Олег Шапошников. Идол. Повесть icon

Олег Шапошников. Идол. Повесть



НазваниеОлег Шапошников. Идол. Повесть
Дата конвертации16.07.2012
Размер202.39 Kb.
ТипДокументы

Олег Шапошников. Идол. Повесть

Глава 1.


Мэрлок смотрел в хрустальный шар. Он смотрел, и его взгляд проникал в горный хрусталь, пытаясь извлечь какую-нибудь тайну. Вначале он видел лишь перевернутое отражение интерьера комнаты. Мэрлок немного повернул шар и его взгляд обнаружил затуманенную область с небольшим включением. Мэрлок словно наткнулся на еще один мир. Этот мир был заключен внутри шара. Весь этот мир мерцал от пламени свечи, расположенной недалеко от шара. Мэрлок устало улыбнулся и стал смотреть, вбирая в себя этот мир. Или этот мир вбирал его….

Он перестал о чем-либо думать и лишь расслабленно наблюдал. Он остановился взглядом на фрагменте этого, неведомого мира, и фрагмент приблизился к нему, увеличившись. В восприятии Мэрлока, мир в шаре целиком тоже увеличивался, и Мэрлок сразу оказался ближе к этому миру.

Потом он направил взгляд на нечто-то более конкретное, чем фрагмент, на секцию внутри фрагмента. И все повторилось снова. Мир еще больше увеличился и приблизился к нему. Мэрлок уже находился на пороге этого мира.

Потом он остановил взгляд на какой-то частичке внутри секции, и этот неведомый мир, увеличившись еще раз, окружил Мэрлока, почти полностью вобрал его в себя.

Теперь можно было исследовать этот мир, как следует познакомиться с ним. Это был мир из его, Мэрлока, шара. И, с одной стороны, это был его, Мэрлока, личный, персональный мир, а с другой стороны, он, этот мир, был намного больше Мэрлока. И он, этот мир, был намного больше Мэрлока, и он, Мэрлок, был маленькой частичкой в этом мире. И было непонятно, существовал ли этот мир обособленно, или этот мир был слепком какого-то невероятно огромного мира?

Мэрлок только-только начал осваиваться там, шар повернулся и мир исчез. Мэрлок почувствовал сильный удар, сотрясший все его тело.

Мэрлок медленно пришел в себя и поднял глаза. Перед ним стояла ведьма Маргарет.

  • Так ты уйдешь и не вернешься, - пробормотала она. – Можно и не найти дорогу назад.

  • Надеюсь такого не случиться, - устало произнес Мэрлок.

  • На богов надеешься? – спросила ведьма.

  • Да.

  • Нечего их беспокоить по мелочам, - проворчала ведьма. – Ты куда ездил сегодня рано утром?

  • Ты понимаешь, какая странная сложилась ситуация, - оживился Мэрлок. – Мне позвонил мой школьный товарищ и попросил срочно приехать к нему. Он говорил очень быстро, и я не успел спросить его, откуда он узнал мой телефон. Он очень удивился, когда я спросил, куда мне приехать. Хотя его новый адрес я слышал первый раз. Я быстро собрался и поехал. Это недалеко отсюда, в двух часах езды. Но когда я добрался до его дома, то дом оказался запертым. Я навел справки, и мне сообщили, что мой товарищ два часа как уехал. Получается, что он позвонил мне, попросил меня приехать к нему, а сам уехал.


  • Может, кто пошутил? – предположила ведьма.

  • Да нет, голос был его, - ответил Мэрлок. – И сам он всегда отличался серьезностью, прямо до занудства.

  • Тогда не знаю, - сказала ведьма.

Мэрлок немного помолчал и продолжил:

  • Когда я подошел к дому, то меня поразило необычное чувство. Мне казалось, что я хорошо знаю все вокруг, знаю этот дом.

  • Ты, наверное, бывал там раньше.

  • Нет, не бывал, да и мой товарищ, только как два года переехал туда.

  • Ну, тогда не знаю, завтра суббота, давай съездим туда, посмотрим, что и как.


Ранним субботним утром машина мчалась по политому ночным дождем шоссе. Солнце поднималось над горизонтом, над зелеными шапками деревьев, утверждая ярким светом начало нового дня. Мелькали деревья, поля, засеянные пшеницей и ячменем. Высоко в небе пел жаворонок, приветствуя солнце утренней песней.

Мэрлок любовался яркими летними красками, чистотой неба, ярким солнцем, цветами, растущими вдоль дороги. Все это наполняло его. Временами он ловил себя на том, что этот прекрасный мир не принадлежит ему, и он не принадлежит этому миру. Он восхищался им, но восхищался как чужак, как пришлый, сторонний наблюдатель. Он до внутреннего трепета воспринимал каждую земную травинку, но воспринимал ее как бы откуда-то со стороны. Он воспринимал все это очень отчетливо, пытаясь понять самые сокровенные тайны земной жизни. Но понимание это и происходило потому, что он смотрел на все это со стороны, и в тоже время откуда-то изнутри. Со стороны и изнутри. Но не рядом, не вместе. Его не было вместе с полем, с небом. Он был где-то, где-то…. И когда это где-то ощущалось им конкретно и отчетливо, сильный удар возвращал его к земным цветам. Кто он? Метеор, спустившийся с небес, или птица, не долетевшая до звезд?

Он откинулся назад и улыбнулся. Ведьма искоса посмотрела на него и ничего не сказала.

Они почти приехали. Машина медленно ехала по узким улочкам небольшого поселка. Они остановились около дома, где жил Майкл, одноклассник Мэрлока.

Дом был заперт. Ничего не выдавало, что там кто-нибудь есть.

Из соседнего дома показалась пожилая женщина. Она подошла к Мэрлоку и Маргарет.

  • Здравствуйте, - поздоровалась она. – Вы, по-моему, приезжали сюда вчера утром?

  • Да, - ответил Мэрлок. – Но не застал Майкла, он уехал до меня.

  • Вот-вот, - произнесла женщина. – Он был какой-то странный в последнее время. А вчера так спешил, что забыл свою сумку. Мне пришлось забрать ее к себе. Но мне не нравится эта сумка, скажу я вам!

  • Почему? – спросила ведьма Маргарет.

  • Когда я приближаюсь к сумке, меня охватывает странное, неожиданное возбуждение, волнение какое-то....

  • Давайте мы заберем сумку, - произнес Мэрлок. – Вот, посмотрите мои документы, чтобы Вы знали, кому отдаете сумку.

  • Хорошо, хорошо, - быстро согласилась женщина. – Вот только не могли бы Вы сами взять ее….

Это была обычная дорожная сумка, не тяжелая. Мэрлок взял сумку и положил ее в багажник.

Они тронулись в обратный путь. Машина выехала из поселка и остановилась в поле.

  • Теперь можно и посмотреть, что там лежит, - сказала ведьма.

Мэрлок достал сумку и расстегнул ее. Сверху лежала джинсовая куртка. Это была его, Мэрлока, старая куртка, которая давно куда-то пропала. Под курткой, карманы которой были пусты, лежал сверток. Больше в сумке ничего не было.

Мэрлок достал сверток и развернул его. Там лежал идол. Он был вырезан из дерева. Похоже из ясеня.

  • Хм, - произнесла Маргарет. – Такого же идола я видела у моей прапрабабки, старой ведьмы из парка.

  • Такого же, или этого? – спросил Марлок.

  • Вот отпечатки пальцев не взяла, - раздраженно заметила Маргарет. – Старая ведьма никого не пускала к себе. Я у нее была всего один раз, и то не проходила дальше порога.

  • А если мы сходим туда, как приедем домой? – спросил Мэрлок.

  • Сходим…. Как же…, - со смешком заметила Маргарет. – Место то заколдованное. Рядом будешь стоять и ничего не заметишь. Да и дороги я туда не знаю, а парк огромный с нетронутыми закоулками….

  • Понятно, - сказал Мэрлок. – Но все-таки, напряги память, вспомни того идола.

  • Похоже, очень похоже на того, - в раздумье ответила Маргарет. - Давай возьмем идола с собой, а там видно будет.


Идола поставили в одной из тех комнат, где еще не был сделан ремонт. Старая, похоже, очень древняя деревянная кукла и интерьер комнаты подходили друг другу.

В углу комнаты стоял камин, в котором еще лежали дрова. Комната была обита зеленым бархатом, уже сильно обветшалым, но пока еще крепким. Из мебели в комнате стояло старинное бюро, на которое и поставили идола и два громоздких кресла с прямыми спинками.

Ведьма ушла, а Мэрлок сел в одно из кресел и стал рассматривать идола. Мэрлок только сосредоточился на идоле, как дверь открылась и вбежала Джин, дочь Мэрлока. В руке у нее был радиотелефон.

  • Папа, тебя к телефону. Сказали очень срочно.

  • Я слушаю, - ответил Мэрлок, взяв трубку.

  • Привет, Мэрлок! Как дела старина? Это Майк. Я звоню из Южной Америки, из Венесуэлы.

  • Замечательно, если не считать того, что ты уехал, не дождавшись меня, и забыл свою сумку с твоим идолом.

  • Ну, во-первых, я, конечно, извиняюсь за то что, не дождался тебя. Но у меня отменили мой рейс, и я был вынужден лететь предыдущим рейсом. Поэтому я не мог тебя ждать и был вынужден сразу уехать. Я позвонил тебе, но ты уже уехал. Во-вторых, сумку я оставил у соседки, с тем, чтобы она отдала ее тебе, когда ты приедешь. Но, похоже, она все перепутала. В-третьих, это не мой, а твой идол.

  • Мой? – переспросил Мэрлок.

  • Да, видимо, с памятью плохо не только у соседки! Ты же сам привез его мне и попросил держать его у себя. Ты что, не помнишь?

  • Не совсем.

  • Ну, это было тогда, когда я развелся с женой и остался без работы. Два года назад. Ты, тогда, нашел меня, дал мне денег, снял для меня дом, недалеко от тебя и привез идола.

  • Да?

  • Ты, что, ничего не помнишь?

  • Не помню, расскажи по подробнее.

  • Да, в общем, то, все. Ты привез идола и сказал, чтобы я берег его и никому не показывал. Сказал, что потом заберешь его. А тут как раз пришло приглашение на мое участие в экспедиции в Венесуэлу, которого я так давно ждал. Надеюсь все нормально. Идол у тебя?

  • Да, все хорошо.

  • Ну и отлично. Я позвоню, когда приеду.

Мэрлок отдал трубку дочери и отправился искать ведьму.


Он нашел Маргарет на кухне, где она выясняла с кухаркой какой-то вопрос.

  • Твориться вообще неизвестно что! – произнес Мэрлок, когда кухарка вышла. – Звонил Майкл и сказал, что это я привез ему идола, и дом, где он жил, тоже снял я.

  • Ну вот, теперь понятно, почему там все показалось тебе знакомым. И этот идол, значит, и есть идол старой ведьмы.

  • Но как он попал ко мне? И почему я ничего не помню? И зачем я хранил его у Майкла последние два года?

  • Ты прямо закидал меня вопросами! Давай по порядку. Скорее всего, идола принесла ведьма, когда она из последних сил приползла в дом. Она принесла Джин и идола. Джин она отдала дворецкому, а идола видимо спрятала внизу, в холле, когда дворецкий поднялся к нам.

  • Это резонно. Но почему она просто не отдала мне идола?

  • Находясь у тебя, идол мог пострадать. Ведь тогда мы все были на волосок от гибели. Ты, видимо сам, не понимая того, увез идола к кому-то из своих знакомых. Когда идол чувствовал опасность быть обнаруженным, он давал тебе знак, и ты перевозил его к другим людям. Так ты и хранил его все эти годы, то у одного, то у другого.

  • Но, почему я ничего не помню?

  • А вдруг, ты бы попал в руки врагов? Заплечных дел мастера заставили бы тебя рассказать об идоле.

  • Но врагов у нас давно нет. И что изменилось сейчас?

  • Три дня назад умер один из высокопоставленных людей. Читал некролог. Видимо, он был опасен для идола. Теперь идол в безопасности.



Глава 2.


Идол стоял на старом бюро. Последние восемь лет он провел в больших, и не очень домах, сменив незатейливый интерьер маленькой хижины старой ведьмы на комфортабельные апартаменты. Впрочем, комфортабельными они были только для людей, их населявших. Мэрлок, который привозил его к людям и оставлял его им на хранение, ставил перед этими людьми лишь одно условие. По его требованию, идолу отводили небольшую отдельную комнату, которая была всегда заперта. Раз в неделю хозяева заходили в комнату, прибирались и вытирали пыль. Больше никто не беспокоил идола. Срок в восемь лет, большой для людей, пролетел для идола почти незаметно. Что ему, пережившему тысячелетия, какие-то восемь лет. Это было для него кратковременным забытьем. Забытьем, ведь никто не общался с ним. Хозяева домов, где он квартировал, боялись его и старались быстрее покинуть комнату, оставив его в одиночестве. Солнечные лучи освящали его днем, а свет луны ночью. Идол молча внимал им и ждал своего часа.

Когда-то идол занимал иное положение. Тысячи людей поклонялись ему и приносили ему дары. Правда, лишь только избранные видели его ежедневно. Все остальные могли увидеть его лишь во время праздников.

Люди шли нескончаемой процессией мимо него, оставляя дары и слегка прикасаясь к нему. Идол вбирал в себя их энергию, и наделял их своей энергией. Он был окном в мир богов, в мир, который был недоступен для подавляющего большинства людей. Лишь шаманы-жрецы могли входить туда, обращаясь к богам. Остальным людям было достаточно в праздник дотронуться до идола, прикоснувшись тем самым к миру богов, почувствовав этот мир, обратившись с просьбой или получив благословение.

Люди никогда не просили богов простить их за тот или иной поступок или действие. Что сделано, то сделано. И это навсегда вписано в летопись небес. Искупление состояло в осознание неблаговидности своего поступка и нейтрализации сделанного конкретными делами. Это уже потом, другие религии придумали отпущение грехов, как акт самоуспокоения для человека, и как рекламную акцию для самих себя. Тогда же люди лишь просили богов помочь им в той или иной ситуации, либо просили благословить их на тот или иной судьбоносный поступок. Тогда у идола было много работы. Поколение за поколением, проходило мимо него годами, веками, тысячелетиями. Но наступило время, когда враги стали очень сильны и жрецы-шаманы спрятали идола, показывая его лишь посвященным. Жрецов становилось все меньше и меньше, враги убивали их, стараясь уничтожить древнее знание.

И вот, в живых осталась лишь одна старая ведьма, которая и хранила у себя идола долгие годы. Когда опасность подкралась и к ней, она ушла из дома и спряталась в глухом, заколдованном уголке парка. Никто, даже близкие родственники не знали о существовании идола. Она посвятила идолу всю свою жизнь.

И вот, и ее не стало. Идол сделал свой выбор и выбрал Мэрлока. Теперь Мэрлок должен был заботиться о нем. Когда Мэрлок выполнял свою опасную миссию, то находится у него или у его семьи было слишком опасно. Опасность была даже в том, если бы Мэрлок узнал о его существовании. И вот, орден, одна из задач которого и состояла в уничтожении идола, сам был уничтожен. Но был жив один из членов ордена. Он занимал необычайно высокое положение и не мог принимать участие в деятельности ордена, но оказывал ему всестороннюю поддержку. Его высокое положение не позволяло уничтожить его.

Теперь он был мертв. Старость и болезни сделали свое дело. Теперь идол мог вернуться. Он чувствовал огромную энергию, готовую вырваться наружу. Он ждал приближение, приближение великого праздника. Он ждал, когда тысячи людей из многих стран пройдут мимо него, и прикоснуться к нему. Потом эти люди разъедутся по всему миру, наделенные новым чувством, новым желанием, новым знанием.

Идол ощутил календарь, висевший на стене. Уже давно минул тот год, и то десятилетие, которому был посвящен календарь, а он все висел и висел. И под воздействием этого ощущения календарь вспыхнул и сгорел.


В комнату протиснулся кот. Он промурлыкал что-то идолу в качестве приветствия и стал прохаживаться по комнате. Навещая старую ведьму, он все знал про идола, поэтому они встретились как старые знакомые. Кот покосился на календарь, от которого остался один обгорелый лист, и, усевшись на пол, стал облизывать заднюю лапу.


За этим занятием его и застал Мэрлок, когда вошел в комнату.

  • Вот ты оказывается где, - произнес Мэрлок. – Ты не видал моей записной книжки, на которой был изображен кот? Ты все посматривал на нее….

Кот перестал лизать лапу и, оскалившись, зашипел.

  • Сам ты, такое слово, - ответил Мэрлок. – Даже еще хуже!

Тут Мэрлок заметил сожженный календарь.

  • Что это такое? – воскликнул он. – Кто мог сжечь календарь?

Кот бросился к стене и, подпрыгнув, сорвал лапой последний, обгорелый лист.

  • Ты хочешь сказать, что сюда надо повесить новый календарь? – воскликнул Мэрлок. – Хм. Пожалуй, надо так и сделать. Пойду принесу календарь из моего кабинета.


Хьюго стоял на утесе. Утес возвышался над рекой, резко вдаваясь в водный поток. Река в этом месте широко разлилась, и ветер мог разгуляться над водой во всю свою силу. А сегодня он был силен как никогда. Он словно вырвался из какого-то небытия и метался, крича и беснуясь, поднимал речную волну и бросал ее в упоении на утес, рассыпая миллиардами брызг. Две стихии -–воздух и вода сплетались в одну и окутывали этой новой материей тела и духа непоколебимый утес – твердь земли. Утес стоял и внимал буре, понимая ее, чувствуя ее душу, но, не растворяясь в ней до конца.

Невдалеке сверкнула молния, докатившись до Хьюго громким раскатом. Потом молния ударила где-то вдали, потом еще и еще, отчего все вокруг засверкало огненными зарницами. Это стихия огня показывала свою силу.

Сердце Хьюго замирало, отдаваясь сильным всплеском при каждом ударе грома. И, казалось, что ничто в мире не может быть прекраснее и важнее этой феерии. Что может сравниться с ней? Все его существо трепетало, переживая дикий восторг и соединяясь с водой, ветром, сливаясь с утесом, отдаваясь огненной молнии. И не было слов описать все это. Можно было только раскинуть руки и закричать. Так закричать, что перекричать рев ветра, заглушить раскаты грома, и дирижировать волнами, метущимися внизу.

Все небо было затянуто сизыми тучами. И, вдруг ветер взял паузу. Еще чуть-чуть, и с неба хлынет другая река. И обе реки сомкнуться в едином потоке, сплетаясь в тесных объятиях.

Пора. Хьюго достал из-под кожаной накидки священного идола и поднял его вверх, над головой. Он поднял его, и все замерло. Казалось, что время, это неутомимое время, вдруг остановилось. Казалось, что даже волосы Хьюго, растрепанные ветром, и то, вдруг застыли. Застыли в одном положении.

Идол остановил время. И молния, идущая с неба к земле, так и осталась световым столбом, не смея прерваться. Дух, дух вырвался наружу, остановил время. Он остановил самое главное. Он остановил Время! И все остановилось. Все замерло. И все внимало духу! Дух наполнил все своим неистовством, и только потом отпустил время.

Небесная река уже помчалась к своей речной сестре. Хьюго опустил руки и спрятал идола под накидкой. Потом он повернулся и спустился с утеса на берег. К четырем поджидавшим его жрецам. Жрецы окружили Хьюго с четырех сторон, и они двинулись в глубь леса.

Они шли, ни быстро, и не медленно, омываемые проливным ливнем. Вода ручьем текла по их кожаным накидкам. И их фигуры наполнили камни, годами, десятилетиями, веками, шлифуемые водой.

Они шли по лесной тропе, и деревья приветствовали их. И, казалось, что это не ветер гнет могучий лесной народ, а они сами раскачиваются над путниками, приветствуя их. Казалось, что деревья сами танцуют на месте, исполняя ритуальную пляску, а ветер носится между ними, исполняя сольную арию.

Строй деревьев оборвался резкой чертой каменных глыб. За ними начиналась гора, заросшая густым кустарником. Путь лежал туда.

К процессии присоединилось еще четверо жрецов. Они разделились и двое из них пошли впереди, а двое замыкали процессию. Дождь перестал так же внезапно, как и начался, ветер утих, и между тучами появилась полная Луна. Луна сверкала ярким диском, играя своим загадочным светом на капельках воды, мерцающих на листьях и траве.

Луна освещала путникам дорогу в густом кустарнике. Все вокруг наполнилось говором ночных птиц и стрекотом насекомых, наполняя идущих пронзительной радостью. Они сбросили кожаные накидки и остались в полотняных рубахах. Хьюго шел в середине и нес идола. Он поставил идола на правое плечо, давая ему возможность наслаждаться прелестями июльской ночи.

Кустарник закончился, обнажая каменистую вершину горы. На подходе к вершине процессию встретило еще четверо жрецов. Все вместе они стали подниматься наверх.

На самой вершине уже пылал огромный костер, разведенный четырьмя другими жрецами. Жрецы уже ждали процессию и заняли свои места по четырем сторонам от костра.

Хьюго подошел к ритуальному камню и поставил на него идола. Сам он занял свое место позади камня, а четверо жрецов, шествующих с ним от реки, заняли свои места по четырем сторонам от камня, окружая камень с идолом и Хьюго.

Четверо жрецов, присоединившихся к процессии на подъеме в гору, заняли свои места по четырем сторонам от жертвенной чаши, стоявшей невдалеке от идола.

Четверо жрецов, которые присоединились к ним на вершине горы встали по четыре стороны от небольшого холма, сложенного из камней.

С другой тропы поднялись еще четверо жрецов. В руках у них были длинные деревянные жезлы. Жрецы выстроились в один ряд, встав за каменными стаканами, и вставили в стаканы принесенные жезлы.

А снизу горы, по той тропе, по которой уже поднялись жрецы с жезлами, уже поднимались люди. Каждый из них нес большое, зажженное полено. Этот живой огонь растянулся на несколько миль, наполняя все вокруг невероятной красотой. Сердца трепетали от торжественности ритуала.

И вот первый из людей достиг вершины. Живой огонь поднялся на гору. Каждый из людей кидал в священный костер, принесенный им факел-полено. Он отдавал частицу себя, частицу огня своего сердца. Люди также несли цветные ленточки и камни. Камни они клали на холм из уже принесенных камней. Костер становился все больше и больше, холм из камней рос на глазах, символизируя сотворенную землю.

После того, как человек возложил камень, он подходил к жертвенной чаше и ритуальным ножом рассекал себе руку, позволяя крови стечь в чашу. Крови становилось все больше и больше, и она маленьком морем переливалась под светом Луны.

Затем люди подходили к жезлам и повязывали на них свои ленточки. Ленточки трепетали на ветру, беседуя с ветром.

Теперь они один за другим подходили к идолу и прикасались к нему. Их души соприкасались с Духом, с Духом Богов.

Потом люди спускались вниз по третьей тропе. Бесконечная процессия шла и шла. И продолжалось великое действо. Великий Праздник.

Последними из идущих поднялись четверо жрецов. Они также исполнили ритуал. Теперь процессия могла тронуться в обратный путь. Уже начало светать. Начинался новый день. Началась новая эпоха.

Хъго поставил идола на свое левое плечо. Он и сопровождавшие его четверо жрецов стали спускаться вниз первыми, по той тропе, по которой они и пришли. За ними следовали четыре жреца, которые пришли последними. Они несли жертвенную чашу, полную крови.

Процессия спустилась с горы и подошла к реке. Хьюго поднялся на утес и встал на самой его вершине. Он словно являлся живым продолжением утеса. Он держал на поднятых руках идола, который приветствовал восходящее солнце. Солнце озарило их своими лучами, наполнило их своим светом.

Четверо жрецов, несших жертвенную чашу, спустились к реке и окропили реку кровью. Они сполоснули чашу водой, отчего высохшая кровь растворилась. Речные воды окрасились красным цветом.

Хьюго издал гортанный крик. Жрецы подхватили его. Крик понесся кругом, достиг горы. Его подхватили жрецы, оставшиеся на горе. Крик помчался еще дальше. И был подхвачен всеми теми, кто поднимался на гору. Весь воздух наполнился этим криком, этим призывом к Богам.


Эти давние события пронеслись в сущности идола. Он видел это четко и ясно, во всех красках. Видел, как будто это было вчера.


ГЛАВА 3.


Мэрлок пошел в парк. Он хотел найти место, где когда-то жила старая ведьма. Он вышел из дома и пошел по дорожкам парка. Он просто шел куда-то. Он понимал, что место, которое он ищет, заколдовано. Он понимал, что это место либо откроется ему само, либо не откроется никогда.

Поэтому он просто шел по парку. Шел наобум. Просто шел и шел. Ласковый ветерок шевелил листья на деревьях. Солнце находилось в зените, но его лучи не могли пробиться через плотные кучевые облака. Был нежаркий, но теплый летний день. Дышалось легко и все существо Мэрлока наполнилось безграничной, тихой радостью. Он вдыхал запах лета, наслаждался пением птиц и нежными дуновениями ветра.

Он бродил по парку, и уже его первоначальное намерение осталось только в его подсознании. Его разум уже не размышлял о первоначальном намерении. Он просто наслаждался дивным днем, дивным местом, пением птиц. Он наслаждался своим наслаждением, тем, что он способен на это. Ощущение этой способность к такому наслаждению и была, наверное, самым главным из всех его чувств, ощущений, жизненных установок.

Мэрлок немного устал и присел к березе, привалившись к стволу спиной. Он чему-то улыбнулся и провалился куда-то.

Похоже, он спал. Он почувствовал себя как бы со стороны. Внезапно он увидел старую ведьму. Она вышла из-за дерева и подошла к нему. Она оперлась на свою клюку и стала внимательно смотреть в лицо Мэрлоку. Потом она раскрыла ладонь и поднесла ее к лицу Мэрлока. На ладони лежал грецкий орех. Грецкий орех – большое, могучее дерево росло в отдаленном уголке парка. Мэрлок помнил это из своих предыдущих прогулок. Очнувшись, он встал и направился в это место.

Орех стоял на поляне. Он величаво поднял вверх свои ветви. Мэрлок подошел к дереву и немного постоял возле него. К востоку, югу и западу от дерева росли сосны. Сосновый бор окружал поляну с орехом. А на севере начинался бурелом. Это был старый смешанный лес, где молодые деревья росли между уже поваленными деревьями, тесно обнимаемые непроходимым кустарником.

Пробираться сквозь бурелом было трудно, а кое-где и вообще невозможно. Мэрлок несколько раз повторил попытку, но неудачно.

Тогда Мэрлок решил обойти бурелом целиком. Лесные заросли были настолько непроходимы, что Мэрлок уже было, отчаялся найти какой-нибудь проход. Он уже почти обошел весь участок, потратив на это целый час. Он уже почти добрался до того места, где он в первый раз предпринял попытку пробраться вглубь бурелома, как вдруг заметил еле-еле видный проход в зарослях.

Его предположение подтвердилось. Проход был возле терновника и на его шипах он увидел кусок материи. Кусок уже почти истлел. Мэрлок только-только дотронулся до него, и кусочек упал. Кто-то давно продирался по узкому проходу и острые иглы терновника выдрали клок из его одежды. Наверное, это случилось тогда, когда была убита старая ведьма.

Мэрлок протиснулся во внутрь. Пробираться по проходу было трудно. За восемь лет проход почти зарос. Еще год, другой и проход зарос бы полностью.

Мэрлок потихоньку пробирался вперед, до тех пор, пока ... не вышел из бурелома. Место второго выхода было совсем заросшим и неудивительно, что Мэрлок не заметил его. Мэрлок устал, но все же решил вернуться назад.

Он прошел около четверти пути, и заметил еще один проход. Мэрлок решил воспользоваться новым проходом. По этому пути он снова вышел из бурелома. Он уже чувствовал сильную усталость, но все же решил вернуться и полностью пройти по этому новому пути. Он, едва передвигая ноги, двигался вперед, пока не заметил, что этот новый путь, кроме пересечения со старым проходом, пересекает еще один проход. Мэрлок вышел на него и обнаружил, что этот последний проход и есть тот самый проход, по которому он шел вначале. Он обнаружил это совершенно случайно, когда второй раз напоролся на одну и ту же ветку.

Запомнив это, Мэрлок вернулся на второй проход и, пройдя еще немного, выбрался из бурелома в четвертом месте.

Таким образом, он понял, что два прохода в буреломе представляют собой две кривые, пресекающиеся друг с другом в двух местах, как на изображении руны Ингваз. А жилище старой ведьмы должно находиться посередине. Но сейчас он уже не мог продолжать поиски и отправился домой.

Добравшись до дома, он что-то съел и, уже смутно соображая, свалился в кровать и заснул, как убитый.


Утром Мэрлок еле-еле поднялся с кровати. Он умылся и стал, нахмурившись, рассматривать кота, который в свою очередь рассматривал его. Кот точно знал дорогу к жилищу старой ведьмы. Знал и не говорил. Мэрлок хотел сначала отругать кота, как следует. Но потом он подумал, что это все равно ничего не даст, да и на ругань с котом у него не было времени. Мэрлок махнул рукой и пошел завтракать.

В доме была только одна кухарка, которая и покормила Мэрлока и кота. Мэрлок решил не наедаться и ел мало. Зато кот съел все, в том числе и то, что не доел Мэрлок.

Мэрлок направился к бурелому. На этот раз он быстро нашел вход. Пройдя внутри бурелома по замкнутой кривой, Мэрлок убедился, что проходы действительно изображают руну Ингваз. Но вход в жилище старой ведьмы Мэрлок не мог обнаружить.

Он снова прошел по замкнутой кривой, исследуя каждый ярд, и уже собрался уходить, когда ему улыбнулась удача. Он нашел еще один проход.

Этот небольшой проход вывел его на расчищенный, но уже тоже начинающий зарастать участок в самой середине бурелома. Мэрлок обошел весь участок, но никакого жилища не было и в помине!

Мэрлок стал осматривать участок второй раз и только тогда обнаружил землянку. Наконец-то он нашел, что искал!

Испытывая внутренний трепет, Мэрлок спустился в землянку. Землянка была довольно просторной. Посередине ее была сложена печь. Беспорядок свидетельствовал о том, что хозяйка собиралась в большой спешке. Все было затянуто паутиной и покрыто толстым слоем пыли.

Сзади раздалось мяуканье. Мэрлок оглянулся и увидел кота.

  • Иди отсюда, негодное животное, - воскликнул Мэрлок. – Я тут второй день лазаю, а ты знал дорогу и не мог мне показать!

Кот сел и стал с философским видом чесать задней лапой за ухом.

Поняв бессмысленность своих нравоучений, Мэрлок оставил кота в покое, и принялся рассматривать землянку. Впрочем, его внимание снова переключилось на кота. Тот проскользнул между ногами Мэрлока и прыгнул на сундук, стоящий в углу.

Мэрлок заинтересовался сундуком. Он подошел к сундуку и открыл крышку.

Сундук был наполовину пуст. Мэрлок осторожно достал одежду, которая и хранилась в сундуке. Кому принадлежало очень дорогое, изысканное платье и другие предметы женского туалета было трудно сказать. Ведьме? Так она все время ходила в лохмотьях….

Мэрлок расчистил место на небольшом столе, стоящим неподалеку и стал аккуратно складывать на него вынимаемые из сундука вещи. Похоже, вещи были очень-очень древними, но прекрасно сохранившимися. От них пахло каким-то странным запахом. Мэрлок предположил, что все было пропитано каким-то специальным составом, который позволил вещам прекрасно сохраниться.

И вот, сундук был почти пуст. На его дне лежало что-то, завернутое в пергамент. Мэрлок достал сверток и развернул его. Перед ним была корона!

Корона была сделана из чистого золота и драгоценных камней. Вся землянка заиграла цветными лучами. Мэрлок стоял и смотрел на нее, как зачарованный.

Придя в себя, Мэрлок положил корону рядом с вещами старой ведьмы, и стал осматривать землянку ярд за ярдом. Кругом стояли какие-то непонятные предметы, мешочки с травами. Во всем этом могла разобраться только ведьма Маргарет.

Мэрлок завернул одежду и корону в пергамент и вышел из землянки, крепко закрыв за собой дверь.


Дома он молча показал все Маргарет. Маргарет села на стул и наморщив лоб, долго сидела так.

  • Один из принцев крови женился на ведьме из нашего рода, - сказала она, наконец. – Мы были тогда сильны. Это была красивая и романтическая любовь. Потом король умер. В борьбе за престол брат принца, сторонник христианства, поднял восстание и захватил власть в стране. Наш принц был убит, а его жена-ведьма бежала с дочерьми. Ее искали везде, но не смогли найти. Вот теперь открылась еще одна тайна старой ведьмы.


Хьюго вернулся в королевский дворец, неся идола на плече. Жена и дочери радостно встречали его….









Похожие:

Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. Освобождение. Повесть
Мэрлок почувствовал себя рыбой, плавающей до этого в прохладном пруду и выброшенной теперь на раскаленный песок. Он с трудом добрался...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. Рождение. Повесть
Земли и обеспечивающей начальный импульс жизни. Феху, Йера, Иса, Уруз, эти четыре руны и есть суть постоянного круговорота жизни,...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. «Миссия». Повесть
Дождь начался с вечера. Он лил всю ночь. Наутро выглянуло солнце. Оно появилось из-за туч, словно давая свое согласие на начало нового...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег шапошников. Фокусы жизни. Повесть
Прикосновения хвоста и разбудили Мэрлока. Получив еще один хлопок хвостом по лицу, Мэрлок сел на кровати и стал потягиваться. День...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. «Зоопарк». Повесть
К тому же, часто он просто даже не смотрел на товар, мимо которого шел. Он покупал почти всегда одно и тоже, лишь иногда отступая...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. Героин. Повесть из цикла «Маленькие повести»
Натали стояла у окна. Поднимался рассвет. Он начинался тихо, робко, но в тоже время неумолимо. Он приносил острую, кровоточащую печаль...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. Особняк. Повесть
Жизни, где сама Природа играла заглавную роль. А вечером ветер гнал темные облака. Он нес их с тревожной торопливостью, словно боясь...
Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. Мировая Руническая Система. Рунические методики. Рунический Оракул. Расклад девяти рун. Трактовка расклада

Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег Шапошников. Мировая Руническая Система. Рунические методики. Рунический Оракул. Расклад девяти рун. Трактовка расклада

Олег Шапошников. Идол. Повесть iconОлег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1
Джин. Джин, я тебя жду. Джин немедленно вернись в дом! Джин… кричала ведьма, стоя на балконе
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов