Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне icon

Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне



НазваниеКонсервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне
Дата конвертации16.07.2012
Размер259.96 Kb.
ТипДокументы



Èñòîðèÿ Ðîññèè. 11 êëàññ Òåìà 4. Êîíñåðâàòèâíûé êóðñ

Консервативный курс.

Внутренняя политика при Александре III и его сыне


В те годы дальние, глухие,

В сердцах царили сон и мгла:

Победоносцев над Россией

Простер совиные крыла,


И не было ни дня, ни ночи,

А только — тень огромных крыл;


Он дивным кругом очертил

Россию, заглянув ей в очи

Стеклянным взором колдуна;


Под умный говор сказки чудной

Уснуть красавице не трудно,—

И затуманилась она,

Заспав надежды, думы, страсти...


Но и под игом темных чар

Ланиты красил ей загар:

И у волшебника во власти

Она казалась полной сил,

Которые рукой железной

Зажаты в узел бесполезный...


Колдун одной рукой кадил,

И струйкой синей и кудрявой

Курился росный ладан... Но —

Он клал другой рукой костлявой

Живые души под сукно.


(Ровесник эпохи Александр Блок)


В августе 1881 года вышло "Положение об усиленной охране", такой же символ новой эпохи, как и "Манифест о незыблемости самодержавия". В соответствии с "Положением", в любой местности могло быть объявлено чрезвычайное положение, а любой её житель – арестован, отдан военному суду или сослан без суда на 5 лет. Губернатор при этом получал право закрывать любые организации (предприятия, учебные заведения, органы самоуправления). "Положение об усиленной охране" действовало до 1917 года. В условиях усиленной охраны постоянно жило не менее трети российской империи.

Разгром основных сил "Народной воли" продолжался два года. В 1882 году у революционеров ещё хватило сил на несколько громких убийств, в подпольных типографиях ещё выпускались грозные листовки. Но по большому счёту, народовольцы были выведены из игры. Определение политической погоды вновь вернулось в руки государства. Оно оставалось в этих руках четверть века – до самой революции 1905 года.

В немалой степени политическая погода зависела от первого лица государства.

1. Контрреформаторы


Александр III взошёл на престол в 36 лет. Его портреты доносят непривычный для русского трона XVIII–XIX веков образ. Мужицкая борода. Крупный, мощный. Враждебный роскоши – до дыр занашивал старую одежду; комнаты выбирал с низкими потолками.

Соратник и почти ровесник императора Сергей Витте, писавший воспоминания уже при следующем царе, вспоминал Александра III с явной симпатией.
"Ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования; по наружности походил на большого русского мужика из центральных губерний, и тем не менее он своей наружностью, в которой отражался его громадный характер, прекрасное сердце, благодушие, справедливость и вместе с тем твердость, несомненно импонировал".

Природная посредственность усугубилась воспитанием: родился он в 1845 году, но как будущего руководителя государства его стали рассматривать только с 1865 года, после смерти старшего брата. Ещё при жизни отца он выделялся консерватизмом, к тому же гибель Александра II очень сильно его напугала. Первые годы молодой император почти безвыездно жил в усиленно охраняемой Гатчине, боясь показаться в столице.


Выразителем консервативных чувств императора стал Константин Победоносцев.


Победоносцев Константин Петрович, 54 года. Сын профессора Московского университета, он и сам занимался правом, тоже стал профессором МГУ, выступал как либерал (даже печатался у Герцена), участвовал в разработке судебных уставов 1864 года. Однако затем ушёл на государственную службу (с 1865 года – сенатор, затем – член Госсовета) и быстро превратился в ярого охранителя, противника либеральных нововведений. В апреле 1880 года став обер-прокурором Синода, он провёл в этой второстепенной должности всё царствование Александра III. При этом выступал как второе лицо в государстве благодаря личному знакомству с Александром III, которому в молодости преподавал право.

Это Победоносцев выступил с яркой речью 8 марта 1881 года, критикуя проект Лорис-Меликова в частности и все Александровские реформы вообще. Это Победоносцев лично сочинил Манифест о незыблемости самодержавия.

Один из современников сравнивал Победоносцева с морозом, "который препятствует дальнейшему гниению; но расти при нём ничего не будет".

Впрочем, при всём красноречии Победоносцев царю в конце концов надоел. В начале 1890-х годов, по словам Витте, император советовал ему как новому министру не поддаваться влиянию обер-прокурора, говоря, что "вообще Победоносцев человек очень ученый, хороший, <…> тем не менее, из долголетнего опыта, он убедился, что Победоносцев отличный критик, но сам никогда ничего создать не может".


Интеллигентный консерватор, юрист-теоретик Победоносцев был главным идеологом охранительных мер. Для их воплощения в мае 1882 года был возвращён в правительство человек, уже успевший зарекомендовать себя в прошлое царствование как консерватор-практик: Дмитрий Толстой. Изгнанный Лорис-Меликовым с должности министра народного просвещения, он вернулся теперь в кресло министра внутренних дел (и, "по совместительству", президента Академии Наук). Дмитрий Толстой умер в 1889 году, но намеченные им законы проводились и после его смерти.

В свою очередь, на почти всемогущего министра внутренних дел оказывал важное влияние журналист и издатель Михаил Катков.

Катков Михаил Никифорович, 63 года. Сын чиновника, выпускник Московского университета, доктор философии. Начинал свою деятельность в 1857 году редактором либерального "Русского Вестника", яростно критикуя консерваторов. Но в 1863 он уже редактор "Московских ведомостей", и столь же яростно начинает набрасываться сначала на польское восстание, а затем и на реформаторские новшества. "Московские ведомости" при Каткове становятся символом реакции на рынке периодической печати.

Крутой поворот Каткова может характеризовать такая эпиграмма конца 70-х годов:

"Îí áûë ãîðÿ÷èì ëèáåðàëîì…

Êîãäà á, íàçàä ïÿòíàäöàòü ëåò,

Îí ÷óäîì ìîã ïîëþáîâàòüñÿ

Íà ñâîé òåïåðåøíèé ïîðòðåò?!

Îí äàæå â ñïîð ñ íèì íå âñòóïèë áû,

Ñêàçàë áû êðåïêîå ñëîâöî

È ñ âåëè÷àéøèì áû ïðåçðåíüåì

Îí ïëþíóë ñàì ñåáå â ëèöî".

Это сочинено не про Каткова, а про одного сенатора – что, впрочем, только показывает распространённость этого явления.

Катков умер даже раньше Дмитрия Толстого (1887), но до этого времени он не только поддерживал политику правительства в газете – он её во многом и определял. Известно, что лично Катков правил проект университетского устава, принятый в 1884 году.


Наконец, ещё один ключевой консерватор этого периода. Он выделяется не за счёт яркой личности, а за счёт положения. Это – царь Николай II. Оказавшись на престоле после ранней (49 лет) смерти отца, он в первом же публичном выступлении перед представителями с мест заявил: "Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель". Можно сказать, что это было второе издание Манифеста о незыблемости самодержавия.

Николай Александрович стал царём в 26 лет. За полтора года до того, когда Витте посоветовал Александру III назначить наследника престола председателем Комитета по постройке Сибирской железной дороги, император сначала было отказался: он же ещё совсем ребёнок!

Главное: новый император снова не походил на предыдущего. От отца ему достались лишь посредственные умственные качества, но он не унаследовал ни физической мощи, ни силы характера. Среди его учителей были и Бунге, и Витте, но это не помогло ему стать государственным деятелем. Это был человек, на троне занятый прежде всего своими личными делами: жена (выбранная вопреки желанию родителей), дочери, с 1904 года – неизлечимо больной сын... Александр III, не будучи государственным деятелем, умел подбирать сильных министров, выполнявших роль второго лица в государстве. Николай II сильных людей не любил и сумел избавиться от обоих выдающихся деятелей, посланных ему судьбой – и от Витте, и от Столыпина.


2. Контрреформы

Целый ряд мероприятий 1880-х и 1890-х годов принято относить к контрреформам.

Цензура.

Первой из либеральных свобод пострадала свобода слова. В 1882 году появились "Временные правила о печати", усилившие полномочия властей по отношению к периодике (например, редакторов обязали по требованию властей раскрывать псевдонимы авторов). А в 1883–1884 годах вся более-менее либеральная периодика была просто закрыта.

Университеты.

Недолго продержалась и автономия университетов. Она пала в 1884 году с принятием нового университетского устава. Ранее выборные должности (от профессора до ректора) стали назначаемыми, причём обязательным условием являлась политическая благонадёжность претендента. Сразу же получил отставку ряд либеральных профессоров. С формулировкой "за вредное направление" был уволен историк Василий Семевский, известный своим девизом: "История русского крестьянства есть долг нашей науки народу".

Просвещение.

Отношение к образованию Александра III вполне характеризуется пометой, оставленной на одном из губернаторских отчётов. Напротив упоминания о том, что в Тобольской губернии очень низка грамотность, император написал: "И слава богу!".

В 1887 году вышел "циркуляр о кухаркиных детях", запретивший принимать в гимназии "детей кучеров, лакеев, прачек, мелких лавочников и других тому подобных людей". Одновременно реальные училища превратились в технические школы, доступ из которых даже в технические вузы был закрыт совершенно.

^ Экономическая поддержка дворянства.

Александр III прямо заявлял, что воспринимает дворянство как опору престола. Между тем, дворяне в большинстве оказались неспособны приспособиться к условиям после отмены крепостного права и быстро теряли землю. Известны такие цифры: к 1870 году помещиками было заложено 2,1 млн десятин земли, а к 1895 – 37,5 млн. Заклад имения был только первым шагом к его продаже; как следствие, на начало века дворянская собственность составляла лишь 50 млн десятин против 87 млн, оставшихся в дворянских руках по итогам реформы 1861 года.

Для поддержки чахнущего дворянского землевладения (художественно описанного Чеховым в "Вишнёвом саде") в 1885 году был создан Государственный дворянский банк. Подобно другим земельным банкам, в нём можно было заложить землю и получить ссуду. Отличие же его состояло в том, что он принимал в залог только дворянскую землю, зато предлагал льготные условия (пониженный кредитный процент). Николай Бунге, бывший в то время министром финансов, выступал против такой откровенной сословной кормушки, но не смог противостоять давлению знати.

Дворянский банк не остановил постепенное умирание непроизводительного дворянского землевладения, но наглядно проявил устремления высшей власти.

^ Судебная контрреформа.

При Александре II ограничения в судебной области касались политических дел. Теперь (не считая продолжающихся мелких ограничений гласности заседаний) под ударом оказались общие принципы судебной реформы 1864 года.

Победоносцев: "Учреждение присяжных сшито совсем не по нашей мерке, да теперь и повсюду, кроме Англии, оно колеблется. У нас присяжные, безо всякой дисциплины, без строгого руководства, случайно собранные, невежественные, остаются под влиянием адвокатских речей и всякого рода влиянием слухов, общественной болтовни, происков и интересов, а председатели, которые имели бы характер, волю и опытность, чтоб руководить прениями, – великая у нас редкость".

Суд присяжных устоял, но оказался уничтожен другой принцип реформы 1864 года – несменяемость судей. 20 мая 1885 появилось Высшее дисциплинарное присутствие Сената, могущее перемещать и смещать судей – например, за "поступки, которые представляются несовместимыми с достоинством судейского звания" или если судья, дав "основательный повод сомневаться в дальнейшем спокойном и беспристрастном исполнении им своих обязанностей, тем не менее уклоняется от предлагаемого ему перевода в другую местность". Следовательно, судьба каждого судьи оказалась в руках его начальства.

^ Земские начальники.

Не менее существенной переменой для судебной отрасли стало почти полное устранение мировых судей (которые сохранились лишь в нескольких крупных городах и на окраинах). Это связано с выходом 12 июля 1889 "Положения об участковых земских начальниках". При голосовании в Госсовете за было 13, против – 39; император утвердил предложение меньшинства.

Земские начальники и получили полномочия отменяемых мировых судей. Земскими они назывались из-за принадлежности своей к сословию "поместных земских людей", то есть дворян. Таким образом, бессословные мировые судьи сменились представителями дворянства (притом представителями небедными: претендент на место земского начальника должен был иметь 200 десятин земли или другую недвижимость на 7500 руб.).

Более того: мировой судья избирался земским собранием, а земского начальника назначал министр внутренних дел – по представлению губернатора, от которого земский начальник и оказался в прямой зависимости.

Реакционное действие "Положения о земских начальниках" не ограничивается судебной отраслью; не зря его часто именуют крестьянской контрреформой. Если мировой судья рассматривал дела независимо от сословной принадлежности участников, то земский начальник руководил исключительно крестьянами, притом не только в судебной отрасли.

В целом задачей земского начальника ставилось управление крестьянами в своей части уезда. Он получили право подвергать телесным наказаниям, аресту до 3 суток, штрафу до 6 рублей любое лицо из податных сословий, отстранять от должности крестьянских выборных, отменять решение схода.

Волостные суды стали назначаться самим земским начальником из выбранных крестьянами кандидатов. Любое постановление волостного суда земский начальник мог отменить, самих судей – отстранить от должности, арестовать, оштрафовать. Решения земского начальника подлежали обжалованию лишь в уездном съезде мировых начальников. Таким образом, земский начальник соединил полномочия мировых судей (отменённых) и мировых посредников (к тому времени уже шесть лет не существующих), в чём-то даже выйдя за пределы этой суммы (например, даже у мировых посредников не было права отстранять волостное правление).

Оппозиционно мыслящие современники встретили появление земских начальников как возрождение крепостного. "Положение о земских начальниках" стало ярчайшей контрреформой Александра III и Дмитрия Толстого.

"Штрафовать и сажать под арест земский начальник может только за неисполнение законных его требований; но так как, с одной стороны, эта статья толкуется и самими земскими начальниками, и начальством их всегда расширительно, с другой – земский всегда может приказать старосте или старшине посадить не по своим, а по их постановлениям, – то в действительности каждый мужик всегда и за все может быть посажен или оштрафован.

Староста или старшина по 62 статье тоже вполне в руках земского: арестовать, оштрафовать и уволить их он может, когда и за что захочет. <...> Говоря о сходах, мне придется указать и на то, что ни один приговор не будет написан, если того не пожелает земский начальник, занимающийся своим участком. <...>

Другой способ воздействия на крестьян, находящийся в руках земского, это – суд: ясно, что волостные судьи, зависящие всецело от земского начальника, всегда исполнят его приказания. <...> Земскому начальнику ничто не мешает быть в полном смысле полновластным и почти бесконтрольным начальником. Статью эту я мог бы озаглавить иначе: «земский начальник в своем участке – всё». (Александр Новиков. Записки земского начальника. 1899).


^ Местное самоуправление.

В 1890 году появилось новое "Положение о губернских и уездных земских учреждениях". Попятное движение произошло в двух направлениях. Первым стала доработка избирательной системы в духе укрепления дворянского преобладания и повышения "политической благонадёжности" гласных. По землевладельческой курии стали баллотироваться только дворяне, ценз для которых уменьшили в 2 раза, а число мест – увеличили. Крестьяне с 1890 года выбирали не гласных, а лишь кандидатов в гласные, из которых губернатор отбирал наиболее "благонадёжных". Для городской курии увеличился имущественный ценз, что сократило число избирателей по этой курии примерно вдвое.

Второе направление контрреформы – уменьшение прав земств. Губернатор получил право ставить на обсуждение земств любой вопрос отменять любое их решение, причём не только в случае его противоречия закону, но и в случае недостаточной, по его мнению, целесообразности этого постановления.

Двумя годами позже, в 1892 году, прошла и городская контрреформа. Она затронула те же две стороны: систему выборов и полномочия местных органов. Повысился имущественный ценз, что сократило число избирателей в несколько раз. Усилилась зависимость от губернатора: в случае двукратного отклонения губернатором избранных гласных (по соображениям благонадёжности) он получал право самостоятельно их назначить. Равным образом, при двукратной неявке на очередные заседания кворума думы губернатор мог теперь утвердить предложение управы без обсуждения гласными. Наконец, постановления городской думы стали проверяться не только на законность, но и на соответствие государственной пользе.

^ Национальная политика.

Ещё одна отрасль, в которой произошло "закручивание гаек" – это национальная политика. Не всегда это можно назвать контрреформами в точном смысле слова (то есть, в сопоставлении с политикой Александра II). Но во всяком случае верно, что эта политика соответствовала общему ограничительному духу. Русское правительство ограничивало русское общество. Русское правительство ограничивало и нерусские народы.

Прежде всего, ограничения коснулись евреев. С XVIII века они имели право жить только в пределах черты оседлости. Черта эта включала ряд юго-западных губерний, где численность евреев была особенно значительной. Но в 1882 году даже в пределах "черты" вне городов и местечек им запретили селиться, приобретать и арендовать недвижимость. Власть, таким образом, решила бороться за "чистоту" сельского населения.

Впрочем, исключение из правила о черте оседлости существовало – за её пределами получали право жить евреи, занимающиеся крупной торговлей либо имеющие высшие образование (или получающие его). Для сокращения последней группы в 1887 году вышел указ о "процентной норме" – норме приёма евреев в вузы (не более определённой доли студентов: от 3 % до 10 % в разных городах).

Ряд консервативных мер, уже на исходе века, коснулся Финляндии и Польши, располагавших прежде существенной автономией. В целом эту можно политику можно описать понятием "русификация": русский язык стал обязательным в польских и финских школах и делопроизводстве, национальную валюту заменили русским рублём, упразднено было войско финское.

Таким образом, и в контрреформах, и в собственных консервативных инициативах Александра III прослеживается два направления. Первое – возвышение дворянства, попытка подчеркнуть юридическую обособленность избранного сословия и поддержать его экономическое положение. Второе – усиление государственного давления на общество, предельное ограничение местной инициативы, с тем чтобы пресечь любой зародыш антиправительственных действий.

3. Реформаторы

Реакция – не единственное направление внутренней политики после смерти Александра II. В правление его преемников проводится сразу несколько значительных реформ, связанных прежде всего с именами министров финансов.

Для начала – несколько слов о людях, с которыми они связаны. С 1881 по 1886 год министром финансов был Николай Бунге.

Бунге Николай Христианович, 58 лет. Один из самых интеллигентных деятелей высшей российской бюрократии XIX и начала XX века. Родился за два года до восстания декабристов, в Киеве, в семье обрусевших немцев, и вобрал в себя немецкую основательность и усидчивость – но это вовсе не синоним медлительности. Среди гимназистов выделялся работоспособностью.

Отличался самостоятельностью мышления. Учась на юридическом факультете Киевского университета, он увлёкся экономикой – она была в то время не в моде, и к ней приходилось пробиваться сквозь тернии. Эта его черта будет проявляться и в дальнейшем – самостоятельность, стремление идти своей колеёй: не ради самоутверждения, а ради достижения результата. Уже на посту ректора он постоянно будет выходить с какими-то инициативами, предложениями, усовершенствованиями. Жизнь есть постоянное изменение; прекращение перемен означает умирание.

С двадцати семи лет Бунге преподаёт в своём родном университете. Слушатели отмечали содержательность его лекций: каждое слово взвешено, ничего нельзя пропустить. Человек сдержанный, он был далёк от шумных и пьяных развлечений, обычных не только для студентов, но и для профессоров. При этом он вовсе не был отшельником: около него существовал свой круг и профессоров, и студентов, которые нередко бывали и у него дома – обсуждали учёбу, научную работу, брали почитать книжки европейских поэтов.

Бунге далеко не был политиком – он слишком сдержан и интеллигентен для этого. Тем не менее, он чётко заявлял гражданскую позицию. Активно выступал в газетах по проблемам университетской жизни. В 35 лет (1859) назначен ректором Киевского университета. С этого же времени его активно привлекают к государственному управлению (он участвует в подготовке и крестьянской, и финансовых реформ). Это всё отвлекает от научной и преподавательской работы, но Бунге добросовестно работает – это нужно для страны. Именно Бунге преподавал экономику сначала Николаю Александровичу (старшему сыну Александра II), после его смерти – будущему Александру III, а затем и его сыну, будущему Николаю II. Интересно, что последние двое, явные консерваторы, к явному либералу Бунге относились с уважением и симпатией.

Интересен либерализм Бунге. Это очень интеллигентный, разумный, сдержанный, глубинный либерализм; либералом не слова, а дела. Н. Х., например, одобрял конституцию в принципе, но для современной ему России считал необходимой монархию – казалось бы, какой уж тут либерал. При этом в практической деятельности на посту ректора он заботливо относился к студентам и нажил много влиятельных врагов, отстаивая интересы своих подопечных в то время, когда в каждом студенте подозревали нигилиста и социалиста.

Склонность к научной теории сочеталась у Бунге с практической хваткой. Одновременно с преподаванием и с ректорством он руководил Киевской конторой Госбанка. В это же самое время успел стать учредителем и членом правления общества взаимного кредита, нескольких акционерных обществ, в том числе пары банков. Денежный интерес здесь второстепенен: Бунге доводилось отказываться от заманчивых предложений, чтобы остаться в родном университете. Уехать он согласился лишь на государеву службу – заместителем министра финансов в 1880 году. После скорой отставки министра финансов Абазы Бунге занял его пост.


Его министерство оказалось плодотворным, но – в условиях господства консервативной партии – недолгим. Под новый 1887 год либерального реформатора Бунге отправили в отставку, и министром финансов стал прагматичный Иван Алексеевич Вышнеградский. Основное внимание он уделял пополнению государственной казны. После голода 1891 года ему пришлось уйти, и в 1892 году пост министра финансов получил ещё один крупный реформатор – Сергей Витте.


Витте Сергей Юльевич, 43 года. Выходец из родовитых, хотя и небогатых дворян. После окончания математического факультета Новороссийского университета (Одесса) отверг предложение заняться наукой и устроился на Одесскую железную дорогу начальником конторы. Быстро продвинулся в руководство Юго-Западных железных дорог. В 1888 году, проявив твёрдость и отсутствие лизоблюдства в соблюдении правил железнодорожных перевозок, был замечен Александром III, который любил таких людей – твёрдых, сильных, увесистых – и через Вышнеградского настоял на переходе Витте в правительство (во главу Департамента железнодорожных дел при МФ). С января 1892 – министр путей сообщения, с августа – министр финансов. Витте сочетал в себе простоту и открытость, привлекавшие многих, с напористостью и умением действовать по законам бюрократической интриги; доскональное знание вверенного ему дела – с умением не теряться в мелочах и видеть лес за деревьями. Жизнь втягивала его в самые разные дела – математическая наука, управление железными дорогами, руководство экономикой целой страны, ведение сложных внешнеполитических переговоров, политическое руководство страной в период крупных потрясений – и всякий раз Витте, быстро вникнув в суть дела, добивался значительных успехов. Это был боец, который знает свою силу и идёт напролом, не подстраиваясь под обстоятельства.

Время его министерства (1892-1903) в истории Российского государства можно выделить как цельный кусок, несмотря на смену императора в 1894 году, несмотря и на то, что Министерство финансов было не самым влиятельным ведомством в иерархии Российской империи. Только в 1903 году Николай II, изначально невзлюбивший Витте, отобрал у него Министерство финансов, но в 1905 году вновь обращался к нему за помощью и для заключения трудного мира с японцами после поражения в войне, и для утихомиривания разгоревшейся вслед за тем революции.


4. Реформы

И Бунге, и Витте провели по одной крупной антисословной реформе.

^ Отмена подушной подати.

К этой реформе Бунге стал подступать с самого начала своего министерства. В 1885 году ему удалось добиться принятия общего закона о замене крестьянской подушной подати государственной оброчной податью и поземельным налогом. Бывшие помещичьи крестьяне в основной своей массе стали платить государственную оброчную подать, размер которой зависел от площади используемой каждым обществом земли. Этим налогом облагались пользователи надельных земель (находившихся в общинной собственности); владельцы же личных участков наравне с другими частными собственниками (дворянами) платили поземельный налог. И оброчная подать, и поземельный налог рассчитывались в зависимости от площади землепользования (землевладения), т.е. использовали показатель, связанный с материальным достатком облагаемого лица.

Реформа Бунге имела двоякое значение. Во-первых, она стала шагом вперёд с финансовой точки зрения. Ведь отменённая подушная подать взималась в равном размере с бедняка и с богача. Значит, даже если размер подушной подати достигнет уровня, непосильного для бедняков, он будет оставаться незначительным для богачей, которые заплатят меньше, чем могли бы. Следовательно, подушная подать, призванная пополнять бюджет, стала его ограничителем. Это противоречие отчасти устранялось внутриобщинным перераспределением (круговой порукой), однако действие общины уже не могло противиться слишком явному расслоению в обществе. Замена одинаковой для всех подушной подати налогами, зависящими от уровня состоятельности, соответствовала тенденции индивидуализации жизни.

Но помимо финансового значения, реформа Бунге имела и общественный смысл. Взимаемая лишь с "податных сословий" (после реформы 1863 года – только с крестьян) подушная подать оставалась одним из важнейших проявлений сословного неравноправия. Её отмена способствовала уравнению крестьян в правах с другими группами общества.

^ Ликвидация купеческих торговых привилегий.

В 1898 году реформа коснулась другого российского сословия, благополучно сохранившегося сквозь Александровские реформы – купцов. Единственная значительная перемена, произошедшая с ними в правление "царя-освободителя" – отмена третьей гильдии по реформе 1863-1865 годов. Но все желающие открыть крупную торговлю или производство по-прежнему должны были каждый год покупать гильдейское свидетельство. Более дешёвые свидетельства (на "мелочный торг", "развозную" и "разносную" торговлю), не связанные с купеческим званием, не позволяли широко развернуть дело.

В июне 1898 года вышло новое Положение о промысловом налоге. Одним из его новшеств стало разделение торгово-промышленных и купеческих свидетельств. Права на занятие торговлей и промыслами оказались связаны с первыми, и купеческое звание – со вторыми. Притом покупать ("выбирать") торговое свидетельство ("патент", как оно иначе называлось) теперь разрешалось без выборки свидетельства купеческого. Что же касается купеческого звания, то оно сохранило лишь значение с точки зрения престижа и освобождения от телесных наказаний (впрочем, окончательно отменённых в августе 1904 года). Другими словами, после реформы Витте купцы лишились монополии на крупную торговлю и промышленность. Торгово-промышленная деятельность стала полностью бессословной.

Помимо названных реформ, период 1881–1903 годов отмечен серией других преобразований, непосредственно на ликвидацию сословных пережитков не направленных. Эти преобразования являлись попыткой правительства отреагировать на новые задачи, встающие по ходу развития страны.

^ Конец временнообязанного положения.

Прежде всего правительство уделило внимание крестьянскому вопросу. Уволив Лорис-Меликова, Александр III всё-таки воплотил одну из мер, предлагавшемся в его "конституционном" проекте. В декабре 1881 года вышел закон об обязательном переходе крестьян на выкуп с 1 января 1883 года. Теперь наконец совершилась крестьянская реформа для тех 15–20 % крестьян, которые не смогли перейти на выкуп прежде. Однако осталась проблема крестьянского малоземелья. Его причиной были, во-первых, отрезки от крестьянских наделов по реформе 1861 года. Во-вторых – естественный прирост крестьянского населения, почти двукратный за четыре пореформенных десятилетия. К концу XIX века размер надела в расчёте на душу мужского пола сократился с 5,1 до 2,6 десятины. Между тем для ведения хозяйства, позволяющего прокормиться крестьянской семье, требовалось не менее 6–8 десятин (в разных районах), а переселенцам в Сибирь в начале XX века будут выделять до 15 десятин.

^ Крестьянский банк.

Малоземелье усиливало крестьянские надежды на "чёрный передел" – бесплатную раздачу крестьянам помещичьих земель царём-батюшкой. Подчёркивая недопустимость такого передела, Александр III одновременно попытался помочь наиболее сильным крестьянам в законной покупке земли. В 1882 году был учреждён Крестьянский Поземельный банк, выдававший ссуды только крестьянам. Для открытия банка немало усилий приложил Бунге. Как и уже известный нам Дворянский банк, Крестьянский открывал кредиты под залог земли на льготных условиях. Но если Дворянский банк выдавал деньги под залог уже имеющейся земли, то Крестьянский – под залог приобретаемой. Ещё не расплатившись за новый участок, крестьянин уже начинал на нём пахать и собирать урожай.

^ Рабочий вопрос и фабричное законодательство.

Несмотря на пользу, которую приносил Крестьянский банк, он не мог обеспечить землёй всех крестьян. Часть крестьян вынуждена была уходить на фабрику, превращаясь в рабочих. В отсутствие квалификации им приходилось соглашаться на любые условия. Этим пользовались предприниматели, относившиеся к своим работникам без жалости. Продолжительность рабочего дня доходила до 18 часов.


Вот лишь одно из описаний современников, не самое яркое, но дающее возможность представить жизнь рабочего (речь идёт о хлудовской фабрике в селе Ярцево Смоленской губернии):

"Работа идёт днём и ночью, каждому приходится работать две смены в сутки, через шесть часов делая перерыв, так что <...> рабочий никогда не может выспаться вполне. При фабрике рабочие помещаются в громадном сыром корпусе, в 3 этажа, разделённом, как гигантский зверинец, на клетки и каморки, грязные, смрадные, пропитанные вонью отхожих мест. Жильцы набиты в этих каморках, как сельди в бочке: <...> каморка в 13 кубических саженей служит помещением, во время работ, для 17 человек, а в праздники или во время чистки машин для 35–40 человек". Прибыль предприятия составляла 45 % годовых. 23 января 1882 г., когда на фабрике начался пожар, рабочих заперли, а подходивших снаружи отгоняли сторожа – "чтобы лучше тушили"; итогом стали "семь возов трупов".


Уже во второй половине 1870-х годов начали появляться организации, боровшиеся за права рабочих ("Южнороссийский союз рабочих", "Северный союз русских рабочих").

Меры правительства по регулированию отношений между рабочими и предпринимателями получили название фабричного законодательства. Первой существенной мерой в этом направлении стало создание в 1882 году фабричной инспекции, призванной следить за соблюдением прав рабочих. Сами эти права были полно изложены в законе 1886 года, регулировавшем порядок найма и увольнения, наложения штрафов, выдачи зарплаты. Годом раньше запретили ночную работу для детей и женщин. В 1897 году последовало ограничение рабочего дня: теперь он не должен был превышать 11,5 часов.

1903 год принёс закон об ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими: теперь если рабочий стал инвалидом из-за производственной травмы, предприятие обязывалось платить ему пенсию.

Перечисленные меры оставались недостаточными для существенного улучшения положения рабочих. Сохранялись тяжёлые условия труда, высокая травматичность, произвол предпринимателей в отношении неквалифицированных рабочих. В то же время, фабричное законодательство свидетельствует о том, что правительство осознало появление нового вопроса и взяло на себя ответственность за его решение. Тем самым государство заявило, что отношения между рабочим и предпринимателем не являются только их частным делом.

^ Налоговые реформы.

Важная характеристика внутренней политики 1880–1890-х годов – налоговые реформы; не антисословные, о которых велась речь выше, а реформы, исходящие из внутренней логики налоговой системы.

К 1885 году относится первая (для данного периода) реформа промыслового налога. Прежде он взимался в виде твёрдого сбора за право торговли (тот самый выше упоминавшийся патент). Один купец первой гильдии платил такой же налог, как любой другой первогильдеец; одинаковую сумму - все розничные торговцы, и т.д. По своему воздействию на экономику такой налог сходен с подушной податью: предприятия с разной прибылью платили одну и ту же сумму налога, то есть отдавали разную часть своей прибыли. Из этого вытекали два отрицательных следствия: 1) мелкие предприниматели оказывались в неблагоприятных условиях, тормозилось их развитие; 2) государственный бюджет получал с богатых предпринимателей меньше, чем мог бы получить.

Чтобы ослабить эту неравномерность, Бунге в 1885 году ввёл в промысловый налог подоходную составляющую. Помимо выборки патента ("основной промысловый налог"), каждый предприниматель обязывался ещё и уплачивать "дополнительный промысловый налог" – определённый процент от дохода.

Значение этой подоходной составляющей промыслового налога усилил Витте в ходе уже упоминавшейся реформы 1898 года. Усложнив дополнительный промысловый налог, Витте добился увеличения его размера; теперь именно подоходная составляющая стала обеспечивать основную часть сборов промыслового налога; патент оказался отодвинут на второй план.

Пятью годами ранее, в 1893 году, тот же Витте установил квартирный налог – с тех, кто занимает дорогие квартиры. Размер налога с каждого плательщика зависел от стоимости занимаемой им квартиры, то есть тоже соответствовал подоходному принципу. Министерство финансов не скрывало, что квартирный налог – прототип подоходного налога для всех граждан, обсуждение которого велось с 1850-х годов, но не достигало результата из-за сопротивления знати.

Таким образом, в обложении как промышленности и торговли, так и частных лиц начал укрепляться подоходный принцип, соответствовавший сложившимся экономическим условиям. В конце концов эти реформы должны были привести к тому, что содержание государства было бы переложено с крестьян (как главного плательщика самых прибыльных для казны налогов – косвенных) на тех, кто богаче.

^ Крестьянская община.

Последняя значительная реформа пореформенной России связана с крестьянской общиной. К концу XIX века её существование вступило в противоречие с развитием общества. И Бунге, и Витте выступали за разрушение общины на том основании, что она противоречит чувству частной собственности и личной инициативы, которое необходимо прививать крестьянам. Противником Минфина выступало МВД; из его руководителей этого периода наиболее известен Вячеслав Плеве (министр в 1902–1904 годах). Плеве выступал за поддержку общины как традиционной единицы, помогающей сохранять патриархальные монархические и религиозные устои.

Противостояние министерств не увенчалось явной победой одной из сторон. Тем не менее, в 1903 году вышел закон об отмене круговой поруки. Ранее недоимка, которую не смог уплатить один крестьянин, взыскивалась со всей общины; теперь – только с него самого. Реформа 1903 года уничтожила одну из двух опор общины. Теперь основной задачей общины оставалось только распределение надельной земли.

Итак, на протяжении двух десятилетий от Бунге до Витте мы видим продолжение реформ. Отчасти – направленных против сословных пережитков. В другой части – посвящённых тем насущным задачам, которых не было раньше.

Не прошло и полугода после принятия закона об отмене круговой поруки, как Витте получил новое назначение. Формально это было повышение: он стал председателем Комитета министров. На деле эта должность не давала влияния. Витте пал в борьбе против группировки, стремившейся к войне с Японией. С этого момента война стала неотвратимой. Как вскоре выяснилось, она означала начало нового этапа в жизни страны.






Похожие:

Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconКонсервативный курс Минимум для запоминания Даты
Усиленная охрана", "циркуляр о кухаркиных детях", политика русификации, "черта оседлости", "процентная норма"
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconВнешняя политика Александра III (“Союз трех императоров”)
Внешняя политика Александра III не случайно принесла ему титул “Миротворец”: в его правление страна не вела ни одной войны
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconIii ивановича. Собор 1503 года: вопрос о монастырских вотчинах; “особое мнение” преподобного Нила Сорского
Государственная политика в XVI-XVII веках в отношении монастырских вотчин. Политика Петра I и его преемников в отношении монастырей...
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconНиколай I. (1825-1855) Внутренняя политика второй четверти XIX в
...
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconНиколай I. (1825-1855) Внутренняя политика второй четверти XIX в
...
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconОхранительное самодержавие
Однако отсутствие талантов и гибкости ума в Александре III с успехом восполнялось природным здравым смыслом, интуицией, опытом и...
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconЛекция №12 Макроэкономическое регулирование при плавающем валютном курсе Денежная политика при плавающем курсе Фискальная политика при плавающем курсе
В механизме восстановления равновесия при фиксированном и при плавающем курсе имеется принципиальное различие. При плавающем курсе...
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconЭкономическая политика Александра III
При этом он выступал за разработку налогового законодательства, благоприятствующего развитию промышленности' и сельского хозяйства,...
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconДокументы
1. /III/Автоматические системы пожаротушения. Область применения. Принцип действия.doc
Консервативный курс. Внутренняя политика при Александре III и его сыне iconВопросы
Петр 3 внутренняя и внешняя политика. Дворцовый переворот 1762 года. Первые годы правления Екатерины 2
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов