«Страдальцы за правду» icon

«Страдальцы за правду»



Название«Страдальцы за правду»
Белова
Дата конвертации15.07.2012
Размер298.68 Kb.
ТипРеферат


X ежегодный Всероссийский конкурс

исторических исследовательских работ старшеклассников

«Человек в истории. Россия – XX век».


Реферат на тему:

«Страдальцы за правду»


Автор: Белова

Валентина Валерьевна


172527 Тверская область,

г. Нелидово,

ул. Куйбышева, д. 6, кв. 30

11-а класс

МОУ средняя школа №5

8(48266) 3-27-45


Руководитель: Дегтярёва

Наталья Витальевна,

учитель истории и обществознания

МОУ средней школы №5


2009 г.


СОДЕРЖАНИЕ

Введение ………………………………………………………………. …. С. 2


Основная часть.

Глава I. История Поникольского «контрреволюционного

восстания» 1918 года………………………………………. С. 4-8

Глава II. Жертвы политических репрессий в Поникольской

волости Бельского района Смоленской губернии………………С. 8-12


Глава III. Навечно в памяти людской……………………………… С. 13-18


Заключение. ……………………………………………………… С. 18-19


^ Список использованной литературы………………………………… С. 20


Введение.


Указом Президента Российской Федерации от 1993 года день 30 октября объявлен днём памяти жертв политических репрессий. В этот день мы вспоминаем и глубоко чтим тех людей, чьи судьбы рушились под гнётом тоталитарного режима. Десятки тысяч граждан страны гибли и пропадали без вести, испытывая на себе все тяжести и вопиющую несправедливость ненавистного тоталитарного режима.

В последнее время появилось много воспоминаний, публикаций, исследований по вопросу о жестоких репрессиях. В нашей стране рассекречены важные архивные документы времён репрессий, но до сих пор не названы ещё все имена пострадавших, ставших жертвами «политического коварства и вероломства» деспотического режима.

Известный учёный А. Н. Яковлев, назвав большевизм социальной болезнью, попытался дать своё объяснение причинам возникновения репрессивной политики большевистского руководства: «Большевизм родился из революционной решительности, на словах вдохновляемой гуманистическими идеалами. Ленинцы были убеждены, что только насилие является универсальным и единственным средством осуществления их задач».

Уже в первые годы Советской власти большевистское руководство вело целенаправленную политику по борьбе со всеми неугодными «элементами». Среди таких «элементов» были русские крестьяне-единоличники.
Согласно справке прокуратуры Тверской области №13-А-94, среди реабилитированных в 1989 – 1993 гг. указывается число реабилитированных единоличников, составляющее 5 784. Это данные только по Тверской области, а сколько их по всей стране, не говоря о численности представителей других социальных групп, подвергнутых репрессиям и восстановленных в своих правах в конце 1980 – начале 1990-х годов. Сколько есть ещё на нашей многострадальной земле невинных жертв, пропавших без вести, увезённых в далёкую неизвестность какой-нибудь захолустной провинциальной глубинки.

Моя работа посвящена событиям, произошедшим в деревне Сёлы (ныне Нелидовского района Тверской области) в 1918 году. Горьким последствием этих событий стал расстрел мирных жителей, ни в чём не повинных людей. Жертвами страшного расстрела оказались … крестьяне. Напрашивается вопрос, каким образом могло так случиться, что вопреки тогдашним большевистским постулатам о классовой борьбе, пострадали не «богатеи», а простые несчастные крестьяне? Может стоит поискать оправдание такому произволу в статье, принадлежавшей перу одного из лидеров большевистского руководства (впоследствии председателя исполкома Коминтерна) Зиновьева и опубликованной в газете «Северная коммуна» от 17 октября 1918 года. Вот выдержка из данной публикации: «Мы должны увлечь за собой девяносто миллионов из ста, населяющих Советскую Россию, с остальными говорить нечего – их надо уничтожать». Нужны ли здесь какие-нибудь комментарии? По-видимому, к таким «остальным» и относились селянские крестьяне.

В своей работе я хочу отдать дань уважения мужеству и силе духа людей, ставших поневоле безвинными жертвами «большевистского» террора в Нелидовском районе в 1918 году. При написании данной работы использовались интересные материалы муниципального Нелидовского архива. Они были предоставлены заведующей архивом Зернаковой Е.Н. Также были использованы публикации местных СМИ разных исторических эпох, отражающих общественно-политическое и экономическое развитие нашего государства, по-разному освещающие события 1918 года, произошедшие в деревне Сёлы. Использованы материалы, предоставленные краеведческим отделом центральной библиотеки, в частности Чернышовой Т.М., а также одним из родственников расстрелянного крестьянина В.В. Цветковым, воспоминая «Былые времена» Косенкова И.Д. Работа с этими материалами позволила сопоставить в сравнении приводимые исторические факты, проанализировать известные события, составить о них соответствующие оценочные суждения. Конечно, за давностью времени довольно сложно глубоко осветить те события, трудно дать им объективную оценку, но мне хотелось бы и в дальнейшем продолжить исследование и изучение важного вопроса о политических репрессиях на территории Нелидовского района и Тверской области в целом.


Глава I.

История Поникольского «контрреволюционного восстания» 1918 года.

Чтобы приоткрыть завесу событий, о которых пойдёт речь, совершим небольшую заочную экскурсию в прошлое деревни Сёлы, когда-то входившей в Поникольскую волость Бельского уезда Смоленской губернии (ныне Нелидовского района Тверской области). Анализируя материалы газетных публикаций, а также отрывок из рукописи-воспоминания уроженца деревни И.Д. Косенкова «Былые времена», у меня сложилось мнение о том, что деревня Сёлы, бывшее Константиново, была самой богатой деревней во всей Поникольской волости. На много вёрст в округе славилась она богатством и достатком. Населяли эту деревню мелкие дворяне и мещане. Подтверждение этим словам находим и в статье «Шёл восемнадцатый год…» И. Павлова, опубликованной в газете «Нелидовские известия» от 15 июня 1991 года, писавшего следующее: «Бедные крестьяне в эту вотчину кулаков и мелких хозяйчиков не допускались. Им не разрешали здесь селиться, да и земли – то свободной не было. И только лишь те, которые были необходимы как работники, ютились на задворках богатых усадеб». 1 Кстати, в своих воспоминаниях уроженец д. Сёлы И.Д. Косенков называет точную цифру бедняцких крестьянских подворий: «Из 70 дворов семь дворов составляли бедняки». В деревне имелось две маслобойни, одна ветряная мельница, два кустарных кожевенных завода, где работники занимались выделкой овчины. Тот же И.Д. Косенков указывает, что в деревне в среднем на двор приходилось примерно по 50 десятин земли. Но некоторые имели, если автор не слукавил, и по 100 и 200 десятин земли, что действительно свидетельствует о зажиточности местных крестьян. Однако в статье И. Павлова «Шёл восемнадцатый год…» упоминается, что у большинства населения собственные земельные наделы составляли от трёх до двадцати десятин земли. Несомненно, крестьяне наживали, приумножали свои богатства тяжким, непосильным трудом. Это и объясняет тот факт, что крестьяне держались за своё добро «мёртвой хваткой». Например, Афонина Акулина Ивановна (1872 – 1963 гг.), жена Афонина Моисея Ивановича (1873 – 1918 гг.), расстрелянного 14 ноября 1918 года, вспоминала, что семья их скупила когда-то несколько десятин земли (малопригодной для земледелия, недоброкачественной, выжженной в результате огромных лесных пожаров, происходивших в 1880-х годах), которую бывший председатель Смоленской губернской управы Николай Александрович Рачинский продавал за 15 – 20 рублей за десятину. Стали постепенно заживаться. Спустя некоторое время возвели добротный дом, выстроили хозяйственные постройки для скота и лошадей. Работали с мужем, не покладая рук: семью нужно было накормить, обуть, одеть и детей выучить (из воспоминаний внука В.В. Цветкова). А в семье было…13 детей! Вырастить всех – дело нешуточное. Вот и получилось: со стороны – семья зажиточная, но учитывая количество ртов в семье, о богатствах говорить вряд ли стоит. Да и время то историческое в России было очень трудным. Пришедшее к власти в результате Февральской революции 1917 года Временное правительство не торопилось с решением земельного вопроса, тогда весьма злободневного для русского крестьянства. Лишь телеграммы с мест о начавшихся в деревнях беспорядках заставили Временное правительство заявить 19 марта 1917 года о том, что земельная реформа «несомненно, станет на очередь дня в предстоящем Учредительном собрании».

Ещё сильнее осложнило обстановку в России Первая мировая война (1914 – 1918 гг.). Положение крестьян было доведено до отчаяния. Известно, что осенью 1916 года царское правительство ввело продразвёрстку, формально установив твёрдые цены, в том числе и на хлеб. В справочном труде «Народное хозяйство в 1916 году» в разделе «Сельское хозяйство» приводится такой вывод: «Во всей продовольственной вакханалии за военный период всего больше вытерпел крестьянин. Он сдавал по твёрдым ценам. Кулак ещё умел обходить твёрдые цены. Землевладельцы же неуклонно выдерживали до хороших вольных цен. Вольные же цены в три раза превышали твёрдые в 1916 году осенью».

20 августа 1917 года Временное правительство, объявив «вслух» о второй продразвёрстке, предписало: «Проводить хлебные реквизиции вплоть до применения силы». Третья продразвёрстка началась 21 января 1918 года. Это было уже в эпоху «военного коммунизма». Изъятие хлеба у крестьян проходило в более жёстком режиме и под руководством пришедших к власти большевиков. Вот почему Октябрьскую революцию 1917 года «владельцы доходных мест: кулаки и проживающие в округе помещики, встретили злобной ненавистью», так писал И. Павлов в статье «Шёл восемнадцатый год…».2

Несмотря на недовольство некоторой части населения политикой большевистского руководства, в деревне Сёлы был создан волостной исполнительный комитет (волисполком), во главе которого стали бедные крестьяне, солдаты, вернувшиеся с фронта. Уже с первых дней своей деятельности они повели непримиримую борьбу против так называемых «богатеев». У них конфисковывались излишки земли и сельскохозяйственных продуктов, скот. Силой отбиралось то, что создавалось годами нелёгким крестьянским трудом. Принудительное изъятие продовольствия вызывало массовое недовольство, а в некоторых местах и вооружённое сопротивление со стороны, так называемых в советской историографии «кулаков», то есть зажиточных крестьян. В своих воспоминаниях И.Д. Косенков не случайно обращает внимание на то, что «в деревне Сёлы было семь торговцев, из них: Коротков, Романов, Виневич, Васильев и другие. Помимо этого, тот же Косенков упоминает, что в деревне проживали два бывших урядника, один жандарм, три бывших стражника, пять эсеров, объединившихся вместе вокруг Азаренкова Тихона Марковича. Из царской армии прибыли подполковник Смирнов, прапорщик Станов, поручик Пашин (сын Знаменского попа) и другие. На основе этого фактологического материала Косенков И.Д. делает вывод о том, что именно д. Сёлы стала основным контрреволюционным ядром в Поникольской волости. А И. Павлов указывал на то, что кулаки, владельцы лавок и заводов создали свою боевую организацию, цель которой – борьба против Советской власти. Во главе контрреволюционного заговора были торговцы Виневичи, владелец маслобойки Добротворский, кулаки Шиловы, Барсуковы и другие.

В рукописи И.Д. Косенкова приводится рассказ о начале восстания, записанный им со слов Немилова Николая Ивановича. Сам Косенков свидетелем тех событий не являлся. За два дня до «восстания» красногвардеец Косенков приехал на свою «малую Родину» к своим родителям. Узнав от своего приятеля о том, что «вооруженные кулаки» производят аресты активистов Советской власти, он тайно покинул родные места и лесными тропами добрался до станции Мостовая (ныне населённый пункт Оленинского района). Оттуда на поезде он отбыл в Москву. Напрашивается вопрос: почему боец-красноармеец не захотел остаться в деревне, дождаться прибытия войска и принять участие в подавлении крестьянского «мятежа»? Сам же Косенков о своём местопребывании во время описываемых событий умалчивает. А о том, что он в спешном порядке покинул родные места, мы узнаём из статьи И. Павлова «Шёл восемнадцатый год…».

Теперь снова вернёмся к описанию «восстания», изложенному со слов Немилова Н.И. в рукописи Косенкова И.Д.: «Как только ушли из деревни красноармейцы, контрреволюционеры собрали своё собрание в доме кулака Добротворского, заседали всю ночь, выбрали Совет. Лозунг был: «Советская власть без коммунистов». В Совет избрали: Добротворского Ивана Фёдоровича (председателем) – крупного кулака, который имел 200 десятин земли, маслобойню, держал батраков; прапорщика Станова военным руководителем «обороны»; подполковника Смирнова Сергея (заместителем); Шапорева Егора (ответственным по снабжению). В Совет входили кулаки и из других деревень – всего в Совет было избрано 15 человек». Из рукописи также следует, что на собрании был и представитель «контрреволюционного восстания» из Молодотудской волости Ржевского уезда поручик Беляков. По мнению автора именно он и координировал «банды» двух восставших волостей.

Далее из рукописи следует: «Восстание началось 9 ноября 1918 года. Отряд, возглавляемый торговцем Романовым Михаилом Арсеньевичем направился на мост речки Плавёнка, около разъезда Паникля. Цель отряда состояла в следующем: разобрать железнодорожный путь и организовать засаду на «красных», ехавших из Нелидова. Вечером 8 ноября 1918 года Поникольский волостной Совет, узнав о готовившемся восстании, организовал охрану телефонной линии связи, проходящей через деревню Сёлы. Эта линия связи вела в имение Жуково, где и находился Поникольский волостной Совет. Охрана телефонной линии была поручена члену комитета бедноты из деревни Глужнёво, коммунисту Щелканову. Встав на пост, он увидел, что кулацкие сынки начали срезать телефонные столбы. Это были Шапорев Иван, Липченков Иван и другие. Увидев это, Щелканов предупредил выстрелом вверх из винтовки, тогда разъярённые кулаки схватили Щелканова, связали ему руки и ноги, и пилой, которой валили столбы, распилили его пополам. После совершенного злодеяния, нарушив телефонную связь волостного Совета с уездным городом Белый, в 11 часов вечера… бандиты (300 человек), разделившись на две группы, атаковали с двух сторон Поникольский волостной Совет. Уничтожив охрану, сожгли документы, забрали 200 винтовок, патроны, предназначенные для обучения допризывников. Банда с добытым оружием вернулась обратно в деревню Сёлы. Мимо церкви в деревне Каменка бандиты проходили с криками «Ура!». Историю данных событий: разгром здания волисполкома, изъятие оружия, боеприпасов, уничтожение документов, постановлений новой власти – подтверждает в своей статье «Шёл восемнадцатый год…» И. Павлов. Однако он нигде не упоминает о злодеянии, которое учинили «кулаки» по отношению к Щелканову. Возможно, я считаю, что этот эпизод «восстания» слишком преувеличен, а, может быть, и вовсе являлся вымыслом Н.И. Немилова, рассказ которого и был записан И.Д. Косенковым. В рассказах обоих авторов совпадают такие сведения: мятежники разослали гонцов по всей округе с целью мобилизации в созданную заново армию крестьян из окрестных сёл и деревень. И. Павлов пишет, что «неохотно шли крестьяне в логово мятежников». Многие при удобном случае скрывались в лесу. Так, например, поступали жители деревень Пустоподлесского, Высокинского, Осиновского сельсоветов. Но всё же мятежникам удалось собрать внушительную «военную силу» около трёх тысяч человек. Более того, если верить рассказу Косенкова, руководители восстания установили связи с Торопцем и Псковом, а именно с полковником Булак-Болоховичем, якобы собиравшимся прийти к ним на помощь.

В то время как руководители мятежа в спешном порядке обучали своё войско, готовились к длительной обороне, из городов Белого и Ржева для подавления мятежа шли красногвардейские отряды. Из рассказа Косенкова явствует, что сообщение о готовившемся восстании было послано в Москву, а оттуда в города Смоленск и Белый. Начальнику Нелидовской милиции, коммунисту Спасскому было поручено организовать большой отряд милиции и бедноты и направить на станцию Паникля. В связи с этим читаем у Косенкова И.Д.: «Нелидовский отряд застал бандитов врасплох, они только приступили к разборке рельсов. Главарь отряда бандитов, торговец Романов Михаил и многие другие члены банды были арестованы, но некоторым всё-таки удалось скрыться». Следует отдать должное восставшим крестьянам: зная хорошо родные места, они умело использовали их для обороны. Ввели в заблуждение красноармейцев хорошо замаскированными под макеты станковых пулемётов трещотками, создавая впечатление, что происходит стрельба сразу из нескольких пулемётов. Наиболее упорное сопротивление оказывали организаторы мятежа: офицеры, «кулацкие сынки».

А вот как Косенков писал о подавлении восстания: «На железной дороге расставили посты от Нелидова до станции Мостовая. 14 ноября 1918 года большой отряд из бельских коммунистов и городской бедноты, а также коммунистов Поникольской и других волостей, рано утром незаметно подошёл к укреплённым позициям бандитов со стороны станции Мостовая, с другой стороны от станции Нелидово подошёл отряд Спасского. Укрепления бандитов были сделаны в валу речки Вяземка, около деревни Сёлы. Бандиты были захвачены врасплох. Очень много бандитов захватили, а главари сбежали. Отряд «красных» освободил подготовленных бандитами к расстрелу коммунистов Рудикова Павла Трофимовича, Воронькова Демьяна Гавриловича, моего отца и других». Последнему находим подтверждение и в письме в адрес редакции нелидовской газеты «Нелидовские известия» Рудикова Д.П., писавшего о своём отце, Рудикове П. и событиях 1918 г. (См. Приложение №1).

Вечером, когда уже восстание было подавлено, в деревню Сёлы прибыл отряд красноармейцев из города Ржева (после разгрома восстания в Молодотудской волости). Для устрашения красноармейцы выстрелили три раза из трёхдюймовой пушки: один снаряд разорвался около дома священника, второй – в деревне Можайка, а третий – около деревни Никитино. Всего несколько часов потребовалось для ликвидации очага заговора. Над Сёлами снова взвился красный флаг. Советская власть была восстановлена. В муниципальном архиве г. Нелидово имеется ксерокопия именного списка Ржевского карательного отряда красноармейцев, принимавшего участие в подавлении восстания. Он был прислан по запросу Зернаковой Е.Н., заведующей архивом. (См. Приложения №2,3,4).


^ Глава II.

Жертвы политических репрессий в Поникольской волости Бельского района Смоленской губернии.

Долгое время, в прошлом столетии, события нашей истории умалчивались, представляли собой государственную тайну в специально закрытых архивных хранилищах. Кому из уроженцев Нелидовского района известно о событиях, произошедших в деревне Сёлы в 1918 году? Даже близкие родственники – потомки не всё знали о тех драматических событиях. Они не знали, почему трагически погибли (совсем ещё молодыми) их деды или отцы в 1918 году. До этих людей доходили лишь отрывочные, скудные сведения от оставшихся в живых очевидцев тех прошлых событий. Говорить об этом во всеуслышание было делом рискованным. Но забыть об этих событиях революционного времени, когда происходит переоценка некоторых фактов отечественной истории, уже невозможно. Мало кому из ныне живущих потомков расстрелянных участников «селянского мятежа» 1918-го года, хотелось верить в то, что их родственников расстреляли как «особо опасных преступников». А ведь именно с такой формулировкой были приведены в исполнение «расстрельные приговоры» участников восстания. Под руководством председателя губернского исполкома так называемые «чрезвычайные тройки» выносили приговор, ссылаясь на «революционную совесть», и приводили его в исполнение немедленно. За серьёзные преступления расстреливали, за меньшие – отправляли на принудительные работы.


Тщательно изучал этот вопрос родственник одного из расстрелянных крестьян Цветков Владимир Васильевич. Он является одним из организаторов и создателей инициативной группы по возведению мемориала памяти жертв политических репрессий. Изучая архивные материалы, ссылаясь на «Документы и материалы по истории органов госбезопасности Тверского края: от ЧК до ФСБ 1918 – 1998 гг.», Цветков В.В., в частности, приводит такие данные: «Председатель губчека М.П. Лапшин (октябрь – декабрь 1918 г.) допускал безрассудные расстрелы, грабежи и незаслуженную грубость» (Известия Тверского губисполкома 1918 г. №229 от 25 декабря)». Расстрельные статьи фабриковались наспех, без всякого надлежащего следствия и судопроизводства, как говорят, согласно известному афоризму, «были шиты белыми нитками». ных единоличников, составляющее 5 784.94, среди реабилитированных в 1989 - 1993 ерсальным и единственным средством осуществления их задач"ой политики большевистс

Таким образом, постановлением штаба Тверской Чрезвычайной комиссии от 15 ноября 1918 года за активное участие в восстании в Поникольской волости Бельского района были подвергнуты расстрелу:

1. Иван Фёдорович Добротворский, 50 лет, житель д. Сёлы;

2. Андрей Антонович Зайцев, житель д. Черемушницы;

3. Александр Иванов Трощенков, житель д. Сёлы;

4. Дмитрий Елисеевич Коротков, житель д. Сёлы;

5. Тихон Марков Замышляев, житель д. Сёлы;

6. Максим Леонов Зимин, житель д. Матюга;

7. Кирей Иванов Быстров, житель д. Матюга;

8. Иван Васильевич Скабеев, 29 лет, житель д. Козлово;

9. Егор Васильевич Шапоров, житель д. Сёлы;

10. Максим Борисов Никонов, житель д. Макруши;

11. Ларион Титов Морозов, житель д. Матюга;

12. Моисей Иванов, 45 лет, житель д. Сёлы;

13. Иван Михайлович Никаноров, житель с. Молодой Туд;

14. Михаил Васильев Романов, житель д. Сёлы;

15. Андрей Азаров (Назарович) Трощенков, житель д. Сёлы.3

Также за активное участие в восстании были подвергнуты расстрелу, согласно постановлению Бельской Чрезвычайной комиссии от 24 ноября 1918 года, 13 человек:

1. Пётр Федосеев Соколов, житель д. Михайловка;

2. Иван Иванович Липченков, житель д. Сёлы;

3. Яков Кузьмич Буренков, житель д. Сельцо Фоменко;

4. Пётр Степанов Родионов, житель д. Сёлы;

5. Стефан (Степан) Николаев Шилов, житель д. Козлово;

6. Василий Степанов Степанов, житель д. Борщовка;

7. Василий Васильев Новиков, житель д. Межицы;

8. Михаил Яковлевич Таптыгин (Топтыгин), житель д. Никитино;

9. Аким Осипов Трущенков, житель Березовской волости;

10. Сергей Иванов Колосов, житель д. Борщовка;

11. Николай Степанов Степанов, житель д. Борщовка;

12. Филипп Герасимов Зверев, он же Зверьков, житель д. Можайки;

13. Иван Иванович Шапоров (Шапорев), житель д. Сёлы.4

К смертной казни постановлением от 16 ноября 1918 года военно-следственной комиссии (при штабе Северного отряда в д. Сёлы) был приговорён гражданин д. Можайки (д. Пискуны) Трофим Лавринов Суслов (в возрасте 21 года). Сведений об исполнении приговора в деле не имеется. Согласно протоколу заседания вышеупомянутой комиссии подлежал смертной казни и гражданин села Молодой Туд Мирон Иванов Никаноров, которого признали виновным в антисоветской агитации и приговорили к смертной казни: сведений о его дальнейшей судьбе в деле нет. Следствием Бельской Чрезвычайной комиссии в контрреволюционных действиях при мятеже в Поникольской волости обвинялись и были арестованы: 30 ноября 1918 года – Василий Стефанович Кондрашенков, житель д. Каменцы;

- 20 декабря 1918 года – Гавриила Николаев (Николаевич) Шилов, 43 года, житель д. Козлово;

- 28 декабря 1918 года – Сергей Михайлов Соколов, 19 лет, житель д. Михайловка.

Судьба первого из них, Кондрашенкова В.С. неизвестна; двое других были освобождены по амнистии на основании телеграммы ВЦИК № 17244.

Осталась неизвестной и судьба арестованных согласно списку Березовской местной следственной Чрезвычайной комиссии по делу Поникольского восстания против Советской власти (на каком основании и когда были арестованы данные граждане в деле сведений не имеется). Это были:

- Гирш Лейзеров Цейтлин, Витебская губерния, г. Невль;

- Александр Васильев Савицкий, д. Соловьи;

- Аким Трушенков (?);

- Давид Морозов, Фёдор Капышов, Тимофей Бонич, Василий Семёнов, Пётр Родионов;

- Павел Латышев, как ближайший родственник.

Дальнейшая судьба несчастных арестованных неизвестна.

Также обвинялись в заговоре против Советской власти: Григорий Максимов Коршаков, 46 лет, житель д. Ключевой;

- Федот Филиппов Медведкин, 48 лет, житель д. Казинино; Емельян Емельянов Белоусов, 27 лет, житель д. Белянки; Пётр Михайлов Урбановский, 35 лет, житель д. Березовка; Никита Федулов Семёнов, 30 лет и Дмитрий Иванов Каменков, 40 лет, жители д. Аржаной.

- 20 декабря 1918 года – Дмитрий Ефременков, житель д. Гамово, Иван Иванов Калакуцкий, 31 год, житель д. Репницы, Александр Новиков, 34 года, житель д. Сёлы, Никита Власов Кудрявцев, житель д. Федоровская, Прокоп Орлов, житель д. Маково, Александр Михайлов Денисьев, 27 лет, Василий Григорьев, 40 лет, жители д. Мильново, Иван Соловьев, житель д. Завидовка.5 Сведения о дальнейшей судьбе этих людей в деле отсутствуют. Все эти данные основаны на материалах архивного уголовного дела. Другие сведения о расстрелянных жителях близлежащей округи (полные фамилия, имя, отчество, возраст, место рождения и проживания) в материалах дела не указаны.

Большая заслуга в пересмотре дела о Поникольском восстании принадлежит Николаю Афанасьевичу Добротворскому, который в феврале 2003 года обратился с письмом к заведующей областным архивным отделом Администрации Тверской области Сориной Ларисе Михайловне. В своём письме он выразил просьбу найти в архивных материалах информацию о своем деде Иване Семёновиче, участнике Поникольского восстания 1918 года, расстрелянном в ноябре 1918 года в числе других «мятежников контрреволюционного заговора». Из «скупой» информации от своей матери, как сообщалось в письме, он узнал о том, что его дед отказался передавать сельскую мельницу большевикам и выступил против национализации этой частной собственности, в результате чего он был расстрелян, как полагает Н.А. Добротворский, а мельница взорвана. (См. Приложение №5).

В Нелидовском муниципальном архиве хранится ксерокопия распоряжения УВД Тверской области от 19.05.2003 года № З/С – 229 начальнику отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях прокуратуры Тверской области, старшему советнику юстиции Артемьеву Е.М. В нём сообщается о заявлении гражданина Добротворского Н.А., которое было направлено в Тверскую областную прокуратуру. В этом документе также сообщается о Добротворском Иване Фёдоровиче 1868 года рождения, уроженце д. Сёлы Поникольской волости Бельского уезда, приговорённом 24. 11.1918 года Бельской Чрезвычайной Комиссией как участник контрреволюционного восстания в Поникольской волости к высшей мере наказания (Архивно – следственное дело № 16796 на хранении в УФСБ по Тверской области). (См. Приложение №6). В ответ на заявления Добротворского Н.А., поступившие 08.05.2003г. из УФСБ РФ по Тверской области и от 27.05.2003г. из УВД Тверской области, прокуратурой области было пересмотрено архивно-следственное дело о восстании против Советской власти в 1918 году в Поникольской волости Бельского района Смоленской губернии (ныне Тверской области). В архиве г. Нелидово имеется ксерокопия письма, присланного из Прокуратуры Тверской области Добротворскому Николаю Афанасьевичу. В данном письме сообщается, что «заключением прокуратуры от 24 июля 2003 года по данному делу, в соответствии с Указом Президента России «О крестьянских восстаниях 1918 – 1922 годов» и на основании п. «б» ст. 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», реабилитировано всего 57 человек, в том числе 28 человек, подвергшихся расстрелу». Также в этом письме присутствует информация о том, что «факта применения политических репрессий по данному уголовному делу» в отношении деда Добротворского Н.А. – Добротворского Ивана Семёновича (как указывал в запросе Добротворский Н.А.), не установлено. «В числе лиц, расстрелянных за активное участие в крестьянском восстании против Советской власти в Поникольской волости, либо обвинявшихся в контрреволюционных действиях и арестованных по данному уголовному он не проходит».(См. Приложение №7). В списке расстрелянных 15 ноября 1918 года по постановлению Штаба и Тверской Чрезвычайной комиссии (ксерокопия которого также хранится в муниципальном архиве Нелидовского района) под № 1 фигурирует Добротворский Иван Фёдорович, а Добротворский Иван Семёнович не упоминается. Получалось, что дед Добротворского Н.А., возможно, и не являлся участником восстания в Поникольской волости, хотя по рассказу матери Николая Афанасьевича он имел непосредственное отношение к тем событиям. Это недоразумение для нас вскоре разрешилось. Работая над темой мне удалось встретиться с Цветковым В.В., о котором я уже упоминала выше. В беседе с ним мне удалось узнать о том, что расстрелянный Добротворский Иван Фёдорович как раз и являлся настоящим дедом Добротворского Н.А. (по-видимому он когда-то что-то напутал, поэтому и вышло такое недоразумение). Сам же Цветков Владимир Васильевич встречался с Добротворским Н.А. и вместе с ним они вели подготовительные работы по открытию памятника жертвам политических репрессий: писали письма-обращения в адрес Нелидовской администрации и в другие инстанции с просьбой оказать содействие и помощь в установлении такого памятника в д. Сёлы.

Хотелось бы обратить внимание на ксерокопию документа от 15 ноября 1918 года, в котором приводится список расстрелянных «мятежников»: многие слова не дописаны, зачеркнуты вовсе или наоборот подчеркнуты, что натолкнуло меня на мысль о том, что решение принималось необдуманно, в спешном порядке (возможно без проведения должного следствия и суда). Исходя из состава «расстрельного» списка крестьян от 15 ноября 1918 года и 24 ноября 1918 года общее количество расстрелянных составило 28 человек. (См. Приложение №8). Хочется обратить внимание на тот факт, что, по словам Цветкова В.В., первая партия «мятежников» была расстреляна 14 ноября, а «Постановление» о расстреле писалось 15 ноября 1918 г. Осенью 1918 года в оперативных сведениях сообщалось, что был подавлен Холмовский мятеж, а в селе Константиново (д. Сёлы) Поникольской волости ликвидирована группировка, противостоящая новой власти.

В газете «Бельская правда» № 66 от 19 августа 2003 года Ю. Галузин, помощник прокурора области, советник юстиции, писал об отсутствии сведений о конкретном времени и месте исполнения постановлений о расстреле, данных о месте захоронения расстрелянных лиц. Неизвестна дальнейшая судьба арестованных по данному делу лиц, в частности время их освобождения либо применения каких-либо иных мер уголовного наказания (лишение жизни или свободы, ссылка, высылка и др.).

Таковы были последствия «Поникольского восстания».


^ Глава III.

Навечно в памяти людской.


Два чувства дивно близки нам –

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

А.С. Пушкин.


Хорошо, что ещё есть на нелидовской земле люди, которые не хотят и не желают быть «Иванами, не помнящими родства». Именно благодаря таким людям, мы, поколение молодых людей, чьё будущее в XXI веке, можем изучать и узнавать историю своей «малой Родины». К таким людям можно отнести известного в наших краях нелидовского краеведа Николаева Н.В., к сожалению ныне покойного, Г.В. Дранишникову, заведующую выставочным залом, поэтессу Кузнецову Л.В., книга которой «В сердце Оковского леса», вышла в свет совсем недавно, в декабре 2008 года, других нелидовцев, увлекающихся историей нашего края. Работая над рефератом я познакомилась с серией газетных публикаций в местной газете «Нелидовские известия» за подписью В.В. Цветкова, в которых автор довольно обстоятельно освещает события, произошедшие в д. Сёлы в 1918 году, и раскрывает их подоплёку. Спустя некоторое время мне удалось встретиться с Владимиром Васильевичем, который в настоящее время ведёт большую общественную работу, возглавляя Совет ветеранов ОАО «Нелидовский ДОК», крупнейшего предприятия


города Нелидово. Когда-то от своей матери, Цветковой Александры Моисеевны, он узнал о том, что его дед, Афонин Моисей Иванович, был расстрелян 14 ноября 1918 года как участник Поникольского восстания. В 2003 году через газету «Нелидовские известия» он обратился к тем читателям, которые что-либо слышали от старших по возрасту, ныне покойных родственников или знакомых о «Поникольском восстании» 1918 года и о его трагических последствиях. В итоге ему удалось кое-что узнать как из рассказов очевидцев, так и слышавших от старших по возрасту своих родственников и знакомых об истории земли Селянской и о событиях 1918 года. В устной беседе со мной, говоря о причинах восстания, он сказал следующее: «Кто жил богато, считался кулаком. Они подлежали раскулачиванию. В годы Гражданской войны население возмущалось политикой Советского правительства. Инициатива устраивать выступления против Советской власти исходила со стороны интервентов, белогвардейцев, которые подталкивали население к мятежу. В один из таких дней к деду пришли мятежники домой, и стали звать его идти громить Советы. Но дед отказался участвовать в этом погроме, да и не собирался вообще. Нашлись люди, типа Рудикова П., который и сообщил о том, что в Сёлах мятеж. По ложному доносу стали расправляться с местными жителями, особенно с теми, которые были более зажиточными. Среди них оказался и дед». В рукописи, любезно предоставленной В.В. Цветковым, упоминается ещё один интересный факт, объясняющий, по мнению Цветкова В.В., мотивы поведения Рудикова. Вот что в ней пишется: «… на берегу речки Вяземка проводились маёвки, где разжигали костры и под наваристую уху пили вино, пели песни, плясали, но не по душе пришёлся майский праздник солидарности трудящихся 1917 года люмпен-пролетарию Рудикову П. Сельские мужики угостили его водкой, а потом после горячих дебатов окунули незваного гостя в речке. Затаив злобу и ненависть, Рудиков сказал: «Ну, Моисей Иванович, вы вспомните эту маёвку!». По-видимому, во время «мятежа» и подвернулся Рудикову удобный случай напомнить Афонину М.И. о майских событиях 1917 года. Когда мятеж был подавлен карательными отрядами красногвардейцев из городов Белого и Ржева… каратели ворвались в дом Моисея Ивановича. Не чувствуя за собой никакой вины он не прятался и не укрывался, даже предложил непрошенным гостям сесть за стол, угоститься. Но «незваные гости» не стали церемониться, а вывели его из дома, посадили в подводу и повезли. Вслед бежавшей дочери он кричал, что скоро вернётся, что он ни в чём не виноват, разберутся и отпустят, и он вернётся. «Нет, не вернулся – на глазах у односельчан, без суда и следствия 14 ноября 1918 года были расстреляны 15 человек, в том числе и Афонин Моисей Иванович, а через десять дней в другой ров уложили ещё 13 человек», - читаем в рукописи В.В. Цветкова.


Фрагмент рукописи В.В. Цветкова.


Афонин Моисей Иванович (1873-14.11.1918 г), справа.





В 2003 году под руководством В.В. Цветкова была создана инициативная группа, в которую вошли родственники расстрелянных крестьян, заинтересованные люди, с которыми удалось установить контакты в ходе поисков сведений о событиях в 1918 году в д. Сёлы. В неё вошли около 15 человек. Среди них Цветков В.В., Ивлев В.Е., его племянник, Добротворский Н.А., (выше упомянутый), Новикова Ю.Т., одна из внучек Добротворского И.Ф., расстрелянного в 1918 г. Эти люди стали обращаться в разные инстанции, в том числе к предпринимателям, спонсорам, в различные фонды, а также в органы местной и областной администрации, даже в администрацию Оленинского района, так как среди расстрелянных – четверо были из Оленинского района, с просьбой о возведении памятника жертвам политических репрессий в д. Сёлы. Лично Цветков В.В. написал 50 писем. Вплоть до 24 июля 2003 года имена 28 расстрелянных крестьянских жителей были оболганы и вычеркнуты из памяти нескольких поколений. Россия приняла на себя нелегкий долг и исполнила его во имя исторической справедливости – все 28 человек реабилитированы.


В.В. Цветков, внук расстрелянного

Афонина М.И.


Из рукописи В.В. Цветкова: «Неодолимая сила, влекущая нас на склоне лет в родные места, есть не что иное, как память о людях, бесконечная благодарность им, передавшим нам, перелившим в нас свой мир, а потом уже мы, под воздействием жизненных обстоятельств, видоизменяли его, расширяли и обогащали, но основа основ – это понятия добра и правды – заложена отцами и дедами, обыкновенными русскими мужиками».

Итогом различных обращений, ходатайств инициативной группы явилось проведение работ по возведению мемориала памяти жертв политических репрессий в д. Сёлы. Открытие мемориала состоялось 15 октября 2006 года. Митинг открыл руководитель инициативной группы Владимир Васильевич Цветков. Он выразил чувство глубокой признательности и благодарности за помощь, оказанную в строительстве мемориального комплекса, руководителям предприятий, организаций, частным предпринимателям, внесшим свою посильную лепту в сохранение ветлой и грустной памяти невинно убиенных. Первым пожертвовал на доброе дело и внес определенную сумму денег настоятель церкви Балыкинской иконы Божией Матери протоиерей Константин Голубев. А архитектором мемориала, его строителем, спонсором стал директор ООО «Стройконструкция» В.Н. Суворов. Строительство велось при активной поддержке главы района П.П. Поляка, его заместителей Ю.А. Березникова, депутата областного Законодательного Собрания Р.Л. Лебедева, главы администрации Селянского сельского поселения Н.А. Шелухиной.

Открытие памятника было доверено одному из праправнуков пострадавших ученику второго класса гимназии №10 г. Твери Паше Герасимову. Взорам присутствовавших предстало изображение скорбящей Божией Матери, запечатленное в черном граните. Знаменательно, что это произошло на другой день после великого христианского праздника – Покрова Богородицы. Мемориал венчает большой православный крест. К его подножию легли венки. Слова боли и памяти произнесли участники митинга. Правнук расстрелянного Афонина М.И. Ивлев В.Е. прочитал своё стихотворение, посвященное тому горькому роковому событию:

О тяжелом труде дней минувших,

Я от бабушки с дедом стал знать.

Каково же мне было, мальчишке,

Ложь и правду тогда распознать.

Вечерами, уткнувшись в подушку,

Мозг пытливый старался понять:

Зачем прадеда зверски убили?

За что деда могли расстрелять?

Рассказ бабушки слышал не раз я,

И вопрос задавал ей в ночи:

«Неужели, бабуль, это правда?»

Значит, правят страной палачи.

Расскажи мне, как раньше вы жили,

Правду жизни обязан я знать.

Не кончается ж веха истории

Как Донской собирал свою рать.

Нам история в школе и книги

Постоянно внушала сей «-изм»:

Пролетарий господство захватит,

И вот-вот к нам придёт коммунизм.

«Коммунизм не встречала, не знаю.

Не попался навстречу он мне.

Хотя, знаешь, внучек», - говорила,

Ох, давно я живу на земле.

Родилась я здесь в Селах, конечно,

Значит местных с тобою кровей.

Тятька с мамой здесь в церкви венчались,

И имели тринадцать детей.

Нелегка ведь крестьянская доля:

Труд тяжелый всех держит в узде.

Поднимались с рассветом, вставая,

И рожали детей в борозде.

Заживались они постепенно.

Скот имели, земельный надел.

Не везло лодырям, пьяницам,

Пролетали они мимо дел».

Вот спасибо, бабуля, понятно,

Что за мудрое слово везде.

Пролетарием тех называют,

Кто не хочет горбеть в борозде.

Так зачем же бездельников, пьяниц

Стали в кучу тогда собирать?

Кто ж придумал, позволил все это –

Власть над миром им в руки отдать?

Чем же, Боже, мы все провинились?

Чем Россия противна тебе?

Кто позволил над ней издеваться,

Править ею разрешил Сатане?

Время смуты пришло так внезапно,

Оторвав от крестьянских всех дел.

И над домом, что в барской усадьбе,

Стяг кровавый так нагло зардел.

Власть сменилась, зима пролетела.

Пред крестьянином много задач:

Сеять жито, косить, убирать хлеб,

Но раздался по осени плач.

«Помню, ночью ворвались к нам в сени:

«Собирайся, пошли бить Совет».

- Не могу, ведь больной я и старый.

- Собирайся! – был окрик в ответ.

Как восстанье прошло я не знаю.

На дворе восемнадцатый год.

Под штыками к Совету погнали.

Камнем стёкла побил там народ.

Власть кратка на расправу, и что же,

Знаем, кто тот Указ подписал.

Полдеревни поставили к стенке:

Грянул залп – Моисей наш упал.

Сколько слез, сколько горя пришло к нам

Мама стала мгновенно седой.

Да на шее детишки все малые,

Каково оставаться вдовой…


С тех пор, каждый год, в д. Сёлы 30 октября проходят митинги у мемориального комплекса памяти жертв политических репрессий. Память об этих невинно убиенных сохранится в наших сердцах.


Заключение.


Велика Россия-матушка, многих героев взрастила она. Сколько великих учёных, талантливых полководцев и военных стратегов, политических деятелей, прекрасных писателей и поэтов, спортсменов, космонавтов и простых, но гордых патриотов-тружеников родила Русь. Наша любимая, но многострадальная отчизна переживала разные времена – и плохие, и хорошие. Всё дальше в глубь истории уходят события минувшего прошлого. Можно забыть отдельные эпизоды своей биографии. Тускнеют, стираются черты знакомых когда-то людей; даже чуть затушёвываются наиболее ярко отпечатавшиеся в памяти известные факты, явления. Но нельзя забывать страницы биографии своего народа. Вот почему я мысленно вновь и вновь «листаю» страницы весьма «неоднозначной» истории борьбы народа против репрессий, мер насильственного характера; вооружённых столкновений людей с различными политическими убеждениями, взглядами, ценностными ориентациями.

Никогда не изгладятся из нашей памяти драматические события начала прошлого столетия на земле «малой Родины», связанные с невосполнимой горечью человеческих утрат и потерь. Зловещим символом того страшного, незабываемого времени были массовые расстрелы безвинных жертв; выстрелы в затылок беспомощного человека с клеймом «враг народа»; презрительное нажатие спускового крючка винтовки, нацеленной в глаза приговорённого. 28 человеческих жизней, 28 «восставших мятежников», желавших «по своим законам переустроить мир», но ставших жертвами политических репрессий.

Возможно, будущие историки, я так думаю, исследуя эпоху политических репрессий, глубоко поразятся тому, что во всей истории человечества слишком много памятных, но «кровавых» дат человеческого противостояния, тягостных вех поражений, злодеяний, на «чьей мутной волне» властолюбия и национализма возникали решительные и честолюбивые бонапарты и канцлеры, воинственно звеневшие оружием, одержимые жаждой завоеваний любой ценой.

Я знаю как велик сейчас интерес к достоверным историческим фактам, к реконструкции сложных, противоречивых по своей значимости исторических событий. Через характеры, поступки, дела, деяния людей можно и нужно исследовать историю человечества. Нужно знать правду о самих себе, нужно понимать и осознавать истоки настоящей духовной силы народа. Именно это обостряет наше отношение к жизни, к своей большой и малой родине, к ближним своим. Это объединяет нас родственно, напоминает нам о том, что предать забвению, забыть нельзя ничего. Чем больше зарастают раны, нанесённые историческим прошлым, тем ответственнее и серьёзнее мы должны подходить к оценке происходивших когда-то событий.

Верстовыми столбами памяти народной вдоль дорог стоят обелиски. Как много могут рассказать они, памятники давних времён минувшего, поколениям нынешним и грядущим… Один из них – это памятник 28-ми жертвам политических репрессий в д. Сёлы (бывшее Константиново). Никто не забыт, ничто не забыто. О прошлом помнить мы должны всегда.

Когда-то выдающийся российский историк девятнадцатого века Василий Осипович Ключевский, подчёркивая значение прошлого для настоящего и будущего, написал очень важные, актуальные для нашего времени строки: «Духовное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо, памятями деятелей, внесших наибольшее количество добра в своё общество. С этими памятниками и памятями срастается нравственное чувство народа; они – его питательная почва; в них его корни; оторвите его от них – оно завянет, как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга».

Кто-то из великих людей сказал, что знания без нравственности – меч в руках сумасшедшего. Сегодня это особенно остро чувствуется, потому что энциклопедические знания человечества, умноженные на нравственность, должны быть направлены на благие деяния и поступки людей. Именно в этом сочетании – залог нашего завтрашнего дня…


Список использованной литературы.

1. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. От начала до Великой победы. Х., 2007 г.

2. Кузнецова Л.В. В сердце Оковского леса. Н., 2008 г. С. 65-97.

3. Глушков С. Памяти народных заступников.//Тверская жизнь. – 26.01.2005. – №12. – С.5.

4. Галузин Ю. О пересмотре архивного уголовного дела по факту крестьянского восстания против Советской власти в 1918 году…// Бельская правда. – 19 августа 2003 г. - № 66. – С. 3.

5. Косенков И.Д. Былые времена. 1964 г.

6. Павлов И. Шёл восемнадцатый год.//Нелидовские известия. -15.06.1991. - №74. – С.3.

7. Цветков В.В. Почему восстали в 1918 году паникольцы.//Нелидовские известия. – 10.08.2004 г – С.3.

8. Штубов В. По мандату долга…//Нелидовские известия. - 31.10.2006. – С. 3.

9. Цветков В.В. Память, ожившая в кмне.// Городские вести. - 30.11.2006. - №21. – С.3.



1 Павлов И. Шёл восемнадцатый год… // Нелидовские известия. – 15 июня 1991. - №74-с. 3

2 Павлов И. Шёл восемнадцатый год… // Нелидовские известия. – 15 июня 1991. - №74-с. 3



3 Галузин Ю. О пересмотре архивного уголовного дела по факту крестьянского восстания против Советской власти в 1918 году…// Бельская правда. – 19 августа 2003 г. - № 66. – С. 3.


4 Галузин Ю. О пересмотре архивного уголовного дела по факту крестьянского восстания против Советской власти в 1918 году…// Бельская правда. – 19 августа 2003 г. - № 66. – С. 3.


5 Галузин Ю. О пересмотре архивного уголовного дела по факту крестьянского восстания против Советской власти в 1918 году…// Бельская правда. – 19 августа 2003 г. - № 66. – С. 3.






Похожие:

«Страдальцы за правду» iconПравила преобразования логических выражений (слайд из презентации «Логика»): Пример задания
Миша сказал: «Все, что говорит Коля, – правда». Директор понял, кто из них кто. Расположите первые буквы имен мальчиков в порядке:...
«Страдальцы за правду» iconСвятая Русь. “Русская правда” и завещание великого князя Ярослава Мудрого
Правда Ярославичей”. Хранители правды и “добрые страдальцы” Русской земли: Владимир Мономах, Мстислав Великий, Мстислав Храбрый,...
«Страдальцы за правду» iconСкажи мне правду

«Страдальцы за правду» icon«компромат»
Арону Шнееру историку и гуманисту, открывшему миру правду о плене и предательстве
«Страдальцы за правду» iconДокументы
1. /Статья в Орловскую правду.doc
«Страдальцы за правду» iconДокументы
1. /Булацель П. - Борьба за правду.pdf
«Страдальцы за правду» iconВы зашли на
Гесиод 8-7 в. (конец 8-го в.) до н э. "Труды и дни". Славит крестьянский труд. Противопоставляет свою поэзию героической как трезвую...
«Страдальцы за правду» iconОбращение к старикам
Мы, простые русские люди разных национальностей, обращаемся к вам, наши старики, с просьбой рассказать Правду о нашей Родине. Опишите...
«Страдальцы за правду» iconПоклонение звездным ангелам в католической церкви
«идолопоклонниками» и «язычниками» и поносящие нас всяческими другими способами, время от времени становится необходимым сказать...
«Страдальцы за правду» iconНикто так не врет
Как нельзя заставить говорить политиков правду, чиновников не брать взятки, так нельзя Вячеслава Добрынина отучить звонить по но­чам...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов