i smir icon

i smir



Названиеi smir
Дата конвертации29.07.2012
Размер12.63 Kb.
ТипДокументы
1. /i_smir.txt
ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ ЛИСТОК Общества “Реформация” № 12 Декабрь 1999

ИКОНЫ: НЕСТОРИАНСТВО ИЛИ МОНОФИЗИТСТВО?


I


Вопрос иконопочитания является принципиально важным. Дело касается не только формы служения Богу. Здесь проявляется понимание христианства. Христианского мировоззрения.


Как вы думаете, происходит ли что-либо с людьми, когда они от поклонения невидимому Богу поклоняются изображениям? Разумеется, происходит. У них меняется мировосприятие, они начинают иначе воспринимать Бога. Развивается система чувственного, наличествует установка на эстетику. Вопросы духовного замыкаются в чувствовании и эмоциональном переживании. Всматривание становится главным орудием христианина.


Люди, полагающие, что Бог не может быть изображен ни при каких условиях, имеют другое мировосприятие. Они отдают предпочтение мышлению абстрактному, будучи склонны слушать (читать) Слово и размышлять над ним. Они отдают предпочтение Слову.


Почему же защитники икон продолжают их почитать? Ответы сторонников изографии могут быть самые разные, но главного они не скажут. Они будут говорить о чем угодно, только не о том, что их позиция имеет основание в эллинистике.


Дело в том, что библейские христиане полагают, что Бог сотворил душу и тело человека одинаково хорошо. Затем душа и тело пали. Христос искупил душу и тело. Душа не является частью Бога. Она тоже является творением, как и тело. В библейском христианстве Бог и мир, будучи принципиально различными по сущности и бытию, соединяются во Христе, через Христа.


Неоплатоническая (эллинистическая) точка зрения состоит в том, что тело и душа полностью противоположны друг другу. Неоплатоническая идея, перешедшая в византийское христианство, предполагает, что Бог и душа человека — одно целое. Человек восходит к Богу. Христос начал этот процесс, сделав возможным шествовать к Богу другим христам. Неоплатоники полагали бытие Бога и творения единым, не разделенным. Человек не слишком отделен от Бога-Творца. У них получается, что Слово стало плотью, чтобы плоть стала Словом (или точнее, Идеей)... Божественное переходит на людей, на Церковь и государство.


Иконы есть лишь логическое развитие идеи продолжающегося Воплощения. Икона — один из аспектов Воплощения. Святые суть Воплощения Христа. Они имеют больше воплощенности, нежели обычные верующие. Они способны уже преодолевать материю. Вот почему иконы обладают реальной силой, убеждают иконофилы. Ведь они имеют энергию, переданную им от святых, а те, в свою очередь, от Бога. Они воплотили Бога, а иконы (по нисходящей) – воплощают их. В иконе, таким образом, является субстанция святого. Отметим это для будущих размышлений.


Но если святые передают свою сущностную частицу иконам, а последние воплощают святых, то налицо идея эманации божественного, убывающего по мере распространения. Иконы воплощают святых.
Налицо идея убывающего распространения Божественного. Церковь как таковая наиболее полно вбирает Божественное. Затем святые, их мощи, и, наконец, иконы. До сих пор можно слышать утверждения, что начало иконографии положил Сам Христос. Как странно, однако, все происходит. До третьего века включительно христиан гонят за то, что они отказываются поклоняться статуям императоров. После принятия христианства Византией верующие начинают поклоняться статуям Константина. Что же произошло за это время? В христианство проник эллинизм. Его яд начал пропитывать собой все учение Церкви. Это стало заметно не сразу. II В первые века христианская Церковь высмеивала римлян за использование образов. Лактанций (240 - 320) писал, что римляне изображают богов, поклоняются этим изображениям и уверяют при этом, что они вовсе не поклоняются изображениям. Они их почитают. Но почему бы тогда, спрашивал христианский апологет, просто не поднять взор к небу и не воздать хвалу вашему небесному божеству? Августин полагал, что иконы являются оскорблением христианской веры. На Втором Константинопольском Соборе 553 года была провозглашена анафема тому, кто будет поклоняться Христу вне Слова, то есть если кто разделит природу Божественную и человеческую. Константинопольский Собор 754 года подтвердил проклятие по отношению к тем, кто будет поклоняться иконам. Этот Собор не слишком жалуют нынешние защитники иконопочитания. Отчего это? Разве он был недостаточно представительным? В нем приняли участие 338 епископов. И проходил Собор вполне благочестиво. Его участники молились Богу, просили благословения, проводили соответствующие торжественные службы... Епископы были убеждены, что все проходит под водительством Святого Духа. Так и записали в своих решениях. Участники с удовлетворением отметили, что решения Собора основаны на Слове Божием и учении святых отцов. Собор постановил, что иконописание является незаконным рисованием, кощунством по отношению к учению о спасении, противоречит предыдущим шести соборам. Было подчеркнуто, что изображение плоти Христа без Его Божественной природы, презентация лишь одной человеческой Его природы есть ересь несторианского разделения природ Христа (Сына и Слова), делание двух Сыновей, повторяет ереси Ария, Диоскора, Евтихия, Севера. Изображать Христа просто как человека есть оскорбление Божественного. Никакие сияющие кружочки здесь делу не помогут. Таким образом, аргумент иконофилов “мы только плоть Христа изображаем”, был отвергнут. Именно так оправдывались перед христианами древние римляне в отношении своих богов. Если же кто дерзнет утверждать, что изображаются слиянные Божественная и человеческая природы, впадет в монофизитство. Как говорится, выбирайте сами. Либо несторианское разделение природ Христа, либо монофизитское смешение их. Собор подтвердил: две природы Христа неразрывны и неслиянны. Анафема тому, кто дерзнет изображать на картине ипостасный союз двух природ, и назовет это Христом. Монофизитство, даже в имплицитной форме, есть смешение двух природ. Епископы постановили: любое изображение Христа является ересью и богохульством. И с точки зрения теологии это просто неграмотность, ибо как можно изобразить Бога, Который не может быть изображен? Христос есть Бог и человек. Образ Христа представляет Бога и человека. Но Бог не может быть представлен никоим образом, кроме Христа. В этом и заключается причина непередаваемости самого Христа, Его уникальность. Итак, образ Христа на иконе является двойным богохульством, поскольку: 1) оскорбляет Бога; 2) смешивает Бога и человека. На Соборе было сказано определение и о художниках: греховная любовь к прибытку побуждает их делать иконы; грязными руками делают то, что должно быть лишь в сердце и исповедано устами. “Они делают изображение и называют это Христом”. * * * Второй Никейский Собор 787 года отменил постановления вышеупомянутого Собора, сделав неубедительное заявление, будто отказ от икон есть противодействие инкарнации Бога. Но восстанавливая употребление икон, Второй Никейский Собор ушел от рассмотрения вопроса о том, как при делании образа Христа избежать смешения двух Его природ. В решениях Собора явно проступают следы монофизитства и монофелитства. Этого и следовало ожидать: любовь к иконам неминуемо ведет к ереси. Помимо определения об иконах Собор 787 года высказался о покровительстве святых и их почитании. Это явилось логическим следствием принятия языческой мысли древних греков относительно обожествления (апофеоз, апо-теос, героев и правителей). Культ святых официально укрепляется в Церкви. Божественное переходит на человеческое, тварное. Именно так мыслится континуальность небесного и земного. Апофеоз святых становится практикой Церкви. Почитание мощей этих святых – дальнейшее развитие идеи обожествления твари. Отныне мощи на законных основаниях входят в жизнь Церкви. Согласно 7-ому Правилу Собора без мощей нельзя освящать храм. Интересно, как отнеслись бы к этому апостолы Петр и Павел, проповедовавшие в неосвященных при помощи мощей синагогах и совершавшие службы в самых разных местах. Да и храмов христианских тогда не было. Вспомним собрания, проходившие в училище некоего Тирана, и Павел не гнушался там ежедневно проповедовать (Деян.19:9). Неужели служение апостолов в училищах и синагогах было менее угодно Богу, нежели в освященном храме? К IX веку стали верить в целительную силу мощей. Их клали в чашу Евхаристии, и вместе с вином причащались. Все логично: два Божественных элемента (кровь и мощи) надо соединить вместе для усиления эффекта воздействия на причащающегося. Таковы этапы развития византийской веры. Разумеется, творчество Собора 787 года проходило не без учета политических интересов. Как, впрочем, и всех (!) Соборов. К VIII веку культ императора достиг опасных пределов. Изображениям византийских императоров поклонялись, перед ними ставили свечи, им курили фимиам. Император – сакральная фигура византийской империи. Он олицетворяет Христа, представляет на земле Идею сущего, его (сущего) высшее проявление. Каждый обед императора становится Вечерей Господней. Уронившему тарелку, по свидетельству историков, могли отрубить голову, а невольным свидетелям такого конфуза – выколоть глаза. Император не просто говорил, он провозвещал откровение. Попытка убить его считалась величайшим грехом на земле, приравнивалась к святотатству. Кстати, успешно осуществленное цареубийство рассматривалось как явленная воля Божия. Поскольку царя земного убить невозможно без позволения Царя небесного. Сам город Константинополь строится из золота, в подражание Иерусалиму небесному. Константинополь есть город Откровения, в котором все должно быть из золота. Вот почему Церковь увидела серьезную опасность в том, что объектами поклонения стали исключительно изображения императоров. Для противодействия этому византийская Церковь окончательно утверждает культ церковных объектов. Церковь тоже хочет видеть себя воплощением Божественного, и одним из средств для передачи этой идеи становятся иконы. III В качестве приложения приведем некоторые аргументы в защиту изображений, к которым прибегали первые защитники иконопочитания. К ним же продолжают прибегать и сегодня. 1) В Писании сказано: “Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи” (Мф.4:10; см. Лк.4:8; Втор.6:13; 10:20). Но ведь не сказано т-о-л- ь-к-о Господу Богу твоему поклоняйся. Значит, можно и иконам поклоняться. То есть всем религиозным объектам, какими бы они ни были. Без комментариев. 2) Божественное передается художникам. Во время работы они передают Божественное своему творению. Поэтому иконы чудотворны. Аналогично. 3) Вспомните крышку ковчега, на которой были изображены два херувима, закрывающих свой лик крылами. Видите, еще во времена Ветхого Завета, вопреки всяким запретам, были изображения. Напомним, что херувимы на крышке никогда (!) не были объектом религиозного поклонения. 4) Иконы – книга для неграмотных. Ну так не лучше ли обучить грамоте? Устроить библейские чтения. Наконец, излагать Писание в проповедях. 5) Современный довод: вопрос изображения Христа – это вопрос, связанный с реальностью Его воплощения. Если бы Христос был сегодня, неужели бы мы не смогли Его сфотографировать, снять на пленку? Несомненно, фотографии стали бы мироточивыми, чудотворными, благоуханными. Что уж тут говорить про фото- и кинопленку. А хроникальный фильм исцелил бы, несомненно, множество людей... Напомним, что до сих пор никто не может сказать с достоверностью относительно хотя бы одного предмета, принадлежал ли он Христу, в том числе и пресловутая плащаница. Мы усматриваем в этом важный знак Божий. Господь не пожелал, чтобы сохранился хотя бы один материальный объект почитания. “Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине” (Ин.4:24). 6) Почему вы отвергаете иконы? Ведь у первых христиан в древнем Риме уже были иконы. Историки утверждают, что первые изображения появились все-таки у христианских гностиков, последователей Карпократа. У них были изображения не только Христа, но и ‘других выдающихся мыслителей’: Пифагора, Платона, Аристотеля... 7) Не надо придавать слишком большое значение этому вопросу. Иконы – это всего лишь окно. Свет (в данном случае ‘Божественное’) идет через это окно, но оно само по себе не является светом. Однако, окно необходимо, ведь именно через него проходит свет. Это, наверное, шутка. Если человек находится в помещении и любуется светом из окна, то не больше ли будет ему света, если он выйдет на улицу? Именно это и предлагают библейские христиане. “Небеса проповедуют славу Божию”, — говорит нам псалом восемнадцатый. Неужели небеса, творение Божие, не годятся для передачи сакрального, и нужны рукотворные средства? * * * P.S. Византийцы по-прежнему увлечены иконами, изображают Божественное при помощи мазков и притираний, а харизматы взялись изображать Слово действием и представлениями. У одних богословие в красках, у других – богословие в плясках. Игорь Смирнов




Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов