Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» icon

Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт»



НазваниеФункционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт»
Дата конвертации14.07.2012
Размер153.37 Kb.
ТипДокументы

ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЯЗЫКА.

Современный русский литературный язык (СРЛЯ) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» сложнее: есть горы, холмы, есть спуски в долину, в поймы рек. Если говорить не метафорически, а прямо, то СРЛЯ стилистически расчленен. Одни слова имеют высокую, торжественную окраску, другие – разговорную. В словарях около некоторых слов стоит помета «разг.», например около таких: вздремнуть, визготня, восвояси, впервой… Около других слов стоит помета «высок.», например около таких: владычествовать, властелин, влачить, воздвигнуть, возмездие, воистину… Наконец, очень многие слова стилистически прозрачны, они не имеют окраски: я, ты, он, быть, идти, думать, человек, мысль, большой, хороший и т.д. Стилистически разграничены не только слова, но и синтаксические конструкции. Примеры: Я забыл, что надо отправить письмо (нейтр.) – А я взял и забыл, что письмо-то отправить надо (разг.); Это неизбежно, ибо таково веление истории (высок.) – Этого нельзя избежать, потому что так требует история (нейтр.). В последнем случае союзы ибо – потому что – синтаксическое средство, помогающее создать стилистический контраст. Большинство грамматических конструкций принадлежит нейтральному стилю.

Современная стилистическая теория исторически восходит к теории трех стилей М.В. Ломоносова.

Каждое разграничение в языке имеет смысл, оно что-то обозначает. Каков смысл стилистических разграничений?

Во-первых, с помощью стилистических разграничений передается отношение говорящего к его речи. Может быть, эта речь имеет всеобщее значение (на обращена к народу), эпохальное (к истории) и даже вселенское значение. Но речь может быть и непритязательной, говорящий предназначает ее для немногих лиц, и только для них она интересна, только здесь и сейчас.

Автор статьи раздает ее оттиски коллегам и говорит: ^ Я пришел к вам, чтобы вручить свой труд… И сам говорящий, и его слушатели поняли, что речь не соответствует обстоятельствам, в этих условиях были бы уместны скромные, непритязательные слова: о простом не стоит говорить так торжественно и высоко. Уместен был бы нейтральный стиль: Я хочу подарить вам свою статью… Или даже несколько сниженный, разговорный: Вот, написал, хорошо или плохо, не знаю, прочитайте и скажите.

Речь в разговорном стиле – это будничная речь. От этого она не становится плохой: будни имеют свое обаяние. В предыдущем примере (чтобы вручить…) как раз разговорный стиль оказался хорошим и вполне уместным, а высокий стиль – плохим, претенциозным.

Во-вторых, сам объект называния может окрашиваться по-разному в разных стилях. В ряду слов: очи – глаза – гляделки сами объекты представляются разными.
Слово очи вызывает иные представления об объекте, чем слово гляделки.

Итак, таковы те смыслы, которые передают с помощью стилистических разграничений.

Нейтральные языковые единицы характеризуются тем, что они уместны в любой речи. Они не имеют тех красок, тех стилистических смыслов, которые свойственны высокому и разговорному стилям. Ни один текст нельзя создать средствами только окрашенных единиц. В любом тексте большинство слов и синтаксических конструкций – нейтрального стиля. Окрашенные единицы вводятся в среду нейтральных единиц, - и тогда мы воспринимаем весь текст как высокий или разговорный по стилю.

Стакан чаю – это вода, слегка окрашенная чаем, но это не «стакан воды», а именно «стакан чаю». Аналогично с высоким (или разговорным) текстом: большинство его единиц – неокрашенные, нейтральные, окраску придают немногие высокие (или в другом случае – разговорные) слова.

Запомним: с помощью стилистической градации «высокий – нейтральный – разговорный стиль» оценивается сама речь; это – основа стилистических разграничений.


Существуют не только стилистически противопоставленные единицы языка, но и языковые законы их использования. Если просмотреть на нескольких страницах словаря слова с пометой «разг.» и «высок.», то сразу можно заметить, что высоких слов значительно меньше, чем разговорных. Это отражает норму СЛЯ: в тексте (письменном или устном) может быть много разговорных слов, и это не претит современному языковому вкусу. Наоборот, слова высокого стиля должны употребляться скупо, чтобы не вызвать впечатления нарочитой экзальтации или неискренности. Таков вкус времени, отразившийся в речи и в законах употребления языковых единиц.

Текст может состоять из единиц нейтрального стиля и из единиц разговорного стиля; может состоять из единиц нейтрального стиля и из единиц высокого стиля. Встречаются тексты из одних только единиц нейтрального стиля, но они редки.

Есть устойчивые в данную эпоху типы совмещения в одном тексте окрашенных языковых единиц. Такие типы называются стилистическими жанрами. В современную эпоху мы встречаем такие стилистические жанры: художественное повествование, научное исследование, газетная информация, шутливый бытовой диалог, лирическое стихотворение, доклад на научной конференции, протокол собрания, заявление, реклама, отчет о работе, разговор между продавцом и покупателем в магазине, научно-популярное изложение теории и т.д.

Сами законы сочетания разных окрашенных слов в пределах каждого жанра (что допустимо и что – нет, или допустимо как особый случай, какая возможна насыщенность текста данными окрашенными единицами, как они должны быть введены в текст и т.д.) стабильны в каждую эпоху, они характеризуют не только данный текст, но и жанр в целом.


Вот жанр семейного письма:

Друзья мои тунгусы! Был ли у Вас дождь, когда Иван вернулся из Лавры? В Ярославле лупил такой дождь, что пришлось облечься в кожаный хитон. Первое впечатление от Волги было отравлено дождем, заплаканными окнами каюты и мокрым носом Гурлянда, который вышел на вокзал встретить меня.

На пароходе я первым долгом дал волю своему таланту, т.е. лег спать. Проснувшись, узрел солнце. Волга недурна; заливные луга, залитые солнцем монастыри, белые церкви; раздолье удивительное; куда ни взглянешь, всюду удобно сесть и начать удить. Над водой носятся белые чайки, похожие на младшую Дришку…

Самое худшее на пароходе – это обед. Сообщаю меню с сохранением орфографии: щи зеле, сосиськи с капу, севрюшка фры, кошка, запеканка; кошка оказалась кашкой… После корнеевского сантуринского у меня завалило все нутро…

Кострома хороший город. Видел я Плес, в котором жил томный Левитан; видел Кинешму, где гулял по бульвару и наблюдал местных шпаков.

Холодновато и скучновато, но в общем занятно…

Возьмите у Дришки Фофанова. Кундасовой отдашьте французский атлас и путешествие Дарвина, стоящее на полке.

Ну, оставайтесь здоровы и благополучны. (А.П. Чехов)

Языковой жанр семейного письма выражен очень ярко. Характерны такие черты: лексика разговорного стиля (лупил – о дожде, недурна, холодновато и т.д.), изредка просторечные слова (завалило все нутро), много шутливых переносных значений, ироническое употребление высоких слов (облечься, узрел), включение слов семейного языка (отдашьте – так говорила в детстве М.П. Чехова, Дришка – семейная форма имени Дарья), преобладание простых синтаксических конструкций (нет особенно расчлененных предложений, с глубокой «синтаксической перспективой»), очень умеренное использование причастных и деепричастных оборотов.

Как видно, разные языковые жанры характеризуются не только разным использованием слов высокого или разговорного стиля, но и рядом других особенностей. В каждом из них по-разному представлены приметы функциональных разновидностей языка. Что же называют функциональными разновидностями языка (функциональными стилями)?

Некоторые жанры обнаруживают языковую близость. Так, например, похожи друг на друга нотариальный акт, хозяйственный договор, протокол собрания, официальное уведомление. Характерной особенностью этих жанров является использование лексики, связанной с определенной областью человеческой деятельности, частое применение грамматических (прежде всего синтаксических) особенностей, уместных именно в текстах, предназначенных для данной области. Все эти приметы составляют отличительные черты официально-деловой разновидности СРЯ. Она характеризуется не только тем, что в ней уместно, но и тем, что в ней, как правило, отсутствует: исключены слова разговорного стиля (голубчик, бить баклуши, Ванюша), совершенно неуместны высокие, торжественные слова, неупотребительны эмоциональные средства языка (ах, эх, синий-синий, наисквернейший, а я и позабудь про этот договор).

Функциональные разновидности языка (стили) выделяются путем обобщения тех признаков, которые имеет определенная группа языковых жанров. Можно по-разному группировать языковые жанры, поэтому у разных исследователей неодинаков набор функциональных разновидностей (стилей) языка.

Дадим определение функционального стиля.

Функциональный стиль – подсистема языковых средств, закрепленная в данном обществе за одной из сфер социальной жизни и частично отличающаяся от других разновидностей того же языка по своим основным параметрам – лексикой, грамматикой, фонетикой.

Чаще всего различают такие функциональные стили:

  • нейтральный;

  • книжный с тремя подстилями – научный, официально-деловой и публицистический;

  • разговорный.

Часто особой функциональной разновидностью языка считают язык художественной литературы. Но такое мнение неверно. Язык деловых документов, научных трудов и язык художественной прозы и поэзии нельзя рассматривать как явления одного порядка. Художественная проза (а в наше время – и поэзия) не имеет того лексического «набора», который отличает одну функциональную разновидность от другой, не имеет и специфических пример в области грамматики. Сравнивая произведения разных писателей, нельзя не прийти к выводу, что различия между ними могут быть очень велики, что никаких ограничений в использовании средств языка здесь нет. «Ограничение» есть, но чисто творческое, не связанное с использованием тех или иных ресурсов языка; всё в произведении должно быть художественно целесообразно. При этом условии писатель свободно пользуется и особенностями бытовой речи, и научной, и деловой, и публицистической – любыми средствами языка. Особенность языка художественной литературы не в том, что он использует какие-то специфические средства – слова и грамматические конструкции, свойственные только ему. Наоборот: специфика языка художественной литературы в том, что он – «открытая система», ничем не ограничен в использовании любых языковых возможностей. Не только те лексические и грамматические особенности, которые характерны для деловой, публицистической, научной речи, но и особенности нелитературной речи – диалектной, просторечной, жаргонной – могут быть приняты художественным текстом и органически усвоены им.

С другой стороны, язык художественной литературы особенно строг в отношении нормы, более требовательно, более чутко оберегает ее. И в этом тоже специфика художественного языка – речи.


Что такое норма?

СРЛЯ состоит из двух систем, обе они глубоко своеобразны и не похожи одна на другую. Каждая из этих систем едина, целостна, самодостаточна, объединена своими законами.

Эти системы – кодифицированный литературный язык и разговорный язык.

Кодификация – значит упорядочение, приведение в единство, в систему, в целостный непротиворечивый свод (кодекс). Средства кодификации – это словари, справочники по языку, учебники, научные лингвистические исследования, устанавливающие норму. Еще пример людей, безукоризненно владеющих русской речью, произведений – художественных, научных, публицистических, - обладающих высоким общественным (и культурным) авторитетом.

Предположим, я хочу сказать берегёт. Но: люди, которых я считаю культурно-авторитетными, так не говорят; по радио такую форму не употребляют; у Тургенева, Блока, Пришвина и других русских писателей, в газетах и журналах такая форма не встречается. Я отказываюсь от намерения сказать берегёт. Так устанавливается кодекс литературных норм.

В качестве кодификаторов (тех, кто бережет достоинство литературного языка) выступают: ученый-языковед, писатель, журналист, общественный деятель, диктор радио и телевидения, артист, учитель, преподаватель вуза, редактор, корректор, врач (в разговоре с больным), инженер (в разговоре с рабочими и инженерами) – и каждый из нас.

Разговорный язык – некодифицированный. Он усваивается только путем непосредственного общения между людьми. Для того, чтобы в речи обнаружился, объявился РЯ, нужны определенные условия. Основное – неофициальные отношения между говорящими.

Таким образом, РЯ говорит о самом говорящем и его собеседнике, об их взаимоотношениях. Возможен такой случай: два друга работают в одном учреждении. Когда они выступают в официальной роли (начальник – подчиненный, руководитель – исполнитель), то пользуются преимущественно КЛЯ, а когда встречаются в гостях или во время работы, но в связи с делом, которое не подчеркивает их официальные отношения, то говорят на РЯ.

Что касается КЛЯ, то это вовсе не языковая система, предназначенная для официальных отношений. Она нейтральна: годится для всяких отношений. Человек, который владеет только КЛЯ (но не РЯ), не будет испытывать неудобства от сознания, что в каком-то случае он говорит не так, как надо, что его речь противоречит нормам языкового поведения. На КЛЯ можно говорить всегда. Но при этом речь будет обеднена. Тот смысл, который во всем своем строе несет РЯ: мы связаны не только официально, наше общение – не сфера холодно-деловых отношений – этот смысл окажется непереданным; конечно, можно время от времени вставлять фразы: Мы друзья; Я к вам (к тебе) отношусь как к приятелю – но эти вставки не заменят неофициальной дружеской окраски всей речи.

Кроме неофициальности отношений между говорящими, для РЯ необходимы: неподготовленность речевого акта и непосредственное участие говорящих в речевом акте. Если речь подготовлена заранее (на бумаге написана, продумана и выучена – полностью или частично – наизусть), то для РЯ это неподходящие условия. Он себя не обнаружит.

РЯ находит полное выражение прежде всего в устной речи. Могут быть письма, записки, отражающие РЯ, но поскольку их писали культурные люди, то они написаны орфографически нормативно, следовательно, фонетическое своеобразие РЯ в письменной форме не проявляется. Кроме того, письмо налагает и ряд других ограничений на реализацию характерных признаков РЯ.

Наш курс посвящен КЛЯ, к РЯ в дальнейшем мы не вернемся, поэтому рассмотрим отличия РЯ от КЛЯ на двух примерах: как выражается в РЯ субъект действия и как используется форма именительного падежа.

В КЛЯ выражение S действия и форма именительного падежа – понятия не только прочно связанные, но и как бы предназначенные друг для друга: S действия особенно часто выражается формой им.п. существительного, а форма им.п. сущ. – обычное обозначение субъекта.

В РЯ значение S действия выражается чрезвычайно разнообразными средствами.

  1. S может быть обозначен сочетанием предлога с формой существительного: ^ За вами стояла в меховом пальто?; Нам налево // Вон видишь / куда в красной шапке повернул.

  2. S может быть обозначен конструкцией, включающей спрягаемую форму глагола: ^ Мусор собирает не приходила?; Напротив живет / увезли на неотложке; Через улицу переходит / это ваш учитель?; На столе лежит / это Марьи Петровны?

Формы им.п. существительного в КЛЯ и в РЯ внешне тождественны, но их речевое поведение не совпадает.

  1. В РЯ им.п. широко употребляется при пояснениях разного рода, носящих характер добавления: Ему одиннадцать лет / пятый класс / а ты с ним как с маленьким; Дай мне польские витамины / коробочка серенькая; - Простите где вы апельсины брали? – На Невском // угол Марата и Невского.

  2. Им.п. сущ. Нередко выполняет функцию качественного определителя предмета: - С чем пирожки? – Мясо / рис/ горячие; У вас дом девятиэтажный? – Двенадцать.

  3. Им.п. употребляется при таких глаголах, которые в КЛЯ непременно требуют косвенных падежей: Вам надо пересадку делать // Библиотека Ленина сойдёте // Там переход; - Скажите / где находится почта? – Вон на той стороне / любой троллейбус садитесь / следующая остановка.

Именно РЯ характерно несоответствие буквального значения языкового знака предполагаемой реакции на него. Например, в автобусе на фразу «Простите, вы не можете передать деньги на билет?» - явно неадекватным явился бы только ответ «Прощаю. Могу»; или на вопрос «Гражданин, вы предъявите наконец билет, если он у вас есть» - ответ «Предъявлю, он у меня есть». Ср. также неадекватность ответа на вопрос «Ты пойдешь завтра на концерт?» - «Нет, я не пойду. Я поеду» и т.д.

Итак, КЛЯ и РЯ противопоставлены как различные языковые системы, функционирующие в одном и том же языковом коллективе. Каждый носитель языка владеет, как правило, и КЛЯ и РЯ. В виде исключения существует феномен невладения РЯ.


Если в разговорной речи коммуникативная функция языка (задача сообщить) может то сопровождаться экспрессивной функцией, то вообще уступать ей место (выражение гнева, восторга и т.п.), в официально-деловом стиле как таковом язык выступает только в своей коммуникативной функции, при этом для адресата, как правило, решающее значение имеет не личность говорящего / пишущего, но его официальный статус и соответственно – содержание сообщаемого, причем адресат выступает в той или иной социальной роли – начальник, судья, сотрудник учреждения, гражданин государства, пассажир, квартиросъемщик и т.д.

Научная речь как таковая также отрешена от личности говорящего / пишущего. Это не значит, конечно, что научное сообщение всегда предстает обезличенным: мы часто можем отметить индивидуальный стиль пишущего, но если нас интересует тема научного произведения, мы обращаем внимание главным образом не на его стиль, но на содержание; образ автора, если мы незнакомы с ним, складывается лишь в связи со значимостью приводимых фактов, обоснованностью их интерпретации, обоснованностью выводов и т.п. Отсюда проистекают и специфические грамматические особенности научного стиля: например, на первый план среди глагольных категорий выдвинуто настоящее неактуальное (Земля вращается вокруг солнца), ср. в разговорной речи – настоящее актуальное (Иду / пошел домой).

Для научного стиля речи характерны:

  • в лексике, словообразовании и морфологии – применение терминов и слов с абстрактным значением;

  • тенденция к интернационализации терминологии;

  • предпочтительное употребление имен существительных;

  • создание особых составных предлогов (напр., в присутствии паров лития), дейктических элементов (данный, соответствующий, настоящий) и союзов (если и только если);

  • среди падежей значительное преобладание родительного и именительного;

  • предпочтение форм наст. времени и 3-го лица глаголов;

  • широкое использование причастий и деепричастий, а также страдательного залога;

  • в синтаксисе – использование всех возможных типов словосочетаний, применение разнообразных сложных предложений;

  • в семантике – тяготение к точности.

В газетно-информационном стиле 1 лицо вообще скрыто. Даже если та или иная информация исходит от собственного корреспондента или со ссылкой на тот или иной источник. Адресатом является любое лицо, читающее газету (постоянно или от случая к случаю). В отличие от собственно публицистических выступлений, также широко представленных в газете, газ.-информационный стиль подчинен строгим требованиям сжатого изложения актуальных сведений о происходящих событиях. Набор экспрессивных средств достаточно устойчив, сведен к определенному стандарту: это определенные слова-сигналы (вроде военщина, вояж, поджигатель, сговор, ястребы, раздувать, судилище, сборище), кавычки, указывающие на определенную оценку заключаемых в них слов, а также характерные заголовки, сразу ориентирующие читателя на характер предлагаемой информации.

Из синтаксических особенностей прежде всего обращает на себя внимание широкое распространение в заголовках неопределенно-личных конструкций типа «Вооружают наемников», «Гарантируют надежность»…

Многие черты, свойственные газ.-инф. стилю, обнаруживаются и в публицистическом стиле (что, по-видимому, является причиной их неразграничения во многих работах). Однако их назначение различно. Назначение первого – это прежде всего сообщить об актуальных событиях (оценка событий при этом сводится к немногим языковым показателям). В публицистике же на первый план выступают именно оценочные элементы, ее назначение – в оценке происходящего, в убеждении читателя или слушателя в правильности даваемой оценки. Таким образом, коммуникативная функция языка здесь неразрывно связана с экспрессивной, своеобразие проявления которой – в ее направленности на формирование общественного мнения. Соотношение участников при этом определяется не личностью 1 лица как такового (здесь опять-таки оно может быть представлено обобщенно), но его авторитетностью, характером контакта, устанавливаемого с адресатом.

Для публицистического стиля характерно совмещение слов, относимых, с одной стороны, к высокой, книжной лексике (свершения, чаяния, возгордиться, воздвигать, самопожертвование, отчизна, помыслы, претворять, созидание, служение, держава), с другой – к разговорной, сниженной, просторечной, даже жаргонной лексике (перегиб, шумиха, показуха, крутой, за бугром, кайф, ан нет, клюнуть, разборка).

Используется общественно-политическая лексика (общество, отечество, парламент, демократия, диктатура), заимствованная лексика (саммит, коррумпированный, оппозиция, имидж, брифинг, мониторинг), семантически переосмысленные слова (перестройка, духовность, прорыв, гласность, периферия), наблюдается метафоризация, часто разговорно-бытовой и профессиональной лексики (сколотить, оснастить, накладка, финишная прямая, агония, аритмия).

Морфологические особенности: частое употребление существительных с суффиксами –ость, -ство, -ние, -ие (личность, алчность, аннулирование, доверие), с интернациональными суффиксами и префиксами –изм, -ист, -ация, анти-, контр-, де-. Употребительны слова, образованные путем сложения (общественно-политический, социально-экономический).

Официально-деловой стиль обслуживает сферу письменных официально-деловых отношений. Функционирует в форме документов разных жанров, обобщающих типовые ситуации официально-делового общения. Построение (составление) документа предполагает последовательность трех операций:

уяснение типовой ситуации --- выбор жанра документа, уяснение его формы --- выбор средств и правил языкового наполнения документа данного жанра.

Характер деловых отношений обусловливает высокий уровень стандартизации (установление единых норм и требований) и унификации (приведения к единообразию) языковых средств.

Особенности деловых текстов связаны с предъявляемыми к ним требованиями:

  • точности (однозначности) формулировок (документ имеет юридическую силу);

  • логичности изложения (непротиворечивости, аргументированности, последовательности);

  • краткости изложения.

Особенности официально-делового стиля:

  • в области стилистики – стилистическая однородность текста, тенденция к использованию нейтральных элементов и штампов;

  • в области лексики – использование специфически деловых слов (типа надлежащий), отказ от устаревших элементов (типа каковой – таковой) и замена их нейтральными (какой, который – такой, этот);

  • в области морфологии – преобладание для называния действий отглагольных существительных, причастий и деепричастий, большая частотность родительного падежа, тенденция к неупотреблению лично-указательных местоимений (он, они) как неоднозначных;

  • в области синтаксиса – усложненность конструкций, сложные предлоги типа на предмет чего.


Разграничение функциональных стилей не противоречит реальному существованию смешанных речевых жанров, ситуаций, когда смешение стилистически разнородных элементов почти неизбежно. Например, речь различных участников судебного разбирательства вряд ли способна представить какое-либо стилистическое единство, но также вряд ли было бы правомерно отнести соответствующие фразы целиком к разговорной или целиком к официально-деловой речи.

Жанр критической статьи предполагает совмещение научного и публицистического стиля, допускает черты разговорности. В сознании говорящих присутствует представление о том, как надо сказать в той или иной ситуации, т.е. представление о норме речевого поведения в различных ситуациях.









Похожие:

Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconСинтаксис словосочетания и простого предложения
Учебное пособие по курсу «Современный русский литературный язык» (дпп ф05) для специальности №032900 «Русский язык и литература»...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconПредисловие
«Фонетика» общего курса «Современный русский язык»1, который читается на отделении «Русский язык и литература» филологического факультета...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconГраф научных интересов
Язык памятников письменности XI – XVII вв. История русского литературного языка. Русский язык в XVIII в. Русский язык в XIX в. Диалектное...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconЧалая Ирина Яковлевна Директор, учитель русского языка и литературы Высшее, Адыгейский государственный педагогический институт, 1988 г., русский язык и литература
Ккидппо, «Современный образовательный менеджмент», уд №1860 от 18. 03. 2010 года
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconЛесина Ольга Ивановна учитель русского языка и литературы высшее учитель русского языка и литературы по специальности русский язык и литература
«Педагогика и методика нач образования» с доп специальностью «Русский язык и литература»
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconПонятие литературного языка, литературной нормы, формы существования и функции современного
Язык одного народа, взятый в совокупности всех присущих ему черт, оХватывающиЙ все сферы деятельности, называется национальным (общенародным)...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconВ рамках подготовки к фестивалю планируется проведение круглых столов, мастер-классов, открытых уроков, книжных выставок в ряде европейских стран
Впервые Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (мапрял) при поддержке Фонда «Русский мир» и Федеральной...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconI международная научно-практическая конференция «Русский язык и культура в зеркале перевода»
Гу им. М. В. Ломоносова, Университет Македония (г. Салоники) и Факультет языка, литературы и культуры стран Причерноморского бассейна...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconСмирнова Е. В. Моу «сош №33» Формирование коммуникативной компетенции учащихся на уроках развития речи
Отмечается влияние на литературный язык ненормативной разговорной речи, проникновение просторечных слов, жаргонизмов; немотивированное...
Функционально-стилистическая дифференциация языка. Современный русский литературный язык (срля) не похож на однообразную плоскую равнину. Его «ландшафт» iconРусский язык – это язык Пушкина и Толстого, Достоевского и Тургенева
Президент России Владимир Путин подписал Указ "О проведении Года русского языка" в России и за рубежом
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов