О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой icon

О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой



НазваниеО виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой
страница4/4
Дата конвертации17.07.2012
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4
Владимир Петрович Пресняков (Работа в ВИА «О чем поют гитары» («Норок»), ВИА «Самоцветы», песни для группы «Кру­из» — («Гонки», «Один красив, другой умен»,), рок-опера «Улица»...

Жанр вокально-инструментальных ансамблей возник у нас, сначала, как подражание «Битлз». Молодежь сильно увлекалась этим направлением в пи­ку современной эстраде, в том числе и я. Для меня это было с точки зрения музыкальных ортодоксов джазменов, чем и я тоже тогда занимался, — явля­лось преступно и в джазе этих людей называли «пузачесами». У меня не бы­ло, каких то колебаний. Мне понравилась эта музыка сразу. Наш советский ответ и был возникновением ВИА. Это естественно, «Поющие гитары», позже «Веселые ребята» и еще чуть позже «Самоцветы». Но хронографиче­ски, одним из первых известных это, конечно же был молдавский ансамбль «Норок». Тогда гибкая пластинка появилась. Нравились, потому что были они такие западные, жили там. И румынская музыка сделала дело. И первые песни вышедшие на «Мелодии» были их «О чем плачут гитары», «Поет ар­тист». Это сразу всем понравилось, и пластинка вышла рекордным тира­жом.

Я все думал, как бы себя приложить к этой музыке, поскольку игры на саксофоне в ней не было. И у нас в городе Свердловске появился первый са­модеятельный ансамбль, где я стал играть. Голоса там были по тембру «бит-ловские». Потом так вышло по жизни, — жена эстрадная певица, не джазо­вая. А джаз в то время, это была музыка для себя. Это сегодня там дают звания, а раньше этого не было. И вот уже позже я оказался с ребятами мол­даванами из ансамбля «Норок», которые к тому времени по приказу Фурце-вой запретили. Ими в то время занимался такой известный администратор Василий Васильевич Кондаков. А поскольку мы с ним были хорошо знако­мы, он меня туда и пригласил. Я быстро туда приехал и подружился с ребя­тами. Мы стали работать от Черкасской филармонии на фонды. Это когда филармония прогорала в финансовом плане, они брали кассовый коллек­тив. А поскольку ансамбль, которым руководил Михай Долган называть «Норок» уже было нельзя, придумали другое название по песне «О чем пла­чут гитары». Но что такое «Плачут гитары»! — в советское время! Поэтому решили — «О чем поют гитары». Потому что уже были «Поющие гитары»,


«Поющие струны», «Поющие сердца». Естественно, с первого концерта всем стало ясно, что это за ансамбль и залы ломились. Чуть позже наступи­ло время, когда мы работали от Черкасской филармонии на Украине, вдруг потребовалось чтобы все эти молдавские песни группы «Норок» мы пели на украинском языке. И временами это было смешно. Короче, через неко­торое время Михай Долган получил весточку из родного Кишинева. Он по­лучил сигнал оттуда, что его возьмут в филармонию только не под названи­ем «Норок». Никто из музыкантов не захотел уехать с ним — и остались. В итоге Михай Долган уехал вместе со своей женой певицей Лидией Бого-тезату. Музыканты сказали, что руководителем должен быть я. Правда, я в это дело не рвался.
Мы какое то время работали от Черкасской филар­монии, а потом мы устроились от Таджик-концерта. После молдавские ре­бята разошлись, кто куда, вот и я взял своих свердловских музыкантов, мно­гие из которых сегодня очень большие музыканты. В том числе мой ученик гитарист Валерий Парамонов. Нынче его студия одна из самых лучших. Так вот до осени 1975 года мы прекрасно работали пока в газете «Правда» не по­явилась разгромная статья про наш ансамбль. Хотелось выступить в Моск­ве, показать свое творчество, что в итоге кончилось это плачевно. Тогда в столице к нам пришли журналисты из центральных изданий. Они были очень доброжелательны. Эти люди брали у меня интервью. А я был наив­ным человеком, и мне казалось что там, в Москве «Песня года» проходит. Вот увидят талантливого человека и возьмут. После выступлений в Москве у нас была запланирована большая серия концертов. Надо было видеть ди­ректора Ростовской филармонии, как он испуганно держал в руках газету «Правда», в которой было про нас плохо написано. Концерты были отмене­ны, и ансамбль был вынужден уехать в Свердловск. Там начались разные не­приятности. Меня даже не брали на работу, человека имеющего диплом преподавателя в оркестр ветеранов труда с окладом 75 рублей. И вот неожи­данно получил звонок от Маликова. У него тоже случилась своя неприят­ность, — ушел практически весь ансамбль. Он был летом, в Одессе на нашем концерте и ему понравилось. Он естественно знал, поскольку был челове­ком политически образованным, что наш ансамбль расформирован и хоро­шо понимал, что значит статья в «Правде». Он не испугался и пригласил ме­ня в «Самоцветы». Мы с женой оказались в известном ансамбле. Для меня многое стало открытием, — какие ставки, какие гостиницы хорошие. Там в ансамбле у нас работало много профессионалов, которых можно беско­нечно перечислять. Это Александр Барыкин, Сергей Беликов, Александр Бродман, Аркадий Хоралов, Евгений Курбаков, Владимир Полонский, Вла­димир Винокур, Виталий Кретюк, Андрей Миансаров, Андрей Сапунов и многие другие. Вот так я бегло перечислил свою ВИА деятельность. За это время я сочинил много песен.

^ Москва «Горбушка» 2006 год.

Поэт Леонид Петрович Дербенев. На его замечательные стихи были написа­ны лучшие песни для многих вокально-инструментальных ансамблей. Доста-


точно вспомнить: Игорь Гранов «Первый поцелуй» — ансамбль «Голубые гита­ры», Сергей Дьячков «Качели» — ансамбль «Веселые ребята», Александр Заце­пин «Уходишь ты» — ансамбль «Ариэль», Вячеслав Добрынин «Все, что в жиз­ни есть у меня» — ансамбль «Самоцветы», Борис Рычков «Наше лето» — ансамбль «Лейся, песня!» и многие другие песни. Про замечательного россий­ского поэта-песенника вспоминает его жена Вера Ивановна Дербенева. Она вы­пустила книгу воспоминаний о своем муже.

«Песенное творчество моего мужа Леонида Петровича Дербенева начина­лось с русских текстов на музыку зарубежных композиторов. Он тогда для певицы Тамары Миансаровой сочинил две песни «Фабричная труба» и «Прощай моряк», которые пользовались огромной популярностью. С во­кально-инструментальными ансамблями Дербенев впервые познакомился благодаря музыканту Борису Тихонову, который руководил коллективом ба­янистов. А вот по-настоящему первым ВИА в жизни Лени был известный ансамбль «Голубые гитары» под руководством Игоря Гранова. Вместе они сочинили несколько хороших и добрых песен, одна из которых «Первый поцелуй», до сих пор поется и радует сердца слушателей. Потом у них был целый мюзикл «Красная шапочка, Серый волк и "Голубые гитары"».

Леня очень любил молодого композитора Сережу Дьячкова. У них была разница в возрасте около 15 лет. Сережа часто приходил к нам в гости. Он был такой необычный мальчик. Помню, глаза у него были такие восторжен­ные. Вместе с Леней все хотели шлягер сочинить. И самая известная у них была песня «Качели» в исполнении «Веселых ребят». Несколько песен бы­ли созданы с руководителем этого ансамбля Павлом Слободкиным, еще до того, когда солисткой там стала работать Алла Пугачева.

А когда познакомились с Вячеславом Добрыниным, стали сочинять пес­ни для вокально-инструментальных ансамблей, — «Песняры», «Лейся, пес­ня!», «Красные Маки», «Веселые ребята», «Самоцветы», «Поющие сердца» и многих других. Вспоминаю, как перед Новым годом к нам пришел Слава мы все вместе ждали «Голубого огонька» с замиранием сердца. Там впервые прозвучала их песня «Не волнуйтесь, тетя» в исполнении ансамбля «Весе­лые ребята». Потом ленинградский ансамбль «Земляне» под руководством Владимира Киселева исполнял их песню «Прости, земля», которая и сего­дня звучит в их концертах. Очень долго Леня и Слава работали вместе. По­следнее время Дербенев работал с композиторами Игорем Матетой, Андре­ем Лукьяновым и в основном не с ансамблями, а с солистами.

^ Москва октябрь 2006 г.

Юрий Маликов, народный артист России, руководитель ВИА «Самоцветы».

Безусловно, ВИА — творчество коллективное, хотя конечно есть некоторая идея лидера, руководителя ансамбля и аранжировки, которые были пред­ставлены схематически. Но все равно потом это дорабатывалось самими музыкантами. Например, барабаны не выписывались, и все зависело от


Демешко и Полонского или Володи Колобова и Валитова. Фактура баса, не­пременно от Тышко, Вали Витебского и Жени Казанцева. От таланта Муля-вина, Валеры Хабазина, Валеры Селезнева — соло гитара. А вот дудки про­писывались точно нота в ноту. Многие вещи рождались в муках или в радостях. Когда мы приходили на репетиции новых произведений, то не совсем себе представляли, какое звучание из этого получится. Надо отме­тить, что мало времени у нас было на подготовку к записи. И сегодня совре­менная технология, просто божество, какое то. Это когда люди могут запи­сывать по сто часов одну и ту же фразу или пятьдесят дней на запись одного произведения. Нам в то время давали всего лишь четыре часа. Привезти, расставить инструменты, подключить, настроиться и отстроить «бочку», что было важно. За это время надо было все записать и сделать сведение за­писи.

^ Москва октябрь 2006 г.

Александр Пульвер — продюсер и руководитель оркестра «Экспресс»

В 1972 году на волне популярности вокально-инструментальных ансамблей я тоже сделал свой эстрадный оркестр «Мелодия и ритм». Чтобы не быть ни на кого похожими в состав вместе с ритм секцией, включил еще четыре дудки и вокальную группу в составе двух солисток. Благодаря моему шефу Сергею Христофоровичу Мелику — руководителю всероссийской творчес­кой мастерской мы сдали первую концертную программу. Как раз в это вре­мя в парке Горького состоялся концерт с участием «Песняров» и «Ариэля». Мы тоже выступили в этой программе, тем самым, отметив свой день рож­дения.

На самом деле неважно как называется коллектив ВИА, ВИО. Главное, что там работают талантливые музыканты. Вот гениальные «Песняры» с прекрасными голосами. Мои друзья ансамбль «Самоцветы», которые за­мечательно работают и занимают верхнюю строчку. Да, были в стране ВИА на самодеятельном уровне. А вот московские коллективы не могли себе поз­волить этого, иначе бы художественный совет не выпустил бы их на сцену.

^ Москва октябрь 2006 г.

Композитор Роман Майоров — Его песни исполняли многие вокально-инстру­ментальные ансамбли. Достаточно вспомнить «Листья закружат» на стихи Вла­димира Харитонова — ВИА «Поющие сердца», «Нам с тобою по пути» на стихи Давида Усманова и «Люблю тебя» («Вот она земля моя прекрасная») — ВИА «Лейся, песня!», «Белым снегом» на стихи Владимира Харитонова — ВИА «Пла­мя»... Про своего мужа вспоминает вдова композитора Татьяна Майорова.

— «Чаще всего песни Романа Майорова были о любви, в них всегда ощущал­ся стиль. В авторском фильме Светланы Трифоновой о нем, сам компози­тор сказал: « если мальчик не может признаться в любви своей девочке,


то он всегда может напеть ей мои песни, в них есть все, и девочка поймет его». К мелодиям маэстро придраться было невозможно, поэтому их испол­няли такие талантливые певцы, как Марк Бернес, Иосиф Кобзон, Майя Кристалинская, Валерий Ободзинский, Анна Герман и многие другие. Но особенно Роман Майоров любил сочинять для вокально-инструменталь­ных ансамблей. Он работал более чем с двадцатью ВИА: «Поющие сердца», «Лейся, песня!», «Пламя», «Надежда», «Музыки», «Самоцветы», «Коробей­ники», «Метроном», «Здравствуй, песня!», «Шестеро молодых», «Ровесни­ки», «Час пик» и другими».

Народный артист СССР, лауреат Государственной премии, композитор ^ Марк Фрадкин (ВИА «Самоцветы» — «Увезу тебя я в тундру», «Там за облаками», «У деревни Крюково»... ВИА «Пламя», ВИА «Добры молодцы»...)

«На каждом этапе развития песенного жанра были свои замечательные ис­полнители. И до вокально-инструментальных ансамблей работали велико­лепные певцы. Но появление ВИА я встретил с большим удовольствием и сразу же стал «пробивать» их на телевидение, на радио. Их ведь тоже вна­чале, как сейчас рок-группы, не все принимали. Хотя исполняли они луч­шие советские и народные песни.

...Я могу помочь какому-нибудь ВИА, могу сделать с ним какую-то про­грамму. Первый ансамбль, с которым я начал работать, — ансамбль «Само­цветы». Песню «Увезу тебя я в тундру» — это ведь они первые исполняли, а не Кола Бельды. Потом я сделал программу ансамблю «Пламя». Еще поз­же услышал в Ленинграде интересный коллектив «Земляне». Написал для них песню «Красный конь», тоже подготовил программу. В поисках репер­туара ко мне пришел и руководитель «Добрых молодцев» Анатолий Кисе­лев. Взял одну песню, другую, третью. А сейчас у них уже целое шоу автор­ское, своего рода музыкальный спектакль...»

Москва, сентябрь 1986 год
1   2   3   4



Похожие:

О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconОсобенности национальной поп-музыки в советский период
Да здравствует Первое Мая! Вот так и получилось, что при слове виа мои друзья почему-то всё время представляют себе трёх особей женского...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой icon«Средняя общеобразовательная школа №7» Тема учебного проекта «Как изо, литература и технология ввели нас в мир музыки»
Как из разрозненных звуков, которые сами по себе ничего не выражают, композитор создаёт стройное музыкальное произведение, которое...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconСердца петь не устают!
Сегодня, среди других зубров виа, его имя на афише виа хит-Парад, который состоится 10 декабря в Крокус Сити Холле. Накануне этого...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconВиа и рок музыка в троицке
Поэтому под словом «рок-группа» здесь следует понимать виа, исполняющие музыку разных стилей и направлений, в основном отходящую...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой icon«орэра» — 1969 Г. — Роберт бардзимашвили
Басилая и дет­ский виа «Мзиури». И, конечно же, целая армия грузинских ансамблей «Цицинатела», «виа-75» Роберта Бардзимашвили, девушки...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconВ сегодняшний состав виа "Акварели" п\у Дмитрия Иванова вошли
Официальной датой рождения считаеться 1974 год, в этом году выходит первая пластинка виа"Акварели" п/у Александра Тартаковского в...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconКира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет.
В неубранной комнате, где вперемежку лежат книги, ноты, игральные карты, несколько музыкальных инструментов, остатки пищи, разбросана...
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconПоследний бой осел на старых сапогах, седой налет дорожный пыли

О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconДокументы
1. /Скрябин А. Е. Над седой волной.doc
О виа и о себе композитор В. П. Соловьев-Седой iconГде-то на белом свете Есть такой город – Амурск Рядом шумит, бушует Старый седой Амур
Где-то на белом свете Есть такой город Амурск Рядом шумит, бушует Старый седой Амур
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов