Симптом генона icon

Симптом генона



НазваниеСимптом генона
Дата конвертации15.07.2012
Размер78.38 Kb.
ТипДокументы

СИМПТОМ ГЕНОНА


Украинский ученый и писатель Олег Гуцуляк предложил мне написать для своего «традиционалистского» сайта текст по случаю 55-летия со дня смерти Рене Генона. Я подошел к книжному шкафу и вытащил покетбук «Очерки о традиции и метафизике» (составление и перевод Ю. Быстрова).

Читать о Геноне интересно. Вкратце его биография такова. Родился в 1886 году во Франции в католической семье. Учился в математическом колледже в Париже. Стал масоном. В 1912 году принял ислам, начал изучать арабский. Какое-то время жил в Алжире. В 1930-м навсегда перебрался в Каир. Женился на дочери египетского шейха, вел жизнь правоверного мусульманина. Приобрел известность как мусульманский теолог. В то же время в Европе публиковались статьи и книги Генона, благодаря которым заговорили о его «оригинальной философии традиционализма». В 1951 году умер в Каире.

Рене Генона высоко ценят так называемые новые правые или традиционалисты. По их мнению, Генон отыскал на Востоке утраченную Западом Традицию. В основе каждой Традиции, по Генону, лежит откровение Бога, которое эта Традиция и передает от поколения к поколению. Западное общество связь с Богом потеряло, погрязнув в псевдоинтеллектуализме.

В России известным поклонником Генона является «евразиец» г-н Дугин, пишущий о нем как о «самом правильном, самом умном и самом главном человеке ХХ века». О традиционализме достаточно точно говорит философский словарь: «Традиционализм - ориентация индивидуального, группового или общественного сознания в прошлое, которое обычно противопоставляется как совокупность ценностей настоящему». Не знаю, согласятся ли традиционалисты с таким определением. Для них «язык современности представляет собой предельно искаженный фрагмент языка Традиции». Мне нравится эта фраза Дугина, поскольку, на мой взгляд, дело обстоит с точностью до наоборот: традиционализм – искаженный фрагмент языка действительности. Как фрагмент языка действительности, он и интересен. Попробуем понять, о чем говорит нам действительность, заглянув в книги Генона.

Тем, кто не разделяет взгляды традиционалистов, предлагается ценить Генона за то, что «организовал диалог между Западом и Востоком», поскольку, как писал он сам, «никто кроме не излагал на Западе подлинных восточных учений». Но что-то не в порядке с этим диалогом. Помог ли ему Генон? Что за «подлинные восточные учения» излагал он?


Читать Генона и скучно, и нескучно. Почему нескучно? Вот он пишет: «Для начала мы бы довольствовались описанием цивилизации как продукта определенной ментальности».* Проще говоря, жизнь народа определяют сведения, которые человеку передают родители, школа, священнослужитель, а ни в коем случае не сумма технологий, которые народ, например, перенял у соседей, не то новое, что со всех сторон проникает в голову человека. Цивилизация, по Генону, у Запада своя, у Востока своя. На Востоке цивилизация совпадает с традицией.
Смешивать традиции, а тем более портить их цивилизацией Запада, нельзя. Сойтись традиции могут лишь в одной точке – у Бога за пазухой. А до этого времени лучше им ничего друг у друга не перенимать. Разве что Западу следует отказаться от псевдоинтеллектуализма и подыскать для себя подходящую Традицию.

Эта приставка «псевдо» у Генона - стандартный полемический прием: не устраивал его именно интеллектуализм в общепринятом смысле. Непрерывная война с интеллектуализмом идет по крайней мере со времен Екклесиаста. Все обращения к «экологически чистой» традиции и есть эпизоды этой войны.

Ясно, что сегодняшние «бои» возникли не на пустом месте - современная цивилизация функционирует так, что 90% населения ей не нужны. Они скорее опасны для ее технологических сетей. Что делать с ними, умники не знают. То есть понятно, что образовывать и помогать материально, но ведь жаль и денег и своего комфорта. Похоже, как-то спасает ситуацию одна вовсе не возвышенная причина: человеческая масса служит планктоном для политических и экономических китов, с ее помощью они выясняют свои отношения. Планктон им отчасти нужен, поэтому они и не выводят его под корень. Проще говоря, каждый, у кого есть доллар, - потребитель, а каждый, у кого есть право голоса, - избиратель. И дешевле манипулировать массами, чтобы получить этот доллар или голос, чем достигать своих целей при помощи оружия. Это, кстати, спасает и умников, что вместе с «планктоном» пошли бы под одну гребенку. Не думаю, что кого-нибудь радует такое положение дел. Все поиски традиции или конструирование ее заново на протяжение всего 20-го века и есть, на мой взгляд, попытка выправить эту опасную ситуацию, преодолеть разрыв между «умниками» и «простаками». Только пути назад от «науки» к «интуиции» уже нет, да никогда и не было. Конечно, в сложной ситуации быстро принять правильное решение можно только на основе интуиции или нравственности. Но сам Рене Генон, наверное, не захотел бы, чтобы при ремонте в его европейском доме водопроводчик или газовщик пользовался интуицией, а не инструкцией.

Вернемся к фразе Генона о цивилизации как продукте ментальности. Я знаю людей, которые, переехав из СССР в Америку, уже лет через десять искренне не могли понять, как это можно жить так, как русские. Очевидно, американская цивилизация переделала их ментальность. Очевидно, сначала мы получаем цивилизацию, а уж потом свою ментальность. Причем, цивилизация с более высоким уровнем технологий имеет свойство распространяться по миру. Процесс этот болезненный, сопровождающийся ломкой старых укладов. Но неостановимый.

Именно вторжение западных товаров и идей рвет сейчас на части мусульманский мир. Те же, кто управляет в мусульманском мире, плохо делают это в новых условиях – обществу не хватает интеллектуализма. Верхи не могут, а низы не хотят. Чтобы сохранить власть, приходится объяснять низам, что вся беда в дьявольских мечтах о западной красивой жизни. А если тут не светит, поскольку все западные блага у верхов, то бери бомбу – и прямо в рай, там все есть. Между верхами и низами, как посредники, находятся бен ладены и басаевы. Механизм ржавый от крови, но пока, увы, работает.

Но удобней вслед за Геноном считать, что это «ментальность мусульманина не способна принять понятие «автономной морали». То есть не стоит и пытаться поддерживать на Востоке «западные» идеи современной медицины, образования, технологий, которые могут позволить вырваться из голода и нищеты. Все равно ведь «современный мир закономерно приближается к окончательному распаду». Успокоиться, нервы и деньги напрасно не тратить.

Так воспроизводится старая традиция – традиция видимых и невидимых стен и границ: между странами, народами и отдельными людьми. Эта традиция формирует одни и те же свойства ментальности на Западе и на Востоке. Свойства эти вышли в последнее время на первый план. Нетерпимость побуждает одних врезаться на самолетах с пассажирами в башни, напичканные людьми, а других с помощью фосфорных бомб «просвещать» идеями свободы и демократии людей, которые об этом не просили. Певцом стен и границ между народами был Генон.

На мой взгляд, мир вовсе не идет к деградации. Он бежит. Куда? Бог весть. Бежит, перепрыгивая со льдины на льдину. Остановка, поворот назад – это смерть. Почему же Генон смотрит назад?


Итак, на поиски каких же «подлинных» учений вышел Генон? И почему он считает, что мир деградирует? Вот тут и время ответить на вопрос – почему читать Генона скучно?

А потому, что уборос. Уборос – это змея, глотающая собственный хвост.

«Ментальность современного мира сформирована именно как результат обширного коллективного внушения». Да, Рене, да!

«Различные традиции допустимо сравнить с несколькими дорогами, что ведут к одной цели... Тот, кто добрался до конца, находится в центре пересечения всех путей». Это распространенный взгляд, согласно которому религии зарождались по отдельности друг от друга, ну а так как идут к одной цели – отсюда и совпадения и переклички. Но есть и другое мнение: и буддизм, и индуизм, и ислам – отголоски христианства и единобожия, распространившихся по планете до эпохи книгопечатания и Великих географических открытий. А, возможно, и непосредственно в эту эпоху, вместе с иезуитами и миссионерами. И когда в конце 19-го века европейцы взялись осваивать «восточную мудрость», они столкнулись с местными интерпретациями того, что некогда пришло на Восток именно от их предков, из Европы. Не случайно в старом Китае Генон увидел разрыв между метафизической и социальной традициями. То есть, между идеями, занесенными с Запада, и реальностью, которую так быстро не изменишь.

То, что мы в Европе понимаем под философскими учениями буддизма и индуизма, есть в значительной мере создание европейских переводчиков и интерпретаторов. Не будем далеко ходить за примером. Процитируем Генона: « Последующее изложение будет построено на Брахма-сутре и на традиционном комментарии к ней. Но мы должны подчеркнуть, что это не будет буквальный перевод; необходимо обобщить этот комментарий и прокомментировать его уже в свою очередь, поскольку без этого никакое обобщение нельзя будет завершить, как это, кстати, чаще всего и случается при попытках интерпретировать восточные тексты». Отсюда и наше восхищение «восточными» идеями. Сомневаюсь, чтобы нас восхитила жизнь среди «подлинных» носителей якобы этих идей.

Что касается ислама, то он всегда был связан с христианской цивилизацией, возможно, некогда составляя с ней единое целое. Вполне вероятно, что и весь арабский интеллектуализм, в том числе суфизм, зародился в Испании, откуда и распространился по югу Средиземноморья в направлении прямо противоположном так называемому арабскому завоеванию.

То, что сказки «Тысячи и одной ночи» написаны во Франции, почти никто не отрицает – трудно отрицать, когда весь арабский мир считает их европейской подделкой. Но никто и не афиширует их происхождение. Ведь следом окажется, что и вся «восточная» премудрость для интеллектуалов создана европейцами.

Умники перемудрили. Они вцепились в собственный хвост. Поэтому и скучно теперь читать мысли Генона о традиции Востока. Ведь это вернувшаяся к нам благодаря усилиями западных интеллектуалов наша же европейская традиция. Да и традиция – в смысле «передача», как ее понимает Генон, - может быть только западная, европейская. Только для Запада характерно что-то передавать другим, чтобы получить обратно, этими, другими обогащенным. По-моему, ничто не опровергает эту, в сущности, максимально простую мысль.

Без обратной связи с Западом, без этого круговорота, восточное общество деградирует. Отсюда и пессимизм Генона, вместо круговорота идей, увидевшего пересыхающие ручейки Традиции среди песков современности.


Есть ли какой-то положительный смысл во взглядах Генона? Я думаю, такой – Дух дышит там, где хочет. Не стоит пренебрежительно относится к людям, живущих в экономически и политически менее развитых странах. Там, в пограничных ситуациях, можно ухватить то, что трудно понять на более сытом и спокойном Западе.

Но не стоит и поступать так, как Генон. Не стоит объяснять отсталому «третьему» миру, что он обладает «настоящей духовностью». На этом и так строят свою деятельность коррумпированные политики и террористы. Не стоит европейцам искать истину, интегрируясь в косные восточные общества. Надо строить диалог с людьми Востока, которые смотрят в ту же сторону, что и Запад. С другими диалог просто не получится: диалог – это «западное» понятие.

В свое время я с достаточно близкого расстояния видел советскую Среднюю Азию. Бывал в местах, где дети со страхом и восторгом прятались от «уруса». Я разделяю многие идеи буддизма и суфизма, но решительно не вижу ничего, что Европа могла бы позаимствовать у «традиционного» общества, как у целого. Почему же Рене Генон, который видел Восток ближе, чем я, находил какое-то превосходство в его культуре? Что, кроме более высокой способности к терпению, мог он там отыскать? Похоже, дело тут не в Востоке, а в межвоенной и послевоенной Европе. По сравнению с Гитлером и Сталиным все остальное было лучше.

Только ведь и Гитлер, и Сталин строили свои застенки по разметкам, которые сделали для них теоретики: Гитлер по расовым, Сталин по классовым границам. И мир спасло именно то, о чем сокрушался Генон: «традиционные доктрины утратили свою изначальную ценность среди протестантских наций».

Полемизируя с Геноном, надо помнить, что в спорах с материалистом у него всегда есть путь к отступлению, запасной выход – в сверхъестественное, где все разногласия стихают. Туда он и удалился 7 января 1955 года из своего Каира, оставив нас расхлебывать заваренную не без его участия кашу. Как тебе там, Рене?


Андрей Пустогаров


-----------------------------

  • эта и последующие цитаты из Генона: Рене Генон «Очерки о традиции и метафизике», С.-Петербург, «Азбука», 2000.




Похожие:

Симптом генона iconРецензия на книгу Рене Генона «Царство количества и знамения времени»
Генона, лишь в мае-июне я прочитал «Царство количества…», и вот по свежим следам пишу рецензию, будучи слегка сотрясен неординарностью...
Симптом генона iconПриказом Минздрава России от 24. 04. 2003 n 161 инструкция по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы настоящая инструкция
Охватывает введенный палец (симптом кольца), расслабленный сфинктер охватывает палец слабо, допуская в ряде случаев возможность смещения...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов