Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича icon

Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича



НазваниеКонсультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича
Дата конвертации15.07.2012
Размер179.89 Kb.
ТипДокументы



Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ Николая Курьяновича.

По ходатайству обвиняемого Могилёва И.А., содержащегося в СИЗО г.Знаменска Астраханской области, его матери и адвоката представляю своё консультативное заключение специалиста по материалам дела Могилёва Игоря Алексеевича, обвиняемого по статьям 280 ч.2 и 282 ч.1 УК РФ.
Мною исследовались ксерокопии печатных изданий «Я русский. Нижнее Поволжье», «Церберы Свободы», «Morituri departament», а так же Заключение комплексной психологической и психолингвистической экспертизы, подготовленное работниками Волгоградской академии государственной службы (далее - Заключение), с целью дать ответы на следующие вопросы:
1) Направлены ли материалы, представленные на экспертизу, на формирование нетерпимого или неприязненного отношения к определенным группам этнической, политической, государственной или религиозной общности?
2) Могут ли изображения и тексты, представленные на экспертизу, побуждать к действиям против какой-либо этнической, расовой или религиозной группы?
3)Содержат ли представленные для экспертизы тексты и изображения лингвистические признаки, указывающие на действия, направленные на возбуждение национальной или расовой вражды, унижение национального достоинства, а так же пропагандирующие исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к национальной или расовой принадлежности? Если да, то какие символы и лингвистические единицы, содержащиеся в документе, свидетельствуют о наличии вышеуказанных признаков?
4) На какую целевую аудиторию направлены исследуемые тексты, какое они призваны оказывать психологическое воздействие?
5) Имеются ли признаки экстремизма в исследуемых материалах?
Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что представленное в материалах дела Заключение комплексной психологической и психолингвистической экспертизы, подготовленное работниками Волгоградской академии государственной службы Салашниковым А.Н., Зиновьевой Д.М, Юндой А.В., Гончаровой Л.Ф., Шибикиной Н.А. не может быть основанием для доказательства ВИНЫ Могилёва И.А. по предъявленным ему обвинениям по следующим обстоятельствам:
• в нарушение Уголовно-процессуального кодекса Заключение подано на бланке Волгоградской академии государственной службы и заверено печатью государственного образовательного учреждения, в то время как по нормам УПК эксперты несут за подобного рода заключения только личную ответственность, и экспертиза не должна ассоциироваться у суда с каким-либо общественным или образовательным учреждением;
• в составе экспертов нет специалиста конфликтолога, который бы мог дать экспертную оценку, ведут ли представленные на экспертизу материалы к возникновению или развитию социальных, межнациональных и иных конфликтов в обществе;
• обвиняемый Могилёв И.А.
, имеющий право, согласно действующего УПК, давать пояснения к исследуемым материалам, какой смысл в них вкладывался при написании, не был привлечен следствием для дачи пояснений экспертам при подготовке ими представленного Заключения, не смотря на явную неоднозначность и многовариантность трактовки смысла текстов;
• при подготовке Заключения не было использовано достаточное количество современной специализированной литературы, рассматривающей вопросы национальной идентичности русского народа, межнациональных отношений, причин возникновения конфликтов на национальной почве. Использованная литература являет собой морально устаревший набор тенденциозных и однобоких источников, которые не могут дать объективного представления о сути исследуемых явлений и процессов;
• в исследуемых текстах, в изобилии цитируемых в Заключении, не содержится никаких призывов к межнациональной, межрелигиозной или социальной ненависти и розни, призывов к экстремистской или противоправной силовой деятельности против каких-либо общностей граждан. Доводы о том, что некоторые фрагменты статей или изображения якобы могут побуждать к такого рода действиям не являются доказанными и равнозначными подтверждению того, что эти тексты и изображения непременно побуждают к действию, что было бы уголовно наказуемым деянием.
В части касающейся содержания представленных на исследование материалов газет «Я -русский. Нижнее Поволжье» и брошюр «Церберы Свободы», и «Morituri departament», надо заметить, что главной проблемой, подвигнувшей Могилёва И.А. к созданию названных печатных изданий (этот мотив присутствовал в каждом из представленных номеров), является пренебрежительное отношение представителей других национальностей к русским, как к государственнообразующей нации, к культуре русского народа. При этом Могилёв И.А. ни в коем случае не призывает к национальной вражде, это не присуще русскому народу и ему как незаурядному представителю русского народа. В своих статьях Могилёв призывает русских не опускать голову, не теряться, вспомнить свои достоинства и поднять голову, он называет предательством своего народа терпимость русских и людей других национальностей по отношению к оскорблению русских людей внутри нашего государства и в так называемом ближнем зарубежье. Такая позиция является политической по отношению к происходящим в стране и за рубежом процессам. Преследовать человека за его политические взгляды недопустимо ни с какой точки зрения, так как это нарушает его (Могилёва И.А.) права человека и гражданина и противоречит Конституции Российской Федерации. Преследование граждан за инакомыслие тем более возмутительно и не имеет право на существование в современной России, что это может вызвать и уже вызывает - в связи с повышенным общественным резонансом вокруг «дела Игоря Могилёва» - негативные ассоциации в гражданском обществе происходящих процессов с кровавым большевистским террором 37-года, когда граждан подобно Могилёву, преследовали за политическое инакомыслие и критику действующей власти и ее политического курса.
Некоторым текстам, представленным на исследование, присуща повышенная эмоциональность и горячность, однако эта эмоциональность и экспрессивность не есть призыв к вооруженной борьбе, экстремистским действиям и силовым акциям против каких-либо общностей людей. Она призывает русских людей поднять чувство национального достоинства, которое, например, не утратило казачество и другие представители различных политических партий и общественно-патриотических организаций.
Рассматривая более детально Заключение, подготовленное работниками Волгоградской академии государственной службы необходимо отметить следующие ошибочные моменты в его «аналитической части»:
В основе аналитической части Заключения лежит системная ошибка, которая влияет на весь дальнейший ход составления Заключения. Эта ошибка в неверном понимании и трактовании понятия «национализм» и вытекающем отсюда негативном к нему отношении. Составители Заключения пользуются для определения термина «национализм» неким «Современным толковым словарем русского языка», который дает оценочную узкую трактовку скорее термина «нацизм», но никак не термина «национализм»: «Идеология и политика, исходящая из идей национального превосходства и противопоставления своей нации другим, подчиняющая общечеловеческие интересы и ценности национальным интересам. Проявление чувства национального превосходства, идей национального антагонизма, национальной замкнутости» (стр.24 Заключения).
То, что данная трактовка «национализм» не имеет ничего общего с современной научной мыслью, подтверждается письмом из Российской Академии Наук на моё имя, в котором приводится разъяснение многогранности понимания и определения термина «национализм»: «достаточно сказать, что существует множество концепций национализма, которые можно разделить на три основные группы:
этнические, государственнические и гражданско-либеральные концепции. Внутри каждой из этих групп предлагаются свои собственные различные определения национализма», - от имени и по поручению Российской Академии Наук пишет в мой адрес В.В.Смирнов, заведующий сектором политологических исследований Института государства и права РАН (см.приложение).
Очевидно, что в исследуемых материалах термин «национализм» и слова производные от него используются И.Могилёвым в позитивном понимании, как национализм - это любовь к своей нации, русскому государственно-образующему народу, государственнические концепции государственного развития, а не ненависть и презрение к другим народам и национальностям, как это поверхностно и ошибочно пытается представить комиссия в своем Заключении.
В этом разрезе становится понятным, что имеющиеся на стр.25 Заключения указания на то, что «имеется явное указание на деградацию интернационалистов» и «побуждает читателей к проявлению чувства национализма» не имеют под собой никакой юридически нелегитимной составляющей. Подобные негативные оценки термину «национализм» даются авторами Заключения и в дальнейшем и происходят из указанной выше системной ошибки по неправильному толкованию термина «национализм».
На стр.26 Заключения его авторы предлагают И.Могилёву нести ответственность за слова Фридриха Ницше, который даёт высокие оценки природным особенностям славян. Простое цитирование ученого выдается за пренебрежение к другим нациям и вызывает, по меньшей мере, недоумение.
Общепринятый в молодежной среде лозунг «Держите кровь чистой!» (на той же стр.26 Заключения), как символ держать кровь чистой от алкоголя, никотина, наркотиков и других вредных веществ вновь подтасовывается авторами Заключения как пропаганда некоей исключительности.
И совсем уже несуразным выглядит утверждение на той же стр.26 Заключения о том, что лозунг «Слава Руси! Слава Неизбежной Победе!» есть утверждение неизбежности победы над другими расами. Может быть, авторы Заключения не знают, но словосочетаниями «Слава России!» и «Слава Победе!» оперировал президент России Владимир Путин в своём праздничном выступлении 9 мая прошлого и нынешнего года на Красной площади, принимая Парад Победы. И ни о какой победе над другими расами в словах Могилёва не идёт и речи, так же как и в словах президента России. Это красочная праздничная, но вместе с тем вполне обыденная и однозначно воспринимаемая любой аудиторией риторика.
На стр.27 Заключения подпись под рисунком «По врагам нации - огонь!» трактуется как побуждение к аналогичному действию. Вместе с тем содержание статьи, к которой прикреплен рисунок, никоим образом не призывает к какому-либо действию против кого- либо, более того, в статье даже не указывается кто эти предполагаемые «враги нации», в ней даётся видение внутриполитической ситуации в стране с точки зрения автора материала, не более того. Поэтому данное словосочетание никоим образом не может считаться лозунгом, непременно призывающим к аналогичному действию.
Так же на стр.27 Заключения в вину Могилёву ставятся то, что им описывается «равнодушная позиция власти по отношению к сохранению русского этноса, а так же делается указание на тех, кто займет место русских, если не предпринять меры». Запретить Могилёву высказывать своё мнение о действиях/бездействии власти по тому или иному вопросу - значит нарушить его конституционные права, а так же Закон о СМИ, и может расцениваться как попытки введения цензуры и преследования инакомыслящих по политическому признаку. Это грубейшие нарушения прав человека и гражданина И.Могилёва и Конституции РФ.
На стр.28 Заключения фразы из текста о необходимости заступаться за друзей и несправедливо обижаемых людей, призывы к преодолению собственного страха расценивается авторами Заключения не иначе как «явный призыв к борьбе с народами Чечни, Дагестана» и др. Абсолютно голословный и несоответствующий действительности вывод! Если в указанном материале и содержится призыв к противодействию противоправной деятельности, то только в отношении нарушающих закон, правила и нормы выходцев из тех или иных национальных республик при этом обучающимися на привилегированных условиях, но никак не призыв к борьбе со всеми народами Чечни, Дагестана и т.д.
На этой же странице говорится о том, что якобы словосочетания «Европа для белых» и «Варвары приходят, ползут с востока...» формируют негативное отношение к представителям иной национальности. Согласно общепринятому положению вещей в европейских политических СМИ различной политической окраски, данные лозунги являются политическими декларациями целей европейских парламентских политиков правого спектра (первое словосочетание) и фактов происходящих (в свете арабских погромов во Франции) событий (второе) и не несут в себе никакого негативного отношения к кому-либо.
Так же на стр.28 мы вновь встречаемся с еще одной чудовищной попыткой авторов Заключения преследовать Могилёва за инакомыслие: «в некоторых текстах имеются косвенные оценки, свидетельствующие о стремлении авторов вызвать негативное отношение к действующей власти (в силу ее пассивного отношения к поставленной проблеме «гнетущей Неопределенности», деградации русского народа)». Хочется спросить у них - с каких пор в СМИ запрещена критика действующей власти? Ставить Могилёву в вину наличие у него гражданской и политической позиции - это грубо попирать основы конституционного строя Российской Федерации, права человека и гражданина, базисные принципы демократии и свободы слова, что не допустимо! На стр.29 Заключения вновь говорится о том, что движение националистов плохо только исходя из описанного выше ошибочного трактования этого термина. Так же авторами Заключения ставится в вину Могилёву «борьба с неумолимым процессом деградации» и слова о необходимости «формирования новой русской национальной элиты». Таким образом, можно понять, что авторы Заключения выступают за процесс деградации общества и против формирования новой национальной элиты. В то же самое время Президент России Владимир Путин неоднократно в своих выступлениях подчеркивал необходимость обновления национальной элиты, включения в нее молодых энергичных людей, развитие гражданского общества в целом. Могилёв, выступая в ключе инициатив президента, таким образом, подвергается за это гонениям со стороны авторов Заключения. Это просто возмутительно!
На стр.30 Заключения как доказательство вины Могилёва приводится следующая фраза: «Выражается радостная готовность к присоединению к русскому движению». Что плохого или противозаконного в русском движении или в радостной готовности к нему присоединиться?
На стр.3З Заключения совершенно не из чего не вытекающий и голословный вывод о том, что «общая модальная окраска представленных на экспертизу материалов - призыв к действию против представителей иных наций и этнических групп». При этом ни одного призыва в исследуемых текстах ни прямого, ни косвенного, не приведено т.к. обнаружить их не удалось. Откуда же такой вывод?
И далее на этой же странице: «Комиссия выделяет следующие основные коммуникативные и социально-психологические задачи исследуемых текстов и изображений: целенаправленно формировать негативные установки в отношении определенных этнических групп; мобилизовать активность читателей на конкретные действия против определенных этнических групп; побудить к насильственным действиям против определенных этнических групп и т.д.». Каким образом, каким путем, какой методологией пользовались для определения задач текстов, и чем собственно обосновываются такие выводы о задачах исследуемых текстов - в Заключении не указывается. Отсюда можно сделать вывод о том, что задачи просто списаны «с потолка» для подгонки под обвинительное прокурорское заключение. Так же в этой же части Заключения дается негативная оценка такой задаче текстов Могилёва как «самосохранение русского народа». Если авторы Заключения против «самосохранения русского народа», получается, что они - геноцид русского народа?
Здесь же содержится и загадочная фраза о том, что «документ в публицистической форме предлагает насильственную форму воздействия на людей, обладающих конкретными национальными признаками». Ни расшифровки, ни доказательств данного тезиса не приводит


Здесь же содержится и загадочная фраза о том, что «документ в публицистической форме предлагает насильственную форму воздействия на людей, обладающих конкретными национальными признаками». Ни расшифровки, ни доказательств данного тезиса не приводится, вновь голословные обвинения под знаменатель обвинительного прокурорского заключения - об объективности экспертного заключения при таком подходе к анализу материала говорить не приходится.
На стр.34 Заключения его авторы, наконец, решают дать разъяснение какие именно действия они считают призывом к возбуждению национальной и расовой вражды и розни. Этими действиями оказались: «определение национальной или расовой группы в качестве враждебной, объяснение социальных и экономических бед деятельностью какой-либо национальной или расовой группы, указание на историческую враждебность между национальными и расовыми группами». Таким образом, авторы Заключения ставят под сомнение правомочность существования в ФСБ России отделов по борьбе с этнической преступностью, отделы УБОП по борьбе с этническими ОПГ (грузинскими, чеченскими, азербайджанскими и т.д.) ведь существование таких отделов в силовых структурах подчеркивает, что значительную часть социальных, экономических, криминальных бед (в терминах комиссии) несут своей деятельностью национальные группы, причем группы организованные преступные, объединенные по этническому и национальному признаку. Враждебна ли организованная этническая преступная группа по отношению к обществу? Безусловно. Однако, исходя их этого Заключения, классифицировать этнических преступников в качестве враждебных обществу нельзя. Ещё более возмутительным является запрет на «указание на историческую враждебность между национальными группами», которое классифицируется авторами Заключения так же как призыв к возбуждению национальной и религиозной вражды и розни. Фактически вводится цензура на исторические события и хроники, следующим этапом должно быть предложение вырезать межнациональные и межрелигиозные войны из учебников истории. Тогда Христианам и Мусульманам придётся забыть всю многовековую историю борьбы за Иерусалим и Константинополь, придется отменить знание о Крестовых походах и Джихадах, армянам придется стереть из памяти геноцид армянского народа Турцией в начале прошлого века, а евреям и Израилю отказаться от всех финансовых репараций, которые они до сих пор получают от правительства Германии.
На этой же странице дается непонятный посыл о том, что в исследуемых текстах дается «уничижительное обозначение... и намеренное искажение в написании названий определенных этнических групп, имеющее целью прямого оскорбления представителей этих групп и провоцирующие их на ответные действия». Однако и этот тезис абсолютно голословен и не подкреплен никакими примерами из текстов. В них же, на самом деле, нет никаких не общепринятых слов для обозначения тех или иных групп людей, и тем более они не могут никакого провоцировать на ответные действия в силу своей традиционности.
На этой же стр.34: «цитируемые выше отрывки имеют уничижительный, презрительный, враждебный характер... Другие национальности предстают в искаженном виде». Какие отрывки? Как определяется характер, который они могут в себе нести? В любом случае, все цитируемые в Заключении отрывки, не несут в себе уничижительного, презрительного либо враждебного характера, так как в текстах нет никаких обобщений перекладывания ответственности с одних на других и т.д. При этом никакого искажения представителей национальностей не происходит, так как в текстах приводятся только общеизвестные события либо простая констатация фактов и отсутствуют какие-либо обобщения и далеко идущие выводы.
Так же на стр.34 Заключения вновь в очередной раз предпринимаются попытки нарушения конституционных прав Могилёва на гражданскую и политическую позицию, ограничения свободы слова: «авторы исследуемых материалов пытаются описать, сконструировать социальную ситуацию, концентрируя факты, обосновывающие на их взгляд теорию геноцида российского народа». Заявления многочисленных политических деятелей, депутатов Государственной Думы разных фракций, ученых, общественных деятелей и СМИ о геноциде русского народа подкрепляются простыми фактами — ежегодная естественная убыль населения России — 1,5 миллиона человек. При этом высокая рождаемость наблюдается только в национальных республиках и автономиях, а в традиционно русских регионах она крайне низкая. Понятие «геноцид» в данном случае как нельзя точнее иллюстрирует данные факты. И если Могилёв поддерживает данную политическую точку зрения, то его за это преследование недопустимо, так как борьба с инакомыслием и оппозиционными власти журналистами находятся вне правового поля Российской Федерации.
На стр.35 Заключения говорится о каком-то идеологическом насилии, деструктивных изменениях, которые «недоступны прямому наблюдению», но именно на основании этого делается вывод о том, что «авторами текстов оказывается целенаправленное воздействие на читателей, цель которого - побудить к определенным (насильственным) действиям в отношении конкретных социальных и этнических групп, при этом данные действия указываются как допустимые и правильные». Таким образом, получается, что то, чего не видно, оказывает воздействие, побуждает к насилию и оправдывает его. Подобные выводы превращают все Заключение из непрофессиональной некомпетентно сделанной работы просто в фарс!
Далее в тексте Заключения говорится о том, что в исследуемых текстах имеется пропаганда, которая является к тому же негативной и имеет целью — разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов. При этом не дается определения что есть «пропаганда», по каким признакам выявлено, что в текстах есть какая-либо пропаганда, и каким образом эта пропаганда ведет к эскалации социальных конфликтов. Рекомендую авторам Заключения почитать коммунистическую прессу — там они в изобилии найдут образчики классовой и социальной ненависти и розни, однако почему-то их никто не осуждает за высказывание претензий к богатым. Получается, что Могилёва преследуют не за состав преступления, а просто предпринимаются грубые попытки подтасовки фактов и манипуляций с целью подгонки его под приговор.
Далее на стр.35-36 Заключения идут ничего не доказывающие куски из каких-то книг. Видимо, авторы Заключения просто занимали место, чтобы Заключение получилось многостраничным.
На стр.37 Заключения вновь на пустом месте делается многозначительный вывод, что «анализируемые материалы содержат ряд признаков экстремистской деятельности» - каких признаков не указывается, - «тексты публично призывают к осуществлению массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды» - где в исследуемых текстах говорится хоть слово о массовых беспорядках или актах вандализма по этим мотивам не указывается, так как этого просто нет, как нет никаких публичных призывов к такого рода действиям, - «анализируемые материалы имеют прямой умысел на разжигание национальной розни, содержат призывы к насилию» и т.д. При этом в качестве обоснования высказанным тезисам приводится в скобках «См. вышеприведенный анализ». Вышеприведенный анализ мы уже так же рассмотрели — в нём набор из системных ошибок, неверных трактований научных терминов, попыток нарушения конституционных прав человека и гражданина и указание на некие деструктивные изменения, которые недоступны прямому наблюдению, но именно они призывают к розни и насилию.
Далее на стр.37 указывается «смысловое содержание анализируемых текстов противоречит принятым в обществе этическим стандартам и духовным ценностям, стимулирует конфликтные отношения в обществе, не отвечает принципу психологической безопасности — провоцирует психогенные нарушения поведения» и т.д. Данный тезис является оценочным и личным мнением авторов Заключения и не соответствует действительности. Мной как депутатом Государственной Думы РФ, членом Комитета по безопасности, профессором Академии обороны, безопасности и правопорядка, членом- корреспондентом Всемирной Академии наук комплексной безопасности в исследуемых текстах не было обнаружено никаких нарушений психологической безопасности, равно как Нарушений принятых в обществе этических стандартов и духовных ценностей.
На стр.38 вновь дается ошибочная негативная оценка участию молодого поколения в движениях националистической направленности из-за системной ошибки в понимании этого явления и термина о чем говорилось выше.
Наконец на этой же странице говорится, что «психолингвистическое воздействие материалов можно оценить как приводящее к искажению системы ценностей. Симптомами этого искажения ценностной системы могут являться депрессия, безнадежность, негативизм, отчаяние» и т.д. Однако не надо быть психолингвистом, чтобы видеть, что в исследуемых текстах нет никакого негативизма и отчаяния, наоборот присутствует оптимистический бодрый Настрой на то, что не смотря ни на что Россия поднимется с колен. Что касается системы ценностей, то если брать за эталон систему ценностей, внушаемую народу телепрограммами вроде «Дом-2» и тому подобными тележвачками - культ общества потребления, секса, денег, то, действительно, исследуемые тексты стремятся развенчать такую извращенную систему ценностей, подающуюся как норму.
Выше мной указаны принципиальные ошибочные моменты в Заключении работников Волгоградской академии государственной службы по исследуемым материалам. В остальной части их Заключения фактически лишь цитируются фрагменты исследуемых материалов.
Таким образом, можно сделать однозначный научно-обоснованный вывод о том, что в исследуемых текстах не содержится никаких призывов к межнациональной, межрелигиозной или социальной ненависти и розни, призывов к экстремистской или противоправной силовой деятельности против каких-либо общностей граждан. Доводы о том, что некоторые фрагменты статей или изображения якобы могут побуждать к такого рода действиям не являются доказанными и равнозначными подтверждению того, что эти тексты и изображения непременно побуждают к действию, что было бы уголовно наказуемым деянием.
Исходя из всего вышесказанного, отвечая на поставленные вопросы, могу засвидетельствовать:
1) Материалы, представленные на экспертизу, не направлены на формирование нетерпимого или неприязненного отношения к определенным группам этнической, политической, государственной или религиозной общности;
2) Изображения и тексты, представленные на экспертизу, не могут побуждать к действиям против какой-либо этнической, расовой или религиозной группы;
3) Представленные для экспертизы тексты и изображения не содержат лингвистические признаки, указывающие на действия, направленные на возбуждение национальной или расовой вражды, унижение национального достоинства, а так же пропагандирующие исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к национальной или расовой принадлежности. Символ креста- молота, он же Антониевский четырехчастный крест, количество употребления которого в представленных материалах скрупулезно подсчитано в Заключении, не несет в себе никакой смысловой и психологической нагрузки, могущей прямо или косвенно пропагандировать исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к национальной или расовой принадлежности, и является общепринятым символом, символизирующим русскую державность и национальные традиции (см. в приложении мою официальную визитку депутата Государственной Думы РФ с использованием данного креста как элемента оформления).
4) Исследуемые тексты направлены на целевую аудиторию различного социального
статуса и возраста, объединенную по признаку осознания бедственного положения
русского народа во многих конкретных случаях жизнеустройства в Нижнем Поволжье в
частности, и в России в целом. Психологическое воздействие текстов заключается в
повышении чувства национального достоинства русских, неравнодушном отношении к
происходящим событиям;
5) Признаки экстремизма в исследуемых материалах отсутствуют.
Кроме того, необходимо не забывать, что гражданин России Могилёв И.А., согласно норм международного права, в частности, статьи 19 Всеобщей декларации Прав человека, утверждённой ООН и ратифицированной Российской Федерацией, гласящей: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их, это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ» имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их, свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами, в т.ч. с использованием СМИ.
Так же гражданин России Могилёв И.А., на основании Конституции РФ, в частности статьи 28, гласящей: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» имеет право свободно исповедовать и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Таким образом, ознакомившись с материалами дела, могу уверенно заявить об отсутствии оснований для признания подозреваемого Могилёва И.А. виновным по предъявленным ему обвинениям в виду отсутствия в его действиях состава преступления. Прошу приобщить мое консультативное заключение к материалам дела при слушаниях в суде.
Приложения:
• визитка депутата Государственной Думы РФ с крестом-молотом в качестве элемента оформления - 1 шт.,
• ответ Российской Академии Наук на запрос относительно официального научного трактования термина «национализм» - на 2 листах.

С уважением,
член Комитета по безопасности Государственной думы РФ,
профессор Академии обороны, безопасности и правопорядка,
член-корреспондент Всемирной
Академии наук комплексной безопасности,
член Союза журналистов России Н.В.Курьянович




Похожие:

Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconДоклад депутата государственной думы РФ е. В. Ройзмана всероссийская Научно-практическая Конференция Национальная сфера ответственности
Этот доклад по предложению Общероссийской общественной организации "Деловая Россия" как депутат Государственной Думы и просто как...
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича icon-
Предисловие депутата гд РФ т. А. Астраханкиной, председателя Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации...
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconСтенограмм а парламентских слушаний Комитета Государственной Думы по охране здоровья на тему: "Законодательное регулирование сокращения потребления алкогольной продукции в Российской Федерации" Здание Государственной Думы. Малый зал
Комитета Государственной Думы по охране здоровья на тему: Законодательное регулирование
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича icon"круглого стола" комитетов по международным делам и по труду и социальной политике на тему: "О перспективах ратификации и проблемах реализации Конвенции ООН о правах инвалидов" Здание Государственной Думы. Зал 830
Председательствует председатель Комитета Государственной Думы по международным делам К. И. Косачев Председательствующий
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconЗадачи научного сообщества в постановке целей человечества и обеспечении национальной и международной безопасности
А. И. Гуров, председатель Комитета Государственной Думы по безопасности; П. Т. Бурдуков, заместитель председателя Комитета Государственной...
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconСтенограмм а заседания рабочей группы Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике Здание Государственной Думы. Зал 830
Председательствует председатель Комитета по труду и социальной политике А. К. Исаев
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconПостановление От 29 июня 2004 года №13-п по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы
Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего М. В. Баглая, судей Ю. М. Данилова, Л. М. Жарковой, В. Д....
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconА. И. Шингарева 20 июня 1916 г в Военно-морской комиссии Государственной Думы "О финансовом положении России в Первой мировой войне" Красный Архив. Т. 64. 1934 г. С. 3-30. Печатаемая ниже стенограмма доклад
Стенограмма доклада А. И. Шингарева 20 июня 1916 г в Военно-морской комиссии Государственной Думы
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconЗакон г. Москвы от 25 февраля 2004 г. N 9 "О статусе депутата муниципального Собрания внутригородского муниципального образования в городе Москве"
См постановление Московской городской Думы от 25 февраля 2004 г. N 45 "о законе города Москвы "О статусе депутата муниципального...
Консультативное заключение по делу Могилёва депутата Государственной Думы РФ николая Курьяновича iconО проведении детского шахматного турнира «Шахматные Надежды Челнов» в рамках партийного проекта «Мы – за здоровый образ жизни» на призы депутата Государственной Думы РФ о. В. Морозова
Непосредственное проведение турнира возлагается на администрацию и судейскую коллегию маоу дод «дюсш «Этюд». Главный организатор...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов