Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 icon

Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1



НазваниеОлег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1
Дата конвертации16.07.2012
Размер336.84 Kb.
ТипДокументы

ОЛЕГ ШАПОШНИКОВ. ДЕТСТВО ВЕДЬМЫ. ЧАСТЬ 1

Глава 1.


  • Джин. Джин, я тебя жду. Джин немедленно вернись в дом! Джин… - кричала ведьма, стоя на балконе.

Джин была занята. У нее было важное дело. Она разговаривала со скворцом. Скворец озорничал и не хотел учить таблицу умножения. Впрочем, Джин и сама не могла похвастаться большими успехами в этом вопросе. Но, во всяком случае, она знала, что, «дважды два – будет четыре» и что, «дважды три – шесть». Скворец только крутил головой и отказывался заниматься. Он щебетал о сороке, которая нашла в парке зеркальце, и теперь все время смотрелась в него. Он, завидуя ей в глубине души и сам не прочь заиметь подобную вещицу, с лукавством осуждал ее, говоря, какая она, вертушка и воображала.

Джин убеждала скворца не думать о сороке, а заниматься.

  • Вот ты будешь собирать ягоды в лесу и найдешь сразу две. И на следующий раз, предположим завтра, найдешь еще две. Сколько у тебя будет ягод? – спрашивала она скворца.

  • Нисколько. Нисколько не будет. Я их сразу ем. Раз и нет ягоды. И потом зачем мне это знать. Вот сорока…

  • Оставь сороку в покое. Пусть она смотрится в свое зеркало!

  • Да, но ты мне обещала принести зеркало и не принесла!

  • А ты обещал выучить таблицу умножения.

  • Обещал. И я не отказываюсь от своих слов. Но все скворцы учат таблицу умножения только перед зеркалом. Кто же учит таблицу умножения без зеркала!

  • Но ты вчера ничего не говорил об этом, - воскликнула Джин. – Ты обманываешь меня.

  • Обманывать тебя. Да пусть меня вымажут в самой жирной сметане, если я вру. Да и скворцы никогда не врут. Впрочем, они иногда врут, но я никогда не вру. Никогда. Нет, ну иногда я вру, но никак не тебе. И даже когда я вру тебе, то я всегда прячу голову под крыло, вот как сейчас, например.

Скворец засунул голову под крыло и весело поблескивал оттуда своим озорным глазом.

  • Ага, значит, ты все-таки обманываешь меня.

  • Это все из-за того, что у меня нет зеркала. Если у меня было бы зеркало, то я бы посмотрел в него и увидел, что обманываю тебя. И сразу же перестал бы обманывать!

  • Ладно, завтра я принесу тебе зеркало.

  • Сегодня. Сегодня.

  • Нет. Слышишь, меня зовет моя мама. Мы должны ехать в гости. И мы спешим.

  • Хорошо, - огорченно произнес скворец. – Только завтра не забудь, захвати с собой зеркало!

Они попрощались, и Джин побежала домой.


Джин было почти семь лет, и она уже два дня ездила в школу. Ведьма не отдала ее в Лондон, решив, что пару лет можно заниматься в обыкновенной сельской школе. Школа размешалась в маленьком домике небольшой деревни, неподалеку от их особняка с огромным парком. В школе было восемь учеников, три мальчика и пять девочек и один учитель.
Его звали Рональд Вейсон. Его возраст было трудно определить. Его огромные глаза сверкали из-под очков, выдавая бурный темперамент, а вьющиеся волосы разлетались во все стороны, образуя непослушную шевелюру. Казалось, что он сам был готов вскочить на парту и, сняв с себя пиджак, и, покрутив его над головой, призвать своих учеников пронестись с воплями по деревенской улице, пугая гусей и уток, важно пасущихся перед домами.

Джин сразу подружилась с Кэт Мэллоу, дочерью местного врача. Кэт была девочкой шустрой, давно знакомой со всеми премудростями общественной деревенской жизни и крайне сообразительной, что давало возможность Джин быстрее войти в новый для нее уклад жизни. Джин все свое время проводила в особняке, гуляя в парке, либо играя в доме. Она мало общалась со сверстниками, как, впрочем, и с другими детьми, и школьная жизнь была ей в диковинку. Хотя, если бы она стала бы посещать школу в Лондоне, то у нее и были бы какие-нибудь проблемы, а в здешнем маленьком и веселом заведении, который трудно было назвать школой, она не испытывала затруднений. Занятия в школе больше напоминали не урок, а какую-нибудь игру.


  • Ну, где ты ходишь, - упрекнула Джин ведьма, когда та появилась в доме.

  • Я разговаривала со скворцом, - ответила Джин.

  • Ты могла бы с ним и попозже поговорить. Ты же знаешь, что нам надо собираться.

  • Но мамочка, мы обсуждали очень важный вопрос.

  • Хорошо, хорошо, - сказала ведьма, а теперь быстрее собирайся. Мы и так опаздываем.


Ведьма Луиза была подругой ведьмы Маргарет – матери Джин. Она жила в небольшом поместье в трех часах езды от их особняка. Дом был трехэтажный, но площадь каждого этажа была маленькой, и дом с его высоким цокольным этажом напоминал башню. А ведьму Луизу, которая часто сиживала поздним вечером на балконе третьего этажа, местные жители прозвали совой. Впрочем, она действительно была похожа на сову своим носом крючком и очками с большими круглыми стеклами. Луиза была близорука и рассеянна. Этим пользовался ее сын Джон. Он рос шаловливым и непослушным мальчиком. В свои десять лет он донимал всю округу своими выходками. У ведьмы Луизы всегда лежала наготове сумма денег, чтобы расплатиться с кем-нибудь за какую-нибудь проделку Джона. Вот и сейчас она рассчитывалась с булочником, которому Джон разбил окно, играя в мяч.

  • Что, опять твой сорванец чего-нибудь натворил? – спросила ведьма Маргарет, вместо приветствия.

  • А, - с апатией сказала Луиза. – Что с ним сделаешь.

  • И где он? Может он покажет Джин ваше хозяйство. Мы не держим домашних животных, а Джин задали в школе сочинить устный рассказ на эту тему.

  • Ужасно. Ужасно. В этих школах такие нагрузки на детей! Вот вчера Джону было задано сварить один галлон варенья.

Маргарет прыснула от неожиданности.

  • Задали чего?

  • Сварить один галлон варенья, - неуверенно произнесла Луиза.

Маргарет принялась хохотать. Луиза, сначала недоуменно посмотрела на нее, а потом, видимо, поняв, наконец, что к чему, тоже принялась хохотать.

  • Один галлон варенья, - произносили они по очереди и вновь заливались смехом.

  • Нам ничего такого не задавали, - произнесла Джин.

Женщины на минуту перестали хохотать, внимательно посмотрели на Джин, и залились теперь уже не прекращающимся хохотом.

Джин поняла, что разговаривать с ними бесполезно и отправилась бродить по дому. Она вышла из столовой и направилась в гостиную.

В гостиной был беспорядок. Вернее это был не беспорядок, а нечто похожее на погром. Все, что можно разбросать было разбросано, все, что можно перевернуть было перевернуто. Из-под стола, стоявшего в центре комнаты виднелась чья-то небольшая нога.

Джин дотронулась носком туфли до ноги и спросила:

  • Вы живы?

  • К нашей беде, - ответили откуда-то сверху.

Джин подняла голову и увидела большого ворона, сидевшего на люстре с глубокомысленным видом.

  • Он нас умиротворит. Нет, он нас умер…, - ворон задумался. – Он нас погубит, одним словом.

  • А сам-то, сам-то, - раздалось из-под стола. – Кто стянул конфеты со стола?

  • Конфеты? – переспросил ворон. – Ах, конфеты. Так они были испорчены, безвозвратно испорчены. Я съел их, чтобы вы все не отравились.

  • Так значит тебя надо вести к доктору, - произнес мальчик, вылезая из-под стола.

  • Зачем? Пусть я умру, и никогда больше солнце не будет греть своими лучами мою бедную голову.

Ворон закрыл голову крылом и издал жалобный вздох.

  • Ты кто? - спросил мальчик Джин.

  • Меня зовут Джин. Меня и мою маму пригласила в гости твоя мама.

  • Ага, так значит, это я тебе должен был показать наш скотный двор?

  • Да, нам задали в школе домашнее задание. Надо приготовить устный рассказ о домашних животных.

  • Ну, так пошли, я покажу тебе нашу живность.

  • Они пойдут. Пойдут, а меня оставят умирать в жутких мучениях. Правильно, кому нужен старый ворон… - быстро тараторил ворон, крутясь на люстре.

  • Но мама сказала, что тебя нельзя выпускать из дома, - сказал мальчик. – Она сказала, что ты привык к теплу и можешь простудиться на улице.

  • Вот. Вот она, благодарность. Я не спал ночей. Я беспокоюсь весь день, а мне даже нечего надеть осенью, чтобы выйти из дома!

Джон, а это был он, поднялся и, в замешательстве почесывая голову, стал размышлять о словах ворона.

  • Мы принесли корзинку с гостинцами. Это пироги, которые испекла наша кухарка. Она завернула их в теплый платок, чтобы они не остыли. Мы можем завернуть попугая в платок и посадить его в корзинку, - произнесла Джин.

  • Молодец! – заорал ворон, не рассчитал равновесие и плюхнулся на диван.

  • Только ты сама неси корзинку, - ответил Джон. – Мы получим с ним столько проблем…

Они вернулись в столовую, в которой в это время почему-то никого не было и, выложив из корзинки пироги, разместили там ворона. Джин взяла корзинку, и они вышли из дома.


Глава 2.


Дорога проходила мимо небольшого пруда, в котором плавали утки.

  • Вот смотри, - сказал Джон. – Это наши утки. Весь день они плещутся в пруду, а ночь отправляются в птичник.

  • Бездельники, - завопил ворон, высовывая голову из корзинки. Они плавают с таким важным видом, что можно подумать, что они главное, что есть на свете.

  • Пошли дальше, - произнес Джон. - Ты его не слушай. Он тебе наговорит.

Они двинулись дальше, слушая бормотание ворона про уток.

За прудом паслась корова с теленком. Теленок заинтересованно посмотрел на Джона и Джин и, склоняя голову, то на один бок, то на другой, принялся подбираться к детям, намереваясь боднуть их.

Джон заметил это и, взяв с земли хворостину, пригрозил бычку.

Корова жевала траву и отгоняла хвостом мух. Дети подошли к ней поближе, и она дружелюбно промычала им что-то на своем, коровьем языке. При этом она сунула морду в корзинку и лизнула высунувшегося оттуда ворона. Тот издал истошный вопль такой силы, что корова даже отскочила от корзинки на пару ярдов. Теленок застыл как каменный, а ворон продолжал зевать, что есть силы.

Желая помочь ему, Джин вытащила платок, и стала вытирать ворона, что, впрочем, вызвало у него еще более яростный протест.

  • Пойдем дальше, - сказал Джон, пытаясь перекричать ворона. – Пока мы идем до конюшни, он успокоится.

Дети быстро пошли вперед, сопровождаемые воплями, доносившимися из корзинки. Ворон успокоился только перед конюшней, и стал с интересом обозревать новое место.

В конюшне, в стойле, стояли: высокий гнедой жеребец и две лошади. Жеребец увидел Джона и радостно заржал.

Джон достал из-за пазухи краюху хлеба, обильно посыпанную солью, и протянул ее жеребцу. Жеребец с жадностью схватил лакомство и стал есть.

  • Можешь его погладить, - сказал Джон Джин. – Он добрый и не укусит тебя.

Джин погладила жеребца. Жеребец еще раз заржал, словно благодарил за лакомство и ласку.

Ворон вылез из корзинки и взлетел на спину жеребца. Он стал прохаживаться по ней, излагая следующую речь:

  • Вот что я вам скажу, дорогие мои! Вы, должно быть, думаете, что я ничего не смыслю в лошадях, вижу их первый раз, и всякое такое…. Ну так вот, вы ошибаетесь. Это было давно, когда вас еще и в помине не было, - и ворон начал свой рассказ.



^

Тогда еще земная твердь


Была несбыточной мечтой.

И люди не могли иметь


Жилья, деревни ни одной.


Кругом опасность. Ни одной

Защитной крепости, стены.

И с неба бешеной стрелой

Летит чудовище, а вы….


Вы беззащитны перед ним.

Вы ведь созданье нежной формы,

И вам не справиться самим.

Стена нужна не для проформы.


И крепость эта вам нужна.

И защитит от всех проблем

Большая мощная стена.

Все ясно? Не совсем.


Кто все построит наяву?

Создаст Мидгард, поднимет стену.

Где вы, строители, ау….

Пора создать уж перемену!


Явился Локи. Хитрый Локи

Совет дает, казалось неплохой.

Нанять гиганта, ставить сроки.

И будет крепость со стеной.


Но плата за труды….

Жена, и солнце, и луна….

Гигант, послушай ты

Совсем сошел с ума!


Вы соглашайтесь, - Локи говорит.

Пусть все построит он.

Смотрите! Малый срок стоит.

Он не успеет. Выгоните вон.


Гарантию даю. Срок мал.

Успеть нельзя, совсем нельзя.

Отличные дела. Я сказал!

Проиграть – вот его стезя.


Работа закипела сразу, так

Что рос Мидгард стремглав.

Увидели тут боги знак –

Сидят они, все потеряв.


Ведь глупо Локи поступил.

И ничего он не узнал.

И помнил что, забыл,

Коня в расчет не взял.


А конь гиганту помогал

Вести строительство быстрей.

Рос Мидгард, он вырастал

Для вас ребята, для людей.


Призвали Локи в круг богов.

Ты не учел его коня!

Ты помнишь смысл прежних слов?

Теперь бери все на себя.


Чем жеребца от дел,

От строительства отвлечь?

Дал гарантию – будь смел!

А то поймаешь гнева смерч.


Стал Локи кобылицею скакать,

Коня от стройки отвлекать.

Бестия, да что сказать.

Уж он умеет завлекать!

А без коня гигант

Не смог закончить стройку.

Нарушен срок. Контракт!

Плати братец неустойку!


Явился Тор. Вот молот.

Он уже готов к удару.

Он взял гиганта в оборот,

Задал ему такого жару….


Вот как построился Мидгард,

Чтоб жили долго люди в нем.

Благоденствовал и стар и млад.

Наполнился водой кувшин, очаг – огнем.


И солнце светит, и луна.

Зерно уж сеют в пашню,

Что кормит род людской сполна.

И ветер дует в башню.


А плод от Локиных утех –

Родился дивный жеребенок.

На восьми ногах обскачет всех

Коня любви ребенок.


На нем по всем мирам

Кочует Один шагом резвым.

По всем ущельям и долам,

Везде он поспевает первым!


Закончил я уж свой рассказ.

Узнал его от прадеда.
^

А он узнал про этот сказ


От своего прапрадеда.


Живу на свете триста лет,

А прадед все шестьсот.

Его прапрадед знал секрет,

А правнук сказ дает.

Дети внимательно слушали ворона. Лошади вообще боялись пошевелиться и ловили каждое его слово. Ворон закончил речь и расправил крылья.

  • Не пора ли нам пора? – сказал он.

  • Да, пора, - ответил Джон. – Нам еще надо многое посмотреть.

Дети погрузили ворона в корзинку, и пошли в курятник.


Глава 3.


У входа в курятник их встретил петух.

Он стоял с гордым видом на входе и словно спрашивал детей: «Вы зачем сюда и по какому праву?».

  • Это наш петух, - произнес Джон.

  • Видно, что не курица, - не удержался ворон. – Слушай, генерал птичьего двора, ты бы мог быть с нами любезней.

Петух задумался. Он размышлял о том, действительно ли его уважил ворон своими словами, или наоборот, смеется над ним.

  • Вот тебе кусочек пирога, - Джон протянул петуху пирог.

Петух решил, что к нему относятся с почтением, и, гордо расправив крылья, огласил все вокруг гортанной песней. Он рассказал о своих больших делах и о своей великой участи. Потом он принялся клевать пирог, а дети прошли дальше в курятник.

Куры деловито копошились в песке. Цыплята сновали вокруг них. Увидев Джона и Джин, они устремились к ним. Джон угостил и их пирогом. Джин аккуратно взяла одного цыпленка на руки и погладила его.

  • Какой маленький, - сказала она и опустила его на землю, заметив на себе настороженный взгляд одной из куриц.

  • Да, а вырастет из него большой петух, - заметил ворон.

Осмотрев все в курятнике, дети отправились дальше.

Невдалеке паслась еще одна корова. Она внимательно посмотрела на Джона и приветственно промычала, что-то.

  • Корова, - глубокомысленно заметил ворон. – Я знаю еще один рассказ.

Ворон принялся за повествование, а дети, устроились на бревне и стали его слушать.


Когда-то не было Земли,

И Солнце не светило,

И звезды падать не могли,

Их просто ведь не было.


А там, где инеистый туман

С котла огромного стекает,

Там льдом наполненный стакан

Двенадцать ядовитых рек рождает.


Текла река, к теплу стремясь,

В страну свирепого огня.

Достигла жара, изменясь,

И паром, ощутив себя.


Из пара, на камнях

Возник огромный великан.

Единым был во всех краях,

Где инеистый туман.


Он был могуч и злобен.

И назван был Имиром.

А вес его огромен,

И правил он всем миром.


Его питала молоком

Аудумла – священная корова.

Сама питалась то с трудом,

Но молоко давала снова.


Одна нога, бранясь с другой

Зачала. Вот новый великан.

Он сильный, правда, очень злой,

И создался тут клан.


Но на камнях родился,

Родился первый человек.

Да, это Бури появился.

Начался новый век.


Родился сын, назвали Бором.

Могуч, он нравом славный.

А дети все докажут спором:

Кто же в мире главный.


Взял в жены удалец

Бельторна – великана дочь.

И сыновья то, наконец!

Родились как-то в ночь.


Один, Вили, Ве

Покончили с Имиром.

Предав весь клан воде,

Зажили новым миром.


Создали Землю, небосвод,

Зажгли все звезды до одной.

И Солнцу дали ход.

Создали род людской.


А как устроили Мидгард

Рассказывал я раньше.

Вам интересно – очень рад.

Потом продолжим дальше.


Ворон закончил свой рассказ, и дети отправились дальше. Они углубились в небольшой лесок. Там на поляне паслось несколько коз и два маленьких козленка.

  • А можно поиграть с козлятами? - спросила Джин у Джона.

  • Можно, я иногда играю с ними, - ответил Джон. – Мы бегаем вдогонку друг за другом, сначала я за ними, а потом они бегают за мной.

Дети повесили корзинку с вороном на дерево и стали играть с козлятами. Они так заигрались, что не заметили, как Джон чуть не сшиб с ног местного почтальона. Тот как раз проходил мимо. Он шел с соседнюю деревню и решил срезать путь, пройдя через лес.

  • Играете с козлятами? – произнес почтальон. – Вот сейчас появится их папаша – козел и задаст вам трепку!

  • А мы угостим его пирогом, и он ничего не сделает нам, - ответил Джон.

  • Ха, ха. Вы что не знаете что, случилось вчера?

  • Нет, а что произошло? - спросил почтальона Джон.

  • Я вчера шел этим же путем. Иду я через лес, напеваю себе под нос свою любимую песенку. Вдруг вижу такую картину. На поляне стоит козел. Стоит и вид у него задумчивый, задумчивый. Вернее у него всегда вид задумчивый. Я как его вижу, спрашиваю его про себя: «И о чем же ты козел думаешь?». А вслух я ничего не говорю. Молчу. Ну, так вот, стоит козел, а перед ним сидят: деревенский плотник и местный аптекарь. Уж как я вам скажу, если аптекарь и плотник сойдутся, так знайте, что что-то случится. Так на этот раз, как оказалось, они подложили под автомобиль деревенского священника толстое полено. Да так хитро сделали, что колеса до земли то чуть-чуть не достают. На первый взгляд это незаметно. Священник сел в автомобиль, хотел поехать, колеса крутятся в воздухе, а сам автомобиль стоит на бревне. Священник ничего понять не может. Тут наши шутники подошли. Говорят: «Давай поможем, святой отец, подтолкнем». Ну и давай делать вид, что толкают автомобиль. Мотор ревет, собаки воют. В общем, шум на всю улицу. Народ собрался. Тут аптекарь и говорит: «Святого отца нечистая сила не пускает. Подайте, кто что может. Мы от нечистой силы откупимся, и святой отец освободится». Мужики, кто понял, что к чему, от смеха умирают, а некоторые из женщин то полезли в кошельки. В общем, насобирали шутники денег на выпивку. Купили вина, пошли в лесок, сидят выпивают. Тут козье стадо идет. Они козла к себе поманили, угостили закуской, предложили в карты сыграть. Ну, козел, понятное дело, закуску съел, а карты ему без надобности. Те, знай, свое дело, раздали карты на троих, и давай играть. За себя ходят, и за козла тоже. Козел то и проиграл. Плотник и говорит: «Ну, козел, раз проиграл, то давай, подставляй лоб». И давай козла по лбу щелкать. Тот терпел, терпел, да как разозлится, да как загонит шутников на дерево. Сидят они, как курицы на насесте, сделать ничего не могут. Козел всю их провизию доел, вино допил, да так разошелся, что бедняги и не помышляют с дерева слезть. Так до вечера и сидели, пока я мужиков из деревни не позвал, чтобы они козла утихомирили. Вот теперь вся деревня уже над ними смеется. Ну а теперь мне пора идти, меня в деревне ждут.

Дети попрощались с почтальоном, и он пошел в деревню. А Джон и Джин взяли корзинку и отправились дальше.

На краю леса они встретили гнома. Он сидел на пне и болтал ногами.

  • Куда идем, что несем? – тут же спросил гном.

  • Да, наверное, некуда, - ответил Джон. – Что-то мы устали, я, во всяком случае, устал.

  • Да и я тоже, - заметила Джин.

  • Вот тебе кусок пирога, - Джон угостил гнома пирогом.

  • А это что за курица, - спросил гном, заметив ворона, дремавшего в корзинке.

  • Я ворон, а не курица, - проснулся ворон и стукнул гнома клювом.

  • Чего дерешься, - возмутился гном, потирая ушибленный лоб.

  • А чего обзываешься, - ответил ворон.

  • Ладно, не ссорьтесь, - примирительно произнес Джон.

  • Я бы не ссорился, если бы ворон не стащил у меня шар из горного хрусталя.

  • Ты стащил у гнома шар из горного хрусталя? – переспросил ворона Джон.

  • Не стащил, а взял. И вообще он лежал на траве. Я его нашел и взял себе, - ответил ворон.

  • Не лежал, а закатился в траву. Я его искал. А ворон взял себе, - произнес гном.

  • А у тебя есть еще такой шар, - спросила у гнома Джин.

  • Есть, с гордостью ответил гном. – У меня много таких шаров. Я могу подарить тебе такой шар. Я не жадный. Просто надо у меня попросить, и я дам. Вот тебе шар, девочка.

И гном протянул Джин прозрачный шар из горного хрусталя.

  • Ты можешь многое там увидеть. Иногда взрослые смотрят в такой шар и не видят там ничего. Ведь для того чтобы увидеть нечто необычное, надо не думать о том, что этого необычного быть не может. Взрослые думают так и не видят ничего. Вернее видят, но очень немногие. Большинство не видят. Они думают о своих больших, серьезных вещах, и им кажется, что серьезнее нет ничего на свете. А то, что они могли бы увидеть, они увидеть не хотят, а иногда и даже бояться. Им кажется что, они увидят нечто, и разрушится их мир, созданный по выдуманным им законам. И они окажутся в другом мире, жить в котором они то ли не могут, то ли не хотят.

  • Спасибо гном, я буду смотреть в этот шар, и, может быть, чего-нибудь там увижу.

  • Пожалуйста. Впрочем, и ты ворон, можешь оставить шар у себя, раз он тебе нужен.

  • Спасибо тебе, гном. Я хотел попросить шар у тебя, и дать что-нибудь взамен, да вот как-то не получилось, что-то.

  • Ну, вот теперь получилось, - произнес Джон. – А теперь нам действительно пора домой. Да дождь, кажется, начинается.

Дети попрощались с гномом и побежали домой.


Глава 4.


Дома детей уже ждал обед. Ведьма Маргарет и ведьма Луиза уже сидели в гостиной. Дети с аппетитом поели и стали слушать неторопливый разговор матерей. Те говорили о чем-то своем, непонятном. Ворон сел на жердочку и стал дремать, иногда просыпаясь, и вставляя в разговор, который вели взрослые, едкие замечания. Иногда ведьма Луиза злилась, правда не сильно, и обещала кинуть в ворона чем-нибудь. Ворона это не останавливало, и он продолжал говорить всякие колкости. После сытного обеда на детей стала накатывать дремота. Они заснули прямо за столом. Ведьма Луиза, ведьма Маргарет, ворон, комната стали растворяться в каком-то уютном, ароматном тумане.

Джин снился сон. Ей снился осенний лес. Она шла по нему теплым осенним утром. Такое утро бывает только осенью. Чувствуется немного сырости, прохладной и освежающей. Ярко, еще по-летнему ярко светит солнце, но его лучи уже не дают такой сильной, обжигающей жары, что летом. Деревья одеты в яркий, праздничный наряд, они, красовались друг перед другом, выставляя напоказ все свои достижения. Часть листвы уже опала, и она шелестит под ногами, словно рассказывая о прошедшем лете, торопясь рассказать все, боясь не успеть сделать это. Скворец сопровождал ее. Он то прыгал рядом, то взлетал на ветки и без остановки тараторил обо всем. Он тоже спешил. Скоро ему надо будет улетать на юг, и он спешил закончить здесь все свои важные скворечьи дела.

Ей повстречался ежик. Он деловито перебегал тропинку, и, завидев Джин, настороженно приостановился, размышляя о том, свернуться ли ему в клубок, или продолжать свой маршрут. Джин хотела поговорить с ним, но ежик, фыркнул и убежал в кусты.

  • А деловой, деловой, скажите какой деловой! – завопил скворец. – Можно подумать, что нам до него есть дело. У нас своих дел очень много. Мы только с ежами и не разговаривали.

Еж зафыркал в кустах, выражая несогласие со словами скворца. Но Джин было уже не до него. Она увидела странную тень, которая мелькнула за деревом и исчезла.

Джин пошла к дереву, в надежде рассмотреть, что там такое.

За деревом сидело маленькое худое существо.

  • Ты кто? – спросила Джин.

  • Я живу тут, я присматриваю за лесом. Верчусь, кручусь, вот сел на минутку отдохнуть. Столько хлопот, столько хлопот… - защебетало существо.

  • А я - Джин, - сказала Джин. – Я живу вон в том особняке и часто гуляю здесь.

  • Я знаю, я часто вижу тебя, - сказал леший. – Мы, лешие все видим, и все знаем, но стараемся лишнего не показываться. А ведь как иногда хочется поговорить. Присесть вот так на пенек и поговорить.

  • Так ты окликай меня, когда я буду в лесу, - сказала Джин.

  • Хорошо, - обрадовался леший. – Непременно окликну.

Леший заметил что-то в лесу и засуетился. Его ждали его лесные дела.

  • Пока, пока, - прощебетал он. – Извини Джин, надо бежать.

  • Пока, пока, - попрощалась с ним Джин.

Джин пошла дальше и увидела лося. Лось важно переступал с ноги на ногу и рассматривал Джин. Джин помахала ему рукой, а лось кивнул ей в ответ своими ветвистыми рогами.

А вот впереди…. Но тут Джин проснулась от шума.

В гостиной обе ведьмы спорили с каким-то высоким худым мужчиной. Мужчина с жаром что-то доказывал им, прерываемый замечаниями то одной ведьмы, то другой.

Ворон тоже проснулся и начал выражать недовольство шумом. Мужчина явно не понимал вороньего языка и посмотрел на ворона с недоумением. Ворон понял, что тот не понимает его, и разразился бурной тирадой.

  • Безобразие, - бормотал он. – Ходят всякие тут, шумят, будят честных ворон. Никакого покоя.

  • Молчал бы ты, - прикрикнула на ворона Луиза. – Человек по делам пришел.

  • Знаю я, какие у него дела, так суета, - парировал ворон.

Тут проснулся и Джон. Он, позевывая, позвал Луизу на улицу.

  • Это местный судья. Он хочет знать будущее, - прояснил ситуацию Джон.

  • А зачем ему это знать? – спросила Джин.

  • Я не понял. Он очень сложно говорит. Да я и больно то не интересовался.

  • А ведь будущее можно увидеть в хрустальном шаре, - обратилась Джин к ворону, который вылетел из гостиной вслед за детьми.

  • Можно, но ты уверена, что хочешь увидеть свое будущее? – ответил ворон.

  • Я не знаю, - неуверенно сказала Джин.

  • И я не знаю, - вставил Джон. – Нет, я бы конечно хотел знать вызовет меня завтра отвечать урок учитель или нет. Но вот мама сказала, что эти знания выйдут мне боком. Я тогда не буду заниматься и стану неучем.

  • Она правильно сказала, - важно подметил ворон. – Ты и так-то звезд с неба не хватаешь, а так совсем станешь бездельником.

  • Но ведь что-то полезное можно узнать, - спросила Джин.

  • Можно, - ответил ворон. – Но тогда тебя просто подтолкнет к этому что-то внутри тебя, и ты очень-очень захочешь посмотреть в свой шар. Это значит, что тебе действительно надо узнать что-то из будущего.

  • Мне пока так, очень-очень, не хочется смотреть, - сказала Джин.

  • И мне тоже, - добавил Джон.

  • Значит и не надо, - ответил ворон.

  • А вот я слышал, что боги видят и знают все, что твориться на земле? – спросил Джон.

  • А вот послушайте, что я скажу на этот счет, - произнес ворон и начал свой рассказ.


В нашем мире Солнце светит.

Иногда гремит гроза.

Небо радуга отметит,

Как пройдет дождя слеза.


Есть другие части мира,

Есть различные миры.
Есть пристанище эфира,

Есть скопленье серой мглы.


Выше всех богов светлица,

Град сиятельный – Асгард.

Это главная столица,

Там где Один править рад.


В нем есть славные палаты.

Их Вальгаллою зовут.

Те, кто храбр, те солдаты,

Те туда и попадут.


Ждут сигнала битвы главной,

Время пиром проводя.

Удостойся чести славной,

Действуй, и живи не зря.


А валькирии доставят

Тех, кто правду доказал.

Им еду и пиво ставят.

Их уж ждет Вальгалла – зал!


Все пируют, Один – главный.

Сам не есть и ночь и день.

Наблюдает пир сей славный,

И следит событий тень.

Хугин, Мунин – два отважных

Стража мира новостей

Знают нить событий важных,

Что твориться средь людей.


Знает ворон, знает Хугин,

Все он знает, что и где,

Все увидит зоркий Мунин,

Разглядит он все везде.


Через них уж Один знает,

Где внимательней смотреть,

Их послушает, решает,

Что же первое узреть.


На престоле Один, сидя,

Наблюдает все миры,

Все дела людские видя,

Примет вечности дары.


Ворон закончил говорить и замолчал.


Глава 5.


Дети направились в небольшой сад, разбитый за домом. В саду раздавался какой-то шум. Джон забеспокоился и решил тихонько подойти поближе. Джин шла за ним.

Что-то странное происходило там. Казалось, что в густых зарослях смородины и крыжовника ворочался кто-то грузный и неповоротливый. Дети подобрались к самым кустам.

В кустах хозяйничала неразлучная парочка – плотник и аптекарь. Что они делали там, было непонятно. Впрочем, у Джона появилась какая-то мысль на этот счет. Он жестом показал Джин, что им надо отойти в сторону.

  • У аптекаря есть какая-то идея, насчет нового лекарства, - сказал он шепотом. – Вот они видимо и собирают какие-то растения для реализации этой идеи.

  • А что, может быть, они сделают что-нибудь такое… - ответила Джин.

  • Да ничего они не сделают, - сказал Джон. – Прошлый раз аптекарь придумал лекарство от похудания. Так наш толстяк Питер, деревенский парикмахер, принимал его два месяца. Ни и что ты думаешь? Он поправился на три фунта! Ох уж он потом и ругал аптекаря. Слушай, Джин, давай их разыграем.

  • А как? – спросила Джин.

  • А вот как! – в глазах Джона загорелись два веселых огонька. – У нас дома лежит медвежья шкура. Я не помню, откуда она появилась, но она точно лежит на полу в маминой спальне. Во всяком случае, вчера она там лежала. Мы вдвоем накроемся этой шкурой и будем пробираться сквозь кусты между плотником и аптекарем. Надо только рычать как медведь, и посильнее.

  • А как рычит медведь? – спросила Джин.

  • Я и сам не знаю, - ответил Джон. – Да и, наверное, плотник с аптекарем и сами этого не знают. Просто давай будем делать больше шума, вот и все.

Дети сбегали за шкурой, накрылись ей и полезли в кусты. При этом они сопели, мычали, даже хрюкали.

Плотник и аптекарь замерли в недоумении, каждый в своем месте. Дети двигались сквозь кустарник как раз между ними. Плотник первым услышал посторонний шум и прервал свое занятие. Он поднялся в полный рост и увидел нечто похожее на медведя. Это нечто возилось в кустах недалеко от него. Плотник не разу не видел медведя, но неоднократно хвастался перед деревенскими жителями, что участвовал в охоте на медведя, и даже застрелил парочку. Сейчас же он сильно испугался и стоял в оцепенении. Он задрожал, и не в силах ничего сказать, в ужасе стал пятиться назад. Он пятился до тех пор, пока не оказался на свободном от кустов участке сада. Потом он с криком: «Спасите, убивают» помчался прочь, не разбирая дороги. Он несся так быстро, что в считанные минуты оказался в деревне. Увидев первые дома, он почувствовал себя в безопасности, и подумал об аптекаре. Ему стало немного стыдно за свое малодушие, и он решил рассказать в деревне не об одном, а как минимум о троих громадный медведях, которые появились в здешних местах. Поэтому он решил кричать еще громче.

  • Появились медведи – людоеды, - кричал он во весь голос.

Стал собираться народ. Выскочили мужики, кто с ружьем, кто с вилами, кто еще с чем. Увидев плотника, они стали смеяться над ним.

  • Ну что, горе – охотник, испугался медведей? – сказал один из мужиков. – Ты же говорил, что ходил на охоту и медведь тебе нипочем.

  • Ходил, - ответил плотник. – Но это была охота, которая была организованна, как следует, да и медведь был один, а здесь медведи сами напали на нас.

  • Да ты просто испугался, - заметил другой мужик.

Но тут окрестности огласились новыми криками. Это уже бежал аптекарь. Он, в страхе бросил где-то свою куртку и порвал штаны. Он размахивал руками и кричал, что есть духу: «Медведь, медведь».

  • Так там один медведь, или три? – ехидно заметил один из мужиков.

Аптекарь плюхнулся на землю и, отдышавшись, произнес:

  • Не знаю, может и не один. Вернее, я уверен, что не один. Может и три, а может и больше. А каких они размеров! Я никогда не видел таких огромных зверей.

  • Мутанты, - авторитетно произнес плотник, решив показать свою ученость.

  • Точно, - подхватил мысль аптекарь. - Я читал про это. Надо вызывать войска, самим нам не справиться.

  • А ну, тихо, - крикнул на них деревенский староста, который подошел на шум. – У страха глаза велики. Берите ружья, мужики, пойдемте посмотрим на этого медведя.

Процессия тронулась в путь. Староста шел впереди, за ним двигалось пять мужиков с ружьями, за ними еще человек десять с вилами и топорами. Следом шли аптекарь с плотником. Они забегали чуть вперед, показывали дорогу, а потом снова прятались сзади. Еще, чуть позади, бежали мальчишки, шумя и толкаясь.

Джон и Джин между тем не теряли времени даром. По замыслу Джона, они присмотрели толстую палку и укрепили ее в земле и надели на верхний конец глиняный горшок. К этой палке, крест на крест, они привязали еще одну, поменьше. На получившийся крест дети натянули медвежью шкуру. Сверху шкуры, ехидный Джон надел куртку аптекаря, а на медвежью голову, натянутую на горшок – кепку плотника. После чего дети спрятались и стали ждать.

Процессия приближалась. Вездесущие мальчишки успели обогнать мужиков и, увидев чучело, поняли, что плотника и аптекаря разыграли. Один из них решил внести и свою лепту в это дело. Он подбежал к старосте и сказал:

  • Там медведи и их много.

  • Откуда они там взялись? – спросил староста. – Будьте здесь, а мы пойдем посмотрим.

Он жестом позвал за собой мужиков с ружьями, и они тихонько, пригибаясь почти до земли, пошли вперед.

Толпа, к которой уже успело присоединиться пол - деревни, осталась на месте, возбужденно обсуждая случившееся событие. Мальчишки бегали между деревенскими жителями и пугали их медведями. Они рассказывали, как их много и какие они больше. Плотник и аптекарь, оклемавшись от страха, тут же взяли инициативу в свои руки и стали нагонять еще больше страха. Они уже сами боялись больше всех и с жаром рассказывали о том, что им пришлось пережить.

Староста с мужиками тем временем подобрались к чучелу и, увидев его, принялись хохотать. Повеселившись вволю, они пошли назад, смеясь над плотником и аптекарем. Когда они вернулись и рассказали о шутке Джона, а в том, что это была его шутка, никто и не усомнился, то стали смеяться все. Так, веселясь и подшучивая над незадачливыми товарищами, все отправились в деревню.

Плотник же с аптекарем, выясняя, кто из них испугался больше, отправились забирать свои вещи.

Но, Джон был бы не Джон, если бы он успокоился на этом. Джон увидел собаку мясника, огромного добродушного сенбернара. У мясника было две собаки, одна из них сторожила все хозяйство мясника, а сенбернар слонялся, где придется. Мясник так его и звал: «мой бездельник». Но жители деревни и окрестных поместий очень любили Джека, а именно так звали сенбернара, за его добродушный, веселый нрав. Сейчас, правда, Джек был не в духе. Он пропустил состоявшееся представление и был этим очень недоволен. Он обиженно смотрел на Джона и как бы спрашивал его: «Ну, как же так. Как же без меня то все прошло».

Джон снял медвежью шкуру и стал надевать ее на сенбернара. Тот никак не мог стоять смирно и пытался одновременно делать несколько дел. Он спешил засвидетельствовать почтение самому Джону, виляя хвостом, познакомиться с Джин и лизнуть ее, и еще он хотел немного попрыгать. Поэтому Джон долго возился, прежде чем ему удалось натянуть шкуру на собаку. Но зато получилось отлично.

Тут и плотник с аптекарем подошли. Джон с Джин быстро спрятались. Джек, решивший было начать искать их, увидел новых людей, и радостно побежал к ним. Надо сказать, что он был внушительных размеров. И каков был ужас товарищей, когда они увидели бегущего к ним медведя!

Плотник и аптекарь бросились бежать со всех ног, крича, что есть духу. Сенбернар же, решив, что с ним играют, бросился за ними. Он, конечно, радостно лаял, но разве плотник и аптекарь не могли услышать его лай за своими криками.

Народ в деревне стоял на площади, и еще не успокоившись от пережитого, весело смеялся. Тут им представилась новая картина. С горы, крича, что есть духу, неслись плотник с аптекарем, а за ними несся сенбернар. Он уже давно потерял медвежью шкуру, но ни плотник, ни аптекарь этого не замечали. Они ворвались на площадь и стали бегать вокруг толпы, а сенбернар с радостным лаем гонялся за ними.

Джон и Джин тоже веселились, наблюдая с горы, что происходит в деревне.

  • Вот я и отомстил им за то, что они прислали мне из Лондона посылку с сеном, - сказал Джон. – Я писал письмо в Лондон и просил прислать мне подзорную трубу. Пришла посылка, я собрал мальчишек и при них стал открывать ее, а тут сено. Ну, они и смеялись надо мной!

  • Джин, Джин, - раздались крики ведьмы Маргарет. – Ты где, нам пора домой.

  • Ну вот, мне пора, - сказала Джин.

  • Приезжай еще, - пригласил девочку Джон.

  • Может быть, - ответила Джин и побежала к матери.

Они поехали назад.

  • И что дядя, который приходил к маме Джона? – спросила Джин.

  • А, - махнула рукой Маргарет. – Похоже, он сам не знает что ему надо.

  • А вот я знаю, что мне надо, - произнесла Джин.

  • И что? – спросила Маргарет.

  • Мне надо собаку, а еще лучше двух собак. Ведь я не смогу играть с собакой всегда, и ей будет скучно. А если собак будет двое, то когда мне будет некогда, они будут играть вдвоем. Еще мне надо….

  • Пока хватит, - оборвала ее мать. – Хорошо, давай купим собаку и на том успокоимся.

  • Сейчас.

  • Где мы ее купим сейчас? Мы завтра поедем в Лондон и купим собаку там. Но это при условии, если ты будешь хорошо себя вести.

  • Я буду хорошо себя вести, мамочка, - сказала Джин, вся в ожидании завтрашнего дня.



Глава 6.


Лондон их встретил сумрачным, недовольным и насупившимся видом. Он был, конечно, рад им, наверное. Но, во всяком случае, виду не показывал. Было прохладно, туманно и неуютно. Маргарет и Джон, которая еще толком не проснулась быстро вышли из машины, и нырнули в дом Кэрен, знакомой ведьмы Маргарет. Кэрен давно приглашала Маргарет, но дела все не отпускали ведьму, и вот, наконец, она нашла время и приехала. Кэрен жила одна. Надо сказать у Кэрен был неуживчивый характер, очень неуживчивый, поэтому она и жила одна. В доме даже не было прислуги. Кухарка и горничная были приходящими, да и то они старались приходить, когда Кэрен не было дома. Вот и сейчас, она строго спросила Джин:

  • Как учишься? Хорошо, или плохо? Наверное, плохо или очень плохо. Да, я думаю плохо. Куда идет мир? Куда он идет? Куда? В самом деле, куда? – бормотала она. – Ты что думаешь по этому поводу, Маргарет?

  • Трудно сказать, - безразлично ответила Маргарет. – Наверное, в никуда.

  • А Никуда это где? – спросила Джин.

  • Это далеко, - безапелляционно заявила Маргарет, чтобы положить конец дальнейшим вопросам Джин.

  • А это прямо, налево или направо, или сзади, - не унималась Джин.

  • Это сначала налево, потом направо, прямо, снова налево и дальше прямо до упора, - протараторила Маргарет.

  • Не очень то легко найти это Никуда, - задумчиво произнесла Джин.

  • Да, это далеко, - произнесла Кэрен, с оттенками меланхолии в голосе. – Идешь, идешь, а оказывается ты идешь в Никуда. А потом ты понимаешь, что идешь в Никуда, и идешь, идешь в Никуда, а потом оказывается ты уже давно пришел в Никуда, и более того, ты был там постоянно и все время.

  • А там есть что-нибудь интересное. Нет, там, наверное, все интересное, но есть там что-нибудь очень интересное? - снова спросила Джин.

  • Нет там ничего интересного, - ответила Маргарет, понимая, что разговор про Никуда пора заканчивать. - Иди в ванну и умойся с дороги.

Джин недовольно поморщилась и отправилась вслед за Кэрен, которая пошла показывать Джин, где находится ванная комната. Надо заметить дом был старым, даже не старым, а очень древним, планировка была странной и несуразной. Кэрен и Джин сначала поднялись этажом ниже, потом спустились, потом снова поднялись на половину этажа.

  • Ванная, - произнесла Кэрен, открывая одну из дверей и пропуская Джин вперед.

«Вижу, что не кухня, - подумала Джин, но промолчала».

В ванной было сделано все так же, как в и доме. Если кто-нибудь бы задался целью сделать максимум неудобств, то он бы, наверное, не смог бы сделать что-нибудь лучше. Ванна стояла прямо посреди ванной комнаты. И что самое интересное, к ней не была подведены водопроводные трубы. Джин даже заглянула под ванну, обошла ее со всех сторон, но труб не было нигде. Она закрыла глаза, помотала головой, потом открыла глаза и снова обошла вокруг ванны. Труб все равно не было! Естественно не было и кранов, которые должны были закрывать и открывать воду, текущую из этих самых труб, которых не было. «Это естественно, - подумала Джин, - если нет труб, то нет и кранов». И довольная собственными умозаключениями, она продолжила обследование. Вдоль одной из стен стоял огромный таз. В нем запросто могла поместиться Джин, если бы ей вздумалось искупаться целиком. Но такая задача не стояла, к тому же, если бы такая задача и стояла, то она была бы невыполнима - в тазу, в самой его середине было большое отверстие. И было совершенно непонятно, как и чем его можно было заткнуть. Джин постучала по краю таза, который отозвался своеобразным, высоким звуком. Звук понравился Джин, и она стала постукивать по краю таза, наигрывая мелодию.

Она так увлеклась своим занятием, что не заметила, как из большой дыры в противоположной стене вылезла огромная крыса. Крыса уселась возле и выхода из своей норы и стала наблюдать за Джин. Джин же не замечала ее и занималась своим делом. Правда, если вначале она сумела извлечь что-то похожее на мелодию, то потом звуки, которые она извлекала из таза превратились в сплошную какофонию.

  • Может быть, ты объяснишь старой крысе, что ты тут делаешь? – проскрипела крыса, когда ей надоело слушать шум.

Джин не обернулась и поэтому не испугалась. Она подумала, что разговаривает сама с собой. Джин иногда разговаривала сама с собой. Она считала, что это полезно и удобно разговаривать сама с собой. Так нужно искать, чтобы с кем было поговорить, а так можно разговаривать как будто с кем-то, и в тоже время быть совершенно одной. Вот и сейчас, она подумала, что задала этот вопрос самой себе. Задавать вопрос самой себе очень полезно. Даже иногда необходимо. Ведь самой себе можно задать вопрос, который иногда не задашь другому человеку. Да и другой человек не задаст тебе такой вопрос. И ответить самой себе тоже можно искренне и откровенно. Так как не ответишь никому.

  • Что я тут делаю, - переспросила вслух Джин, полагая, что она разговаривает сама с собой, - валяю дурака, как говорит моя мама. Это очень полезно валять дурака иногда. Так поваляешь дурака и чувствуешь облегчение.

  • Что-то я не вижу здесь никакого дурака, если ты не имеешь в виду меня, - заметила крыса.

  • Я же не могу валять сама себя, - ответила Джин, полагая, что разговаривает сама с собой. – Конечно, валять самой себя невозможно. Можно, конечно валяться, например, валяться в снегу. Но валять саму себя, это уже не получится. К тому же, я не дура. Я конечно в этом не уверена на сто процентов, но мне кажется, что я далеко не дура. Хотя иногда себя надо назвать дураком, но иногда. Вот и сейчас, я веду себя как дура, но я далеко не дура!

  • Мне нравится твоя самокритичность, но в таком случае выходит, что дура это я? – спросила крыса.

  • Хм, - сказала Джин. – Я понимаю, что можно разговаривать сама с собой, но тут уже что-то странное. Кто это я?

  • Я, старая, большая крыса, - ответила крыса.

  • Крыса? – произнесла Джин и осмотрелась.

Действительно, у противоположной стены сидела крыса. Джин сначала решила испугаться. Она бы, конечно, испугалась, но она уже довольно долго разговаривала с крысой. Вернее, она разговаривала с крысой, думая, что разговаривает с собой. Но это уже не важно. Факт заключался в том, что она разговаривала с крысой, и долго. «Поэтому, - подумала Джин, - если бы крыса задумала что-нибудь дурное, то она вряд ли стала бы со мной разговаривать». «Это я хорошо подумала, - подумала Джин. – Значит я, точно, далеко не дура». Вслух же она сказала:

  • А я думала, что разговариваю сама с собой. И поэтому могла сказать что-нибудь лишнее. Я надеюсь, что Вы не приняли это на свой счет?

  • Нет, не приняла, - ответила крыса, решив быть вежливой. – А кто ты и откуда ты взялась?

  • Я пришла в гости, а здесь я затем, чтобы умыться с дороги.

  • Умыться с дороги… - произнесла крыса. – Ой, не смеши меня. Да вчера тут убрали все старые трубы, для того чтобы поменять их на новые трубы. И никакой воды здесь нет!

  • В самом деле, - подтвердила Джин. – Здесь нет никаких труб. Но это не беда. А умыться можно и так.

Джин плюнула на два пальца правой руки, средний и указательный, и провела ими по уголкам глаз.

  • Вот и все, - произнесла Джин. – Вот я и умылась.

  • Интересное умывание, - заметила крыса. – И откуда ты этому научилась?

  • А в нашем подвале тоже живет крыса. Мы как-то разговаривали с ней, и она показала мне, как можно умываться. Ее зовут Крычачака.

  • Так это моя дальняя родственница, - обрадовалась крыса. – Передавай ей привет от меня. Так и скажи, крыса Бумчарака передает тебе, Крычачака, привет.

  • Обязательно передам, - сказала Джин. – А сейчас прощай, мне надо идти, а то меня уже ждут.

  • Прощай, девочка, - попрощалась крыса.

Маргарет встретила Джин со словами:

  • Ну, сколько можно умываться?

  • Так я совсем забыла! – воскликнула Кэрен. – У меня в ванной ведь нет воды!

  • И что тогда ты там так долго делала? – спросила Маргарет.

  • Я разговаривала с крысой, - ответила Джин.

  • Правильно! Мы ее тут ждем, а она там разговаривает, - всплеснула руками Маргарет. – Кому нужна собака, мне или тебе?

  • Тебе, - ответила Джин.

  • Как? – с большим удивлением спросила Маргарет.

  • Собака нужна тебе для того, чтобы мне не было скучно.

На лице Маргарет отобразился мощный мыслительный процесс. Она подумала минуту – другую и махнула рукой.

Маргарет, Кэрен и Джин вышли из дома Кэрен и, сев в машину, отправились покупать собаку.


Они приехали в большой зоомагазин. Кого здесь только не было. Птицы, грызуны, пресмыкающиеся, даже обезьяны. Не говоря уже о собаках и кошках. Тем и другим было отведено по огромному залу. Джин хотела посмотреть и других животных, но Маргарет не позволила ей сделать это.

  • Животные и птицы должны жить на воле, - сказала она. – Домашние животные другое дело, а тем, кому предначертано быть свободными, должны жить на воле.

Поэтому они сразу пошли смотреть собак. Джин хотела бы посмотреть также и кошек, но, вспомнив, что старый большой черный кот, живущий в особняке очень давно, сегодня съел завтрак Маргарет, не решилась напоминать матери про кошек. Джин думала, что мать понимает, что кот съел завтрак не со зла, просто так получилось, но, во всяком случае, напоминать матери о существовании котов и кошек сейчас не стоит.

Собак, вернее щенков, было много. Некоторые из них спали, некоторые возились в своих вольерах, отчего в зале стоял гомон и гвалт. Джин долго ходила от вольера к вольеру, пока Маргарет и Кэрен ходили к продавцу по каким-то своим делам. Наконец она присмотрела себе щенка китайской породы, похожего на маленького коричневого медвежонка. Помощник продавца достал щенка из вольера и посадил его в специальную клетку. Джин взяла клетку они с помощником продавца пошли оформлять покупку.

Возле продавца как раз стояли Маргарет и Кэрен. Они о чем-то разговаривали с продавцом. Когда Джин и помощник продавца подошли к ним, то все трое замолчали.

  • А ты что купила? – спросила у матери Джин, заметив в ее руках корзинку.

  • Не суй свой нос в чужой вопрос, - ответила та. – Выбрала собаку?

  • Вот, - Джин с гордостью поставила на прилавок клетку со щенком.

Покупку оформили, после чего Джин с Кэрен отправились к автомобилю, а Маргарет осталась постигать премудрости обращения со щенком.

Она появилась минут через тридцать, вся нагруженная пакетами с собачьим кормом и всякой собачьей всячиной.

  • Легче стать профессором математики, - заметила она, садясь в машину.

Ее слов Джин уже не слышала. Она уже уснула, так же как и ее щенок. Они оба видели свои сны. Щенок во сне пытался что-то поймать лапой. Джин спала и улыбалась чему-то своему.









Похожие:

Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconДокументы
1. /ramana-02/Титул и оглавление книги.doc
2. /ramana-02/Указатель.doc
Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconДокументы
1. /ramana-02/Титул и оглавление книги.doc
2. /ramana-02/Указатель.doc
Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОлег Шапошников. Мировая Руническая Система. Рунические методики. Рунический Оракул. Расклад девяти рун. Трактовка расклада

Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОлег Шапошников. Мировая Руническая Система. Рунические методики. Рунический Оракул. Расклад девяти рун. Трактовка расклада

Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconДокументы
1. /КНИГА 1. МИР СВЕТА/Вступление.doc
2. /КНИГА...

Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОлег Шапошников. Руны
Один бросил на землю девять палочек. Палочки образовали матрицу из вертикальных и диагональных линий. Путем выделения тех или иных...
Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОлег Шапошников. Освобождение. Повесть
Мэрлок почувствовал себя рыбой, плавающей до этого в прохладном пруду и выброшенной теперь на раскаленный песок. Он с трудом добрался...
Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОлег шапошников руны и старшие арканы тарот
Он видит хорошее, доброе, правое у одной и у другой стороны. Он может носить на своем платье цвета и гербы различных борющихся между...
Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОлег Шапошников. Рождение. Повесть
Земли и обеспечивающей начальный импульс жизни. Феху, Йера, Иса, Уруз, эти четыре руны и есть суть постоянного круговорота жизни,...
Олег шапошников. Детство ведьмы. Часть 1 Глава 1 iconОглавление Часть 2 Эфиродинамические основы световых явлений Введение Глава История открытия оптических явлений
Взаимодействие лучей света Глава о некоторых оптических измерениях
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов