Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз icon

Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз



НазваниеОткуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз
Дата конвертации15.07.2012
Размер152.24 Kb.
ТипДокументы

Никто не знал, откуда она пришла и как потом ушла... Она пришла в деревню, окружённую горами. Лицо её было закрыто капюшоном, а в руках был свёрток, в котором что-то шевелилось.
Женщина быстро прошла через всю деревню (странно, что никто при этом не остановил её. Похоже, её словно никто не замечал) и подошла к одному из жилищ. Этот дом, как и все другие жилища, принадлежал клану Данди. В нём жили муж и жена Данди, и вот-вот на свет должен был появиться наследник.
Роды принимала женщина из клана, имевшая достаточно опыта в таких делах. Роды были тяжёлые, но вот, наконец, показалась головка ребёнка, а потом наконец появился на свет он весь. Женщина взяла его на руки. Мальчик! У Эйфи родился мальчик! Наследник рода Данди!
Но что это? Ребёнок не дышит! Он родился мёртвым. И вместо радости горе пришло в дом Эйфи.
И тут вдруг кто-то неожиданно вошёл в жилище. Это была женщина с лицом, закрытым капюшоном. От неё исходило что-то странное, из-за чего женщина, принимавшая роды, забилась в угол. Таинственная незнакомка подошла к лежащей на постели убитой горем женщине и заговорила с ней:
- Я понимаю твоё горе, Эйфи.
- Откуда ты знаешь моё имя? – спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз.
- У меня много источников... Но это неважно... Я знаю, какое несчастье случилось с вашей семьёй. Лишиться наследника – тяжело. Но я могу помочь тебе.
- Чем ты можешь помочь? Моё дитя не вернуть!
- И всё же я смогу помочь, Эйфи. А ты – мне. Смотри.
И тут незнакомка протянула Эйфи свёрток, в котором что-то шевелилось. Эйфи пригляделась: это был мальчик.
Недавно родившийся.
- Возьми его, Эйфи. Возьми его. Это мой сын. Теперь он будет твоим.
- Что?
- Я люблю его и мне трудно расставаться с ним. Но я должна... Ты будешь ему хорошей матерью, я верю.
- Как его зовут? Ты давала ему имя?
- Квентин. Квентин МакЛауд. Последний из рода МакЛаудов. И знай же: он необычный ребёнок. Он бессмертный, но...
- Бессмертный? Что это значит?
- Значит, что он никогда не умрёт... естественной смертью. Но бессмертие его проявится только в том случае, если он получит смертельную рану.
- К чему ты всё это говоришь? И почему я должна взять его? Почему ты не можешь его растить?
- Потому что не имею на это права... Это долгая история. Скажу только, что Квентин – избранный, и его ждут великие дела, когда он вырастет. Но это будет в том случае, если его воспитают достойные люди. А ваш клан я считаю достойным. Вы многое можете дать ему. Возьми его на руки.
Эйф взяла. Ребёнок, как ни странно, не заплакал. Он словно желал, чтобы именно эта женщина прижала его к своей груди. Эйф стала кормить его грудью, а сама спросила:
- Но почему ты расстаёшься с ним? Разве не любишь его?
- Люблю больше всего на свете. Но должна расстаться. Из-за Кортана.

- Кортан? Его охотники не первый раз не дают нам спокойно жить, - это уже ответил муж Эйф.
- И в этом частично наша вина. Мы в своё время изгнали его из своего мира – мира Бессмертных, и он оказался в вашем. И только Квентин может спасти мир от него. В том числе и ваш клан. Он – Избранный. Такие очень редко появляются на свет. Именно поэтому отдаю его вам, хотя так люблю. Пусть он вырастет достойным и прекрасным воином. И ещё: если получит смертельную рану, не умрёт, а обретёт вечную жизнь.
- А вдруг нет? Откуда такая уверенность? – спросила Эйф.
- Знаю. Не сомневайся, будет так. Но к этому времени он должен быть достаточно взрослым. Поэтому береги его. И пусть научат его сражаться.
- Я буду учить, - сказал муж Эйф.
- Когда будет предназначено судьбой, за ним придёт незнакомец. И Квентин должен следовать за ним. Последнее условие: не говори Квентину, что он бессмертный (и мужу не позволяй), пока не придёт время.
- Когда оно придёт? Как я пойму?
- Узнаешь. Не могу сказать. Это неизвестно. Но ты поймёшь.
И незнакомка уже собиралась уходить. Напоследок она подошла к женщине, испуганно вжавшейся в угол.
- Запомни, ты не видела ничего, что здесь было. Ты видела вот что: (и она прошептала ей что-то). Это и скажешь всему клану.
И тут Эйф подозвала её:
- Ты так и не сказала, кто ты. Пожалуйста, откройся мне. Мне нужно знать...
- Это не столь важно... Хорошо, я скажу. Моё имя – Терри Роуз МакЛауд.
И тут незнакомка откинула капюшон... и Эйф на мгновение потеряла дар речи: настолько незнакомка была похожа на неё, даже голоса были почти одинаковыми. Только волосы были тёмные.
- И вот ещё что: возьми это, - она положила рядом с Эйф какой-то предмет. – Пусть всегда будет с Квентином, сопровождает его везде. И в назначенный час открой ему его настоящее имя. Прощай навсегда.
Женщина опять надвинула на лицо капюшон, вышла из дома Эйфи и исчезла. Никто больше не видел её.
В это время оставленный ей ребёнок закричал. И тут же, выглянув из палатки, муж Эйфи увидел на улице членов клана Данди (среди них был и вождь клана – Грегор со своим сыном Гленом). Они пришли посмотреть на ребёнка. И странно было обнаружить ему, что там, снаружи, время словно на какое-то время останавливалось.
- Мы знаем, что у Эйфи родился ребёнок. Наследник, судя по всему. И мы пришли посмотреть, порадоваться за нашу Эйф, - с улыбкой сказал Глен.
- Эйф родила двух детей, - ответила ему женщина Данди. – Мальчиков. Выжил, к сожалению, только один. И счастье, и горе...
- Мы скорбим вместе с тобой, Эйфи. Мы похороним его достойно, по обычаю клана. Но и рады мы за тебя, - сказал вождь клана. - Всё же родился у тебя мальчик, наследник рода. Будущий воин Данди. Будет сильным и смелым. И добрым. Вы избрали для него имя?
- Квентин, - ответил вождю муж Эйф.
- Прекрасное имя, - заметил Глен. – И он сам красавец. Улыбается! Нам надо идти и похоронить другое твоё дитя, Эйф. Жаль, что вышло так...
Женщина, принимавшая роды, взяла на руки мёртвого ребёнка (удивительно, но его тельце не было пока тронуто тлением), и Данди вышли из палатки. Малыша обмыли похоронили по обычаю клана под деревцем. На могилку положили сорванные цветы. И только Эйф и её муж знали, что умер их единственный родной сын.

Эйф осталась одна с мужем. Она прижала Квентина к груди. Всматривалась в черты его лица и поражалась, насколько он на неё похож. А ведь не она его родила. И от мужа её что-то есть.
А какие странные слова были: про бессмертие, Избранного и другие, не менее загадочные. Неужели всё – правда? Может и так. А ещё какой-то предмет лежит у неё на постели. Развернула свёрток и видит: прекрасный кристалл изумрудно-зелёного цвета. И так переливается! Наверное, охранительный талисман. Пусть всегда будет с Квентином.
Вскоре уже весь клан Данди пришёл посмотреть на наследника. И все были в восторге.

Эйф, прекрасная женщина Данди, растила Квентина, отдавая ему всю свою любовь. Мальчик рос здоровым и крепким. Он довольно быстро научился ходить и говорить. Эйфи с мужем не могли нарадоваться, глядя на него. Только всё время не покидали их мысли о его будущем, об его избранности.
- Посмотри, Гордон, как быстро растёт наш мальчик!
- И вправду быстро. Скоро вырастет большим и сильным.
- И великим воином. Интересно, а правда то, что говорила мне та незнакомка? Странно так всё...
- Не знаю. Время покажет, я думаю. Но я знаю одно: он станет гордостью клана. И я постараюсь добиться этого.
Квентин подрастал. Настоящий Данди! И какой очаровательный! Огненно-рыжие волосы, забавно торчащие спереди, большие зелёные глаза (как изумруд, который должен быть всегда с ним). А ещё он так улыбается! Как-то раз Эйф вышла из палатки с Квентином на руках, чтобы побеседовать со своей подругой Игарной. Ах, Игарна, Игарна... Как давно это было... Пропала ты потом куда-то, покинула клан... Что заставило тебя так поступить?.. Свидимся ли когда-нибудь?.. (Эйф не знала, что этого не суждено).
Но в тот момент они встретились и весело беседовали.
- Ты только посмотри на моего первенца, Игарна! Растёт не по дням, а по часам. А какой он красивый! Я так его обожаю.
- Да уж, скоро он станет совсем взрослым. Скоро станет достойным членом рода! Настоящий Данди! Можно, я возьму его на руки?
- Конечно!
Игарна взяла ребёнка. Он тут же улыбнулся ей. Его большие зелёные глаза просто светились от счастья.

Квентин был гордостью матери. Она очень любила его, он доставлял ей радость. Правда, каждый раз, когда наступал день рождения юного Данди, Эйф вспоминала, что у неё могло бы быть два сына, и печаль овладевала ей. Она часто бывала на могилке второго своего малыша, и всегда с цветами. Квентину она пока не говорила ничего: мал ещё, зачем заставлять его страдать, пусть пока радуется. Ему она старалась не показывать своей грусти. Да с ним и невозможно было долго грустить. И муж её поддерживал как мог. А скоро в дом новая радость пришла: Эйф вновь ждала ребёнка.
На сей раз всё прошло прекрасно. Родилась девочка, здоровая и крепкая. Её назвали Клайд.
Квентину тогда исполнилось семь лет. Он был весёлым, смышлёным и никогда не мог усидеть на одном месте. Его вечно тянуло куда-то, что заставляло родителей немного волноваться.
В тот день Эйф кормила грудью маленькую Клайд, а Квентин как всегда убежал гулять. С собой он взял Гола – щенка грана, которого ему подарила мама. Вдвоём они весело побежали в лес...
И тут вдруг вылетают они из леса как ошпаренные. Вбежали они в родительский дом, оба дрожат от страха.
- Что случилось, мой мальчик? Что с тобой? – спросила взволнованная Эйф (на руках она держала Клайд).
- Эйф, да на нём просто лица нет! Что же такое он увидел? И Гол весь трясётся! Квентин, расскажи нам всё, - это уже был Гордон.
Квентин долго не мог произнести ни слова, всё дрожал. Зубы у него стучали. Наконец всё-таки удалось кое-что выяснить. Оказывается, Квентин столкнулся в лесу с незнакомцем. Высоким, в красном одеянии. Такое местные не носят. Сразу видно, что нездешний.

Незнакомец как-то странно посмотрел на маленького Данди и задал ему лишь один вопрос: «Ты знаешь своё имя, дитя». Квентин с трудом выговорил, что зовут его Квентин-горец, и что он из рода Данди.
- А ещё он сказал, что однажды придёт за мной. Я боюсь, мама.
- Успокойся, дитя моё. Мама с тобой.
Держа Клайд одной рукой, второй она погладила Квентина по головке, а потом поцеловала.
- Не нравится мне всё это, ой как не нравится, - высказал свои подозрения Гордон. – А что, если это был кто-то из охотников Кортана? Удивительно, как нашего Квентина не забрали в Могонду. А могли бы... И не было бы у нас больше нашего сына! Что бы мы тогда с тобой делали, Эйфи?
- Не знаю. Не пережила бы я этого. Но всё-таки мне кажется, что это не охотник. Они бы не стали разговаривать с Квентином, а сразу бы забрали. К тому же где это видано, чтобы охотники ходили в красном одеянии. У них форма совсем иная. Думаю, что тут всё-таки что-то другое... Но всё равно нужно быть осторожными. Квентин, - обратилась она к сыну, - в следующий раз не убегай далеко и не заставляй меня волноваться. Сегодня тебе повезло, ну а завтра?.. Вдруг с охотниками столкнёшься? Что тогда? Будь осторожен.
- Хорошо, мамочка.
- Вот и славно. А теперь беги, поиграй с друзьями. И не бойся. Просто будь осторожен.
Квентин уже не дрожал. Он выбежал из дома, Гол за ним. Скоро они уже вовсю играли с другими детьми клана Данди. А Эйф вновь задумалась о том, что случилось семь лет назад. Эта женщина... Её слова... За Квентином должен прийти незнакомец... Значит, это правда? Тогда правда и всё остальное: что Квентин – бессмертный, что ему предназначено судьбой совершить великие дела? Выходит, что так. И незнакомец, выходит, не случайно появился в горах. Именно Квентина он искал. И тот должен будет следовать за чужеземцем...
Ни она, ни Гордон не говорили сыну о его предназначении, хранили всё в тайне. И ждали, когда же настанет время открыть ему всю правду.



А где-то далеко, возможно, в другом мире, настоящая мать Квентина – Терри – думала о сыне. Как он там? Что с ним? Счастлив ли? Она очень надеялась, что счастлив. Наверное, было правильным решением отдать его в клан Данди. Там он вырастет сильным и смелым, и ловким. И ещё, что немаловажно, добрым, отзывчивым. Ему там хорошо... Она ведь много слышала о Данди, о том, какие они хорошие родители. Вот только самой ей было грустно. Обычно у бессмертных не бывает детей. Но ей посчастливилось родить ребёнка. Мальчика. Вот только счастье было недолгим. Сразу после его рождения она была вынуждена с ним расстаться. А всё из-за Кортана. Он много зла сделал обитателям этого мира, и был навечно изгнан в мир людей. Казалось, что мир мог вздохнуть спокойно. Только потом Бессмертные поняли свою ошибку. Ведь люди смертны, они стареют и умирают, а Кортан наделён бессмертием. И он считал унизительным скрывать своё бессмертие и подчиняться людским законам. Ему хотелось власти над миром. Абсолютной власти! Однажды ему представился такой шанс, когда произошла Великая Катастрофа, и многие люди погибли, а выжившие – утратили свои знания. Вот тогда Кортан захватил власть, а другие бессмертные на Земле не могли ему помешать, отрекшись от сражений ради возвращения человечеству утраченных знаний. И много страдали от его тирании люди. Нужно было вернуть человечеству надежду. И для этого выбрали её, Терри. Она стала матерью ребёнка, которому судьбой предназначено быть Избранным и освободить человечество от тирании Кортана. Но для этого она должна была расстаться с ним, со своим

сыном, отдать его в семью людей и ждать, что будет. У неё не было другого выхода. Увидит ли она когда-нибудь своего сына? А если да, поймёт ли он, почему она так поступила? Этого Терри не знала. Главное для неё сейчас было,

чтобы люди стали вновь свободны и вернули себе утраченное. Ради этого стоит пожертвовать даже своим счастьем.
Она сама выбрала это. Добровольно. Могли бы избрать для этой цели другую женщину. Согласилась она. Но как же грустно...

А Эйфи была счастлива. Квентин радовал её, да и Клайд тоже. И муж был счастлив.
Но однажды, когда Клайд была ещё совсем мала, дурная весть пришла в деревню Данди. На них надвигались враги! Охотники! Солдаты Кортана хотят набрать здесь рабов для его города – Могонды. Что же делать?
- К оружию, Данди! Женщин и детей – в горы! – раздавались призывы. – Не позволим им захватить никого из нас!
Эйф, взяв всё необходимое и подхватив Клайд на руки, побежала в горы, Квентин – за ней. Гордон же вместе с другими мужчинами клана, вооружившись, готовился дать отпор охотникам. Эйфи была смелая женщина и хотела бы остаться с мужем, чтобы сражаться наравне с ним. Но Клайд была ещё совсем ребёнок, да и Квентин тоже... Ради детей она должна была расстаться с мужем и бежать в горы. Так же поступили и другие женщины.
В горах они были в безопасности. Там они и переждали нападение. А потом к ним в горы прибежали несколько мужчин Данди, среди которых был и сын вождя – Глен. Они сказали, что опасность миновала.
Данди вернулись в свою деревню. Тут выяснилось, что охотникам пришлось убраться ни с чем. Они получили достойный отпор. Данди сражались мужественно, к тому же им помогали родные горы.
Но, как выяснилось, не всё было так радостно. Несколько Данди пало в бою, в том числе и вождь клана. Все Данди оплакивали его. Но нужно было выбрать того, кто бы возглавил клан. Таким человеком оказался Глен, сын вождя. Он часто проявлял себя как прекрасный воин, сильный, смелый, мужественный. И ответственный. У него было много качеств, которые давали ему право называться вождём клана.
Горе пришло и в дом Эйф: в бою погиб Гордон. Но ради детей она не должна была плакать. Особенно ради Клайд. Квентин был старше, ему шёл уже одиннадцатый год. Поэтому мать строго сказала ему:
- Мальчик мой, ты понимаешь меня? У вас больше нет отца. Теперь ты за него, ведь ты уже взрослый. Ты должен научиться сражаться, пришло время стать великим воином, как Глен и Нил, как твой отец. А ещё ты должен заботиться о своей маленькой сестрёнке, защищать её. Она не должна страдать от того, что у неё не стало отца. Ты понял?
- Понял, мамочка. Я буду помогать Клайд. Обещаю, что не дам ей грустить. И стану великим воином, достойным памяти отца.
А ещё Эйф рассказала Квентину, что у того мог бы быть сейчас братик, его ровесник, но, к сожалению, он умер, когда родился Квентин. Мальчику было грустно, и маму ему было жалко. Он пообещал сделать всё возможное, чтобы она не страдала так. Ведь он так её

любил.

Клан Данди всецело поддержал Эйфи. Они помогли ей пережить своё горе. Но замуж она больше не вышла – Гордон был её единственной любовью. Она будет навеки верна ему...
Квентин теперь был за старшего. Он был вынужден учиться сражаться. Вождь клана Глен и Нил охотно давали ему уроки. Особого мастерства юный Данди достиг во владении бумерангом, который он научился метать ещё с детства. Он очень любил свою маленькую сестрёнку и заботился о ней, как мог. Правда, иногда его забота была несколько странной. Как и раньше, он любил удирать куда-нибудь, только теперь он везде таскал с собой Клайд! Естественно, Гол тоже за ними увязывался. Так они могли довольно долго где-то бегать, а в деревню возвращались лишь для того, чтобы поесть.
Да уж, если раньше во все дырки лазил только Квентин, то теперь и у Клайд появилась такая привычка. Правда, юный Данди старался не подвергать сестрёнку опасности и даже иногда немного ругал её. Зато сам он выделывал такое...
К тому времени он уже достаточно подрос и стал внешне очень похож на мать. Это был красивый, стройный юноша, правда, скорее ловкий, нежели сильный. И смелый. А ещё любит придумывать себе какие-нибудь занятия. В родной деревне он облазил все горы, причём умудрялся выбирать самые отвесные скалы! Сколько уже мама за него волновалась. А ему всё нипочём! Залезет высоко, посмотрит на родную деревню, а потом спокойно слезет. И ни разу не срывался. Наверное, талисман его хранит – тот самый зелёный кристалл, который достался Квентину от незнакомки. Юный Данди с детства носил его на поясе.
А ещё, как и все его сверстники, был юный Квентин немного легкомысленным и любил хвастаться своей силой. И никого-то он не боится, даже охотников Кортана! Хотя, действительно, уже несколько лет бояться было нечего. Получив достойный отпор, охотники пока не торопились напасть на деревню: увидели они, какими воинами могут быть Данди!
Да уж, Данди были прекрасные воины, причём женщины не уступали мужчинам. Вот только война никогда не была для них самоцелью. Если враг нападал, он получал достойный отпор, но никогда сами Данди ни на кого не нападали. Члены клана были очень миролюбивы. А ещё, несмотря на все тяготы жизни, на все беды, они всегда находили повод для веселья. Не могли они долго предаваться унынию. И днём, и ночью могли они устраивать празднества с песнями и танцами, в которых так любила участвовать Эйф с детьми. Иногда веселье продолжалось весь день. Часто это были не просто танцы. Ведь, захватив власть над миром, Кортан запретил учиться сражаться, так что танцы Данди стали секретной школой боевого мастерства.
Была у Данди ещё одна страсть – вкусно (и много!) поесть. Причём никогда они об этом не забывают, несмотря на жизненные тяготы. Бывало, совершенствуются мужчины в боевом мастерстве, и тут вдруг подумают: «А не пора ли нам перекусить?» - и бегут домой (в том числе и вождь клана Глен). А там уже их жёны всё приготовили. А надо сказать, что женщины Данди умели прекрасно готовить. И Эйф была в этом искусстве не последней. По крайней мере, Квентин и Клайд никогда не жаловались, а всегда просили добавки. И про Гола не забывали: ему всегда перепадал приличный кусок со стола.

А ещё у Данди сильна взаимовыручка. Если кто-нибудь из членов клана попал в беду, он всегда мог рассчитывать, что друзья придут ему на помощь. Не было такого, чтобы Данди своих бросали! А если у кого горе, клан всегда утешит.
Многими высокими моральными качествами обладали члены клана. И не напрасно Терри МакЛауд отдала своего сына Данди.

Прекрасны мирные годы, когда нет войны! Уже несколько лет не было нападений из Могонды. То ли охотники забыли о существовании деревни, то ли не могли забыть, как в последний раз получили достойный отпор. Жители деревни уже начали думать, что в ближайшее время враги не сунутся. Но однажды...

Эйф сидела у себя дома и ждала детей. Квентин как обычно убежал в горы, прихватив с собой Клайд. Гол, естественно, увязался за ними! Как же без него?
Квентин уже достаточно взрослый. Ему исполнилось шестнадцать, и он очень похож на мать. Кто не посмотрит, тут же скажут: «Настоящий сын Эйф! Весь в мать». Все верили, что он станет прекрасным воином. Клайд уже девять, это симпатичная круглолицая девочка с большими карими глазами и копной длинных рыжих волос. Брат и сестра всегда вместе, им весело вдвоём. Интересно, куда они побежали на этот раз: в лес, рвать цветы на полянке, а может быть, купаться в речке? Только бы далеко не уходили, а то мало ли что случится? И не задерживались бы допоздна... Да и есть им, наверное, уже пора. Надо что-нибудь им приготовить, решила Эйф. Почувствуют запах еды и тут же прибегут, где бы они ни были. Что бы такое сделать? Что-нибудь необычное... Она уже собиралась выйти из своего жилища, чтобы приготовить еду для детей, как вдруг...
Эйф услышала странный шум и грохот. Казалось, трясётся земля. А потом – топот ног и звуки выстрелов. Запахло гарью. Неужели...?
Она выбежала из дома и увидела всё своими глазами. Так и есть! И этого она боялась больше всего! Охотники! Они напали на деревню!
Не знали Данди, что в Могонде не хватало рабов, и Кортан приказал своему офицеру Араку набрать новых. В качестве объекта была выбрана деревня в горах. Деревня клана Данди. Родная деревня Эйф! Слово Кортана – закон, и все возражения по поводу того, что Данди – хорошие воины и будут оказывать сильное сопротивление, были отметены.
Прекрасными воинами были Данди. Вот только в этот раз оказались они не готовы к нападению. И вот теперь Эйф видела, как в страхе бежали женщины и дети, надеясь успеть добраться до спасительных гор, как хватали оружие мужчины, пытаясь дать отпор врагу. Вождь клана Глен схватил длинную палку и приготовился к бою. Охотники стреляли из огнемётов, и одно за другим вспыхивали жилища Данди. А Эйф не знала, что с её детьми. Успели ли они спрятаться? Или их схватили?
Тут она увидела, что прямо к ней с гор бежит Квентин. Значит, его пока не схватили. А Клайд он успел спрятать в горах. Молодец.
И вот Квентин уже рядом с ней. Он умоляет её бежать в горы... Он так хочет её спасти... Но она должна убедить его не бежать! Внезапно Эйф поняла, что пришло время открыть тайну. «Ты сама поймёшь, когда придёт время», - вспомнились слова... Значит, сейчас...!
И она попыталась убедить Квентина, что он не должен бежать, а должен достойно встретить врагов, дать им отпор. А ещё впервые за столько лет назвала она его настоящим именем: «Квентин МакЛауд».
Но Квентин ничего не понимал... А потом внезапно поняла Эйф, что бежать-то уже поздно! К ним приближались охотники. Один из них был в обычной униформе. Но вот второй...
Судя по форме, это был командир. Он приблизился к остолбеневшему Квентину и его матери и спокойным и одновременно издевательским тоном произнёс:
- Послушайся маму, мальчик. Иди и сразись... если осмелишься.
Потом, повернувшись к охотникам, он добавил: «Избавьтесь от этой женщины, а я позабочусь о нашем юном чемпионе!»
«Избавьтесь от этой женщины»! От неё! Эйф поняла это. И помощи ждать неоткуда. Глен стоял недалеко от них с палкой в руках, но ничем не мог помочь. Ему самому надо было защищаться. А Квентин замер в испуге, и непонятно, за себя он больше боялся или за мать.
Эйф была смелая женщина, но она боялась смерти и не хотела умирать. Поэтому, когда по приказу командира один из охотников схватил её за талию, Эйф закричала: «Нет! Нет!». В отчаянии она протягивала Квентину руки, пытаясь коснуться его (хотя бы в последний раз), словно именно это было так важно. Юноша понял, что его мать сейчас убьют. «Оставьте её!» - умолял он охотников, но понял, что мольбы напрасны. И Эйф увидела, как её сын, выхватив меч из ножен у одного из охотников, с криком «Убийца!» бросился на ненавистного командира.
Дальше она плохо помнила происходящее: с ней что-то делали, и ей было больно, очень больно. А ещё она видела две фигуры с мечами, мелькающие на фоне горящей деревни. Один из них был её сын.
Квентин никогда раньше не держал в руках меч. Поединок был коротким. Эйф увидела, как упал её сын, споткнувшись о камень и выронив оружие. Его противник занёс над ним меч со словами: «Урок окончен, дитя!», а затем охотник с силой отшвырнул Эйф. Она сильно ударилась об камни и потеряла сознание...
Через какое-то время она очнулась, но поняла, что умирает. Вокруг пахло гарью. Догорало то, что когда-то было жилищами Данди. Никого не было вокруг – ни охотников, ни Данди. Значит, всех угнали в рабство! И что с Квентином? Ей нужно было найти его прежде, чем она умрёт... Она поползла вперёд. Каждое движение причиняло ужасную боль. Но она должна была найти в себе силы...
И вот, наконец, она нашла Квентина.
Юноша лежал на спине. Глаза его были закрыты, а в груди зияла страшная рана. Квентин был мёртв! Её сын!
«Он не умрёт. Если получит смертельную рану, обретёт вечную жизнь», - внезапно зазвучали у неё в ушах слова незнакомки. И Эйф взмолилась:
- В тот день ты сказала мне, что он обретёт бессмертие. Кто бы ты ни была, сделай, чтобы было так! Пусть он оживёт! – и она почувствовала, что ей был дан ответ. «Ты должен победить, мой сын... Твоя судьба пришла...» - прошептала она и без сил повалилась на землю.
И тут произошло невероятное. Тело юноши засветилось фиолетовым светом. Фиолетовые молнии побежали к ране на груди, словно зашивая её. Потом свечение прошло, и юноша открыл глаза, вздохнул и произнёс, сам не понимая, как это может быть: «Я жив???»
- Но мне жить осталось недолго... – ответила Эйф. - Слушай меня внимательно. Ты – Избранный, Горец. Бессмертные рождаются раз в 700 лет. Я растила тебя как родного, но ты не Данди. Ты – последний из МакЛаудов. За тобой придёт незнакомец, и ты пойдёшь навстречу своей судьбе. Но сначала освободи Данди от Кортана. И, пожалуйста, не забывай заботиться о своей сестре...
Это были её последние слова. Казалось, вместе с ними из неё уходили остатки жизни. Глаза её закрылись – теперь уже навсегда. Она умерла.
...Больше не было боли... Только свет... Эйф пошла на свет и увидела... Перед ней стоял Гордон. На руках он держал их маленького сына. «Пойдём, Эйф, - произнёс он. – Пойдём, любимая. Туда, где нет боли и страданий». Эйф взяла его за руку, и они растворились в потоке света.
А Квентин стоял, склонившись над телом матери, и непонятно, что больше щипало ему глаза – дым или душившие его слёзы. И проклинал он в душе того, кто приказал её убить. Потом уже он узнал имя того человека: майор Арак, офицер Кортана...
А где-то в другом мире настоящая мать Квентина, Терри, видела страдания сына, но ничем не могла помочь. Совершенно ничем.
- Ты была смелой женщиной, Эйф. И ты многое дала моему сыну. Покойся же с миром. Пусть на твоей могиле вырастут цветы – самые прекрасные! А ты, Квентин...? Свидимся ли мы когда-нибудь? Поймёшь ли ты меня? Простишь ли? О, Ашти-Лэйна, что же мне делать?




Похожие:

Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconБледное лицо. Красные от слез глаза. Еле сдерживаемый ужас. Вкус слез на губах
Мать бежит через мощеную камнем дорогу. Растрепанная. Зеленое платье из шелка. Золотая вышивка. Рыжие волосы. Как у меня. «Опомнитесь!...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconЯ желаю моему сыну, чтобы он умел отличать истинное благо от того, – она посмотрела в глаза Феанору, – что лишь кажется благом. И чтобы мое
Я верю, – радостно говорил Феанор на празднике имянаречения, – для моего третьего сына будет открыт весь мир. И могу ли я пожелать...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconОсновное настроение и композиция стихотворения Основное настроение и композиция стихотворения
Невою, написал стихотворение «Тучки небесные, вечные странники!». Софья Карамзина и несколько человек гостей окружали поэта и просили...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconИшь ты! удивился Петя. У неё ещё и святая своя есть!
Вот вам новенькая подружка, заявила воспитательница. У неё такое необычное имя Гафа
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconЭто ты моё чудо
Марисса проснулась от того, что что-то кольнуло ей в лицо. Она открыла глаза и увидела сидящего рядом с её кроватью Пабло. Ещё не...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconХельга габбельс анна и Хельга
Я спросила, почему он об этом говорит. Анна, ответил он, ты же знаешь, что мы уже больше года прячем у знакомых мебель, одежду, еду....
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconГеннадий Абрамов Миня и Буня Повесть
Глаза животных полны тоски, и мы никогда не знаем, связана ли эта тоска с душой животного, или это какое-то горькое, мучительное...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconФедор Михайлович Достоевский
Из пассажиров были и возвращавшиеся из за границы; но более были наполнены отделения для третьего класса, и всё людом мелким и деловым,...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconПолагайтесь на Господа
Ученики были глубоко поражены этой внезапной переменой. Откуда это удивление, если еще накануне они же были свидетелями не менее...
Откуда ты знаешь моё имя? спросила Эйф. Глаза у неё были полны слёз iconВиктор тороп. Зороастр (ж. "Чудеса и приключения")
Таким было и его учение жизнерадостным, полны м любви к окружающему миру Мудрец страстно призывал к добру и справедливости. Его последователи...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов