Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг icon

Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг



НазваниеФормирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг
страница1/4
ЦВЕТКОВ Василий Жанович
Дата конвертации11.07.2012
Размер0.6 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4

С сайта: http://vak.ed.gov.ru


На правах рукописи

ЦВЕТКОВ Василий Жанович



Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг.


Специальность 07.00.02 — Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


МОСКВА

2010

Работа выполнена на кафедре новейшей отечественной истории исторического факультета

Московского педагогического государственного университета


Научный консультант:


заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор исторических наук, профессор

Щагин Эрнст Михайлович


^ Официальные оппоненты:


доктор исторических наук, профессор

Базанов Сергей Николаевич


доктор исторических наук, профессор

Зимина Валентина Дмитриевна


доктор исторических наук, профессор

Ушаков Александр Иванович


^ Ведущая организация:


Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации


Защита диссертации состоится 7 июня 2010 г. в 13 часов на заседании

диссертационного совета Д 212.154.24 при Московском педагогическом

государственном университете по адресу: 117571, Москва, проспект

Вернадского, д. 88, ауд. 322.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского

педагогического государственного университета по адресу:

119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.


Автореферат разослан «___» _______________ 2010 г.


Ученый секретарь диссертационного совета Симонова Н.В.


  1. ^ Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Длительное время в отечественной историографии преобладали исследования, посвященные советской государственной модели, особенностям партийно-государственного строительства в СССР. В 1990-е гг. опубликовано немало работ по истории оппозиционных советскому режиму организаций, в том числе по истории Белого движения. Однако многим работам был присущ описательный характер, в них отсутствовали четкие выводы, а оценки носили односторонний, не лишенный идеализации Белого движения, характер. Нужно помнить, что исторические исследования не должны следовать политической конъюнктуре.
Немаловажным направлением в исторических исследованиях остается изучение Белого движения как цельного социального, военно-политического элемента российской истории ХХ в. Политики и военные белого лагеря пытались изменить формы и методы руководства, приспособиться к переменчивой военной обстановке и вместе с тем создавать структуру власти, для того, чтобы не только одержать победу в гражданской войне, но и стать основой новой государственной системы. Особенностью Белого движения было его стремление к разработке политико-правовой альтернативы Советской власти.

^ Историография темы

Проблематику особенностей политического устройства в различных государственных образованиях Белого движения нельзя считать малоизученной. Историография Советского периода, оценивая события гражданской войны в России, нередко ограниченно представляло Белое движение лишь как составную часть «агрессивных планов Антанты», направленных на ликвидацию «завоеваний Октября» и «реставрацию буржуазно-помещичьего строя». Источниковедческий и историографический аспекты истории гражданской войны становились односторонними. При этом важно отметить содержательные публикации документов на страницах журнала «Красный архив» 1920-х гг. Исследователи отмечали военный характер белой власти, выделяя его особым термином «генеральская контрреволюция» (в отличие от «демократической контрреволюции», с присущим ей коллегиальным характером). Внутренняя политика белых правительств изучалась менее активно, чем операции белых армий. Из исследований 1920-30-х гг. следует выделить работы Н.Е. Какурина, отмечавшего общие черты политического курса белых правительств. А. Гуковский охарактеризовал специфику аграрно-крестьянской политики врангелевского правительства. Д. Кин отразил различные стороны политического курса южнорусского Белого движения. В обширной монографии «Деникинщина» он показал процесс принятия и реализации различных правительственных постановлений и законов, отношение к ним со стороны различных политических группировок. В трудах Кина и Гуковского проводился анализ белогвардейской внутренней политики, как этапа (хотя и «реакционного по существу») в разрешении политических и правовых проблем России начала XX века.

С начала 30-х гг. утверждение однозначных опенок в историографии гражданской войны коснулось и истории контрреволюции. Конкретное изучение политического курса белых на основе новых источников подменялось, нередко, пересказом уже введенного ранее в научный оборот материала. Выделялись из официальной историографии исследования А.В. Четыркина, рассматривавшего внутреннюю политику деникинского правительства на основе материалов Отдела пропаганды Особого Совещания. В 1930-40-е гг. развивалось, главным образом, изучение региональных проблем истории гражданской войны, особенно подпольного и партизанского движений.

С середины 50-х гг. наметились изменения в подходах к оценке внутренней политики белогвардейских правительств. В 1960 г. вышел в свет заключительный, 5 том «Истории гражданской войны в СССР», в котором политика врангелевского правительства рассматривалась как продолжение реформ П.А. Столыпина. С конца 60-х гг. наметились тенденции к более глубокому изучению контрреволюции. Вводились в научный оборот новые документы, использовались работы зарубежных авторов.

В монографии Л.М. Спирина «Классы и партии в гражданской войне в России (1917—1920 гг.)» характеризовалась специфика политических партий и организаций, поддерживавших Белое движение. В 1980 г. проблема истории непролетарских партий России в 1917 г. и в годы гражданской войны получила разностороннее освещение в одноименном сборнике. Г.З. Иоффе дал оценку основных черт политического курса контрреволюционных правительств на Востоке России, показав закономерность их краха. Законы Российского правительства Колчака, Особого Совещания характеризовались автором как сочетание «октябристско-кадетских принципов». Первоначальный этап зарождения контрреволюции, роль «военного элемента» в этом процессе исследовал В.Д. Поликарпов. Деятельность кадетской партии в годы гражданской войны, ее влияние на разработку политического курса Белого движения подробно изучались Н.Г. Думовой. Охват затрагиваемых в монографиях политических проблем истории Белого движения значительно расширялся. В свет выходили издания, посвященные проблемам функционирования местной белой власти. Особенно отличались этим книги, сборники документов региональных издательств. Многим из них по-прежнему были присущи схематичность суждений, иллюстративный подход. Хотя в условиях того времени, когда доступ к большинству архивных фондов по истории Белого движения был затруднен, вряд ли могло быть иначе.1

С конца 1980-х гг., благодаря открытию доступа к «белогвардейским и белоэмигрантским фондам» Центрального Государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства СССР (ныне Государственного архива Российской Федерации) и Центрального Государственного архива Советской армии (ныне Российского Государственного военного архива). Однако освоение архивных фондов проходило во многом бессистемно, для многих публикаций была характерна известная доля политизированности, популизм. В то же время, продолжали свои исследования те, кто разрабатывал историю Белого движения еще в 1960-1970-е гг. Среди них можно выделить работы Иоффе и Думовой. Так, в исследовании Н.Г. Думовой и В.Г. Трухановского акцент делался на взаимоотношениях российской и британской политических элит в организации совместного фронта. Одна из монографий Иоффе была посвящена личности генерала Л.Г. Корнилова и предполагалась как первое издание в серии исследований о лидерах Белого движения.2

В 1990-е гг. появились и новые работы по истории Белого движения. Авторы стремились исследовать максимально возможное количество проблем внутренней политики белых правительств и военных действий белых армий. Среди подобных изданий можно выделить книги С.В. Карпенко о врангелевском Крыме, В.П. Федюка о белом Юге России, а также по истории зарождения и первых походов Добровольческой армии, белому Дону и Кубани, белому Крыму 1920 г., А.В. Венкова о донском казачестве, В.И. Голдина о белом Севере. Ученые стали выделять многообразие форм политической организации белой власти. Наметилась тенденция к выделению социально-психологических, социокультурных признаков Белого движения. Работой, в которой был представлен анализ Белого движения в целом и отдельных направлений его внутренней и внешней политики стала монография В.Д. Зиминой «Белое движение в России».3

Важным этапом в изучении гражданской войны и Белого движения в частности стали исследования В.П. Булдакова. Им был сделан акцент на изучении социальных перемен в период «красной смуты». «Степень несостоятельности властного начала» в представлении общества стала главной причиной кризиса управления, государственных структур в период революции и гражданской войны. Белое движение не смогло преодолеть этот кризис по причине «негодной для борьбы с большевизмом ценностной и идейно-нравственной основы».4

В этот же период появились новые публикации архивных документов, воспоминаний современников и участников Белого движения. Еще на рубеже 1980-1990-х гг. увидели свет (нередко в журнальном или даже газетном виде) мемуары А.В. Туркула, записки П.Н. Врангеля, сочинения Р. Гуля и Я.А. Слащова, отрывки из «Очерков русской смуты» А.И. Деникина. Большой объем источников стал доступен не только исследователям, но и массовому читателю. Здесь следует отметить и обширную серию «Архив русской революции», и серию «Белое дело» (под ред. С.В. Карпенко). Большой интерес вызвал сборник «Антибольшевистское движение в России», подготовленный на основе документов ГА РФ под руководством Г.А. Трукана в 1996 г.5

Вопросы политической программы интенсивно изучаются в настоящее время, имеются многочисленные работы, отражающие историю отдельных белых регионов, отдельных политических режимов. Важно исследование событий, связанных с выступлением генерала Корнилова, в оценке действий которого большинство исследователей сходятся в том, что они были направлены на противодействие Советской власти, при укреплении антибольшевистских военно-политических структур. Обобщенная концепция политического развития в период от февраля к октябрю 1917 г. была представлена в работах А.Н. Медушевского. Заслуживает внимания обращение С.Е. Рудневой к истории Предпарламента как нереализованной либерально-правовой альтернативы государственного развития. Безусловно, сохраняют свою значимость исследования Г.А. Герасименко и А.В. Седова о формах местного самоуправления.6

В то же время очевидна необходимость продолжения исследований, связанных с положением на фронте. Попытки организации сопротивления приходу к власти большевиков были связаны с необходимостью создания легального центра, вокруг которого можно было объединить контрреволюционные силы. С.Н. Базановым проанализированы вопросы деятельности Ставки Верховного Главнокомандующего в ноябре 1917 г., создания новых воинских формирований. Формирование первых антибольшевистских центров на Юге России отражено в монографии С.В. Карпенко «Очерки истории Белого движения на Юге России». В ней проанализированы разногласия внутри руководства Добровольческой армии, отношения с политиками и деловыми кругами. Специфику организации управления Добровольческой армией, особенности ее статуса в первые месяцы существования исследовал И.Н. Гребенкин.7

С начала 1990-х гг. интенсивно анализируется история отдельных белых правительств. Крупный вклад в изучение истории формирования Верховного Управления Северной Области и его преемника – Временного Правительства Северной области в 1918-1920 гг. сделан В.И. Голдиным. Из последних работ в историографии Белого движения на Севере России следует отметить исследование одного из старейших краеведов, Е.И. Овсянкина. Актуальной, в контексте изучения Белого движения на Севере России, можно считать проблему отношения правительства с представителями стран Антанты и ближайших соседей (Финляндии, Норвегии), а также традиционно важную для истории Белого движения тему взаимоотношения военной и гражданской власти. История Белого движения на Северо-Западе России, Северо-Западного правительства – одна из тем, интенсивно изучаемая в последние годы. Одной из проблем исследования стала оценка взаимодействия белой власти с правительствами Прибалтики, отношения к проблеме «независимости лимитрофов», в особенности, Финляндии. В обширном исследовании А.В. Смолина на основании фондов ГА РФ, а также документов архива Гуверовского института, рассматривается история Белого движения на Северо-Западе России. При этом анализируются как политические проблемы, так и вопросы экономического состояния региона, особенности военных действий. Проблема гражданской войны в Карелии и отношение к ней Финляндии отражены в исследованиях А.Ю. Осипова. Вместе с тем нельзя не отметить, что освещение истории Белого движения на Северо-Западе России уступает по количеству исследованиям других белых фронтов.8

Начальный период формирования антибольшевистских сил в Сибири, отражен в работах Н.С. Ларькова, М.В. Шиловского, В.В. Журавлева. Ларьков исследовал общие тенденции развития антибольшевистского движения в Сибири, показал неоднородность его структуры и внутреннюю противоречивость. Шиловский отметил социально-политические особенности антибольшевизма в Сибири, проследил противоречивость в отношениях между органами представительной и исполнительной властей (Сибирской Областной Думы и Временного Сибирского правительства). Журавлев раскрыл политическое развитие антибольшевистской Сибири через историю формирования органов власти и управления, особенности их полномочий.

Общий вывод можно свести к следующему: в ходе эскалации гражданской войны, противостояния с Советской властью, в Сибири закономерно усиливались тенденции к образованию единоличной формы правления, что способствовало приходу к власти Колчака. Однако результаты политического развития белой Сибири оценивались по-разному. С одной стороны, усиление централизации власти способствовало укреплению фронта и тыла, исключало опасные во время войны политические разногласия, с другой – сужало политическую базу Белого движения, лишало его потенциальных «демократических» союзников. Восточный фронт Белого движения, в контексте его политической составляющей, рассматривался А.Я. Переверзевым. Применительно к истории Комуча им был сделан вывод о существовании демократической альтернативы Белому движению, опиравшейся на развитие политического курса 1917 г. История созыва и деятельности Уфимского Государственного Совещания и Уфимской Директории исследовалась А.Д. Казанчиевым.9

Весьма обширна историография, посвященная личности и деятельности адмирала А.В. Колчака. И.Ф. Плотников провел развернутое исследование его биографии, показал основные направления политики Российского правительства. Значительный вклад в исследование политической истории белой Сибири внес В.И. Шишкин. Под его редакцией издан сборник документов о судебных процессах над министрами колчаковского правительства, опубликованы законодательные акты омского Совета министров. Важны выводы историка в отношении политико-правовой составляющей «омского переворота» 18 ноября 1918 г., показывающие, что приход к власти Колчака был подготовлен правыми политиками и военными.

П.Н. Зыряновым был написан специальный труд, в котором наиболее полно анализировались важные моменты биографии Верховного Правителя, связанные с его пребыванием на Дальнем Востоке и в Сибири накануне «омского переворота», а также в 1918-19 гг. Анализ политического курса колчаковского правительства, возможности создания альтернативной Советской государственной модели сделан в монографии В.Г. Хандорина. П.А. Новиков на материале местных архивов исследовал историю Белого движения в Восточной Сибири в 1918-1920 гг. В историографии можно выделить статьи в сборниках «История белой Сибири».10

В различных аспектах исследуются политические проблемы южнорусского Белого движения. В 1990-е гг. вышли в свет работы А.И. Ушакова и В.П. Федюка, отражавшие проблемы гражданской войны на Юге России. Авторы убедительно показали противоречивость процесса формирования военно-политической системы белого Юга, сложность отношений с режимами Украины и Войска Донского, конфликты с Кубанской Радой, отметили, что для белого Юга решение национального вопроса становилось одной из важнейших проблем внутренней политики. В исследованиях Х.М. Доного рассматриваются проблемы отношений деникинского правительства с горскими народами. Сложность формирования политической позиции на Севером Кавказе в 1918-1919 гг. отражена в работах В.Б. Лобанова, О.А. Жанситова. Не осталась обойденной вниманием и личность генерала А.И. Деникина. Его деятельность на посту командующего Добровольческой армией, а затем – Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России - анализировалась в монографии А.И. Козлова. Главные направления политического курса Особого Совещания привлекали внимание исследователей. Я.А. Бутаков изложил основные положения по этому вопросу в монографии «Белое движение на юге России: Концепция и практика государственного строительства». Проблемы влияния региональной специфики в политическом курсе южнорусского Белого движения рассматривались А.А. Зайцевым.

С.В. Карпенко в своей монографии обратился к проблемам функционирования «врангелевской диктатуры», убедительно показал суть провозглашенной в 1920 г. «левой политики правыми руками». Эволюция политического курса белых правительств, связанная с попытками привлечения крестьянства к поддержке Белого движения (особенно на последнем этапе его истории) рассматривалась А.А. Куренышевым.11

Тесным образом история Белого движения связана с историей казачества. Литература, посвященная этой проблеме весьма многочисленна. В.Ф. Никитин предложил ввести определенные критерии для оценки казачьей системы самоуправления. Из работ, посвященных проблемам политической истории донского, кубанского, терского, астраханского казачества, южнорусской казачьей государственности, ее взаимодействию с руководством ВСЮР, можно выделить основанные на значительном объеме источников работы В.Д. Венкова, О.В. Ратушняка, Ю.Д. Гражданова. В.А. Шулдяков известен исследованиями по истории сибирского казачества, его отношениям с Российским правительством. Обширной источниковой базой отличается монография «Атаман А.И. Дутов» А.В. Ганина, в которой анализируется структура управления оренбургского войска. Характерной чертой литературы о казачестве является то, что положение и статус казачьих войск оцениваются с учетом их самобытности. Отмечается отсутствие перспектив сближения казачьих политиков и военных с Белым движением, возглавляемым «чуждыми» казачеству военачальниками (конфликт с Кубанской Радой). Конфликты между казачьими правительствами и Особым Совещанием отнесены к причинам поражения Белого движения.12

Значительное количество исследований посвящено истории Белого движения на Дальнем Востоке. Наиболее полно региональные проблемы изучались Ю.Н. Ципкиным. В его исследованиях рассматриваются проблемы формирования и эволюции Приамурского правительства братьев Меркуловых, а также Приамурского Земского Края. Исследователи отмечали, что в основе политических преобразований в Приморье в 1920-22 гг. лежало стремление к взаимодействию различных «несоциалистических» организаций, что могло бы обеспечить Белому движению дополнительную общественную поддержку. П.А. Новиков, В.Г. Кокоулин, Н.П. Бучко исследовали специфику организации власти в Забайкалье в период правления атамана Семенова. О специфике забайкальской государственности по отношению к Советской власти писал В.И. Василевский. Неоднозначно оцениваемой фигурой дальневосточной контрреволюции стал барон Унгерн. Новые исследования подтверждают тезис о серьезных геополитических намерениях барона, стремившегося объединить в Монголии максимально возможное количество вооруженных формирований, заручившись для этого поддержкой монгольской знати.13

Малоизученной может считаться проблема деятельности российских дипломатических структур. Здесь можно выделить работы М.М. Кононовой, исследовавшей организацию русских представительств в период гражданской войны и первый период эмиграции. Несомненный интерес представляют публикации О.А. Будницкого о работе российских дипломатов во Франции и США. В своих выводах авторы утверждают, что белым дипломатам не хватало, подчас, политической воли для того, чтобы «заставить» союзников считаться с ними. В то же время Белому движению удалось добиться единства дипломатического представительства перед союзниками на Версальской конференции, организовать взаимодействие различных белых правительств во внешнеполитической сфере. П.Л. Нестеренко, в частности, рассмотрел вопросы отражения внешнеполитического курса Белого движении в сибирской периодике. Говоря об особенностях отношений стран Антанты к Белому движению, нужно отметить оценку, данную А.А. Даниловым в концепции учебника средней школы, определенную как стремление к «свержению большевиков; установлению в России подконтрольного правительства либералов, заявлявших о равнении на «западные демократические ценности».14

Следует выделить исследования, отражающие политико-правовую историю Белого движения в контексте истории структур управления. В исследованиях А.Н. Никитина анализировались вопросы деятельности органов власти с акцентом на силовых структурах. Отмечая переломные для истории Белого движения в России события (образование Уфимской Директории, приход к власти Колчака), автор оценивал антибольшевистское движение как альтернативу Советской власти, не реализовавшуюся по причине превалирования военных методов руководства над гражданскими, авторитарных - над конституционными, демократическими. Первоначальный этап формирования антибольшевистского движения им характеризовался как период господства лозунгов «борьбы за демократию, права и свободы человека и гражданина». Однако после 18 ноября 1918 г. наступил перелом в развитии Белого дела, и курс на «демократические» преобразования был свернут. В монографиях и статьях В.Г. Медведева анализировался политико-правовой статус антибольшевистских и белых правительств, преимущественно на Востоке России. Автор стремился показать специфику развития законодательства белой власти, в том числе - в аграрном и рабочем законодательстве. В.А. Кожевников сосредоточил внимание на формировании организационно-правовых основ органов власти антибольшевистских движений, показал их военно-политический характер. По его мнению, белым режимам явно не хватало опоры на представительные структуры, вследствие чего их прочность была весьма относительной, хотя это не исключало возможности дальнейшей легитимации власти в случае успешных военных действий белых армий.

В то же время нельзя не отметить преобладания очевидной «дробности», фрагментарности в изучении истории Белого движения. Необходимо изучение как региональных особенностей каждого из возникших после Октября 1917 г. антибольшевистских правительств, так и общих тенденций формирования, развития и гибели белых политических режимов, - важно комплексное изучение политической системы Белого движения. По справедливому замечанию А.В. Квакина, «до сих пор нет работ, в которых содержался бы всесторонний анализ того, как были устроены органы власти, какими нормативными актами они руководствовались при своем функционировании».15 Практически отсутствуют работы, в которых Белое движение рассматривалось бы в рамках его хронологической и региональной цельности и, одновременно с этим, в процессе почти синхронной эволюции. Недостаточно изучена специфика отдельных периодов его истории. В историографии последнего десятилетия можно отметить монографию Г.А. Трукана. По мнению автора, значительная часть управленческого аппарата белых правительств была ориентирована на авторитарные методы; а стремление опереться на поддержку иностранных государств не способствовало их прочности. В исследованиях Л.А. Молчанова наличие общей направленности белой политической программы обосновывается материалами периодической печати. В последней монографии Л.А. Молчанов обратился к проблеме развития государственности на национальных окраинах бывшей Империи.16

Необходимо обратить внимание на целесообразность издания специальной справочной литературы, посвященной «политической истории» Белого движения, биографиям отдельных политических деятелей и чиновников, истории общественных организаций и блоков. Отрадным фактом нужно считать начало исследований политико-правовой составляющей в идеологии Белого движения. В монографии О.А. Кудинова подчеркнута важность изучения «конституционных проектов и конституционно-правовых идей Белого движения». И хотя автор затрагивает «конституционные проекты Белого движения» лишь в одной главе, проблемы, поставленные в монографии применительно к истории «белоэмиграции» 1920-1940-х гг., безусловно, могут стать приоритетными в историографии гражданской войны. В ряду исследований, отражающих проблемы российской контрреволюции, следует выделить работы Э.М. Щагина. В них обращалось внимание на взаимодействие Советских структур и земского самоуправления в период после прихода большевиков к власти, а также изучены вопросы, связанные с формированием общественных организаций, призванных обеспечить поддержку белым режимам, в частности Крестьянских Союзов, работавших в 1920 г. в белой Таврии, в Забайкалье и Приморье, а также в рамках всего российского Дальневосточного региона в период существования там «буферной» государственности.17

В историографии Белого движения последних лет следует отметить разнообразие исследований в области военной истории. Однако недостаточно работ, посвященных анализу состояния белого тыла, анализу экономической политики Белого движения, и особенно таких ее составляющих, как промышленная, аграрно-крестьянская, финансовая, социальная политика. Многим исследованиям свойственна излишняя публицистичность, некритическое отношение к используемым источникам. Так, например, при анализе причин поражения белых армий отдельные исследователи дословно повторяют оценки Н.В. Устрялова, П.Н. Милюкова, генералов Деникина, Врангеля, Будберга, фон Лампе, практически не сопоставляя их с оценками других авторов. Выводы, к которым нередко приходят исследователи политической составляющей Белого движения, сводятся к слабости аппарата белой власти, отсутствию взаимопонимания и взаимодействия с обществом, прежде всего с крестьянством, коррупции, личным амбициям лидеров, недооценке последствий антипатриотического альянса с «интервентами» - вчерашними союзниками по Антанте и, наконец, к конфронтации с социалистическими антибольшевистскими партиями и политиками (особенно с меньшевиками и эсерами). Но в данной оценке необходимо учитывать и такие факторы, как отсутствие стабильности любой власти в России в то время, нестабильное состояние национального самосознания и сознания общественного долга в условиях «трагедии братоубийства».

Обобщая оценку вышеперечисленных изданий, можно отметить две очевидные тенденции. Если в начале 1990-х гг. внимание ученых привлекали вопросы гражданской войны в целом (отсюда и большое количество докторских и кандидатских диссертаций с обширным территориальным и проблемным охватом), то теперь все больше внимания уделяется частным темам, что предполагает их углубленное изучение. В то же время для дальнейшего развития историографии необходимо продолжать комплексные исследования.

Нельзя не отметить также историографии Русского зарубежья. П.Н. Милюков правомерно разделил термины «антибольшевистский» и «белый». По мнению историка «только часть «белого движения» - контрреволюционна и реставрационна». Милюков акцентировал внимание на таких его чертах, как «всероссийская ориентация», чуждая «автономии» государственных новообразований на территории бывшей Российской Империи, узость «классового характера» белой армии, выражавшей «чувства и мысли землевладельческой и дворянской России». Не менее известный историк Русского Зарубежья С.П. Мельгунов отметил «неудачность» термина Белое движение (по причине его близости с движением антибольшевистским). В определении Белого движения важность патриотической идеи подчеркивал И.А. Ильин: «Белые никогда не защищали и не будут защищать ни сословного, ни классового, ни партийного дела: их дело – дело России – Родины, дело Русского государства». Более общим термином - «российская контрреволюция» - обозначал противников большевизма известный военный историк Русского Зарубежья генерал-лейтенант Н.Н. Головин. По его мнению, революция, проходя как бы три стадии своего развития, должна быть «введена в русло» контрреволюции, которая ограничит «разрушительный» потенциал революции, преобразуя его в потенциал «творческий», созидательный. Подробный анализ историографии Русского Зарубежья дан в книге А.И. Ушакова, Г.А. Бордюгова, В.Ю. Чуракова «Белое дело: идеология, основы, режимы власти», а также в исследованиях В.И. Голдина.

  1   2   3   4




Похожие:

Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconО стиховедческом наследии андрея белого с. С. Гречишкин, А. В. Лавро
Андрея Белого является насущной задачей науки. Цель настоящего сообщения — лишь ознакомление с хроникой многолетней исследовательской...
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconМетодические материалы для учителей и организаторов апробации комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики»
Целью комплексного курса является формирование у обучающегося (младшего подростка) мотиваций к осознанному нравственному поведению,...
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconВеликая Октябрьская социалистическая революция Нарастание политического кризиса в сентябре-октябре 1917 г
Советов всех уровней, профсоюзов, армейских, флотских организаций, кооперации, национальных организаций и др
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconВеликая Октябрьская социалистическая революция Нарастание политического кризиса в сентябре-октябре 1917 г
Советов всех уровней, профсоюзов, армейских, флотских организаций, кооперации, национальных организаций и др
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconРылов В. А. (Воронеж) Судьбы лидеров и рядовых участников правого движения после февраля 1917 г в Воронежской губернии
Судьбы лидеров и рядовых участников правого движения после февраля 1917 г в Воронежской губернии
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconРабочая программа по предмету «Серебряный пояс России»
Рабочая программа разработана на основе образовательного стандарта учебного курса «Серебряный пояс России», программы курса «Серебряный...
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг icon3. Программа белого движения в годы гражданской войны предусматривала
Дальнейшее продолжение политики «военного коммунизма» в мирных условиях привело бы
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconМинистерство образования и науки российской федерации
Целью комплексного курса является формирование у обучающегося (младшего подростка) мотиваций к осознанному нравственному поведению,...
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconДокументы
1. /Каталог орденов и знаков отличия белого движения и русской военной эмиграции.pdf
Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг iconТематический план курса
Ключевой особенностью курса является его направленность на формирование у учащихся навыков поиска собственного решения поставленной...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов