Олег Шапошников. Рождение. Повесть icon

Олег Шапошников. Рождение. Повесть



НазваниеОлег Шапошников. Рождение. Повесть
Дата конвертации16.07.2012
Размер197.91 Kb.
ТипЗакон

Олег Шапошников. Рождение. Повесть

Глава 1.


Лето закончилось. Осень вступала в свои права, окрашивая деревья своими красками. Она вносила новое настроение. Летняя, радостная суета уступала место спокойной степенности. Все живое стремилось насладиться оставшимися теплыми днями и, одевшись в цветастый наряд, праздновало окончание плодородного цикла. Плодородие. Ингваз. Эта руна неотрывна от плодородия, от жизненных соков земли, питающих все живое, от жизненных сил, обеспечивающих созревание, подъем, исцеление, и от радости жизни, наполняющей все живое. Эту силу и радость можно услышать в пении соловья, бурном стрекоте кузнечиков, ласковом шелесте листьев. И вот осень. Это чудесное время, и праздничное и грустное одновременно. Летняя феерия, бурно отдавшая все плодородному циклу, и теперь степенно демонстрировала свои достижения и готовилась к осенней подготовке зимней спячки. Все уже думало о зимнем перерыве деятельности, и о новом возрождении, и посвящало теперь ему, этому возрождения все свои силы. И деревья, словно, гигантские символы стремились изобразить руну Феху, получить от нее правильность действий и великие силы великого круговорота. И все живое очень тщательно подходила к этому процессу. Здесь нельзя было, как и опоздать, так и совершить неоправданно быстрое действие. И то и другое было равносильно гибели. Да, и не только равносильно, сбой, рассогласование с метрономом Природы и была гибель. И все живое понимало это и, сгрудившись вокруг орешника, как символа руны Йера, руны циклического круговорота, соизмеряло свою деятельность с этой руной. И зимний перерыв деятельности, переплавка сил воспринималось не как что-то ужасное, не как смерть, гибель, а как время остановки, необходимое для внутреннего развития и для нового возрождения в новом облике. Символ этого – руна Иса, ассоциируемый с ольхой, максимально полно отражает эту суть. И отмирание, умирание – это не конец, не традиционно воспринимаемая смерть, а новое начало, новое рождение, новая жизнь. И береза, символизирующая Уруз, руну Уруз, уже сейчас напоминает о грядущем начале нового цикла, о мощной, гигантской силе, поднимающейся из самой Земли и обеспечивающей начальный импульс жизни. Феху, Йера, Иса, Уруз, эти четыре руны и есть суть постоянного круговорота жизни, и ничто не может уничтожить этот круговорот, пока эти руны «крутят колесо жизни».

Ранняя осень. Солнечных дней становилось все меньше. Иногда дождь шел целыми днями, словно умывая землю перед долгим сном. Сегодня дождя не было, но Мэрлок чувствовал его приближение. Он встал и вышел на балкон. Ветер гнал темные облака, неся их в какой-то бешеной гонке. Мэрлок чувствовал нервозность бури, ее азарт и волнение. Волнение музыканта перед премьерой.
Занавес еще не подняли и скрипач, нервно сжимая смычок, проводит рукой по скрипке, его ноздри раздуваются, кажется, что он вот-вот вскочит со своего места, взмахнет смычком и польется песня, польется, заливая все вокруг своей энергией.


Сизый ветер с небес

Налетел, завывая.

Он ненастье принес,

Все дождем поливая.


В небе вспыхнуло пламя.

Гром вдали прокричал.

И лиловое знамя –

Тучу, ветер примчал.


Крылья тучи расправив,

Ветер вздернул ей нос,

В бубен лихо ударив,

Это диво понес.


И летит над землею,

Осыпаясь дождем,

Туча мчится стрелою

Над желтым жнивьем.


Она птицей промчится

Над моей головой.

Пролетит и умчится

В край неведомый свет.


Захотелось подняться

На ее высоту,

И быстро помчаться,

И кричать на лету …


Так было и сейчас. Облака неслись по какой-то непонятной траектории, они словно были частью какой-то воронки. Мэрлок раскинул руки и стоял, принимая этот смерч, и этот смерч принимал его.

Потом Мэрлок почувствовал неясную тревогу. Тревога была беспричинной, и скорее напоминала какое-то беспокойное томление и страх. С чем был связан этот страх, он объяснить не мог. Страх был не сильный. Это был не сковывающий все тело смертельный ужас, а непонятная, зудящая боль где-то внутри.

Холодало. Начался долгий мелкий дождь, который часто бывает тогда, когда лето переходит в осень. Осенний ветер еще неуютно чувствовал себя, и налетал сильными, но неуверенными порывами. Он словно хотел спросить: «Я уже могу показать свою силу, уже пришло мое время?».

Мэрлок накинул непромокаемый плащ с капюшоном и вышел в парк. За лето в парке расчистили несколько аллей, и теперь в нем можно было бродить, не смотря под ноги.

Мэрлок пошел по одной из аллей, с трудом передвигая ноги, как будто неся на себе большой, тяжелый груз. Сверкнула молния. Казалось, что она была совсем рядом, в конце аллеи. Вспышки молнии ярко осветили парк, и Нечто, стоящее в конце аллеи. Огромная фигура, завернутая в плащ.

Мэрлок оскалился, как волк перед схваткой с непредсказуемым результатом, схваткой, которая может быть последней, и стал медленно приближаться к фигуре.

Ветер затих в ожидании чего-то, и, кажется даже не смел шевельнуть ни одного листочка на застывших в ожидании деревьев.

Мэрлок приближался к своей цели. Кажется, он шел не по аллее парка, а по мосту, переброшенному между небесными исполинами, а сам парк стал немой декорацией, нарисованной неизвестным художником картиной.

Снова ударила молния, ярко осветив фигуру.

Мэрлок сделал последний шаг. Дальше он идти не мог. Внезапно налетел сильный ливень. Верер сорвал с Мэрлока плащ и унес его куда-то, и он мгновенно промок под дождем, поливавшем с неба, как из ведра.

Голова кружилась, и все плыло перед глазами. В ушах раздавались глухие удары. Что это были за удары? Удары его собственного сердца или звуки неведомого метронома, отсчитывающего мгновения Вечности? Мэрлок из последних сил протянул к фигуре руки и потерял сознание…


Поправлялся Мэрлок тяжело. Еще около недели он болел, пока, наконец, болезнь не отступила. И все это время шел дождь. Он лил и лил, и, казалось, что этот поток скоро зальет всю землю.

Мэрлок, ослабленный после болезни, с трудом спустился вниз. В столовой накрыли стол. Мэрлок уселся на свое место, через силу улыбаясь неизвестно чему.

Дворецкий стоял рядом, на тот случай, если Мэрлок не усидит на стуле.

  • Поешьте немного, сэр. Вы практически ничего не ели последнее время. А в бреду повторяли все время – Пертро, Пертро…

Горничная пододвинула тарелку поближе к Мэрлоку, зорко следя за его рассеянными движениями. Мэрлок с трудом поел, и с помощью дворецкого пересел в кресло, не покидая столовой. Горничная присматривала за Мэрлоком, а убирать со стола, было поручено мисс Смит, пришедшей с кухни. Дворецкий отправился запирать дом на ночь.

Тихо работал радиоприемник. Певица пела хриплым, высоким голосом:


Я поднимаюсь

На утес крутой.

Все выше взбираюсь

Над речной водой.


Испытываю муки,

Не верю снам.

Раскину руки,

Скажу ветрам:


«Наполните меня

Своей судьбой!»

Кину я себя

К воде речной.


Передам, с тоской

Я все воде.

Она омоет с лаской

Всю душу мне.


С утеса прыгнув,

Я полечу стрелой.

Сомкнуться, вскликнув,

Волны надо мной.


Волшебной сказкой

Из глубины веков,

Взлечу я маской

На зов богов.


Мэрлок закрыл глаза и слушал песню. Его закрытые веки чуть-чуть подрагивали. Пертро. Эта руна вмиг заполнила всего его. Смерть и возрождение. Птица Феникс. Мэрлок вздрогнул и встрепенулся, словно птица, родившаяся заново и готовая снова лететь над землей наперегонки с ветром.

  • К Вам посетитель, сэр, - произнес дворецкий, вернувшись в столовую.

Мэрлок вопросительно поднял глаза.

  • Я не хотел его пускать, сославшись на Вашу болезнь, но он очень настаивал на встрече.

Мэрлок кивнул.

Дворецкий впустил посетителя в столовую. Это был высокий мужчина неопределенного возраста, уже убеленный сединой, но еще не старик. Черты лица были грубыми, маленькие, черные, глубоко посаженные глаза внимательно изучали окружающую обстановку в столовой. Он казался спокойным, но его узкие, длинные пальцы были в постоянном движении.

  • Меня зовут Тони Джеферсон, - произнес он, и добавил, перехватив взгляд Мэрлока, изучающий беспрестанное движение его пальцев. – Я когда-то был скрипачом, и довольно известным. Я теперь не играю, но пальцы все равно играют свою песню.

Мэрлок улыбнулся.

  • Значит, они еще не сыграли своей песни, - произнес он.

  • Наверное, но мне не дают играть. Все началось с того, как я исполнил несколько вещей из Вагнера. Критика восторженно приняла их, и я решил исполнить одно из произведений на праздничном концерте. Но это был христианский праздник, и эффект был ужасным…

  • Естественно, - произнес Мэрлок. – А что Вы хотели? Как бы Вы реагировали, если бы Вас пригласили участвовать в концерте и играть на скрипке, держа ее струнами вниз?

  • Трудновато бы пришлось…

  • Волк стремится к волчице, а орел выбирает в пару орла.

  • Но музыка не знает границ!

  • А кто Вам сказал, что кто-то был недоволен музыкой? Они были недовольны Вами.

Скрипач развел руками.

Мэрлок встал и медленно подошел к окну.

  • У Вас сложности с организацией Ваших концертов?

  • Я бы так не сказал. Что-то переломилось во мне самом. Я страстно желаю выступить и ужасно боюсь этого.

Мэрлок посмотрел на скрипача и сказал:

  • Надо ждать. Ждать. Ждать того, что пальцы сами схватят скрипку и начнут играть. И все отступит, все станет лишним. Только вы и музыка. И руна Кеназ. Свет. Внутренний свет. Озаряющий все вокруг. Он ведет вас по Пути Жизни, освещает этот Путь. И рожденная музыка будет гимном этой руне!

  • А что делать сейчас? Как мне постичь эту руну, осмыслить ее? Может мне попытаться сыграть для Вас?

  • Попытаться? Фраза говорит сама за себя. Нет, вы еще не готовы взять скрипку в руки.

  • Но как мне быть. Может завтра все получится?

  • Может. Время позднее, оставайтесь ночевать в особняке. Дворецкий поможет Вам.

Мэрлок повернулся и попросил вошедшего дворецкого устроить скрипача.


Утро следующего дня выдалось солнечное и теплое. Мэрлок спустился в парк и медленно пошел по центральной аллее.

Кот спрыгнул с дерева прямо на плечо Мэрлоку. Мэрлок успел разглядеть кота еще до его прыжка и был внутренне готов к подобной проделке. Но все равно подобная неожиданность привела Мэрлока в состояние шока. Он присел на скамейку, и, строго посмотрев на кота, произнес:

  • Ты что, совсем одурел?

Кот посмотрел на Мэрлока и дико заорал.

  • Похоже, ситуация хуже, чем я думал, - произнес Мэрлок. – пойдем домой, у мисс Смит есть валерьянка…

Кот ответил оглушительным криком.

  • Хорошо, для тяжелобольных нужно много терпения, - пробормотал Мэрлок.

Кот спрыгнул и направился вглубь парка. Мэрлок двинулся за ним. Он еще чувствовал слабость после болезни и двигался медленно, время, от времени останавливаясь передохнуть.

Когда Мэрлок останавливался, кот останавливался тоже и снова начинал орать.

Наконец они пришли. Они добрались до старого мощного дуба, к которому была привязана чья-то фигура.

Мэрлок подошел поближе и, достав из кармана нож, быстрым движением разрезал веревку в нескольких местах. Тело упало на землю. Мэрлок развернул ткань, в которую было завернуто тело, и обнаружил древнюю старуху ведьму, с которой он встречался ранее в парке. Ее тело лежало без признаков жизни, лишь прядь седых волос закрывавшая рот чуть-чуть колыхалась, выдавая слабое дыхание. Мэрлок полоснул свою руку ножом и кровью написал на лбу ведьмы три руны. Кеназ. Пертро. Ингваз. Целебные руны. Потом он зачерпнул ладонями воду из ближайшей лужицы и плеснул ею на старуху.

Ведьма пошевелилась и открыла глаза.

  • Где они? – прохрипела она, приходя в себя.

  • Кто они? – спросил Мэрлок.

  • Они уничтожают лучших из нас.

  • Почему?

  • Вечная борьба. Сейчас не время долгих бесед. Иди, оставь меня одну. Я должна привести себя в порядок. Кот проводит тебя. Идите же, идите…- раздраженно сказала старуха.

Кот весь обиженный из-за того, что ему не разрешили остаться, пошел прочь, не разбирая дороги. Мэрлок с трудом поспевал за ним. Мэрлок еле-еле добрался до дома, повторяя про себя заклинание: Целящие руны. Он свалился на скамейку возле парадного и уснул.


Глава 2.


Очнулся он в постели. Дворецкий и горничная протирали его мокрым полотенцем.

  • В каких зарослях Вы бродили, сэр? – спросил его дворецкий.

Мэрлок бессмысленно махнул рукой.

Потом Мэрлок уснул и спал до утра. Утром Мэрлок оделся и спустился вниз. Он долго гулял по осеннему парку. Листья, кружась, падали под ноги, укутывая землю и дорожки парка пестрым ковром. В воздухе пахло мокрой прелой листвой. Это был один из тех редких дней, когда шел дождь и можно было понежиться на солнышке. Мэрлок с упоением гулял по аллеям парка, дыша полной грудью и наслаждаясь дивной красотой, погожего, осеннего дня.

Радость наполняла все его существо. Вуньо. Руна Вуньо. Руна радости и счастья. Радости и счастья, распространенного не только на себя, но и на других. И помощи в тяжелую минуту. Назови ее, и то, что было когда-то подарено тобой другим, вернется мощной поддержкой, непобедимой силой.

Нагулявшись вволю, Мэрлок направился к дому, предчувствуя вкусный завтрак. В парадной он столкнулся с дворецким.

  • С приятной прогулкой Вас, сэр, - произнес тот.

  • Да, чудный день, - ответил Мэрлок. – А что у нас сегодня на завтрак?

  • Придется подождать, сэр, - виновато пробормотал дворецкий. – Горничная убирает в доме, сэр. А кухарка с рабочим моют кота.

  • Моют? Кота? – воскликнул Мэрлок.

  • Да, сэр, Кот попал в бочку с краской и перепачкал все в доме.

  • Это он так орет? – спросил Мэрлок, прислушиваясь к истошным крикам, доносившимся из дома.

  • Нет, сэр, это горничная. Она убирает следы краски, ну и…

Дворецкий развел руками.

  • Завтрак будет через час, сэр.

Мэрлок махнул рукой и пошел на кухню. Он нашел колбасу и хлеб, и принялся есть, запивая еду водой. Появился кот и, мяукнув, посмотрел на Мэрлока. Мэрлок достал из холодильника несколько сосисок и дал их коту. Пока они ели Мэрлок выговаривал коту за невнимательность. Впрочем, кот мало обращал внимания на речь Мэрлока и с аппетитом поглощал сосиски. Мэрлок заглушил голод и отправился к себе.

Горничная успокоилась, в доме стало тихо. Мэрлок задремал.


Мэрлоку снился сон. Ему снилось, что он стал почтальоном, разносящим телеграммы. Ему снилось, что он ищет дом, который ему нужен, но никак не может найти. Он ходит и ходит взад-вперед по улице, но дом, который стоял на ней еще вчера провалился, как сквозь землю. Проснувшись весь в поту, Мэрлок встал и спустился вниз.

Завтрак был готов, и дворецкий уже собирался идти за Мэрлоком. Мэрлок слегка закусил, разглядывая кота, который сидел рядом со столом и приводил в порядок свою шерсть.

  • Видите, сэр! – произнесла горничная. – Не ест. Чувствует свою вину.

  • Да, чувство вины здорово влияет на аппетит, - изрек Мэрлок, вспоминая, сколько сосисок съел кот на кухне. – А как наш скрипач? Что он делает?

  • Он очень странный, сэр. Сегодня утром он вышел со скрипкой. Долго смотрел на нее. Потом собрался играть, но в последний момент передумал, и не стал играть. И он почти ничего не ест. У него, наверное, тоже чувство вины.

Мэрлок пожал плечами и встал из-за стола.

Погода резко изменилась. Небо затянулось темными тучами. Собирался дождь. Мэрлок всегда ловил себя на том, что с вожделением ждет первых капель дождя. Все вокруг живет ожиданием. Ждет. И вот первые капли падают на землю. И душа отзывается радостным откликом.

Руна Дагаз. Долгая, зачастую трудная и сложная работа закончена. И все жаждет поставить победную точку, за которой будет прорыв к новому. К тому, что может появиться благодаря предыдущим свершениям, к новому Дню. И все с радостью ждет этого прорыва и вступает в него, шепча имя руны. Дагаз. Дагаз.

Так и на этот раз. Лишь только первые капли дождя забарабанили по подоконнику, как Мэрлок закрыл глаза и, загадочно улыбаясь, стал внимать мелодии, рожденной дождем.

Мэрлок услышал шаги, и, не оборачиваясь, спросил скрипача:

  • А Вы не хотели сыграть какую-нибудь из мелодий, создаваемых дождем? Несколько нежных, робких ударов, потом все замирает, потом снова дождь мягко пробует свою силу. А потом он взрывается быстрыми, темпераментными аккордами. Небольшая пауза, и мощный вихрь, сметающий все на своем пути…

  • Вы могли бы стать композитором.

  • Да нет, какой из меня композитор…. Каждый должен заниматься своим делом.

  • А я вот остался без дела.

  • Ну, это еще не факт. Ждите сигнала с небес. И не жалейте себя. Можете применить руну Нагалаз. Разрушение старого и отжившего. Примените эту руну, и она разрушит ситуацию, в которой Вы оказались. Но будьте осторожны. Вы можете «с водой выплеснуть и ребенка». Ищите путь к самому себе. Тут поможет руна Манназ. Осмыслите себя. Узнайте себя. Для чего Вы живете, играете на скрипке? Что Вы хотите сказать и зачем?

  • Спасибо Вам за все. Мне очень неудобно. Я живу тут, отнимаю у Вас время…

  • Время. Это Гебо. Руна Гебо. Дар времени. Время это тоже вещь и Вы можете дарить его, так же как Вы дарите подарок. Но это самый дорогой подарок. Но, даря его, Вы дарите себя. Вы играете на скрипке во время концерта. Вы дарите людям музыку. Но Вы и дарите им себя и свое время. Время Ваших репетиций, переживаний, неудач, слез и время Ваших побед и свершений. Но дар требует дара. И зрители, если Вы смогли «взорвать» их изнутри своей искренностью и энергией, отдадут Вам свое время. Они ответят на Ваш дар даром. И отдадут Вам время своих переживаний, своего восторга и своей радости.


Мэрлок собрался в Лондон. Он должен был поехать туда по юридическим вопросам, связанным с особняком. Город встречал его туманом и забастовкой. Кто бастовал и зачем, Мэрлок не понял. Он не стал рисковать, и оставил машину на платной парковке при въезде в Лондон, оправившись в юридическую контору на метро.

В подземке было тесно и душно. Мэрлок сел в переполненный вагон. Мэрлок отвлеченно смотрел в окно. Тоннель, потом станция, снова тоннель. Станции воспринимались как миры, соединенные переходами-тоннелями. Люди, стоявшие на перронах воспринимались как жители того или иного мира. Казалось, что они вышли на встречу с чем-то Неведомым.

Миры, переходы между ними, волшебство. Руна Эваз. Великий скакун Великого Бога. Подарок Небес. Ниточка, уводящая в Неведомое, туда, где встречаются души, туда, где ты можешь скинуть Маску и оказаться тем, кем ты есть на самом деле, туда, где, наверное, и есть наше истинное жилище. И нет преград. Нет стен. Ты идешь и проходишь везде. Ведь ты идешь туда, где ты еще не был, или туда, где тебя давно ждут.

Мэрлок вышел на нужной ему остановке и поднялся наверх.

Решив свои вопросы, Мэрлок отправился прогуляться по набережной Темзы. Река казалось живым организмом, огромной артерией большого города. Где-то в глубине Мэрлока зародилась мысль о том, что и город, и река, и подземка объединились в единую систему, живущую своей жизнью. И эта жизнь не зависела ни от людей, ни от правительства, ни от политики. Этот огромный организм только реагировал на действия людей тем или иным способом. Что-то он отвергал, что-то использовал в своих целях, но в любом случае этот гигантский спрут выходил победителем. Люди любили совой город, гордились им и свято верили в свое главенство в этом мире. Они суетились, что-то планировали. Они не понимали, почему случалось так, что хороший, грамотно составленный план вдруг с треском проваливался. Люди шумно ссорились, искали виновных. Они считали, что могут предусмотреть все варианты развития событий, что-то считали на своих умных машинах. И если что-то не получалось, считали они, то только потому, что кто-то из них плохо сделал свою работу. Город подзадоривал людей. Он требовал от них новых зданий, более высоких и просторных, новых улиц и площадей, новых коммуникаций, мостов и много чего еще. Город давал людям пищу, кров, развлечения, работу, чтобы можно было расплатиться за предоставленные материальные блага. За все за это он брал свою плату. Ему нужна была энергия их душ. Энергия восторга, суеты, энергия житейских страстей и энергия людских коллективов. Город питался этой энергией, и часть ее использовал для того, чтобы направлять действия людей по нужному ему руслу. И человек, оказавшись втянутым в потоки этой энергии, уже не мог вырваться, уйти. Он все больше и больше оказывался втянутым в эту гигантскую паутину. Он все больше отдавал городу свои душевные силы, и тем ценнее он становился для города, и тем сильнее привязывал его город к себе.

Мэрлоку стало как-то не по себе. Ему даже стало немного страшно. Ему показалось, что город поймет, что он узнал его, города тайну, и уже не отпустит Мэрлока от себя. Когда он осознал это, то его охватил ужас.

Мэрлок призвал на помощь богов, и в первую очередь самого Одина. Мэрлок описал ситуацию и попросил помощи, применив Повивальные руны.

Повивальные руны. Помощь в тяжелую минуту. Вуньо. Совило. Дагаз. В заклинание входит руна Совило. Совило. Это энергия самого Солнца. Совило. Руна наполнит тебя энергией и даст возможность действовать, одержать победу, как бы тяжело тебе не было.

Почувствовав Дыхание Небес, Мэрлок взбодрился. Нужна была еще и защита.

Руна Альгиз. Защита. И, казалось, сами Небеса закрыли его своими нежными облаками и понесли его вверх, к свету, к солнцу.

Мэрлок остановил такси. Машина быстро домчала его до парковки, где стоял его автомобиль.

Мэрлок вздохнул спокойно только тогда, когда выехал из города. Он проехал еще немного и остановился. Мэрлок вышел из машины и, увидев небольшой лесок, направился туда.

Он бродил между деревьев и чувствовал, как они оживляют его, залечивают его раны и дают силы.

Беркано. Руна Беркано. Внутренняя, жизненная сила. Это не энергия плодородия, предоставляемая руной Ингваз. Эта сила, позволяющая жизни быть. Энергия роста, неуклонного роста. Но руна не предоставляет эту энергию просто так, она требует и работы над этим ростом. Требует работы, как внешней, так и внутренней.

Мэрлок добрался до особняка уже вечером. Парк встретил его темнотой, уютной темнотой логова. Эта темнота могла скрыть сокровенное от чужого, недоброго взора и давала защиту и успокоение. Это была другая защита. Защита волка. Защита волчицы, охраняющих своих детей. Это руна Эйваз. Активная оборона. Она не проявляется явно, когда в этом нет необходимости. Она молчит, любуясь жизнью и смертью, наслаждаясь их чередой. Но, чу, стоит только появится противнику, и все силы, светлые и темные, живые и силы из преисподней бросятся на врага.

Мэрлок медленно ехал через парк к особняку, пытаясь продлить эти чудесные мгновения. Это было как в далеком детстве. Мэрлок очень любил возвращаться домой к ночи. Машина спускалась с холма и их городок, переливаясь огнями, встречал его с нежной радостью и заботой. Он любил эти мгновения, был готов переживать их вновь и вновь. Так было и сейчас. Окна особняка были освещены и манили Мэрлока своей уютной истомой.


Глава 3.


Мэрлока встретил дворецкий.

  • Вернулась мисс Маргарет, - произнес он.

Мэрлок поднялся в столовую. Ведьма сидела в кресле и рассказывала о чем-то горничной.

Они обнялись, и ведьма сказала:

  • Извини, но я уже поела. Я была страшно голодна и не дождалась тебя. А сейчас, умираю, хочу спать. Так что, до завтра.

Она упорхнула отсыпаться, а Мэрлок стал ужинать. Он отдал дворецкому документы, и тот стал разбирать их на свободном конце стола.

Горничная стала расспрашивать Мэрлока про Лондон. Дворецкий неодобрительно посмотрел на нее, но, ничего не сказав, промолчал. Впрочем, Мэрлок, отвечал ей, мало задумываясь о том, что он говорит. Иногда, видимо, он нес такую околесицу, что дворецкий, не в силах удержаться, фыркал в кулак.

Мэрлок поднялся к себе и уже собирался укладываться спать, как в дверь постучали.

Мэрлок открыл. За дверью стоял скрипач.

  • Извините, что я беспокою Вас, но я хотел бы показать Вам нечто интересное. Если Вас не затруднит, то мы можем пройти в мою комнату.

Мэрлок отправился со скрипачом. Придя в свою комнату, скрипач жестом пригласил Мэрлока подойти к окну.

Была полная луна. Она ярко сверкала на небосводе. Было морозно, и воздух казался натянутым полотном. Казалось, что он сейчас завибрирует и издаст высокий, звонкий звук.

Скрипач показал пальцем на то, на что следовало обратить внимание. Это был огромный валун, живописно расположенный между деревьями. На нем стоял зверь. Волк красиво стоял. Раскованно, и в тоже время напряженно. В нем чувствовалась свободная, непоколебимая сила, достоинство первородного дитя Природы и уверенность в своей правоте.

Мэрлок залюбовался зверем. Редко, очень редко, в каком-нибудь человеке можно было увидеть такое. Люди могут казаться великими, значительными. Но в глазах других людей. А останься человек ночью один на один с Луной и сможет ли он быть, также уверен в своей правоте, как и днем?

  • Молодой зверь, - произнес скрипач.

Мэрлок искоса посмотрел на скрипача. «Ты еще и пол определи, - подумал Мэрлок».

  • Волчица, - добавил скрипач.

Мэрлок хмыкнул.

  • Все очень просто. Мой брат – биолог. Он снимал фильм про волков. А я пытался сочинить музыкальную композицию. Я хотел назвать ее «Полнолуние». Но что-то не получилось. В последний момент истина ускользнула. А вот по волкам я теперь специалист.

Раздался громкий вой. Он раздался неожиданно. Мэрлок хотел сказать что-то скрипачу, но тот, в волнении схватил Мэрлока за руку и, прижав палец к губам, жестом попросил помолчать. Звук заполнил все вокруг. Казалось, что он шел не только от зверя. Казалось, что он шел из недр земли. Казалось, это Земля посылает Луне свое послание. В этом звуке было все. Вечна песня вечной жизни. Они слушали ее молча, наполняясь ею и понимая нечто такое, что было до этого тайной для них.

  • Теперь я напишу свое «Полнолуние»! – прошептал скрипач.

  • Я рад за Вас, - ответил Мэрлок, кое что начиная понимать. - Только писать Вам его придется дома. Вы должны будете завтра утром покинуть особняк.

  • Безусловно. Вы так много сделали для меня. Я безумно благодарен Вам и этому чудесному уголку.

  • Ну и хорошо. На том и договоримся, - добавил Мэрлок и отправился к себе.

Он вошел в свою комнату и увидел ведьму.

  • Я поспала немного, - произнесла она.

  • Я бы, наверное, спал целые сутки, - ответил Мэрлок.

  • Не сомневаюсь. Уж что - что, а поспать ты любишь, - с улыбкой произнесла ведьма.

  • У Элизабет дивный голос. А в полнолуние…

  • Да, я привезла ее. Но должна предупредить тебя. Она уже не будет превращаться в ту Элизабет, которую ты знал.

  • Она будет жить в парке?

  • Да, ее родители погибли. Бабушка и дедушка уехали. Они воспитывали ее и им тяжело видеть в Элизабет только зверя.

  • А ее прабабушка также живет в парке… - добавил Мэрлок.

  • Прапрабабушка. Она живет в маленькой избушке в самом глухом месте парка. Жить в доме она не хочет. Живя в девственном уголке огромного парка, она находится в естественной среде, не испорченной человеком. Там она черпает свои силы и знания. Так она впитывает вековую мудрость Природы, Истину земли.

  • Да. Это как руна Отала. Наследие прошлых жизней. Корни Земли, корни прошлого человечества. И древнее знание, и путь к предкам, и путь к богам. И сила прошлого, необходимая в настоящем. Отсюда и руны Речи. Гебо. Альгиз. Отала. Диалог. Диалог с Небом. Диалог с предками. Диалог и людьми. Это сила, обеспечивающая этот диалог. Это знание, поддерживающее его. Это энергия терпения и доброжелательности, позволяющая провести диалог и даже примирить противников.

Они помолчали.

  • А ты? – спросил ведьму Мэрлок.

  • У ведьмы из парка было две дочери. Одна – мать старой женщины, бабушки Элизабет, бабушки, которую ты видел здесь. Эта дочь старой ведьмы, и все ее потомки – обыкновенные люди, кроме Элизабет разумеется. Другая – моя прабабушка, тоже стала ведьмой, также как и моя бабушка, мать, и я, собственной персоной.

  • А Элизабет?

  • В каждом седьмом колене в нашем роду рождается женщина, которая потом превращается в волчицу. Это Природа питает нас. Прабабушка старой ведьмы из парка была волчицей. Элизабет, наверное, уже родила. Начинается новый цикл.

  • А ребенок?

  • Родится девочка. Вернее, уже родилась. Ведьма из парка присмотрит за ней первое время. Потом мы возьмем ее в дом. Мы с тобой, как семейная пара, усыновим ее. Официально она будет взята из детского дома. Я буду ей приемной матерью. Ну, а отец будет и «де-юро» и «де-факто».

  • Понятно. Скрипач завтра утром уедет вместе с рабочими.

  • Ну и отлично! Кухарка и горничная вообще не выходят из дома, так что проблем не будет.

Дверь распахнулась, и вбежал дворецкий. Он нес ребенка. Отдав ребенка ведьме, он жестом пригласил Мэрлока следовать за ним.

В холле лежала старая ведьма. В ее груди торчал кинжал.

Мэрлок наклонился над умирающей.

  • Они убили меня, - произнесла она. – Я ухожу. Волчица тоже мертва. Ребенка они не видели. Так что, пока они не придут. Ты должен убить их главаря. Попроси помощи у своего бога. Если ты убьешь главаря, то орден распадется, и ребенок будет в безопасности, и вообще многие вздохнут спокойно. Я передала твоей дочери всю свою силу…

Ведьма содрогнулась и затихла.


Ведьма Маргарет все свое время отдавала ребенку. Дворецкий занимался домом. Мэрлок, оформив необходимые для усыновления документы, и, закончив другие дела и формальности стал собираться в дорогу.









Похожие:

Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. Освобождение. Повесть
Мэрлок почувствовал себя рыбой, плавающей до этого в прохладном пруду и выброшенной теперь на раскаленный песок. Он с трудом добрался...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. «Миссия». Повесть
Дождь начался с вечера. Он лил всю ночь. Наутро выглянуло солнце. Оно появилось из-за туч, словно давая свое согласие на начало нового...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег шапошников. Фокусы жизни. Повесть
Прикосновения хвоста и разбудили Мэрлока. Получив еще один хлопок хвостом по лицу, Мэрлок сел на кровати и стал потягиваться. День...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. «Зоопарк». Повесть
К тому же, часто он просто даже не смотрел на товар, мимо которого шел. Он покупал почти всегда одно и тоже, лишь иногда отступая...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. Героин. Повесть из цикла «Маленькие повести»
Натали стояла у окна. Поднимался рассвет. Он начинался тихо, робко, но в тоже время неумолимо. Он приносил острую, кровоточащую печаль...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. Особняк. Повесть
Жизни, где сама Природа играла заглавную роль. А вечером ветер гнал темные облака. Он нес их с тревожной торопливостью, словно боясь...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. Идол. Повесть
Мэрлок словно наткнулся на еще один мир. Этот мир был заключен внутри шара. Весь этот мир мерцал от пламени свечи, расположенной...
Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. Мировая Руническая Система. Рунические методики. Рунический Оракул. Расклад девяти рун. Трактовка расклада

Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег Шапошников. Мировая Руническая Система. Рунические методики. Рунический Оракул. Расклад девяти рун. Трактовка расклада

Олег Шапошников. Рождение. Повесть iconОлег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1
Джин. Джин, я тебя жду. Джин немедленно вернись в дом! Джин… кричала ведьма, стоя на балконе
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов