Коммунистическая ассоциация icon

Коммунистическая ассоциация



НазваниеКоммунистическая ассоциация
страница1/2
Дата конвертации16.07.2012
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
  1   2



К А Д Н К




КОММУНИСТИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ




Деятелей Науки и Культуры



Г.И. Должиков


СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ




ОБЩЕНАРОДНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ




(Критика концепций современного ревизионизма)



Москва


2008


Социалистическая

общенародная собственность


“Государственная собственность –

общее достояние всего советского

народа”

Конституция СССР (Ст. 11)


К сожалению, в последнее время в российском левом движении распространяются взгляды, абсолютно искажающие историческую действительность, когда речь заходит о социалистической собственности в СССР. От откровенно нигилистических, вульгарно ложных (А.В.Бузгалин, В.С.Петрухин) до гораздо более взвешенных, с попыткой научного обоснования, но при этом не менее ошибочных (М.К.Голубев). Их общую позицию можно сформулировать так: отсутствие социализма в СССР по причине, якобы, отсутствия в Советском Союзе социалистической общенародной собственности.

На основании такой оценки появилось огромное количество всевозможных обозначений общественного строя СССР от “государственного капитализма”, “мутантного социализма”, закавычивания “реального” и “развитого социализма” у С.Губанова, А.Бузгалина и В.Петрухина, до возникновения доселе неизвестного никому “государственно – монополистического строя” у М.К.Голубева (не причисленного автором ни к капитализму, ни к социализму).

Примитивную либеральную “сказку” о “ничейной” собственности в СССР подхватывают и тиражируют даже такие уважаемые в левом движении авторы, как А.П.Паршев (“Почему Россия не Америка”). Ну что тут можно сказать? Как говорит С.Кара – Мурза, “хоть стой, хоть падай”.

Однако, возмущаться и давать эмоциональные оценки по этому поводу бессмысленно. А вот с объективной точки зрения, точки зрения исторической правды, разобраться с подобного рода либеральными, троцкистскими и псевдонаучными “сказками” необходимо. Здесь и сейчас. Раз и навсегда.


В целях экономии времени, взгляды А.Бузгалина и В.Петрухина детализировать и обсуждать не будем, так как:

1) антисталинская позиция троцкизма (Бузгалина), пролонгированная на детище Ленина и Сталина - СССР, широко известна,

2) краткую характеристику “персонализированной собственности” В.С.Петрухина дал Научный Совет КАДНК – утопический народный капитализм. Развёрнутая критика концепции Петрухина, полностью соответствующая этой оценке, дана М.К.Голубевым в работе “Кому нужна такая персонализация собственности?” (См. на сайте kadnk.narod.ru).



Таким образом, основной темой данной статьи (Социалистическая общенародная собственность) является открытая полемика с наукообразной попыткой (концепцией) ревизии Советского Социализма, а именно анализ и критика теперь уже работы самого М.К.Голубева “Отношения собственности”.

Работы, сразу нужно сказать, очень важной по своему научному результату, значительно расширяющей наши представления о сущности и характере частнособственнических отношений собственности.


На этом бы и остановиться. Но…! Как уже говорилось, вторая задача, поставленная автором, оказалась “куда более масштабной”: выявить асоциалистичность (не социалистический характер) отношений собственности в СССР и предложить “подлинно социалистическое” решение отношений собственности.

Вот именно с этой второй задачей, ввиду ошибочной трактовки самой категории “собственность” в условиях социализма, автор не справился. Причиной тому послужили: субъективизм, ряд логических сбоев и внутренних противоречий, недооценка развёрнутой системы контроля за использованием общенародной собственности в СССР и самое главное - отсутствие понимания функций собственностиимущества, как важнейшей категории отношений собственности и её решающей роли в определении собственника. Всё это привело Голубева к ошибочному взгляду на советскую социалистическую собственность, и на этом основании к ещё более ошибочным выводам (тень на ясный день) об отсутствии социализма в СССР.

Научные споры и теоретические дискуссии – не самоцель. Они рождают аргументацию. Аргументация приводит к пониманию истины. Тема “Отношения социалистической собственности” или “Социалистические отношения собственности” – важнейшая тема современной коммунистической идеологии. Без ответа на вопрос: что именно из реально существовавшей системы отношений социалистической собственности СССР нам необходимо будет восстанавливать, а что изменять, мы не сможем грамотно и компетентно решить задачу возвращения страны на путь социалистического развития.


^ Почему мы, коммунисты,

против частной собственности


“…Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности”.

Маркс К., Энгельс Ф.


Кратко изложим нашу позицию, используя цитаты из “Манифеста коммунистической партии” (МКП) К.Маркса и Ф.Энгельса.


Частная собственность на средства производства – есть орудие порабощения и эксплуатации чужого труда, т.е. лишения экономической, политической и творческой свободы 90% населения через отчуждение от собственности и власти. “Вы (буржуа - Г.Д.) приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества.

< ………..> Да, мы действительно хотим это сделать. <……….>

Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд”. МКП


Частная собственность – основная причина распространения и консервации колониальных отношений, то есть эксплуатации по принципу не только социальному (буржуа - пролетарий), но и национальному (метрополия – колония). “В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация одного индивидуума другим, уничтожена будет и эксплуатация одной нации другой. Вместе с антагонизмом классов внутри наций падут и враждебные отношения наций между собой”. МКП


Таким образом, мы отвергаем частную собственность именно как главную причину, материальную основу и постоянный источник:


а) эксплуатации человека человеком,

б) социального и национального неравенства,

в) социальной несправедливости,

г) милитаризации гражданского мышления (“войны всех против всех” за передел собственности),

д) девальвации в общественном сознании творческого труда, настройки деятельности человека на цели обогащения и потребительства,

е) господства в обществе идеологии либерализма – беспрецедентного асоциального и антикультурного явления в истории человечества,

ж) искусственного подавления свободы духовного развития и духовных потребностей человека.

з) “процветания” аморализма и утверждения в обществе философии эгоцентризма,

и) криминализации общества и общественного сознания – всеобщей дегуманизации,

к) господства “денежного тоталитаризма” – финансовой, экономической и политической диктатуры капитала над человеком,

л) разрушения мировой традиционной гуманистической культуры и утверждения масскультуры, антикультуры и антиискусства, не возвышающих, а оскотинивающих человека,

м) разрастания экономического (эксплуатация, ростовщичество, спекуляция) и криминального (воровство, грабёж, рэкет, коррупция и т.д.) социального паразитизма.


Критический анализ теории отношений собственности М.К.Голубева


^ I

Суть и основные причины разногласий.


Тема представлена в двух работах М.К. Голубева: “Отношения собственности” и “Политическая экономия” (I часть предполагаемого учебника).

Значение теоретической разработки Голубевым столь важной темы трудно переоценить. Поэтому данную статью нельзя считать критикой полностью отвергающей работу, как таковую. Принципиальное несогласие вызывают лишь ошибочные взгляды и выводы автора об отсутствии общенародной собственности и социализма в СССР.

Кратко перечислим спорные положения теории:

1) Использование терминов “государство” и “государственная собственность” без чёткого разграничения и описания различий между двумя классово антиподными государствами – буржуазным и социалистическим.

2) Отсутствие понимания категории “функции собственности” как имущества.

3) Недопустимое пролонгирование (перенос) отдельных элементов частнособственнических отношений собственности на принципиально новые социалистические отношения.

4) Непонимание стратегического, первостепенного значения категории “пользование” (использование собственности) в определении “реального” собственника.

5) Трактовка термина “государство” исключительно как государственного аппарата.

6) Необоснованное наделение понятия “власть” значением “собственность”.

7) Вытекающий из всего этого ложный теоретический вывод о необходимости разделения понятий “государственной” и “общенародной” собственности, а также невозможности существования государственной собственности как формы общенародной собственности в социалистическом обществе.

8) Незавершённость концепции “формального и реального (фактического) собственника” и неправомерное использование её в условиях социализма.

9) Недооценка развёрнутой системы контроля за использованием социалистической собственности в СССР.

10) Определение строя общества в СССР как специфической экономической формации, не являющейся социализмом.


II


^ И “формальным” и “реальным” собственником социалистической собственности в СССР

был Советский Народ


Государственная социалистическая собственность –общенародная собственность, ведущая форма социалистической собственности, представляет собой всенародное достояние”.

(Политэкономический словарь, 1972 г. изд.)


  1. ^ Категории “Пользование” и “Функции собственности”


Итак, кратко сформулируем ошибочные, на наш взгляд, выводы М.К.Голубева, ставшие главной причиной настоящей теоретической дискуссии:

  1. государственная собственность в СССР не являлась общенародной

  2. “реальным собственником” общественного достояния был “узкий слой чиновников”

  3. советский народ выступал в роли “формального собственника”.


Теперь, шаг за шагом, детально проанализируем научную состоятельность этих выводов.


Согласно самому Голубеву, и это действительно так, “потребность” выступает как движущая сила всего процесса производства. Но из этого следует, что вся цепочка создания, а также осуществления управленческих и распорядительных функций в производстве и распределении “потребительных стоимостей” завязана на потребителя, то есть заканчивается их использованием (ПОЛЬЗОВАНИЕМ) – превращением в благо. Таким образом, категория “пользование” приобретает особое значение в системе отношений собственности, ибо любая произведённая “потребительная стоимость” только через потребление (пользование) становится благом (удовлетворённой потребностью).

Это означает, что во взаимодействии таких категорий собственности как Владение, Распоряжение, Управление, Пользование (не в узком, как принято у Голубева, а в ином, более широком смысле) именно Пользование выступает как основной признак Владения собственностью, т.е. реального потребления собственности как блага! Необходимо осознать также, что в этом случае категории Распоряжение и Управление входят в категорию Пользование (что косвенно подтверждает и сам Голубев: “Распоряжение – 6. Определение цели (назначения) использования средств производства. Управление – Управление процессами использования средств производства“Политическая экономия” ч.I пункт 6.2.1.).

Таким образом, Владелец – это, в главной своей функции, именно Пользователь собственностью. (Он остаётся пользователем не только в процессе использования личного имущества. Это в полной мере касается и процессов: сдачи собственности в аренду, производства и распределения прибыли, а также реализации всех законных видов отчуждения). Таковы, на наш взгляд, характеристики нового, более широкого значения, категории “пользование”. Здесь же необходимо пояснить и следующее: пользователь не всегда собственник, поскольку пользоваться чужим имуществом могут: наёмный работник, арендатор, а также похититель чужой собственности. Владелец – это Пользователь, обладающий или не обладающий (в случае незаконного присвоения) правом собственности и использующий её в своих интересах, либо по своему усмотрению. Таким образом, необходимо подчеркнуть, что Владелец (если он не вор) – это всегда реальный собственник, являющийся таковым именно по факту реального пользования (в широком смысле) своей собственностью. Поэтому (просим особого внимания Голубева) формальным собственником может быть только:

а) юридическое лицо ассоциированных совладельцев собственности, например, в форме госсобственности СССР,

б) законный собственник, никогда и ни при каких условиях не пользующийся принадлежащей ему собственностью,

в) частный или коллективный собственник, утративший часть своего имущества или прибыли в результате акционирования, высокого налогообложения, строгой регламентации производственной деятельности и других подобного рода действий буржуазного государства.


Всё это категорически меняет (по отношению к позиции Голубева) ситуацию с оценкой принадлежности собственности в СССР, где народ выступал как прямой пользователь, то есть ВЛАДЕЛЕЦ социалистической собственности (и по Конституции, и по реальному потреблению благ в результате использования:

1) средств производства;

2) жилого фонда;

3) фондов общественного потребления).

А это значит, что вся конструкция Голубева с применением понятий “формальный” и “реальный” собственник (которая будет детально рассмотрена ниже – Г.Д.) достаточно эфемерна (не реалистична), по крайней мере, в условиях советского социализма, и требует серьёзного пересмотра и доработки.

В соответствии с конституцией Государственному аппарату в СССР были приданы распорядительные и управленческие функции, как в организации процесса производства, так и всей жизни общества в целом. Вся собственность, кроме кооперативной и личной, действительно была государственной (общенародной). Почему именно так? Потому что истинный смысл - суть социалистической собственности наиболее точно отображает лозунг: “Владей всем, но не считай своим”, где первая часть: “Владей всем”, - означает прямое пользование всем. Вторая же часть лозунга: “но не считай своим”, т.е. считай общим, - как раз и предполагает огосударствление, как форму обобществления многодолевой ассоциированной собственности, где каждый отдельный совладелец должен быть юридически равно отчуждён от общего достояния.

Понятие “Государство” в данном контексте выступает не как государственный аппарат, а как совокупная форма территориальной, исторической, национальной и культурной целостности, которая также как и все созданные советским народом материальные и духовные ценности (общественная собственность) принадлежит всем вместе и никому в отдельности. Именно в этом абстрактном, правовом значении (юридического лица по Голубеву) государство СССР имело 100% “наёмных работников”, а значит:

  1. Не могло быть эксплуататором (вся прибыль использовалась в интересах 100% “наёмных работников”).

  2. Выступало в роли юридического лица, то есть являлось именно и только формой общенародной собственности,

  3. Выполняло функцию отчуждения (“но не считай своим”), необходимую и обязательную при ассоциированной собственности.

  4. В этих условиях государственный аппарат мог выполнять только распорядительные и управленческие функции. Для руководящей элиты никаких легальных возможностей присвоения социалистической собственности или прибыли от неё – не было! (Почему, собственно, разрушителям СССР и потребовались ваучеризация и приватизация).

  5. При отсутствии эксплуататора 100% “наёмных работников”, в чьих интересах функционирует всё народное хозяйство, есть не кто иные как собственники, т.е. ассоциированные совладельцы этого хозяйства.

  6. Что в свою очередь означало снятие (упразднение) категорий “наёмный работник”, “наёмные работники” и становление категорий “со-собственник”, “со-собственники” общенародного достояния.

  7. Социалистическая собственность, как таковая, приобрела абсолютно новое качество - коллективный характер, коренным образом отличающий её от капиталистической частной собственности.


Далее. Определение понятия “собственность”, данное Голубевым, нельзя считать полным. Цитируем: “Понятие "собственность" имеет три основных смысловых значения. Собственность как имущество, как право им распоряжаться по усмотрению собственника и как экономическое отношение. К этому необходимо было бы добавить, что, за исключением продуктов потребления (уничтожаемых в процессе потребления – питание, горючее и т.д.) и мелких бытовых предметов, категория “собственность” (в значении имущество), также как и политэкономическая категория “деньги”, имеет свою особую характеристику, выраженную в трёх основных функциях.


^ Функции собственности:

  1. Собственность – как благо, получаемое собственником в результате её использования.

  2. Собственность – как частный (принадлежащий по закону и используемый в интересах собственника) капитал (здесь, при последующем выделении прибыли в отдельную функцию, в значении накопленной стоимости). /Примечание: Накопленная стоимость может со временем а) уменьшаться в цене (за минусом потреблённой стоимости – вещи б / у ), б) сохранять первоначальную цену и в) увеличиваться в цене (золото, ювелирные изделия, недвижимость и т.д.) – Г.Д./

  3. Собственность (в трансформированном значении) – как частная прибыль (поступающая в распоряжение и используемая в интересах собственника) от инвестированного частного капитала.


Поясним на простом примере. Одна и та же собственность – имущество (квартира) может быть использована собственником в трёх разных функциях:

^ 1) как благо для проживающего в ней собственника, 2) как капитал (в значении накопленной стоимости) для продающего её собственника, 3) как прибыль для сдающего её в аренду собственника.

Это значит, что “собственность” не какая-то абстрактная внеправовая категория (как это выглядит у Голубева с его “реальным” - теневым собственником в СССР), а именно и в первую очередь представляет собой прямой интерес собственника в её потреблении (превращении в благо) и наращивании в целях личного обогащения.

То есть категория, кроме всего прочего, прямо характеризующая, персонифицирующая собственника, как конкретного пользователя конкретного имущества. ( О внеправовом статусе термина “реальный” (фактический) собственник у Голубева поговорим ниже).

В результате обобществления и превращения частной собственности в Социалистическую общенародную, меняются и сущностные характеристики самой категории “собственность”.

Заканчивается “предысторическая” и наступает новая “историческая” -социалистическая эра в содержании этого понятия – эра обобществления. Которая, в свою очередь, должна закончиться коммунистическими отношениями собственности - абсолютным снятием (упразднением) категории “собственность” из повседневной общественной жизни, то есть свободным и прямым пользованием всем, что соответствует интересам, квалификации и разумным потребностям человека.


Итак, новые характеристики функций собственности, приобретаемые социалистической общенародной собственностью:

  1. Собственность – как благо (реальный доступ каждого члена общества к средствам производства, жилищному и общественным фондам потребления), получаемое со-собственником в результате её использования.

  2. Собственность – как общенародный (принадлежащий по закону всему народу, как ассоциированному собственнику) капитал (в значении накопленной стоимости).

  3. Собственность (в трансформированном значении) – как общенародная прибыль (поступающая в госбюджет и распределяемая на цели: развития народного хозяйства; увеличения заработной платы; развития бесплатных фондов общественного потребления – медицина, образование, жильё и т.д.) от инвестированного общенародного капитала.


Возникает вопрос. Возможно ли в этих новых условиях, при абсолютно изменившихся характеристиках категории “собственность”, использовать в научном анализе частнособственнические параметры собственности, как это делает Голубев, применительно к социализму?

О каком таком “реальном” (фактическом) собственнике (М.Голубев “ Политическая экономия ч.I пункт 6.5.) в лице распорядителей и управленцев СССР можно говорить, если они в новых социалистических условиях отношений собственности НЕ МОГУТ использовать общенародную собственность в целях своекорыстного обогащения: 1) ни как личное благо (параметры их зарплат, льгот и привилегий ограничены законом и штатными расписаниями), 2) ни как частный капитал (невозможный при социализме ни в плане создания, ни в плане легализации), 3) ни как частную прибыль (не существующую без частного капитала), то есть реально могут действовать именно и только как распорядители и управленцы общенародной собственности.


2. Концепция “формального” и “реального” собственника

^ М.К. Голубева.


Проанализируем с комментариями ошибочные, на наш взгляд, положения и выводы теории М.К. Голубева, используя авторский текст. Цитирую:

5. Формальный и реальный (фактический) собственник.

Господствующее положение собственника средств производства при формировании отношений собственности позволяет ему выбирать и устанавливать такие формы отношений, при которых его интересы не ущемляются. Но если по тем или иным причинам собственник лишается возможности контроля за использованием его объектов собственности (в представленной выше совокупности функций контроля), то он перестает существовать в качестве реального собственника, так как экономический интерес фактических обладателей прав собственности (управленцев, распорядителей и пользователей) заставляет их принимать выгодные для них, а не для формального (юридического) собственника решения по использованию объектов собственности и контролировать их исполнение. Именно это обстоятельство делает их фактическими (реальными) собственниками. Из этого положения вытекает обязательность сохранения функций контроля со стороны собственника за характером использования его объектов собственности. <…………>

Таким образом, формальный собственник всегда тот, кому по закону принадлежит совокупность прав собственности. Фактическим же собственником становится тот субъект отношений собственности, кто в действительности осуществляет функции контроля.


Итак. Вопрос первый. Кому же всё-таки принадлежат ^ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ? “Фактическим обладателям прав (?) собственности (управленцам, распорядителям и пользователям)?” или Собственнику (“формальный собственник всегда тот, кому по закону принадлежит совокупность прав собственности”)?

Сначала (в первом абзаце) Голубев наделяет распорядителей, управленцев и пользователей правами собственности, во втором абзаце отбирает эти права (“тот субъект отношений собственности, кто в действительности осуществляет функции контроля”.) Согласитесь а) функции контроля и права собственности вещи (понятия) разные, б) право собственности может быть только одно, в) незаконно присвоенное право – нельзя называть правом!


^ Вопрос второй. Можно ли описывать преступление как некую норму отношений собственности? Цитирую: “экономический интерес фактических обладателей (?) прав собственности (управленцев, распорядителей и пользователей) заставляет их принимать выгодные для них, а не для формального (юридического) собственника решения”.

  1. Из этих слов Голубева М.К. складывается впечатление, что, названные “фактические обладатели прав собственности” живут в каком-то безвоздушном – внеморальном, внедоговорном, внеправовом пространстве, где “экономический интерес” имеет силу (“заставляет их”) непреложного закона политической экономии.

  2. Такое поведение не соответствует не только договорным обязательствам управленцев, но и представленной ранее Голубевым (п.6.4.) системе стимулирования труда, где обязательно присутствуют интересы “формального” (по Голубеву) собственника, заложенные им самим.

  3. Далее. Поскольку речь идёт о средствах производства, в этом случае задействованы только две функции собственности – 1) как капитала и 2) как прибыли. Капитал – как имущество и как право собственности - безусловно, остаётся за “формальным” собственником (т.е. здесь, в этой важнейшей функции собственности, закреплённой к тому же и правом собственности, никакого “реального” собственника возникнуть не может!) Что же касается прибыли, то, вероятно, “реальным” (по Голубеву) собственником становится тот из управленцев и распорядителей, кто ухитрился 1.“распределить в свой карман” и 2. легализовать, не только свою (законную – договорную) долю прибыли, но и часть или всю прибыль “формального” собственника.

  4. Но такие действия в рамках любого законодательства, (и капиталистического и, тем более, социалистического), должны рассматриваться как внеправовые, то есть преступные, и караться законом.

  1. Уникальные, частные случаи превышения должностных полномочий руководителями СССР в распоряжении общественной собственностью (Н.С.Хрущёва по Крыму и Шеварднадзе по Берингову морю) также необходимо считать преступлениями, только уже должностными.


^ Вопрос третий. Допустимо ли: а) путать понятия “власть” и собственность? б) не считать использование прибыли в интересах собственника очевидным “признаком реального собственника”? в) приводить некорректные примеры в доказательство перевёрнутой с ног на голову истины?

Цитирую: “Не является признаком реального собственника направленность использования результата отношений собственности - прибавочной стоимости (прибыли). В СССР, например, собственность на средства производства считалась общественной на том основании, что подавляющая часть результата общественного производства распределялась в соответствии с интересами общества. Но куда будет направлен конечный результат производства (прибавочный продукт, прибыль) зависит от воли и взглядов фактического собственника”.


“Фактическим собственником” в этом случае у Голубева выступают управленцы и распорядители государственного аппарата СССР, которые, пользуясь данной им по

Конституции властью, действительно распределяли общенародную прибыль (собственность) в интересах народа (собственника), как пишет сам Голубев, “в соответствии с интересами общества”.

“Воле и взглядам” (напомним строго регламентированным социалистическим правом интересами собственника – народа) здесь у Голубева придаётся статус нового внеправового “фактического собственника”. Неужели и правда любой руководитель, обладающий волей и взглядами (а может ли настоящий руководитель ими не обладать?), автоматически становится “реальным” собственником?


Совершенно очевидно, что автор “Отношений собственности” запутался в двух соснах: категориях “Власть” и “Собственность”. Кратко сформулируем сущность взаимоотношений этих категорий:

  1. ^ Власть и Собственность действительно две стороны одной медали, но …

  2. Частная собственность на средства производства автоматически рождает Власть собственника над наёмным персоналом, занятым в использовании его собственности.

  3. ^ Власть наёмных (будь то частником, будь то государством) управленцев и распорядителей не рождает прав собственности, или по Голубеву “не является признаком реального собственника” (для этого необходим акт отчуждения: продажа, дарение, ваучеризация, приватизация и т.д., то есть законный акт присвоения новым собственником).


Именно поэтому социалистические и коммунистические преобразования в обществе осуществляются в три этапа:

  1. Снятие Власти частной собственности и капитала, с заменой её на власть а) партии, осуществляющей социалистические преобразования, б) народных Советов, в) профессиональных управленцев и распорядителей (переход от капитализма к государственному социализму).

  2. Снятие концентрированной Власти партийных органов, профессиональных государственных управленцев и распорядителей, с расширением функций народной власти и народного контроля (переход от государственного социализма к демократическому социализму).

  3. При сохранении государства, снятие государственной Власти, как орудия принуждения к самоорганизации и правопорядку (переход от демократического социализма к коммунизму).


Но вернёмся к работе и доводам Голубева. Цитирую: “Предприниматель, например, по религиозным соображениям может жертвовать всю свою прибыль церкви, но при осуществлении им функций контроля он не перестает быть реальным собственником своего предприятия, а церковь никогда не станет фактическим собственником имущества дарителя”.

В данном примере допущено абсолютно некорректное сравнение.

1.Здесь церковь не является законным собственником средств производства и результатов труда. А Советский народ является таковым - он получает своё не как дар, а как прибыль от общенародной собственности.

2. В СССР функции контроля осуществлялись половиной государственного аппарата и всеми общественными организациями, что будет рассмотрено ниже.

Цитирую далее: “Господствующая идеология в СССР диктовала определенный (социалистический в основном) тип распределения прибавочного продукта, но из этого не следует, что средства производства были общественными, отношения собственности – социалистическими”.

^ Именно из этого и следует, что средства производства были общественными, а отношения собственности – социалистическими. Ибо законный владелец – народ, пользующийся социалистической собственностью в своих интересах, есть собственник общественного достояния.


Вопрос четвёртый. Может ли у государственной собственности в социалистическом обществе, которую Голубев противопоставляет общенародной (пункт 6.8.3.), быть одновременно несколько, взаимоисключающих друг друга, субъектов собственников? По Голубеву, оказывается, может.

Читаем: “Аналогичное положение имеет место в условиях государственной собственности. В состав государства (его органов) входит относительно небольшая часть граждан страны. Поэтому государство становится ассоциированным собственником (собственник № 1 - Г.Д.). При этом правами (?) собственника, несущими признаки фактического (реального) собственника, обладает только совсем узкий слой чиновников, который обычно состоит из партийно-хозяйственной номенклатуры (собственник №2 -Г.Д.). Она и есть фактический групповой собственник всего государственного имущества, хотя формально (в соответствии с Конституцией) объекты государственной собственности считаются общественными (общенародными) (собственник №3 - Г.Д.). Временами реальным собственником всего государственного имущества становится одно лицо – диктатор или лидер политической партии, стоящей у власти (собственник №4 - Г.Д.).

Когда, в каком количестве и при каких условиях появляются, исчезают и чередуются все эти “формальные”, “реальные” и “фактические” “собственники” – тайна покрытая мраком. Главное, что всё это “многообразие прав собственности” размещено у Голубева в главе под названием “Государство как субъект собственности”!! Чго только не придумает разбушевавшаяся фантазия, наделяющая понятие “Власть” значением “Собственность”.


* * *

Удивительно, но всё, что мы пытались объяснить выше, подтверждает и сам М.К. Голубев в заключение своей работы. Выделим жирным шрифтом его невольное признание в том, что собственность в СССР была всё-таки общенародной и завладеть ею можно было только через отчуждение.

^ Тип распределения общественного продукта, связанный с марксистской идеологией, служил ему (голубевскому “государственно-монополистическому строю” в СССР - Г.Д.) социалистической маскировкой. Маска была сброшена, когда власть партийно-номенклатурного слоя общества оказалась под серьезной угрозой. Она предала социалистические идеалы, приняла решение по отчуждению общественной собственности (разгосударствлению и приватизации), доказав тем самым, кто был действительным собственником общественного достояния”.


Последняя фраза, в контексте данной статьи, приобретает совершенно иное значение, диаметрально противоположное тому, которое пытался заложить автор работы. Здесь необходимо напомнить М.К.Голубеву, что “приняла решение по отчуждению общественной собственности (разгосударствлению и приватизации)” не советская и коммунистическая номенклатура, а ельцинская прозападно ориентированная “молодёжная команда” (не более 10 человек). Именно об этом обмане народа и беспрецедентном акте предательства Ельцина писал поэт Егор Исаев: “Он слева шёл, а бил нещадно справа, за что такая пьяная расправа”. Напомним и то, что сделано это было только после: 1) запрета коммунистической партии, 2) расстрела Верховного Совета, 3) роспуска всех советских органов власти на местах, 4) развала СССР, 5) уничтожения Конституций СССР и РСФСР. Если утверждать, как это делает Голубев, что “Она [власть партийно-номенклатурного слоя общества] предала социалистические идеалы”, - имея в виду всех советских управленцев, огульно сажая их в одну лодку с Гайдаром, Чубайсом, Бурбулисом, и Шахраем, - тогда как быть с теми, кого запрещали и расстреливали? кого распускали, разваливали и уничтожали?

При всём моём дружеском и уважительном отношении к Михаилу Константиновичу Голубеву, необходимо констатировать, что такие оценки стоят за гранью не только элементарной справедливости, но и морали как таковой.


Далее выясняется, что разницу между “властью” и “собственностью” автор “теории безымущественной и бесприбыльной внеправовой собственности” тоже очень хорошо понимает. Уже само по себе это признание выступает явным опровержением его же собственной концепции:

Все эти мероприятия можно было осуществить в период горбачевской перестройки, но именно партийно-номенклатурный слой общества предпочел поменять "власть на собственность", а не на служение интересам соотечественников и прогрессу общества”.

Как видите, круг замкнулся. И не без помощи возобладавшего здравого смысла, присущего самому М.К.Голубеву.


Теперь вернёмся к уже разобранной нами цитате. Итак, Голубев утверждает: ^ Экономический интерес фактических обладателей прав собственности (управленцев, распорядителей и пользователей) заставляет их принимать выгодные для них, а не для формального (юридического) собственника решения”.

^ Проанализируем это в соответствии с истинным, реальным, а не выдуманным содержанием отношений социалистической собственности в СССР.

1. В СССР “формальным” (юридическим) собственником (здесь и по Голубеву, и по Конституции СССР) выступало государство, как форма общенародной собственности, в правовом значении “юридического лица”.

2. В условиях социализма управленцы, распорядители и пользователи не какие-то “теневые” (по Голубеву) “фактические” собственники, а именно тот самый советский народ, то есть действительно реальные (только уже не по Голубеву, а по Конституции) со-собственники государственной (общенародной) собственности!

3. Они, безусловно, используют, опять – таки в соответствии с Конституцией, государственную по форме собственность в своих интересах. Но именно это и является прямым доказательством того, что социалистическая собственность СССР действительно была общенародной.

4. Никаких решений в пользу “формального” собственника – социалистического государства, как юридического лица общенародной собственности, они действительно не принимают, так как государство в этом качестве не имеет никаких интересов, отличных от интересов народа.

5. ^ Конкретно на социалистическое государство (в этом случае уже в значении государственного аппарата) в СССР по данным статистики (Гос. бюджет СССР за 1973 год) из общей расходной суммы 184 млрд. рублей было истрачено 1,9 млрд. рублей (1%! ). Для сравнения: на народное хозяйство – 91,3 млрд. рублей, на социально – культурные мероприятия и науку – 67,3 млрд. рублей, на оборону – 17,9 млрд. рублей (См.: учебник Политическая экономия. Социализм. Под редакцией академика А.М. Румянцева. Издание 1975 г. Стр. 336).


При этом не надо думать, что нам непонятно то, о чём хотел сказать Голубев. Типичной ошибкой подобного рода “аналитиков” советского периода является их собственное, абсолютно неоправданное ни с этической, ни с психологической точки зрения, негативистское мышление. А именно то, что всех советских руководителей они без разбора мажут одной чёрной краской (партхозноменклатура, бюрократия и т.д.), пытаясь сотворить из них некий новый эксплуататорский класс, возникший, якобы, в условиях, поэтому и закавыченного ими, “реального социализма”.

Но такое описание СССР, либо преднамеренная ложь, либо непростительное надуманное, псевдонаучное заблуждение. И в том и в другом случае оскорбляющее честь и достоинство сотен тысяч настоящих коммунистов и советских управленцев, результатом самоотверженной работы которых стало построение Великой Советской Державы.

Да, необходимо признать, что со временем традиции служения трудовому народу и делу революции большевиков, стали всё чаще заменяться эгоистическими мотивациями карьеристов-“коммунистов” правящей КПСС.

Да, действительно, произошло расслоение, но не на оторвавшуюся, как считает Голубев, от народа и партийных масс “верхушку”, захватившую, якобы, общенародную собственность (“Она и составляла класс собственников, противостоящий классу остальных трудящихся” Голубев М.К., Стр.14 “Отношения собственности”), а на идейных коммунистов и карьеристов. При этом та часть, которая составляла постоянно критикуемую в СССР карьеристскую бюрократию (“герои” “Крокодила”, “Фитиля”, А.Райкина, И.Ильинского и т.д.), к сожалению, действительно стала серьёзным тормозом на пути прогрессивного развития общества, своей меркантильностью и бездарностью спровоцировав управленческий кризис и недовольство народа.

^ Только такой может быть честная, правдивая оценка советских управленцев. Иначе становится непонятным, откуда, на основании каких, если не коммунистических, мотиваций, появился у СССР статус великой супердержавы, первой прорвавшейся в космос, занимавшей второе место в мире по экономическому развитию и первое по производству духовных ценностей!

Из всего этого необходимо сделать следующий вывод: управленческий кризис а) обюрократившейся государственной власти и б) закрытого корпоративного стиля руководства КПСС, о чём подробно написано в работах В.П.Петрова (Журнал “Идеология прогрессивного развития” №№3 и 4 на сайте kadnk.narod.ru), нельзя считать кризисом социализма. И, тем более, доказательством, якобы, отсутствия социализма. Такие, с позволения сказать, “научные работы”, полностью или частично искажающие действительность, наносят непоправимый вред не только исторической правде, вводя в заблуждение и без того извращённое либералами общественное сознание, но и научному престижу самих авторов этих работ.


  1. ^ Государственная и общенародная собственность

в теории М.К.Голубева


Далее в главе №10 “Отношения собственности” рассматривается роль государства в регулировании производственных отношений. При этом, осознаёт это Голубев или нет, но описывает он по всем признакам (специально подчеркнём их в авторском тексте) именно буржуазное государство.

Итак, читаем:

10. Государство - обязательный участник отношений собственности.

Органы государства являются юридическими лицами и субъектами экономических отношений, осуществляющими в обществе координирующие, управленческие и распорядительные функции. Государство всегда участвует в регулировании производственных отношений, в том числе и отношений собственности, не будучи юридическим собственником средств производства. Оно ведет учет и финансовый контроль, так или иначе планирует и регулирует экономическую деятельность, устанавливает тарифы, налоги, прямо или косвенно влияет на цены, определяет правила начисления амортизации, устанавливает порядок использования труда, организует рентные отношения, регулирует внешнеэкономические отношения и т.д.

^ Контроль государства над негосударственными объектами собственности может превращаться в контроль собственника. Используя силу и административный ресурс, государство может принять ряд законодательных актов и взять на себя функции собственника, т.е. определять, что и кому производить, где и по каким ценам продавать, куда вкладывать свободные средства, сколько присваивать прибавочной стоимости, создаваемой трудом на частных предприятиях, куда ее направлять, а в конечном счете устанавливать режим власти и определять направление развития общества, его внутреннюю и внешнюю политику”.


Здесь необходимо подчеркнуть, и этого требует научная объективность в оценке работы М.К.Голубева, что, в представленных выше условиях капитализма, концепция “формального” и “реального” собственника действительно начинает работать. Другими словами она абсолютно верна для описания взаимоотношений буржуазного государства с частным капиталом, где действительно могут происходить: банкротство, национализация, участие государства в акционировании, высокое налогообложение, разного рода регламентации производственной деятельности и т.д., то есть реальная перекачка (присвоение) капитала и прибыли в госсобственность. В этом случае буржуазное государство действительно становится “реальным” собственником легально присвоенной им части имущества и прибыли, “формально” принадлежащих частному капиталу.

Это ещё раз, от обратного, доказывает ошибочность применения данной концепции в условиях социалистических отношений собственности. Поскольку здесь не происходит самого факта присвоения новым (по Голубеву) “реальным” собственником (“парт-хозноменклатурой”) ни имущества, ни прибыли, ни прав собственности так называемого “формального” (по Голубеву) собственника (народа).

Таким образом, детально проанализировав всё вышеизложенное, нам остаётся констатировать следующее: применительно к условиям советского общества становится совершенно очевидным виртуальный характер как самих голубевских “реальных собственников”, так и необоснованно “присвоенной” им внеправовой “собственности”. Причём сам автор никоим образом не скрывает этой виртуальности, обозначая её то “фактическим правом собственности” (в отличие от законного права, что и послужило причиной, как вы помните, нашего первого вопроса), то “признаками реального собственника”.

В устной дискуссии он объясняет это так: узкий слой чиновников был ассоциированным собственником общественного достояния.

В этой же дискуссии, наконец-то, были названы и сами “реальные собственники” общенародной собственности: по первой версии это Политбюро, по второй (!) Центральный Комитет КПСС. Вот так, ни больше, ни меньше, коммунист – экономист трактует советскую историю.


* * *

Теперь, с учётом новой информации, необходимо дать нашу оценку отношений собственности, реально сложившихся в СССР. Показать те сложнейшие структурные взаимозависимости, которые полностью исключали возможность деления общества на “формальных” и “реальных” собственников.

1. Все члены Политбюро и ЦК КПСС, как и другие руководители страны, в составе Советского Народа были законными ассоциированными собственниками (со-собственниками) общенародной собственности, выполняя свои законные, установленные, в том числе и 6 статьёй Конституции (о руководящей роли партии), функции.

2. Выступать в иной роли - “фактических”, “реальных” (по Голубеву) собственников, то есть использовать государственную (общенародную) собственность в своих интересах и даже по своему усмотрению ОНИ НЕ МОГЛИ, так как:

всё планирование дальнейшего развития производства начиналось на предприятиях, сводилось, изменялось и дополнялось в соответствующих Министерствах и Ведомствах. Затем на основании этой работы в Госплане СССР, с добавлением новых инвестиционных проектов, разрабатывались Пятилетние планы развития народного хозяйства. Утверждались эти планы абсолютно “прозрачно” и публично на съездах КПСС и сессиях Верховного Совета СССР. Контроль за расходованием народных денег и ответственность за выполнение пятилетних планов возлагались на Правительство СССР.

3. На международной арене межгосударственные финансовые и экономические отношения также контролировались Правительством СССР, Министерствами иностранных дел и внешней торговли, другими Министерствами и Ведомствами. Бескорыстная помощь развивающимся странам оказывалась в полном соответствии с альтруистическими принципами коммунистической идеологии.

4. Резюмирует всё вышесказанное и даёт прямой ответ на подобного рода “изобретения” М.К.Голубева (в русле критики “теории” государственного капитализма применительно к СССР – Г.Д.) следующая цитата: “Даже если бы “шизофрения” в КПСС достигла такого уровня, что рядом с “руководящей и направляющей ролью” партии было бы записано, что все средства производства являются собственностью освобождённых партийных работников, то и это ничего бы не изменило. Средства производства всё равно бы оставались в непосредственно общественной собственности, так как при отсутствии рынка целью их работы могло быть только удовлетворение потребностей общества. Соединение рабочей силы со средствами производства оставалось бы прямым, распределение продуктов тоже могло носить только непосредственно общественный характер. Производство ради прибыли возможно лишь при наличии множества собственников, обменивающихся друг с другом на рынке”. (Д.В. Якушев, журнал “Марксизм и современность” № 2-3 2000г Стр. 23)

5. К сказанному необходимо добавить, что ЦК КПСС и Советское правительство регулярно отчитывались перед советским народом о результатах своей деятельности (причём с конкретными цифрами и показателями). Происходило это на съездах партии. И каждый не предвзято мыслящий человек обязан будет признать, что вплоть до Горбачёвских экспериментов, результаты эти были впечатляющими!


Далее. В следующей 11 главе, которая называется “Формы собственности”, Голубев пытается противопоставить “государственную” и “общественную” (общенародную) формы собственности.

Это выливается в целый ряд не выдерживающих никакой критики “пассажей”. Читаем:

^ Государственная собственность не может быть формой общественной собственности или отождествляться с ней. Общество и государство являются разными субъектами. Каждый из них может выступать в роли собственника. Присвоение объектов собственности государством (фактическое или юридическое) лишает общество возможности быть собственником тех же объектов.

^ Государство и общество имеют принципиальные различия в механизмах функционирования и целевой направленности соответствующих отношений собственности, прямо связанные с тем, кому принадлежат, т.е. за кем сохраняются функции, несущие признаки фактического собственника. Общество и государство являются противостоящими друг другу субъектами в отношениях общественной собственности, когда государство получает от общества полномочия на организацию общественного производства и работает под контролем общества.

^ При отсутствии контроля над собой государство становится фактическим (реальным) собственником в силу своего господствующего положения в обществе”.


Теперь давайте вдумаемся, насколько сложный и скажем прямо опасный для социализма “огород” предлагает нам “городить” Голубев своими “новациями”.

Первое. Если поверить автору, что в СССР государственная собственность не являлась общенародной (напомню, что это вопиющее несоответствие Советской Конституции Голубев даже не потрудился доказать!), а представляла собой некое абсурдное “многообразие прав собственности”, о котором говорилось выше, то получается, что при голубевском “подлинном социализме” государственной собственности не должно быть в принципе! (Поскольку, если она (по Голубеву) будет под контролем народа, сразу же станет общенародной, а если не будет – останется (по Голубеву) номенклатурной или “диктаторской”. То есть в первом случае она нивелируется, во втором реакционна и социализму не нужна). При чём здесь тогда рассуждения: “Общество и государство являются разными субъектами. Каждый из них может выступать в роли собственника. Присвоение объектов собственности государством (фактическое или юридическое) лишает общество возможности быть собственником тех же объектов” (???)

Второе. Если ещё раз поверить автору и допустить, что “^ Государственная собственность не может быть формой общественной собственности или отождествляться с ней”, то это значит, что нам предлагают создать параллельно государственному аппарату, аппарат “юридического лица” общенародной собственности. Чем он будет качественно отличаться от государственного? Чем, в отличие от государственного, будет “застрахован” от вырождения и приобретения в будущем “признаков реального собственника”? Как будет взаимодействовать с государственным? Соответствует ли всё это задаче минимизации управленческого аппарата в социалистическом обществе? Все вопросы, естественно, к автору.

Третье. Понимает Голубев или нет, но в своих “революционных новациях” он, по существу, предлагает расчленить реально существовавший Советский монолит государственной по форме, общенародной по содержанию собственности на государственную и общественную. То есть вместо масштабного обобществления, через снятие (упразднение) колхозно-кооперативной собственности, совершить действия прямо противоположные стратегическим задачам коммунистического развития. При этом, даже не пытаясь объяснить, какие такие особые интересы, отличные от интересов народа, может иметь социалистическое народное государство.

Цитируем: “^ Присвоение объектов собственности государством (фактическое или юридическое) лишает общество возможности быть собственником тех же объектов” (Стр.11 “Отношения собственности”).

Если это действительно так, то сможет ли, в таком случае, Голубев объяснить почему, по каким критериям он определил, например, что Военно - Промышленный Комплекс или Космический Комплекс СССР принадлежали “узкому слою чиновников” и не принадлежали советскому обществу? Более того, если следовать предложенной автором логике, то главным (из этого “узкого слоя”) “собственником” первого (ВПК) был Д.Ф.Устинов, а второго - С.П.Королёв, поскольку, в основном, благодаря именно их “воле и взглядам” СССР стал великой военной и космической сверхдержавой.

Абсурд? Да абсурд! Но понимает ли это Голубев?

Четвёртое. Механизмы многоуровневого контроля за использованием общественной собственности должны быть (что и было в СССР) заложены в самой структуре социалистического государства. Либеральные представления о том, что государство - это некий конгломерат нанятых и контролируемых “гражданским обществом” чиновников и топ-менеджеров здесь, в условиях социализма, НЕУМЕСТНЫ! Социалистическим государством должны руководить лучшие и надёжнейшие, с явно выраженным и многократно проявленным в деле альтруистическим сознанием. Как бы грамотно ни была выстроена система общественного контроля, что отнюдь не освобождает нас от решения этой задачи, самым эффективным и надёжным контролёром остаётся коммунистическая нравственность партийных, советских и государственных деятелей, деятелей науки и культуры.


Те, кто в советское время имел и во всех случаях отстаивал свою гражданскую позицию, знают, что уровень социалистической демократии в СССР был очень высоким.

^ Реально неподконтрольным народу оставалось только корпоративное (изнутри) формирование партии и само Политбюро ЦК КПСС (хотя формально подать жалобу в Контрольно-ревизионную комиссию ЦК КПСС можно было и на любого члена Политбюро). Исторически сложилось именно так, что, являясь авангардом прогрессивного развития, возглавив и проводя революционные преобразования, коммунистическая партия сама, и не без оснований, претендовала на роль главного контролёра в обществе. И не только в вопросах охраны и эффективного использования общенародной собственности, но и во всех других стратегически важных для развития социалистического государства вопросах.

(Проблемы социалистической, в том числе и внутрипартийной, демократии, постановки самой коммунистической партией своей деятельности под контроль народа будут рассмотрены отдельно в другой работе).


  1   2




Похожие:

Коммунистическая ассоциация iconУстав Всероссийской Общественной Организации «Ассоциация Кайтинга России»
Ассоциация Кайтинга России, в дальнейшем именуемая Ассоциация, является всероссийской общественной организацией
Коммунистическая ассоциация iconСодержание от составителя 3 Стихотворение девушки с синдромом Дауна
Вооо «Ассоциация родителей детей-инвалидов «Свет» и моо «Ассоциация в поддержку детей
Коммунистическая ассоциация iconРоссийская ассоциация искусственного интеллекта Российская ассоциация нечетких систем Российский фонд фундаментальных исследований Министерство промышленности, науки и технологий Администрация города Коломны
Приглашаем Вас принять участие 15-17 мая 2003 г во ii-м международном научно-практическом семинаре «Интегрированные модели и мягкие...
Коммунистическая ассоциация iconФонд "Русский мир" Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы Азиатско-Тихоокеанская ассоциация преподавателей русского языка и литературы Дальневосточный государственный университет
Дальневосточном государственном университете (г. Владивосток) проводится III международная научно-практическая конференция «Русский...
Коммунистическая ассоциация iconУкраинская ассоциация преподавателей русского языка и литературы
Киеве. Организаторы конференции – Украинская ассоциация преподавателей русского языка и литературы, Киевский национальный университет...
Коммунистическая ассоциация iconДокументы
1. /Жак Каматт - Коммунистическая страсть.txt
Коммунистическая ассоциация iconПротокол №1
Республика Мордовия, Зубово – Полянский район, рп. Зубова Поляна, ул. Коммунистическая, д. 10, с кадастровым номером 13: 08: 0102001:...
Коммунистическая ассоциация iconСписок кандидатов в депутаты Государственного Собрания Республики Марий Эл пятого созыва, выдвинутых избирательным объединением
Марийское республиканское отделение политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации"
Коммунистическая ассоциация iconА. С. Макаренко Уважаемые коллеги! Международная Макаренковская ассоциация и ано «Редакция Народное образование» объявляют о проведении с 1-го по 5-е апреля 2006 года Четвёртого Международного конкурс
Международная Макаренковская ассоциация и ано «Редакция Народное образование» объявляют о проведении с 1-го по 5-е апреля 2006 года...
Коммунистическая ассоциация iconНазвание Общероссийская общественная организация "Российская Ассоциация Заочных Шашек"

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов