О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой icon

О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой



НазваниеО виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой
страница3/4
Дата конвертации17.07.2012
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4
Вячеслав Малежик (ВИА «Веселые ребята», ВИА «Голубые гитары», ВИА «Пламя», группа «Саквояж»).

«...Начну с того, что когда я слушал первые музыкальные передачи по БиБи­Си на русском языке, в ночь по пятницам, то там «Битлз» и «Роллинг Сто-унз» были представлены как вокально-инструментальные ансамбли. На са­мом деле не важно как это называется, а важно как играется...».

^ Москва, Кремль, «Шире круг» 2006 г.

Поэт — песенник Михаил Шабров (ВИА «Поющие сердца» — «Только я не ве­рю», ВИА «Веселые ребята» — «Автомобили», ВИА «Лейся, песня» — «Андрей Петрович»...).

«...С 1969 по 1989 годы я работал на всесоюзной фирме грампластинок «Мелодия». Пришел туда как журналист и поначалу занимался вопросами рекламы, а потом был начальником по проверке репертуара и затем ответ­ственным секретарем художественного совета. Примерно с 1972 года рабо­тал в сфере эстрады. Все произведения проходили через меня. Поэтому мои воспоминания о жанре наших вокально-инструментальных ансамб­лей, идут как бы от двух человек — от редактора (чиновника), а с другой стороны в 1976 году я стал сам работать в жанре эстрадной песни. Начиная с 1974 года, мы вместе с Валерием Бугаевым и редактором радиостанции «Маяк» Светланой Чекрыгиной делали престижную передачу «Пластинка сходит с матриц». Вобщем то вокально-инструментальный жанр в 70-е го­ды в стране! Я бы не назвал это революцией. Хотя старшее поколение


наших композиторов в лице Соловьева-Седого и Богословского, которые поначалу не принимали этот жанр. А все ВИА у нас, как известно, выросли из «Битлз», которые, у этих авторов вызывал неприязнь. А вот Фрадкин, Туликов, Колмановский сразу как-то поняли и стали сотрудничать с моло­дежными ансамблями, например, «Самоцветами». Вокально-инструмен­тальная музыка дала раскрыться молодым авторам Сергею Дьячкову, Славе Добрынину, Юре Антонову, Роману Майорову, Олежке Иванову... Вокаль­но-инструментальные ансамбли придали песне космическую скорость. Я вот сегодня вспоминаю свои публикации в прессе. Помню, как меня это восторгало, и я отметил заслугу ВИА такой фразой, — «Они стерли грань между сценой и зрительным залом». Действительно, на сцену выходили молодые ребята с гитарами, пели и вроде не оперными голосами. И вроде бы казалось здорово. Может быть, на тот момент так оно и было, но по большому счету нельзя стирать грань. А получилось так, что от всех этих ребят — «Лейся, песня!», «Самоцветы», «Пламя», «Голубые гитары», «По­ющие сердца», «Синяя Птица», «Норок», «Оризонт» и других — от всех этих ребят, которые проходили жесткий конкурентный профессиональ­ный отбор для того, чтобы попасть на сцену, и потом работая в команде, — требовались хорошее музыкальное образование, владение инструментом, вокальные данные, артистизм, культура речи... Они-то и заслужили по от­ношению к себе эти главные эпитеты, хотя они не были «фабрикой звезд».
Каждый из них был штучный, и каждый коллектив был штучный. Время расставляет свое. И то, что тогда казалось людям старшего поколения ерундой, оказалось на самом деле настоящей песней с настоящей мелоди­ей. Потому что вот эту «высокую планку», которую ставили концертные ор­ганизации, заставляли людей сочинять настоящую музыку. Не воровать друг у друга! Бывали случаи, хотя без этого невозможно. Воруют иногда не по злому умыслу, а просто одна и та же мысль может придти сразу несколь­ким авторам. Пытались подсказать, как быть творческими личностями и серьезно, профессионально относиться к музыке, к песне и к тексту. Тог­да еще были живы наши поэты Дербенев, Пляцковский и ныне здравству­ющий Анатолий Поперечный. Тот же Рождественский и Евтушенко, кото­рые тоже много сочиняли для вокально-инструментальных ансамблей. Довольно интересный песенный человек, который схватывал все на лету и чувствовал природу песни, был Миша Рябинин. Таким же был и Яков Го­ляков. Они были профессиональными литераторами и умели поиграть со словом. И видимо, поэтому вокально-инструментальный жанр, как тако­вой, живет и здравствует, по сей день.

А потом после 90-х поколение тех, кто родился в 70-х, вдруг остались без своей музыки. То есть всем, кому сегодня по сорок, пятьдесят. А что значит без своей музыки? Она же тебя сопровождает со дня рождения. И вдруг их этого лишили. Получился резкий переход и музыкальную моду стали дикто­вать самые молодые, «тинейджеры». Так вот кто постарше, вспомнили, что у нас были вокально-инструментальные ансамбли, которые, наверное, еще живы и существуют. Хотя в 1989 году у нас говорилось, что эпоха ВИА за-


кончилась и появились рок группы. Ну а на поверке те же рок группы, как например «Машина времени», это был тот же вокально-инструментальный ансамбль. Была, какая то социальная политика — это «рок группа».

А, сегодня вспоминая вокально-инструментальный жанр можно пофи­лософствовать, что он был очень теплый и очень добрый. Эти песни даже сегодня воспринимаются, как какие то «мантры». Ты включаешь эту музыку и успокаиваешься. Потому что теплотой и добротой веет, и те аранжировки песен сегодня не надо улучшать и не делать никаких «римеиков». Потому что тогда аранжировщик делал аранжировку под произведение, под испол­нителя, характер музыки и текст. Песня воспринималась как одно целое, ко­торое нельзя разделить на части. И потом когда все-таки играет живой ин­струмент, например, на электрической гитаре, когда человек прижимает ее к груди, он играет диафрагмой, своими нервами и он в это электричество вкладывает свой кровяной поток и замыкает эти струны концами своих ого­ленных нервов. И это совсем другое в отличие от компьютерной музыки. И почему тогда ходили на концерт вокально-инструментальных ансамблей. Наверное, потому что ни один из них не был похож на предыдущий, несмо­тря, что репертуар был тот же самый. А потому что вживую нельзя сыграть, так, как ты играл вчера...».

^ Москва, май 2006 г. Московский Дом журналистов.

Николай Агутин — артист ВИА «Голубые гитары», директор ВИА «Веселые ре­бята», ВИА «Поющие сердца», группы «Цветы» Стаса Намина.

«Началось у меня все с того, что я закончил Гнесинское музыкальное учили­ще, как вокалист. Потом по конкурсу прошел в Москонцерт, где у меня бы­ло отделение, а потом у нас был дуэт с Колей Зайцевым. Так я работал три года и затем меня увидел Игорь Гранов и пригласил в свой коллектив «Голу­бые гитары». Проработал там вместе с Пашей Бабаковым, Юркой Вало­вым, Славой Кузиным, Володей Царевым и другими ребятами, четыре года как артист. Коллектив был популярный. По четыре концерта в день и при­вести своих знакомых на свободные места, было просто невозможно. Сплошные аншлаги, которые можно обьяснить любовью наших зрителей к ВИА. Вспоминаю, как мне тысячу пятьсот раз в концертах приходилось петь «песню о йогах», стоя на голове. Смешной забавный номер и я не разу не упал.

Все ВИА — это творческий вариант всего коллектива. Это отнюдь не один аранжировщик. Здесь все приложили свои эмоции, труд, опыт. Рань­ше все мы ненавидели художественные советы. Потому что там находи­лись люди, которые толком не понимали, как работают ВИА. Представьте, себе там сидит баянист, который играл в большом оркестре и любящий классику. Так вот он мог зарубить любой коллектив. И если в репертуаре не было двух — трех патриотических песен на художественный совет можно было не приходить. Откуда появились такие хорошие песни, как «На гра­нитную плиту положи свою ...» (про детский лагерь смерти «Саласпилс»).


Они рождались благодаря людям, которые и были в худсоветах. Надо было их как то ублажить в своем ключе ВИА. Впрочем, в ВИА есть свой почерк и это любимый народом жанр. Тем не менее, надо отметить, что все наши ансамбли работали каждый в своем направлении».

^ Москва, август 2006 г.

композитор Александр Клевицкий (ВИА «Добры молодцы» и ВИА «Надежда»).

Впервые в своей жизни я побывал на концерте ансамбля «Поющие гитары» в столичном киноконцертном зале «Октябрь» и услышал песню «Нет тебя прекрасней» молодого тогда Юрия Антонова. Мне было всего лишь четыр­надцать лет. И после того как я это услышал, меня охватило желание на­учиться играть на музыкальном инструменте. Сначала класс ударных инст­рументов, где учителем был Саша Жестырев. Он тогда впервые привел нас на репетицию самодеятельной бит группы «Ребята», которая потом стала «Мозаикой». Это был дом культуры МИИТ. Помню, Коля Воробьев играл на самодельной бас-гитаре, а-ля Пол Маккартни, фирмы «Хофнер» и молодой Слава Малежик играл на гитаре фирмы «Музима». По тем временам, это бы­ло что-то немыслимое, учитывая, что электронные музыкальные инстру­менты только что входили в нашу жизнь. Естественно нам с одноклассника­ми хотелось создать свой ансамбль. Но несмотря, что у нас уже было среднее музыкальное образование, играть на гитарах никто из нас не умел. Этому в то время никто и нигде не учил. Мне даже пришлось изобрести свой строй на гитаре, поскольку мы тогда не знали, как правильно она наст­раивается. Чтобы купить аппаратуру, мы экономили деньги на бутербродах, которые нам давали родители. Взяли тогда усилитель фирмы «Кеннап», еще не с динамиком, а с колокольчиком. Еще купили электрогитару, кото­рая издавала немыслимые звуки. Существовала своя фарцовка на углу Не­глинки, рядом с магазином «Музыкальные инструменты». Это был «тол­чок», где люди из-под полы продавали струны, колки, медиаторы, грифы. А вот второй был на проспекте Калинина — магазин «Мелодия», где прода­вали диски.

Хочется сказать, что в Москве был такой молодежный клуб «Мелодия и ритм». Его создатели Володя Панченко и Володя Мантолин. Ребят под­держивал композитор Юрий Сергеевич Саульский. Нам тогда отдали поме­щение на улице Алабяна, дом 12. В помещении старой котельной мы свои­ми силами сделали ремонт. Просуществовало это где-то полгода. Там делали выступление разные рок ансамбли. Я тогда впервые услышал музыку груп­пы «Дип пепл» в исполнении московских «Витязей» под руководством Ва­лерия Шаповалова (не того, который пел «Стой, кто идет» с «Лимонадным Джо»). Там был замечательный барабанщик Боря Багрычев. Композиция «Ин ту зе файр» с диска «Дип пепл ин рок» меня впечатлила и после этого побежал в «Мелодию», чтобы купить эту пластинку. Это был 1970 год, и я уже учился в девятом классе.


Вокально-инструментальные ансамбли, в отличие от рок-групп, были легальными. Красивые мальчики и прически. Музыканты часто мигрирова­ли из состава в состав. А вот огромной питательной средой стал наш совет­ский «кабак». Объединение музыкальных ансамблей. Многие талантливые музыканты, композиторы работали в ресторане. Некоторые из них были заслуженными артистами. Я тоже там учился и получил прекрасную школу игры. Мне был интересен джаз-рок. Безусловно, в ресторане мы зарабаты­вали хорошие деньги. После прихода из армии надо было, куда-то опреде­ляться. Получив образование в музыкальном институте, я стал работать в вокально-инструментальном ансамбле ресторана. Мой приятель, скрипач Марк Фойгель из ВИА «Верные друзья», предложил мне придти на прослу­шивание в известный профессиональный коллектив «Добры молодцы». Там когда-то в начале 70-х работали Жанна Бичевская, Юрий Антонов, Са­ша Лерман и многие другие известные музыканты. В то время оттуда ушел пианист. Я шел туда на это место с надеждой, что меня не возьмут. Руково­дитель ансамбля Анатолий Иванович Киселев прослушал меня и сказал, что возьмет условием, если я приду со своим синтезатором. Он тогда стоил чуть больше автомобиля «Жигули». А это было шесть-восемь тысяч советских рублей. Денег естественно таких у меня не было. Но было желание, рабо­тать в этом коллективе и я сказал, что-нибудь придумаю. Ноты там писались не на все произведения. Господствовали устные аранжировки и как прави­ло музыканты работали с образованием. Я быстро выучил программу. В «До­брых молодцах» мне приходилось делать аранжировки, и какой то период был музыкальным руководителем коллектива. В то время я подружился с композитором Евгением Павловичем Крылатовым. Он как раз закончил работу над песнями к фильму «Чародеи» и мне пришлось сделать к ним аранжировки, которые потом исполнял ансамбль «Добры молодцы». Это «Когда часы двенадцать бьют», «Кентавры», «Три белых коня»... Потом, ра­ботая в вокально-инструментальном ансамбле «Надежда» под руководством Михаила Плоткина, я сделал другую аранжировку «Три белых коня», кото­рая Евгению Крылатову безумно нравится, и он использует ее до сих пор в своих программах.

^ Москва. РАО, сентябрь 2006 г

Композитор Олег Иванов, народный артист России («На чем стоит любовь», «Тебе все равно», «Песня, моя песня» — ВИА «Веселые ребята», «Горлица» — Ан­самбль «Лада», ВИА «Самоцветы», «Товарищ» — Аида Ведищева, «Олеся» — ВИА «Сябры», «Горький мед» — ВИА «Самоцветы»).

« Жанр вокально-инструментальных ансамблей возник у нас в конце 60-х, начале 70-х годов. Он был ответом на определенный кризис традиционно­го песенного направления, когда солисты пели в сопровождении эстрад­но-симфонического оркестра. А вот жанр вокально-инструментальных ан­самблей в этом плане был более демократичным, где ребята играли на гитарах, и большой оркестр был не нужен. Главную роль здесь играли


электрогитары — бас, соло, ритм, ударные инструменты, электроорган, а чуть позднее синтезаторы. Большую роль в формировании нашего оте­чественного движения ВИА, сыграли английские коллективы «Битлз» и «Роллинг стоунз», а также польские группы с ярким мелодическим явле­нием.

Из наших самых первых ансамблей я бы выделил «Поющие гитары», «Веселые ребята», «Песняры», а чуть позднее «Самоцветов». Это одни из первых китов у нас. Большую роль в ВИА играл новый ритм со своим разно­образием, тембром гитар. Основой и главной частью делали мелодия, гар­мония и слова. Почти сразу жанр ВИА был подхвачен молодежью. Это бы­ло в ногу со временем. Почти в самом начале нужен был репертуар, и возникла необходимость в произведениях. Среди первых авторов можно назвать Юрия Антонова, Сергея Дьячкова, Давида Тухманова, Вячеслава Добрынина, Павла Слободкина, Владимира Мулявина, Игоря Лученка, ну и конечно, Олега Иванова в том числе.

Мне хотелось бы сказать, что одной из первых песен в жанре вокаль­но — инс трументальных ансамблей у нас была «Товарищ», которую испол­нила Аида Ведищева. По своей сути она была написана по мелодической, гармонической форме. И, главное, что оркестр в ней звучал как ВИА. После того как песня прозвучала и стала всесоюзной и известной, многие ВИА включили ее в свой репертуар. А потом летом 1970-го года появилась вто­рая моя песня «На чем стоит любовь», которая вышла на пластинке ансам­бля «Веселые ребята» и ее показали по телевидению. А вот третьей стала «Горлица» в исполнении ансамбля «Лада» с руководителем и певцом Эдуар­дом Кроликом. Она прозвучала по радио в передаче «С Добрым Утром». В настоящее время она ассоциируется с ансамблем «Самоцветы», потому что там ее тоже исполнил Эдуард Кролик, и в этом исполнении она вышла на пластинке. Она звучит в эпизоде фильма «Печки-лавочки» Василия Ма­каровича Шукшина. Надо сказать, что такие песни «На чем стоит любовь», «Тебе все равно», «Песня, моя песня», сам я не передавал Павлу Слободки-ну. Их передал руководителю «Веселых ребят» Сергей Дьячков, с которым мы дружили. Они были написаны с другими словами. Павлу Слободкину по­нравилась музыка, и он отдал ее профессиональным поэтам Онегину Гаджи-касимову и Павлу Леонидову.

В конце 70-х годов у меня было две крупные удачи в жанре вокально-ин­струментальных ансамблей. Это «Горький мед» на слова Владимира Павли-нова в исполнении ансамбля «Самоцветы» с солистом Аркадием Хорало-вым. Знаковая лирическая и одна из самых пронзительных 70-х. В этом же 1978 году белорусский ансамбль «Сябры» исполнил песню «Олеся» на слова Анатолия Поперечного. До этого в течение четырех лет работал с ВИА «Ве-расы» и с его руководителем Василием Раинчиком. Но как бы ничего суще­ственного из нашей совместной работы не получилось. Первым исполните­лем песни «Талая вода» на стихи Льва Ошанина, был не Сергей Захаров сделавший песню известной, а ансамбль «Верасы». Только вот ее жанр не совсем подходил для ВИА, поэтому она у них и не прозвучала. А вот «Сяб-


ры» здорово исполнили «Олесю», «Глухариную зарю», «У криницы», «На за­валинке», «Печки-лавочки»... В 80-е годы прозвучали: «Зацветает красно­тал» — Сергей Березин, ВИА «Пламя», «Счастье первому дому» — ВИА «Са-до» — Владимир Барамыков. В это время мои песни стали исполнять ансамбль «Песняры». «Тридцать тысяч дней» на слова Александра Жигаре-ва и Сергея Алиханова и «Печенная картошка» на стихи Анатолия Попереч­ного. В 90-е прозвучала «Осень» в исполнении группы «Икс Миссия». Кро­ме того мои песни исполняли ВИА «Акварели» («Пусть будет все по прежнему», «Горький мед»...), ВИА «Надежда». ВИА — это мой родной жанр. В принципе, можно говорить, что мне не нужно было привыкать к не­му. Я вошел в эту музыку легко и органично. Может быть, главную роль сыг­рало, то, что я был «битломаном». Я тогда учился в Алтайском государствен­ном медицинском институте. На протяжении шести лет руководил студенческим музыкальным ансамблем, в составе которого были саксофон, труба, акустические гитары. А где-то с 1968 года у нас появился вокально — инструментальный ансамбль «Товарищ». И песни, которые я сочинял, ис­полнялись коллективом и были очень популярны в городе. Как то к нам приехал московский мюзик — холл и там был ансамбль «Тон». В нем пели Сергей Дьячков и Теодор Ефимов. Я подружился с этими замечательными ребятами. Теодор Ефимов сделал аранжировку «Товарища» и передал Аиде Ведищевой. Хочется вспомнить и наших замечательных поэтов, работав­ших в жанре ВИА. Это Леонид Дербенев, Анатолий Поперечный, Влади­мир Харитонов, Николай Добронравов. В трудные 90-е годы в жанре ВИА, как мне кажется, лучшие традиции проявились у Игоря Матвиенко с ансам­блем «Любэ».

^ Москва, сентябрь 2006 г.

Композитор Владимир Матецкий («Веселые ребята» — «Автомобили», «Горо­скоп», «Чертаново», «Банановые острова», «Араке» — «Фортуна», «Лейся, пес­ня» — «Радио лучше всего», «Опаздать однажды».

Вначале я играл в любительских группах, а потом в полупрофессиональ­ной группе «Удачное приобретение» на бас-гитаре. Это пришлось на 70-е годы. Мы выступали на сейшенах и играли в основном западный реперту­ар. Все, что касается того времени, то конечно интерес к гитарной музы­ке с классическим составом бас-гитара, барабаны, плюс иногда клавиш­ные был феноменальный. Этим обьясняется успех практически всех коллективов, которые играли фирменную музыку. В то же время стали по­являться вокально-инструментальные ансамбли, которые работали в рам­ках филармоний. Эти коллективы имели профессиональный статус. Разу­меется, они гораздо больше были ограничены репертуаром, но в рамках этих ансамблей работало много талантливых людей, которые впоследст­вии стали достаточно крупными звездами нашей эстрады. Такие как Юрий Антонов, Александр Буйнов, Малежик, Барыкин, Кузьмин и многие другие.


Надо сказать, что противопоставление между профессиональными коллективами и рок — группами, то бишь ВИА, было весьма значимо. Рок группы несли на первом этапе протестную волну за счет своего репертуа­ра, поскольку играли западную музыку. Надо сказать, что здесь произошел большой водораздел. Те группы, которые так и остались с иностранным ре­пертуаром, были обречены на гибель, что фактически и произошло с «Удачным приобретением». Чтобы двигаться дальше, надо было сочи­нять свои вещи. Чтобы играть это, надо было иметь творческий ресурс. «Удачное приобретение» не было к этому готово. Что сегодня мы видим ус­пешного в области рок групп, которые прошли тот долгий путь, такие как «Машина времени», «Воскресение»... Их успех был основан, конечно, на русскоязычном репертуаре. В свою очередь этот репертуар породил та­кую отдельную ветку песен, в том или ином виде входили в противоречие с официальным репертуаром. Дело в том, что официальные группы ВИА в соответствии с законом того времени должны были исполнять песни чле­нов Союза композиторов. Это «обязалово» было весьма серьезным. Суще­ствовали официальные квоты, запрещающие исполнять свои песни или песни не членов Союза композиторов.

Закончив играть в «Удачном приобретении» и становясь почти авто­ром, сотрудничал с целым рядом таких коллективов. Надо сказать, что пес­ни проходили с большим трудом через худсоветы. Большое спасибо соавто­рам поэтам, людям, которые уже прекрасно понимали, что вся структура Союза композиторов предпринимали все попытки таким способом огра­дить приход новых талантов. Только вы не подумайте, что, говоря о новых талантах, я хочу сделать себе комплименты. Последнее слово скажут те мо­лодые, превозносившие в этот жанр ВИА. А уже тогда группы стали «рок», что официально стало появлением на плакатах. Этот процесс остановить было нельзя.

Игорь Шаферан, Михаил Танич, Игорь Кохановский были большой по­мощью начинающим авторам и вот такие песни были как раз такого соав­торства. Только что появившиеся молодые композиторы — фреленсоры, то бишь я, и композиторы, которые сочиняли в рамках ансамблей, — Прес­няков, Маликов, Слободкин... Дальше жизнь поставила все на свои места. А вот ностальгия — вещь серьезная и сегодня существует огромный интерес к ВИА. Почему не к старым российским рок группам? Потому, что эти груп­пы «Удачное приобретение», «Рубины» не прошли медийную раскрутку. Все ВИА в том или ином виде, будь то телевидение, или пластинки, были у всех на виду. Например, «Веселые ребята» мало появлялись по телевидению и все равно были подключены к большой меди. Они имели огромное число поклонников.

Надо сказать, что конечно для людей, которые знают то время и были непосредственно участниками, достаточно забавно видеть, что весь репер­туар тех лет перемешан. Превратилось, что каждый из ансамблей выступа­ющий под старой маркой (а зачастую, в этих ансамблях нет ни одного уча­стника имеющего отношение к оригинальному составу?) исполняют весь


набор хитов ВИА. Хотя тогда была сильная градация репертуара. Были группы, которые оказались успешными. Это, прежде всего коллективы «Ве­селые ребята», «Самоцветы» и в меньшей степени «Верные друзья», «Лей­ся, песня».

Явление универсальное и мы видим большое количество западных кол­лективов 70-80-х, которые успешно гастролируют по всему миру, обрабаты­вая ряды тех же поклонников, но за счет той же меди и универсальности. Это такого рода группы, как «Смоки», «Слэйд» и другие. Конечно, они име­ют большую армию поклонников.

^ Москва сентябрь 2006 год.

Композитор, саксофонист
1   2   3   4



Похожие:

О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconОсобенности национальной поп-музыки в советский период
Да здравствует Первое Мая! Вот так и получилось, что при слове виа мои друзья почему-то всё время представляют себе трёх особей женского...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой icon«Средняя общеобразовательная школа №7» Тема учебного проекта «Как изо, литература и технология ввели нас в мир музыки»
Как из разрозненных звуков, которые сами по себе ничего не выражают, композитор создаёт стройное музыкальное произведение, которое...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconСердца петь не устают!
Сегодня, среди других зубров виа, его имя на афише виа хит-Парад, который состоится 10 декабря в Крокус Сити Холле. Накануне этого...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconВиа и рок музыка в троицке
Поэтому под словом «рок-группа» здесь следует понимать виа, исполняющие музыку разных стилей и направлений, в основном отходящую...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой icon«орэра» — 1969 Г. — Роберт бардзимашвили
Басилая и дет­ский виа «Мзиури». И, конечно же, целая армия грузинских ансамблей «Цицинатела», «виа-75» Роберта Бардзимашвили, девушки...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconВ сегодняшний состав виа "Акварели" п\у Дмитрия Иванова вошли
Официальной датой рождения считаеться 1974 год, в этом году выходит первая пластинка виа"Акварели" п/у Александра Тартаковского в...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconКира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет.
В неубранной комнате, где вперемежку лежат книги, ноты, игральные карты, несколько музыкальных инструментов, остатки пищи, разбросана...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconПоследний бой осел на старых сапогах, седой налет дорожный пыли

О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconДокументы
1. /Скрябин А. Е. Над седой волной.doc
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconГде-то на белом свете Есть такой город – Амурск Рядом шумит, бушует Старый седой Амур
Где-то на белом свете Есть такой город Амурск Рядом шумит, бушует Старый седой Амур
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов