Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) icon

Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века)



НазваниеРоссийская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века)
страница1/5
Пархоменко Татьяна Александровна
Дата конвертации11.07.2012
Размер0.67 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5


С сайта: http://vak.ed.gov.ru


На правах рукописи


Пархоменко Татьяна Александровна


РОССИЙСКАЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ЭЛИТА

В ПОИСКАХ «НОВОГО ПУТИ»

(Последняя треть XIX – первая треть XX века)


Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

(исторические науки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Москва – 2008

Работа выполнена в секторе Истории культуры российского зарубежья

Федерального государственного научно–исследовательского

учреждения «Российский институт культурологии»


^ Официальные оппоненты:


Доктор исторических наук, профессор Уткин Анатолий Иванович


Доктор исторических наук, профессор Муравьев Виктор Александрович


Доктор культурологии, профессор Кошелева Анна Владимировна


^ Ведущая организация: Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова


Защита состоится « » 2008 года в часов на

заседании Диссертационного совета Д 212.154.14 при Московском

педагогическом государственном университете по адресу: 117571,

Москва, проспект Вернадского, д. 88; аудитория 826 а.


С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.


Автореферат разослан « » 2008 года


Ученый секретарь

Диссертационного совета Горяинова О.И.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Одним из важных направлений гуманитарных исследований новейшего времени является познание истории на основе изучения культуры, посредством анализа социокультурных и культурно-психологических процессов, определяющих исторический характер той или иной эпохи. В центре этого направления лежит фундаментальная проблема взаимосвязи истории и культуры, взаимодействия социальных и культурных механизмов исторического развития, диалектики социальных отношений и культуры социальных субъектов, творческая самостоятельная работа которых во всех областях культурной жизни – науки, философии, религии, искусства – формирует духовную силу общества, оказывающую непосредственное влияние на ход истории. «А то, что духом времени зовут, есть дух профессоров и их понятий», – писал в начале XIX века И.В.
Гете1. Поэтому изучение истории творцов культуры и их достижений, включение интеллектуального субъекта в исторический процесс, протекающий в определенном культурном контексте, представляет собой необходимую, крайне важную и актуальную задачу современных научных исследований не только в России, но и в мире в целом.

Интеллектуальная элита, трактуемая как совокупность наиболее энергичных, творчески-одаренных людей, осуществляющих в обществе функцию развития культуры, науки, образования, с одной стороны, выступает в качестве объекта социально–исторического развития, а с другой стороны, является субъектом истории, ее активным творцом. Представители интеллектуальной элиты не только придают всему историческому процессу тот или иной культурный смысл, образ, контекст, но и определяют уровень развития своей страны, ее лицо, судьбу и место в мире. В их духовном наследии отражаются основные вехи субъективно детерминированной истории, которая тем ярче, чем богаче творческая деятельность, основанная на гармоничном синтезе рационального и эмоционального начал, то есть, согласно Л.С. Выготскому, – на «умных эмоциях» и раскрывающаяся в самых разнообразных формах и видах, что собственно и обеспечивает возможность зарождения и развития культурного процесса во всем многообразии его проявлений. Поэтому изучение интеллектуальной элиты, выступающей субъектом творчества, активным участником культурного процесса, автором его результатов и достижений, является обязательной частью историко-культурных исследований. При этом, по мысли одного из ведущих отечественных элитологов – Г.К. Ашина, оно особенно «актуально для страны, где слабость и низкое качество элит является существенным элементом явно затянувшегося социального, экономического, политического и духовного кризиса, кризиса культуры», то есть России2.

Отечественная интеллектуальная элита пребывала в постоянном поиске смысла бытия, смысла, находящегося не только вне, но и внутри творческой личности. Она являлась «вечным искателем», для которого творчество было важнее творения, искание – важнее истины, что наглядно проявилось в названиях русских журналов и сборников: «Новый путь» (1903-1905 годы, Санкт-Петербург), «Путь» (1905 год, Новгород-Северский), «Наш путь» (1918 год, Москва), «Путь» (1925-1940 годы, Париж), «Вехи» (1909 год, Москва), «Смена вех» (1921-1922 годы, Париж), а также издательств «Путь»: петербургского 1910-1919 годов и парижского 1925-1940 годов. Лейтмотивом всех подобных объединений являлась проблема самоидентификации интеллигенции и ее авангарда – интеллектуальной элиты, осмысление которой проходило на фоне постоянного наращивания творческого потенциала, разнообразия форм интеллектуального поиска и стремления найти «новый путь» духовного обновления, исторического и культурного развития России. Эта проблема остается актуальной и в наши дни, поскольку от того или иного ее решения зависит эффективность и плодотворность всего культуросозидательного процесса. Как писал в 1990-е годы доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН В.В. Шелохаев, «объективно назрела потребность в глубоком творческом осмыслении всей совокупности интеллектуального богатства, созданного многими поколениями русской интеллигенции», в том числе «целой плеядой незаслуженно забытых крупных русских философов, экономистов, политиков, религиозных деятелей, внесших огромный вклад в историю мировой общественной мысли и мировую культуру в целом. …– Этот процесс серьезного осмысления, по существу, только начался»3.


^ Степень изученности проблемы. Научное исследование элиты началось на рубеже XIX-XX веков с разработки итальянским профессором В. Парето теории элит (в «Трактате по общей социологии»), нацеленной на изучение тех слоев общества, которые обладают властными полномочиями, осуществляют функции управления, способствуют развитию науки и культуры. За столетний период было сформировано самостоятельное направление элитологических исследований, созданы научные центры элитологии в Европе, США и России, издано значительное число работ4. Однако огромное большинство из них посвящено изучению правящей политической и экономической (финансовой, торгово-промышленной) элиты5, тогда как проблема интеллектуальной, культурной элиты являлась практически не разработанной. Лишь на рубеже XX-XXI веков она, главным образом, благодаря философским и историософским работам К.З. Акопяна и А.С. Ахиезера, а также историко-культурным трудам Г.М. Бонгарда-Левина и В.К. Кантора6, получила импульс к научному исследованию. Причина подобного положения заключалась в том, что в советской России элитология считалась антинаучной частью буржуазной социологии, и со времени наркома просвещения А.В. Луначарского слово «элита» заменялось термином «верхушечная интеллигенция», под которым понимались «большие ученые, инженеры, врачи, художники», «крупнейшие представители науки, искусства и техники».7 При этом основной интерес исследователей советского времени был обращен не столько на эту «верхушечную часть», сколько на ее низовую, массовую основу, изучение которой осуществлялось на базе марксистско-ленинского подхода к вопросу «интеллигенция и социализм», подразделявшегося в свою очередь на ряд направлений: размежевания интеллигенции в период революционных потрясений 1905 и 1917 годов, индейно-политической дифференциации интеллигенции во время Гражданской войны и НЭПА, роли интеллигенции в социалистическом строительстве8. К ним примыкали работы, исследовавшие социально-профессиональные группы внутри советской интеллигенции, прежде всего партийную, научную и художественную9, а также издания научно-биографического характера10. За изучением советской интеллигенции последовали работы, посвященные истории дореволюционной интеллигенции, в которых раскрывались ее численность, материальное положение, политический спектр, формы объединений, характер воздействия на рабочих и крестьян, роль в научном, художественном, революционном процессах, причем не только интеллигенции в целом, но и отдельных ее представителей.11 В конце концов все это вылилось в создание целого направления гуманитарных исследований – интеллигентоведения, в рамках которого написано множество статей, монографий и диссертаций12.

Крах советской власти, сопровождавшийся ликвидацией спецхранов и открытием секретных материалов, внес существенные коррективы в исследование отечественной интеллигенции, которое освободилось от идеологического давления КПСС и необходимости политизированного анализа жизни в ее революционном развитии. Началась активная разработка ранее запретных тем, таких как: «творческая интеллигенция СССР под гнетом «метода» социалистического реализма», «революционное насилие над интеллигенцией», «эмиграция русской культуры», «репрессированная интеллигенция», трагическая судьба ее отдельных социально-профессиональных групп и представителей и т.д.13 Тогда же в научный оборот вошло понятие элиты, ставшее, говоря словами Д.М. Эпштейна, «незаменимым и вездесущим», однако без четкого осознания того, «кто именно входит в состав элиты, где ее границы и кто их проводит?»14 Неопределенность и неоднозначность понятия элиты привели, с одной стороны, к снижению его значения, а с другой – к наполнению его почти исключительно политическим содержанием, ставшим частью многих государственно-идеологических разработок15.

Подобная ситуация побудила некоторых ученых вплотную заняться общетеоретическими исследованиями не только самого понятия «элиты», но и близких к нему терминов – «творчество», «творческая деятельность», «личность творца», «духовность», «интеллект», «интеллектуальная элита», «интеллигенция» и так далее.16 При этом попытка ряда исследователей свести интеллектуальную элиту исключительно к научной вызвала острую дискуссию, в ходе которой была сформулирована мысль о том, что поскольку интеллект заключает в себе не только рациональное начало, но и эмоциональное, постольку понятие интеллектуальной элиты распространяется на всю сферу культуры17. Одновременно развернулось изучение творческого наследия ряда представителей русской интеллектуальной элиты и их культуросозидающей роли, вылившееся в создание трудов научного и научно-биографического характера18, а также всевозможных справочно-биографических изданий19. Многие из них рассказывают о «крестном пути» творческой личности в России XIX-XX веков, пребывавшей в постоянном интеллектуальном поиске и состоянии мучительного самоопределения, что даже навело представителей YMCA-Press на мысль о необходимости организации особого издательства «Русский ПУТЬ», публикации которого, начавшие выходить в свет с 1991 года, способствовали бы реабилитации богатого культурного наследия интеллектуальной элиты России20.

В общем, все вышеизложенное говорит о том, что, с одной стороны, в современной России существует большой научный интерес к проблеме элиты, как в общетеоретическом, так и в политическом, идеологическом, историческом, культурологическом отношениях, а с другой стороны, исследование ее интеллектуальной страты находится в начальной стадии, характеризующейся локальными разработками отдельных пластов творческого наследия, биографического материала и регионалистики. Вместе с тем именно интеллектуальная элита является тем феноменом русской культуры, который, во-первых, задавал направление, темп и характер ее развития, а, во-вторых, сам представлял собой своеобразный продукт социокультурного процесса той или иной эпохи. Поэтому дальнейшее разноаспектное изучение русской интеллектуальной элиты является не только настоятельно необходимым, но и очень важным для культурологического анализа ее роли в социокультурном процессе нового и новейшего времени.

Актуальность и научная значимость темы, ее недостаточная разработанность определили объект, предмет, хронологические и территориальные рамки, цель и задачи исследования.

^ Объектом исследования является общекультурный процесс, который разворачивался в отечественной истории последней трети XIX – первой трети XX века и в рамках которого существенную роль играла созидательная деятельность российской интеллектуальной элиты. Учитывая, что само понятие интеллектуальной элиты до сих пор не имеет точного и однозначного толкования, в диссертации главное внимание обращено, во-первых, на такие социокультурные явления и процессы, в результате развития и распространения которых происходило содержательное обогащение культуры, возникали новые, обладавшие культуросозидательным потенциалом, тенденции и процессы, а во-вторых, на те конкретные исторические фигуры, объединения и организации, которые в той или иной мере могут быть отнесены к интеллектуальной элите – размытому по своим социальным параметрам общественному слою, выделяющемуся, прежде всего, посредством культурологических характеристик и являющемуся ведущей силой культурного процесса, а также хранителем культурных традиций и культурного наследия.


^ Предметом исследования стал достаточно многочисленный слой интеллектуальной элиты России, представители которого на разных уровнях и в соответствии с собственными творческими возможностями являлись субъектами культуросозидательного процесса, оказывали большое влияние на развитие общественной жизни страны, на состояние ее духовной атмосферы и культуры в целом.


^ Цель исследования состояла в комплексном и контекстуальном анализе деятельности российской интеллектуальной элиты как специфического социокультурного феномена России и русского зарубежья.


^ Основные задачи диссертационной работы сводятся к тому, чтобы:

  • выявить сущностные черты, определяющие специфику российской интеллектуальной элиты;

  • изучить разнообразные культурные явления и процессы последней трети XIX – первой трети XX века, определяющую роль в возникновении и развертывании которых играли представители интеллектуальной элиты страны;

  • рассмотреть историю культуры России предреволюционной, революционной и постреволюционной эпох как историю людей, искавших ответы на сущностно значимые вопросы своего времени и стремившихся найти «новый путь» социокультурного развития России;

  • раскрыть отношения российской интеллектуальной элиты с государством как социально-политическим институтом;

  • определить специфику отношений интеллектуальной элиты к церкви и религии;

  • проанализировать проблему «интеллигенции и народа» в контексте и с учетом интересов российской интеллектуальной элиты;

  • раскрыть особенности жизни и быта интеллектуальной элиты России;

  • создать целостный образ российской интеллектуальной элиты на основе реконструкции как исторических событий, фактов и явлений, так и психологических портретов выдающихся представителей творческого сообщества страны;

  • определить место и роль духовного наследия российской интеллектуальной элиты в культуре России и мира.


^ Хронологические рамки исследования охватывают период последней трети XIX – первой трети XX века, отличительной характеристикой которого стало так называемое «рубежное время» революционного перехода от императорской России к СССР и к новому культурному феномену – русскому зарубежью.


^ Территориальные рамки исследования включают территории императорской России последней трети XIX – начала XX века, Российской Федерации и стран, вошедших в ареал так называемого русского зарубежья.

^ Методологическая база исследования определяется принципиально важным для культурологического анализа подходом, в соответствии с которым изучение объекта и предмета диссертационного исследования осуществляется контекстуально, комплексно и с учетом динамики социокультурного процесса. Полидисциплинарный характер изучения истории культуры, который отличает авторский подход, реализованный в настоящей диссертации, обуславливает использование различных исследовательских методов – нарративного, сравнительно-исторического (компаративного), структурно-функционального, биографического, которые дает возможность изучать культурный феномен интеллектуальной элиты во всем многообразии его проявлений.

Существенным для всего исследования является понимание культуры как совокупного духовного опыта человечества, накопленного им за всю историю своего существования, перманентно реализуемого в процессе повседневного бытования социализированных индивидов и дискретно опредмечиваемого в рамках полиаспектной творчески-созидательной, интеллектуальной деятельности в предельно разнообразных формах, образующих искусственную среду обитания человека. Это позволяет смотреть на явления культуры как на культурный текст в широком семиотическом смысле этого понятия, представленный ценностно-нормативной системой в том или ином знаково-символическом, вербальном или невербальном, предметно-материальном воплощении, функционирующий в определенном социально-историческом контексте и создаваемый субъектами культуры, в рамках нее существующими и таким образом являющимися социальными носителями культурных текстов. «Гуманитарное мышление не от плохой жизни обращается к человеку через текст, – текстом, читая текст, слушая речь, – отмечал В.С. Библер. – В тексте человек живет вне своего (физического) бытия; в тексте человек видит себя глазами другого, слушает ушами другого, – ведь текст существует и создается, чтобы быть услышанным, – в насущности бытия другого, обращенного ко мне, мне внимающего»21. И именно тексты самого различного характера представляют в истории культуру.

Такая позиция предполагает комплексный анализ совокупности характеристик, необходимых для понимания культурных явлений в общем контексте культуры и социального процесса, частью которых они выступают. Как подчеркивал П.С. Гуревич, «мы обнаруживаем, что образ человека создается не только философией. Чтобы представить наглядно “человека природного” или “человека-умельца”, одних философских текстов мало. Надо обратиться к религиозному, научному, художественному сознанию»22. И здесь ключевую роль играет интегративный подход, при котором изучение творческой личности как культурной «ипостаси» индивида сочетается с анализом не только ее индивидуально специфичных черт, но и социально типичных характеристик, что позволяет рассматривать жизненный путь того или иного представителя интеллектуальной элиты как индивидуальный способ культурного творчества и как произведение жизни, понять которое можно только в историко-культурном контексте определенной эпохи. Н.А. Бердяев в работах «Смысл творчества» и «Смысл истории» специально обращал внимание на то, что нельзя рассматривать историю «нечеловечески», что именно человек, являясь предпосылкой всякого философского познания, составляет смысл истории, при этом смыслом существования самого человека служит творчество. Интегративный подход к изучению личности в культуре в настоящее время привел к формированию особого направления, называемого культурологией личности, трактуемой как системное единство индивидуальных характеристик, мировоззренческих установок, социальных, культуротворческих форм и видов деятельности личности, а также исторически значимых ее достижений23.


^ Источниковая база исследования состоит из разнообразных, как опубликованных, так и неопубликованных источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Все источники, использованные в диссертации, можно разделить на несколько групп: а) документы государственных учреждений; б) материалы различных общественных организаций; в) источники личного происхождения: воспоминания, дневники, письма, произведения литературы и искусства; г) материалы периодической печати.

Основную и большую группу источников, использованных в диссертации, составляют неопубликованные материалы, хранящиеся в 73 фондах семи различных архивов России: Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), Центральном историческом архиве города Москвы, Архиве Российской Академии наук, Отделах рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ), Государственного центрального театрального музея им. А.А. Бахрушина, Государственного музея Л.Н. Толстого. Среди архивных источников самый обширный и информационно насыщенный блок составляют материалы РГАЛИ, которые включают в себя документы Всесоюзного комитета по делам искусств (ф. 962), Толстовское собрание (ф. 508) и 48 личных фондов различных представителей интеллектуального сообщества России: Л.Н. Андреева (ф. 11), И.И. Бродского (ф. 2020), И.А. Бунина (ф. 44), А.Л. Волынского (ф. 95), А.А. Голенищева-Кутузова (ф. 143), С.М. Городецкого (ф. 2571), Вл.И. Немирович-Данченко (ф. 355), К.К. Олимпова (ф. 1718), Д.Н. Овсянико-Куликовского (ф. 1120), А.С. Суворина (ф. 459), Н.Д. Телешова (ф. 499), К.М. Фофанова (ф. 525), и других.

Личные собрания деятелей культуры России, многие из которых в советское время были закрыты для исследователей, включают в себя наброски литературных и научных работ, материалы тех или иных организаций, обществ и союзов, в деятельности которых принимали участие представители творческой элиты России, эпистолярное наследие, мемуары, домашнюю документацию и многое другое. Фонды РГАЛИ органично дополняют личные материалы Архива Российской Академии наук и Отделов рукописей РГБ, Государственного музея Л.Н. Толстого, Государственного центрального театрального музея им. А.А. Бахрушина. В совокупности с документами различных организаций и государственных учреждений, например, Наркомпроса (ГАРФ, ф. А-298, А-1565), Государственной академии художественных наук (ф. 941 РГАЛИ) или Канцелярии попечителя Московского учебного округа (ф. 459 ГИА города Москвы), которые содержат всевозможные анкетные данные о российских деятелях культуры, науки и образования, делопроизводственную переписку о создании творческих, культурно-просветительных, политических объединений и т.д., они позволяют воссоздать картину интеллектуальной жизни страны последней трети XIX – первой трети XX века.

Ценными источниками, тесно связанными с архивными материалами, являются сборники документов, издававшиеся в течение всего ХХ столетия и раскрывающие отдельные направления истории отечественной культуры. Это: «Архив русской революции» Г.В. Гессена (Берлин, 1921-1937), «Архив В.А. Гольцева» (М., 1914), «Страницы автобиографии В.И. Вернадского» (М.: Наука, 1981), «Николай Николаевич Ге. Мир художника. Письма. Статьи. Критика. Воспоминания современников» (М.: Искусство, 1970), «Из литературного наследия академика Е.В. Тарле» (М.: Наука, 1981), «Встречи с прошлым», «Минувшее», «La vie culturelle de L’Emigration Russe en France. Cronique (1920-1930)» de Michele Beyssac (Paris, 1971), и другие. Незаменимым источником по истории русской интеллигенции, ее жизни и деятельности в XIX-ХХ столетиях, стала периодическая печать: газеты «Биржевые ведомости», «Новое время», «Речь», «Известия», «Литературная газета»; журналы – «Аполлон», «Наш путь», «Новый путь», «Нива», «Красная нива», «Красная новь», «Литературное обозрение», «Путь», «Наше наследие» и другие, публиковавшие статьи научного, литературно-художественного, политического и исторического содержания, рассказы, очерки, эссе, поэтические произведения, обзоры и отчеты о творческих встречах, выставках, о деятельности различных организаций, некрологи и многое другое.

Самостоятельную группу источников образуют мемуары и дневники, изданные как отдельными книгами, так и в различных сборниках документов и воспоминаний, например, дневники М.А. Кузмина, М.М. Пришвина 1914-1930 годов, ежедневники С.А. Толстой, воспоминания А.Н. Бенуа, И.Е. Репина, К.И. Чуковского, Ф.И. Шаляпина, И.И. Ясинского, «Беседы с памятью» В.Н. Муромцевой-Буниной, «Грасский дневник» Г.Н. Кузнецовой, «Впечатления моей жизни» М.К. Тенишевой и другие.24 Близко к ним примыкают обширные публикации эпистолярного наследия А.В. Амфитеатрова, М.А. Волошина, М. Горького, И.А. Грабаря, М.О. Гершензона, В.А. Серова, П.И. Чайковского А.П. Чехова, а также всевозможные «записки» и «заметки» деятелей культуры России – П.М. Арцыбашева, С.Н. Булгакова, Л.К. Чуковской и других25. При этом нужно иметь в виду, что в мемуарной литературе, особенно изданной в советскую эпоху, начиная с середины 1920-х годов и до периода «перестройки и гласности» второй половины 1980-х годов, обнаруживаются случаи определенного искажения исторических событий, недостаточной достоверности, замалчивания, порой сознательного, целого ряда фактов и явлений, наглядным примером чего может служить отзыв И.А. Бунина на «Записки писателя» Н.Д. Телешова: «Митрич, постыдись!»26 Тем не менее, воспоминания, дневники, переписка, всевозможные «заметки» и «записки» являются ценными источниками, позволяющими реконструировать историко-культурный контекст изучаемой эпохи, и присущие им недостатки не умаляют их общего значения для данной диссертации.

Особую ценность среди источников представляют сочинения представителей творческого сообщества России, специально посвященные отечественной интеллигенции как культурному феномену страны, собранные в таких изданиях как «Вехи», «Интеллигенция в России», «Смена вех», «Русская идея», а также работы, непосредственно относящиеся к переломному для России времени 1917–1920 годов, в частности, «Несвоевременные мысли» М. Горького, «Окаянные дни» И.А. Бунина, «Черная тетрадь» З.Н. Гиппиус, «Преданная революция» Л.Д. Троцкого27. Настоящий анализ историко-культурного контекста жизни и творчества отдельных представителей интеллектуальной элиты России базируется также на обширном комплексе работ, которые были посвящены русской культуре XIX-XX веков в целом и в которых были реализованы как теоретико-методологический, так и конкретно исторический подходы к осмыслению предмета исследования, что позволило определить основные особенности и закономерности развития отечественной культуры, выявить специфику рассматриваемого периода, его событийно-фактологические и ценностно-смысловые характеристики28.

В целом источниковая база диссертационного исследования характеризуется наличием большого числа разнопрофильных документальных материалов, разбросанных как по многочисленным опубликованным сборникам и печатным изданиям, так и по различным архивохранилищам нашей страны. Критический анализ источников позволил не только выявить информационные возможности каждого из них, но и использовать их для наиболее полного решения исследовательских задач данной диссертации.


^ Научная новизна диссертационного исследования состоит в обращении к ключевой для русской культуры теме и заключается не только в ее формулировке, но прежде всего в научно-исследовательской трактовке поставленной в ее названии проблемы, которая раскрывается на малоизвестном материале, разбросанном по многочисленным источникам. Впервые в диссертации дан социокультурный портрет русской интеллектуальной элиты последней трети XIX – первой трети XX века, слагающийся из анализа профессиональной деятельности ее представителей, их материального и социального статуса, отношения к религии и церкви, семье и браку, роли в общественно-политической и культурной жизни императорской, советской и зарубежной России. История интеллектуальной элиты представлена в диссертационной работе как история творчески одаренных людей, находившихся в постоянном поиске ответов на сущностные вопросы своего времени, что позволило не только выявить зависимость между изменениями в их отношении к миру и к жизни и трансформациями самой жизни, но и определить весь этот период как переломную эпоху, сущность которой выразилась во всеобщей переоценке ценностей. Столетний путь духовных исканий представителей этой социальной группы, который был начат ими в состоянии полной неудовлетворенности предыдущими достижениями и характеризуем не только охватившим их скепсисом и недоверием по отношению к историческому прошлому России, но и стремлением вывести страну на новый, свободный от заблуждений и ошибок, модернизационный путь развития, пройдя сквозь горнило революционных бурь и потрясений, борьбы демократических и аристократических начал в культуре, завершился установлением духовной диктатуры марксистско-ленинской идеологии, торжеством «искусства коммуны», «пролетарской культуры» и метода социалистического реализма. Анализ культурной революции, проведенный в диссертации, показал, что основной ее причиной стал раскол интеллектуальной элиты России, а одним из главных ее итогов явилось разделение русского культурного пространства, в результате чего обе части последнего – Россия внутренняя и Россия внешняя – стали развиваться самостоятельно. Параллельное исследование связанных с ними социокультурных ситуаций, которые складывались в период между двумя мировыми войнами, также приводит к формированию нового взгляд на историю отечественной культуры.


^ Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  • В конце XIX – начале XX века основной культуросозидающей силой в России стала профессиональная интеллигенция во главе с интеллектуальной элитой – узким слоем «интеллигенции над интеллигенцией», существенно (по уровню образованности, по общей эрудиции, мировоззрению, системе базовых ценностей, религиозным взглядам, правовым и политическим представлениям, художественным вкусам) отличавшимся от общей массы населения страны и державшим в своих руках два важных рычага управления: власть знаний и власть идей, которые позволяли ему формировать образ эпохи, оказывая значительное влияние на общественное мнение, на экономические, государственные, политические процессы в стране, и в конечном итоге определять ход и характер ее развития.

  • Изучение истории интеллектуальной элиты России последней трети XIX – первой трети XX века показало, что возникновение этого уникального социокультурного слоя было обусловлено существенными изменениями, происходившими в рамках социально-психологических, политических, религиозных, нравственных, эстетических представлений, определявших содержание сознания и особенности мышления ведущих представителей отечественной интеллигенции, система ценностей которых предполагала безусловное признание необходимости всестороннего образования, наличия богатой эрудиции, приоритета творческой деятельности над политической активностью. Трансформация мировоззренческих установок нового слоя интеллигенции, сформировавшего интеллектуальную элиту страны, обусловила изменения культурного облика эпохи рубежа XIX-XX веков, отличительной чертой которой стало стремление к обновлению всех сторон жизни через духовный поиск, опиравшийся на переосмысленные подходы к пониманию религиозных представлений и философских проблем бытия, идей эстетизма и художественного универсализма, к изучению феномена нового человека – мифопоэтического «будетлянина», устремленного в будущее и способного совершить «революцию Духа».

  • Поиск «нового пути» интеллектуальной элитой России, представляя собой сложное и многоаспектное по своему содержанию явление, включал сменявшие друг друга этапы «блуждания духа», переосмысления отношений к Русской православной церкви, к государству и власти, к народу, обществу и семье, к проблемам культуры и морали, к «эстетической революции» с ее новыми художественными формами. В центре этого поиска находились русский вопрос и русская идея, осмысление которых подводили к соответствующим решениям целого ряда проблем науки и религии, веры и культуры, христианства и гуманизма, рассматривавшихся прежде всего с позиций культурно-исторических, а не политических, что было характерно для основной массы отечественной интеллигенции того времени.

  • Обсуждение и осмысление ключевой для России проблемы народа привели к возникновению и распространению в интеллектуальной среде самых разных концепций, в соответствии с которыми русский народ признавался то носителем базовых духовных ценностей страны, то этнографическим материалом для цивилизационных экспериментов, то обладателем некоего взрывного потенциала, способным совершить социальную революцию. При этом первые же революционные бои 1905-1907 годов обнаружили пропасть, существовавшую между народом и элитой, что заставило последнюю активно заняться культурно-просветительной деятельностью и заговорить об искусстве, изменяющем чувства и душу человека, как о главном средстве переустройства мира. Интеллектуальная элита превратила проблему народа в «народную тему» в культуре, сделав ее основой стилеобразования в российском искусстве, чем во многом способствовала возникновению идеи «народного искусства», которое при большевиках было отождествлено с искусством партийным, принявшим на вооружение «единственно верный метод соцреализма» и положившим конец любым творческим поискам «нового пути» с его предполагавшимся многообразием художественных течений и форм.

  • Культурная революция являлась стержнем революции социальной, поскольку именно от ее итогов, от того, сможет ли она изменить культурный код населения, зависели развитие общества в целом, возможность прорыва в индустриальное и постиндустриальное будущее. В результате сталинский тезис об обострении классовой борьбы в период построения социализма был последовательно и самым непосредственным образом применен к сфере культуры, по отношению к творческому сообществу страны: сначала под авангардными лозунгами были уничтожены представители старой классической культуры, а потом, благодаря использованию метода социалистического реализма, была учинена расправа над самими авангардистами. Создание новых культурных смыслов всякий раз сопровождалось разрушением прежней системы ценностей, а вместе с этим и – уничтожением носителей этих ценностей, в результате чего страна потеряла огромный культурный пласт, который в настоящее время вряд ли подлежит восстановлению.

  • Масштабный социокультурный кризис начала XX века, вызванный столкновением вертикального и горизонтального векторов культурного развития, иерархичности культуры с процессами ее демократизации, привел к расколу единого русского культурного пространства на две части – внутреннюю и внешнюю,– каждая из которых начала собственный поиск новых ценностей. Интеллектуальная элита, отправленная революцией в изгнанье, создала на чужбине особую культуру – культуру русского зарубежья, ставшую уникальным феноменом в истории XX века. Поэтому при изучении жизни русской эмиграции ключевую роль играет анализ ее качественных интеллектуально-творческих характеристик. Богатый историко-культурный опыт русского зарубежья позволяет сегодня добиться серьезных позитивных сдвигов в деле исследования и защиты культуры русских диаспор; он говорит о важности и необходимости духовной консолидации всех людей, воспитанных на русской культуре, сохранения связей с отечественной культурой, поддержания на чужбине русских культурных традиций.


^ Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертации изложены в трех монографиях, главе учебного пособия по основам музееведения, 35 статьях и 19 тезисах докладов международных, всероссийских и республиканских конференций, проходивших в университетах и академиях Москвы, Санкт-Петербурга, Омска, Рязани, Ульяновска и других городов. Общий объем публикаций составил 65,7 п.л. Некоторые результаты диссертационного исследования нашли применение в педагогической практике, в чтении диссертантом лекций по истории культуры и культурологии в Российском институте культурологии Министерства культуры РФ и в Московском государственном университете печати Министерства образования и науки РФ.


Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования и состоит из введения, шести глав, заключения и списка источников и литературы.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обоснованы актуальность и степень изученности темы исследования, определены объект и предмет проведенного исследования, описана его источниковая база, охарактеризованы новизна и практическая значимость результатов, полученных автором, сформулированы цель и задачи работы.


  1   2   3   4   5




Похожие:

Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconШкольная олимпиада по физике 7 класс 1
Треть пути тело двигалось со скоростью 36 км/ч, остальную часть пути (300 м) оно прошло за 60 с. Определите среднюю скорость движения...
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconXix начала XX вв
Последняя тенденция будет в наибольшей степени реализована в отечественном праве в XVIII – первой половине XIX века, но оформляется...
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconКак будет организовано преподавание нового курса и взаимодействие школы с семьёй?
На изучение нового учебного курса предусмотрено относительно небольшое количество часов — всего 34. Учебный процесс рассчитан на...
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconПрепарат Количество
...
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconВыполнение задания «Составляйка»
Бак для нефти имеет длину 2,8 м, ширину 2,4 м и высоту 4 м. Определите массу нефти, если бак наполнен на одну треть
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconЛекция Менталитет интеллигенции 40-х 50-х годов xix-го века. «Литературное обособление»
Сегодняшняя наша лекция посвящена менталитету русской интеллигенции 40-х 50-х годов xix-го века — в данном случае, конечно, дворянской...
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconАлтайское село должно найти свой вектор развития
К дал мощный импульс для развития перерабатывающей и пищевой промышленности, которая сегодня дает треть поступлений в казну, опережая...
Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconПервая последняя любовь

Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconПервая последняя любовь

Российская интеллектуальная элита в поисках «нового пути» (Последняя треть XIX первая треть XX века) iconЕ. А. Шинаков Проект герба Брянской области
Брянской области разделен на три части. Верхняя часть щита представляет собой красное (червленое) поле, рассеченное серебряной полосой;...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов