры в прозе д. С. Мережковского iconПисьма о добром и прекрасном
То, что автор писем Дмитрий Сергеевич Лихачев – человек, чье имя известно на всех континентах, выдающийся знаток отечественной и...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов