В традициях народного песнетворчества icon

В традициях народного песнетворчества



НазваниеВ традициях народного песнетворчества
Дата конвертации17.07.2012
Размер134.84 Kb.
ТипДокументы



В традициях

народного

песнетворчества


Тяготение бита к народной пес­не не случайно. При всем кажу­щемся различии популярной му­зыки и фольклорного музыкаль­ного творчества они теснейшим образом связаны множеством ни­тей: разнообразнейшей метро-ритмикой, опорой на форму куп­летной песни с натурально-ладо­вой основой, краткостью, лако­ничностью основной темы с ее броской подачей.

Многочисленные попытки сбли­жения бита с народной музыкаль­ной культурой предпринимаются во многих странах.

Народные английские и шот­ландские песни с успехом аран­жировали знаменитые «Битлз». Интересно работали со «славян­ским битом» польские группы «Но-то-цо», «Скальды», венгер­ский ансамбль «Хунгария». Но та­кой тонкой интерпретации фоль­клора в бите, какую мы встречаем в лучших работах «Песняров» и «Ариэля», не демонстрировал ни один из известных ансамблей.

Фольклор нашей многонацио­нальной Родины необычайно мно­гообразен, и появление много­численных последователей «Пес­няров» закономерно. Подчерки­ваю, последователей, а не подра­жателей, ибо и ташкентская «Ялла», использующая узбекские песни, и очень самобытный «Ариэль», с большим тактом ра­ботающий над обширным русским фольклором, имеют свое интерес­ное творческое лицо.

Примечательно, что в аранжи­ровках этих фолк-групп главным выразительным средством, как было испокон веку в народном пении,


является вокал. Интересное голосоведение, своеобразное зву-коизвлечение, множество нюан­сов, столь характерных для народ­ного пения,— все это результат благотворного влияния богатей­ших хоровых народно-песенных традиций.

В этой главе мы попытаемся за­глянуть в творческую лаборато­рию наших ведущих ансамблей, 'которые интерпретируют песен­ный фольклор в новом гармони­ческом изложении на остросовре­менной ритмической основе.

Из всех вокально-инструмен­тальных ансамблей, работающих сегодня на нашей эстраде, твор­ческий поиск «Песняров» пред­ставляется наиболее интересным. Ансамбль заявил о себе в полной мере в 1970 году, став лауреатом. IV Всесоюзного конкурса арти­стов эстрады. Член жюри кон­курса народная артистка РСФСР Ирма Петровна Яунзем писала: «Этот ансамбль остался в памяти как яркая творческая индиви­дуальность...» «Песняры»— кол­лектив необычный во всех отно­шениях. Одновременно и совре­менный, и народный. В ту пору






это был, пожалуй, единственный в своем роде эстрадный фоль­клорный ансамбль, поставивший своей задачей пропаганду и по­пуляризацию народного песен­ного искусства. Основа концерт­ных программ «Песняров»—бело­русские народные песни, форма изложения — биг-бит.
Типичный, традиционный биг-битовый состав: три гитары, саксофон и труба, ударные, орган плюс подлинно народные инструменты: цимба­лы, скрипка, дудочка, лира, на­сыщающие палитру ансамбля яр­кими колоритными красками.


ВИА «Лесняры»

«В их песнях — душа Белоруссии. Сильные, чистые голоса «Песняров» трогают, волнуют, рожда­ют улыбку или грусть... Никаких лишних акцентов, никакой «игры на публику»: все подчинено ме­лодии песенного сказа, его поэти­ческому смыслу»,— отмечала кри­тика. Искусство ансамбля живо и неподдельно, будто рождается на наших глазах. У «Песняров» нет раз и навсегда заученных инто­наций, они никогда не повторяют одну и ту же песню одинаково


в двух концертах. Таким образом,
в ансамбле претворяется одна из
важнейших народно-песенных

традиций — импровизационность. Арсенал выразительных средств «Песняров» достаточно богат и выразителен. Уже в ранних пес­нях, определивших творческое лицо коллектива,— «Косил Ясь конюшину», «Ой рана на Ива­на», «Рушники», «Скрипят мои лапти»— «Песняры» передают всю гамму чувств: от веселья и удали до задумчивости, светлой грусти, глубокого лиризма. При совре­менном прочтении народной пес­ни ансамбль находит много инте­ресных приемов: вариантность в чередовании каждый раз изме­няющихся (гармонически и рит­мически) куплетов, проведение остинатного басового рефрена че­рез все произведение, сопостав­ление кантиленных вокальных пар­тий с инструментальными отыгры­шами и др. Высокая вокальная культура, безупречная ансамблевость, проявляющаяся в слиянии голосовых созвучий, позволяют «Песнярам» успешно исполнять песни а капелла—песни без со­провождения в исконно народ­ной традиции хорового пения. С удивительной бережностью пе­редают артисты чистоту, напев­ность народных мелодий, с боль­шим тактом используя инструмен­тальные и вокальные возмож­ности. Примечательно, что аран­жировка не торопит переход к со­временному ритму. И прежде чем выйти на бит, исполнители со всей полнотой воспроизводят мелодию песни, дают заиграть каждой ее «краске».

Именно таким глубинным про­никновением в «душу» народной песни, постижением и донесени­ем ее сути и отличаются «Песня-


ры» от многих ансамблей, которые либо, не мудрствуя лукаво, под-кладывают под народную мело­дию битовый ритм, отдавая не­сколько тактов в инструментовке (для колорита!) подлинно народ­ным инструментам — жалейкам, рожкам, сопилкам, либо, напро­тив, придумывают сложные, со сменой ритмических акцентов риффы* электро- и духовых инст­рументов, альтерированные, с чередованием звеньев септ- и но-наккордов гармонии, совершен­но не свойственные простым, ме­лодичным, чаще всего распевным народным песням. И если в пер­вом случае совершенно неизме­ненная мелодически народная песня — из робости или ску­дости фантазии аранжировщика— почти ничего не приобретает от искусственно привнесенной к ней эстрадной ритмизации, то во вто­ром случае изощренная инстру­ментовка разрушает заданный му­зыкально-поэтический образ.

Пожалуй, наиболее интересны­ми, перспективными, ценными по своим художественным и эстети­ческим качествам являются свое­образные фантазии на темы на­родных песен. Именно в таких развернутых «полотнах» наиболее явственно проглядывает лицо ан­самбля, аранжировщика, который выступает как композитор. Образ­цом творческого использования фольклорного материала может служить композиция на тему по­пулярной белорусской народной песни «Перепелочка».

...Со сцены льется безыскусный,
щемяще-грустный мотив — уз-

наваемый и волнующе новый од­новременно. Его выводит одино-


кая флейта, потом ей мягко вто­рит ансамбль мужских голосов — пока это пастораль, ничем не омраченные картины белорусской земли. Но тревога уже появи­лась в какой-то высокой ноте. Она нарастает, мелодический народ­ный напев теряется в грозных, порой диссонансных музыкальных пассажах. Драматизм кульминации выражен через предельную само­отдачу музыкантов. Но вот тема тревоги постепенно ослабевает и расходится, как круги на воде.

Здесь в полной мере прояви­лось высокое мастерство В. Муля-вина — композитора и аранжиров­щика, сумевшего создать удиви­тельно яркое, красочное, глубоко национальное музыкальное произ­ведение. В нем слились воедино интонации народной песни с со­временными гармониями, рит­мами.

Но не только к белорусскому
песнетворчеству обращаются

«Песняры». В их репертуаре есть и монументальная музыкально-драматическая композиция «Сказ­ка» на стихи Е. Евтушенко, вы­держанная в духе русского фольк­лора.

...После короткого вступления меди стремительно разворачива­ется экспозиция: тревожный уни­сон баса с фортепиано, резкие, диссонирующие аккорды-удары, имитирующие колокола русских церквей, возвещают о нашествии супостатов. Появляется зловещий рефрен баса и ударных, создаю­щих образ ханской конницы, и поч­ти речитативная вокальная тема повествования: «По разграблен­ным селам шла орда на рысях...»

Завязка композиции начинается с появлением «дел игрушечных мастера» Ваньки Сидорова, приве­денного к хану на утеху. Тема


Ваньки, выраженная в славянском мелосе,— самая светлая и лирич­ная во всей композиции. В проти­вовес ей тема хана—в верхнем ре­гистре данная почти на одной но­те— напоминает вопль дикого, жестокого завоевателя. Хан требу­ет «сочинить» игрушку, «но чтоб эта игрушка просветлила» его. Здесь композитор являет блестя­щую находку — на остроритмич­ном «ханском» рефрене, поперек ритма, вдвое медленнее звучит очень русская, кантиленная, нисхо­дящая секвенция. В ней отрази­лись и грусть, и раздумья, и поис­ки выхода... И Ванька находит вы­ход! Он «сочинил» хану «Ваньку-встаньку», которого невозможно «покласть».

«Уж эта игрушка просветлила меня»,— вопит хан и в бессиль­ной ярости убивает Ваньку Си­дорова.

«И теперь уж отмаясь, положен­ный вповал...»— звучит прекрас­ный, выразительный реквием Ваньке Сидорову, непокорному мастеровому. Развязка трагична, но композиция заканчивается светлым вокализом — гимном, полным оптимизма, гордости за непокоренный народ «Ванек-встанек», великий народ русский.

Этот немудреный рассказ ан­самбль превращает в развернутое представление с призывным фоль­клорным зачином, с яркими музы­кальными характеристиками дей­ствующих лиц. Несмотря на мно­гоплановость «Сказки», смену вокальных диалогов инструмен­тальными заставками, сочетание сольного и ансамблевого пения, произведение отличается цель­ностью, завершенностью формы.

Движение ансамбля от трактов­ки простых песен к крупным пе­сенным формам привело «Песня-






ров» к рождению своеобразного театра, лишенного внешней теат­ральности, но со своими зако­нами внутренней драматургии, со своей стилистикой, поэтикой, сво­им лицом.

Очень самобытным, интересно музыкально мыслящим представ­ляется мне челябинский ВИА «Ариэль», лауреат V Всесоюзного конкурса артистов эстрады, так же как «Песняры» разрабатывающий на эстраде народно-песенные тра­диции. «Во многом примером для нас явилась вокальная манера «Песняров»— их мягкое «народ-


ВИА «Ариэль»


ное» звучание с широким вибра­то»,— говорит руководитель ан­самбля Валерий Ярушин. Но «Ариэль» - не слепая копия «Пес­няров», а ансамбль, имеющий свою яркую индивидуальность.

В основу концертных программ «Ариэля» легли русские песни. Через них уральцы стремятся до­нести до слушателя красоту своего края. Их исполнение отличает бережное отношение к голосо­вой партитуре и мелодизму, ха­рактерному для российского


фольклора, а аранжировка при­вносит своеобразное звучание, от­ражающее наше время.

Все это отчетливо проявилось в песнях, звучавших в первых про­граммах «Ариэля»: «Ничто в по­люшке не колышется», «Ой, мо­роз, мороз», «Я на камушке си­жу» и др.

Шуточную народную песню «Я на камушке сижу» ансамбль по­строил на соединении разнород­ных элементов: традиционного народного пения, джаза, бита и, дав волю фантазии, разумно огра­ничиваемой тактом по отношению к оригиналу, сумел добиться сти­левого единства различных плас­тов произведения.

Первый куплет «Я на камушке сижу и топор в руках держу»— певец поет «под балалайку» так, как его певали наши прадеды. Но вот вступает бас, гитара с «квакушкой»>, ударные, и чисто джаз-роковый рифф предлагает­ся нам в качестве ритмической основы для последующих купле­тов.

В третьем куплете «Я все ко­лышки тешу, изгородь горожу» появляется ансамбль голосов, органично «опевающий» солиста. И тут же, уходя от однообразия, через короткий брек ударника ансамбль меняет рифф, возник­ший в четвертом куплете: ритм становится жестче, каждая доля акцентируется. Но вот резко уби­рается весь аккомпанемент, и да­лее солист поет в сопровожде­нии а капелльного звучания ан­самбля.

«Да все беленькую, да кача-ненькую»—дружно подхватывает ансамбль, подключая интересный аккомпанемент: вначале возникает унисон баса с гитарой, потом по­является орган, затем темы раз-


бегаются в затейливом узоре — звучит настоящая трехголосная фуга, на нее наплывает вокал ан­самбля, мужские фальцеты зву­чат плотно и очень слитно, созда­вая ощущение хорала.

И вновь брек ударных: «У кого капусты нету, прошу к нам в ого­род»— в два раза медленнее на форте поют в унисон все музы­канты, возвещая об окончании песни.

Короткий отыгрыш — и «Прошу к н-нам в о-го-род!»—октавой вы­ше, на фальцетах, зазывающе, по-скоморошьи звучит последняя фраза песни.

Аранжировка «Я на камушке сижу» — яркое свидетельство то­го, что даже самая незатейливая, неприметная народная песня таит в себе массу возможностей для пытливого, ищущего художника. В первые программы, которые «Ариэль» показывал своим земля­кам, вошла и «Русская свадьба» — это уже оригинальное сочинение Ярушина, написанное в народном стиле, ярко передающее живые интонации говора, народный юмор.

В комической вариации на тему украинской народной песни «Ма-рыся» музыканты делают первые робкие шаги в театрализации пес­ни: выбегают на сцену с чайником, стиральной доской и устраива­ют «соревнование» в аккомпане­менте со звучащими электроин­струментами. В создании програм­мы активное участие принимали все музыканты. Ярушин, напри­мер, вообще считает, что боль­шинство ансамблей грешит одно­образием в основном потому, что аранжировки делает один чело­век. У «Ариэля» с самого начала сложились совершенно иные прин­ципы работы. К инструментовке


произведения привлекались все участники ансамбля, и лучшие песни каждого из них имели пра­во на место в программе. Может быть, поэтому в программах «Ариэля» так много песен раз­ных, и ему удается избежать ка­кого-то единого штампа. Но все-таки все произведения, какими бы разными они ни казались, реша­ются в одном, «ариэлевском» сти­ле. Этот общий стиль и создали шестеро музыкантов-композито­ров, с полуслова понимающих друг друга. Этот дух общности, единения был заложен уже в са­мом названии — «Ариэль», а не «Ариэли».

«Ариэль» всегда в поиске. И его
сюита «Русские картинки» - сви-­
детельство тому. Появившееся
четырехчастное произведение

трудно отнести к какому-нибудь
конкретному жанру. Обилие ин­
тересных тем, тщательная их во­-
кально-инструментальная разра­-
ботка, сложный музыкальный язык
позволяют отнести сюиту к раз­
ряду вокально-симфонических
произведений. Но инструмента­
рий, острая ритмическая основа,
современная манера вокализи-­
рования— все это компоненты
бит-музыки.

Пропитанная русским нацио­нальным мелосом, сюита строит­ся на ладо-гармонических струк­турах, подголосочных полифо­ниях, характерных для русских народных песен. Типичный биг-битовый набор совсем уж «не рус­ских» инструментов звучит в сюи­те очень по-русски и в то же время современно. Искусно инст­рументированное звучание: тон­кая имитация «балалаечного» на­игрыша гитар и «баянные перели­вы» электрооргана создают иллю­зию игры оркестра народных


инструментов, а частая, порой не­ожиданная смен ритма, инте­ресные риффы баса и ударных, соло гитары, использующей со­временные эффекты («квакушку», «фузз» и др.), говорят о том, что музыку творят музыканты, тонко ощущающие специфику своего жанра и пульс времени.

Возвращаясь к разговору о сти­
ле, хочется отметить, что песни
и темы сюиты, написанные музы­
кантами в разное время («Але­
нушка» С. Геппа, фрагменты баян­
ной сюиты В. Ярушина), выглядят
в «Русских картинках» в абсолют­
ном органическом единстве. Это
свидетельствует о том, что у
«Ариэля» действительно есть
свой, выработанный годами,

созданный самими же музыкан­тами стиль, в котором ансамбль трактует ныне различные про­изведения.

Камерное, стройное слияние го­
лосов певцов рождает мягкий
теплый звук. Богатая нюансиров­
ка, умение слышать соседнюю
партию и ансамбль в целом —
характерные черты их исполни­
тельской культуры. И здесь, ко­
нечно, имеет существенное
значение то, что все музыканты
воспитаны на серьезной музыке,
хорошо образованы, ибо без
школы, без постоянного повыше­
ния культуры нет будущего.

Можно отметить еще ряд ВИА, в разное время и с разным успе­хом обращавшихся к обработке народных песен. Это московские коллективы «Добры молодцы» и «Коробейники», украинские «Коб­за» и «Водограй», узбекская «Ял-ла», грузинские «Иверия», «75» и др. Но в отличие от «Песняров» и «Ариэля» их работа с фолькло­ром непоследовательна.

Например, «Водограй»— типич-






но джаз-роковый ансамбль, вы­ступающий иногда с чисто джазо­выми филармоническими концер­тами. Но в его программе есть и произведения, созданные на осно­ве украинского фольклора (народ­ные песни «Дивчина милая», «Нес­ла дивчина воду»; четырехчастная сюита «Кобзарская дума», на­писанная руководителем ансамб­ля саксофонистом А. Шаповалом).

Наряду с этим явное тяготение
ансамбля к шлягерам, к тому же
простовато аранжированным.

Ощутима перегруженность про-


ВИА «Ялла»


граммы шоу-элементами. Непо­мерно большая роль отводится конферансье, который вместо предполагаемой «разрядки» вно­сит в музыкальную программу не­избежные спады, паузы. Может быть, эта ложная «полистилисти­ка» (джаз-бит-фольклор-шоу) и мешает потенциально сильному коллективу найти свое подлинное лицо.

Трудности узбекского ВИА «Ял­ла» связаны с преодолением вековой национальной традиции






одноголосного пения — характер­
нейшей особенности музыкально­-
го фольклора республик Средней
Азии. Творчески подойдя к пе-­
реосмыслению национальной му­
зыки в связи с сегодняшними тре­
бованиями вокально-инструмен­-
тального жанра, музыканты опии-­
раются на то общее, что сближает
биг-бит с узбекским фолькло-­
ром,— многообразные ритмиче-­
ские трансформации. В тради-­
ционную для ВИА музыкально-
ритмическую ткань органично
«вплелись» звучания народных ин­
струментов— дойры, тамбура,


ВИА «Иверия»


рубаба, на которых виртуозно играет Шахбоз Низамутдинов.

Через исполнение русских пе­
сен, где наглядно демонстриро-­
валась способность узбекских му­
зыкантов к многоголосному пе­
нию, тактично преодолевалась
одноголосная певческая традиция.
Так постепенно руководитель «Ял-
лы» Евгений Ширяев прививал и
музыкантам, и узбекским слушате-­
лям вкус к мышлению не только
мелодическому («горизонталь-

ному»), но и к мышлению «верти-


кальному»— гармоническому.

Вскоре в репертуаре ансамбля появились и национальные песни, исполняемые многоголосно, как, например, «Киз бола» («Озор­ная девчонка») Энмарка Салихо-ва на стихи Пулата Мумина, ко­торая была с пониманием встре­чена узбекскими зрителями.

Сейчас ансамбль выступает с цельной высокохудожественной программой, в которую включе­ны не только узбекские народные песни, но и произведения русско­го фольклора, песни советских композиторов.

Сами названия — «Коробейни­ки», «Добры молодцы» как бы указывали направление поиска этих московских ансамблей. И дей­ствительно, вначале эти названия оправдывались. Но в дальней­шем обращение ансамблей к фольклору стало эпизодическим (народные песни «Лучина», «Ме­телки» в «Добрых молодцах», «Вдоль по улице метелица метет», «Всю то я вселенную проехал», «Однозвучно звучит колоколь­чик» в «Коробейниках»).

Но вот неожиданно для всех «Коробейники» делают резкий крен в сторону, решительно уходя от шлягеров, отваживаются на дерзкий эксперимент — создание программы по произведениям Г. Свиридова на стихи С. Есенина. Это не было изменой ни жанру, ни фольклорному направлению, ибо и звонкая, яркая, полная огромной внутренней силы свиридовская музыка, и певучие есе­нинские стихи корнями своими уходят в русскую национальную почву.

Обращение «Коробейников» к советской классике, оригиналь­ное, убедительное прочтение ими поэмы Г. Свиридова «Памяти


Сергея Есенина» говорят о гро­мадных возможностях вокально-инструментальных ансамблей, ве­дущих поиск широко и творчески.




Похожие:

В традициях народного песнетворчества iconСвятки – один из славянских праздников
Расширите свой кругозор, углубите представление о культуре славянских народов, об их традициях, обычаях, дополните понятие о красоте...
В традициях народного песнетворчества iconМинистерство образования Республики Башкортостан гоу впо «Башкирский государственный университет» Общественное объединение Фонд культуры «Мажит Гафури – XXI век» Уфимский центр Международного движения «Педагоги за мир и взаимопонимание»
Межрегиональной научно-практической конференции «Гуманистический потенциал идей Мажита Гафури: их преломление в современных культурных...
В традициях народного песнетворчества iconК вопросу о дне 4 ноября в контексте провозглашения его Днем народного единства
«4 ноября 1612 года воины народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город,...
В традициях народного песнетворчества iconПротокол № от 2011 г. Положение о первичной организации Профсоюза работников народного образования и науки
Устава Профсоюза работников народного образования и науки Российской Федерации (далее – Устав Профсоюза) и является внутрисоюзным...
В традициях народного песнетворчества iconДорогие друзья!
Приглашаем всех желающих на «Кудрявую Ярмарку» с целью возрождения ремёсел в народных традициях и приобщения молодёжи к здоровому...
В традициях народного песнетворчества iconПрактикум по предмету «Мировая художественная культура» тематический блок
Проект 17 создание клуатра микросада лечебных и ароматических растений в традициях средневекового аббатства
В традициях народного песнетворчества iconВ традициях советской песни
Советская песня в вокально-инструментальном жанре успеш­но совмещает в себе самые раз­личные формы и стили песенного творчества:...
В традициях народного песнетворчества icon«Петровский кадетский корпус»
В петровском кадетском корпусе обучаются 450 кадет и воспитанниц. В традициях кадетских корпусов – «обучать и воспитывать людей на...
В традициях народного песнетворчества iconПоложение о районном отраслевом фестивале народного творчества, посвященном 65- летию Победы в Великой Отечественной войне 1941- 1945 годов
Организатором районного отраслевого фестиваля народного творчества, посвященного 65 – летию Победы в Великой Отечественной войне...
В традициях народного песнетворчества iconТема: Творческий вечер, посвящённый дню рождения Н. И. Казакова Цель: знакомство с творчеством народного писателя Н. И. Казакова Задачи: развивать творческие способности детей; познакомить с произведениями М.
Сегодня мы собрались, чтобы провести творческий вечер, посвящённый дню рождения народного поэта масср н. И. Казакова. Миклай Казаков...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов