Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» icon

Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?»



НазваниеIv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?»
Дата конвертации17.07.2012
Размер185.69 Kb.
ТипДокументы



Ольга Паливода

Пятый угол Игоря Паливоды

Фрагмент из рукописи книги

Глава IV. «Песнярский» период

... Все спрашивают:

«Что там, после смерти.

что там после смерти?..»

— После смерти начинается история.

Сергей Довлатов

Лето 2001 года. Минск. Новый железнодорожный вокзал. Съемоч­ная группа, работающая над документальным фильмом о композито­ре Игоре Паливоде «Родной песни воевода», уже закончила интервью с Леонидом Борткевичем. Ждем Мулявина, есть договоренность и с ним. Заместитель директора «Песняров» Игорь Свечкин уже волнуется -до отхода поезда в Питер всего ничего. А вот и Владимир Георгиевич. Успевает на ходу рассказать, что еще в ранней молодости знал и ценил Игоря как высококлассного музыканта и вместе с ним и Валентином Бадьяровым (Бэдей) мечтал о создании ВИА, подобного «Битлз». Так что, когда пианист Анатолий Гилевич заболел и гастроли «Песняров» оказа­лись под угрозой срыва, он долго не раздумывал, кем бы можно было его заменить, поручив тогдашнему директору ансамбля Лене Знаку:

^ Только Паливоду! Разыскать и в течение суток отправить самолетом!

Мулины приказы не обсуждались. Его авторитет был непререка­ем, тем более что при сумасшедшей популярности «Песняров» от подобного предложения не отказался бы никто! Последовал звонок в тихий минский район Серебрянку, где Игорь в то время жил с отцом, и уже через пару дней молодого артиста ввели в программу. Позже сам Игорь напишет об этом так:


«Итак, «Песняры». Зачислен сюда в августе 1978 года в связи с назревшей необходимостью пополнения коллектива молодыми талан­тами. Привлечен в качестве пианиста (или, говоря современным язы­ком, клавишника) и аранжировщика. Был подвергнут всесторонней проверке на предмет творческой потенции, плодовитости, личных человеческих качеств и прочим пробам.

По творческим параметрам результат проверки таков. В сегод­няшней программе ансамбля звучит пять моих обработок обрядовых народных песен, одна оригинальная инструментальная пьеса и не­сколько аранжировок».

К большому сожалению, кадры с Мулявиным не вошли в наш фильм. У него был совершенно больной вид, к тому же, видимо, от высокого давления, лопнул сосуд в глазу — искать другой ракурс у оператора не было времени. Все бежали по платформе, Свечкин кричал: «Георгиевич, быстрее!..» — тот прыгнул на подножку вагона, бросив напоследок: «Очень талантливый был, очень... Жаль, что так рано...»

^ Нам тоже, Владимир Георгиевич!

Пишу эти строки через год после нашей общей утраты — ухода из жизни главного Песняра.
И весь этот год разрывалось сердце: не успела, что называется, земля остыть, как начешись интриги, дележка его кресла и выяснения, кто же теперь главный, а кто еще главнее... Бог всем судья, но на сегодняшний день мы имеем три состава «Песняров».


А между тем сам он на вопрос о том, кого считает настоящими «песиярами», отвечал так: «Леонид Тышко, Леонид Борткевич, Анато­лий Кашепаров,— все в США. Александр Демешко и Олег Молчан в Москве. Володя Ткаченко сейчас работает с Финбергом. Игорь Паливо-да и Валерий Яшкин — светлая им память. Это настоящие мастера своего дела. Фанаты, которые могли репетировать сутками. Поря­дочные, честные люди, очень талантливые парни».

Судьба была так благосклонна ко мне: с одним из настоящих «песняров» мне посчастливилось идти по жизни 10 лет. И вот уже 8 - без него. В утешение людям придумана поговорка, что время лечит. Не понаслышке знаю, время только обостряет боль и приносит пони­мание невосполнимости утраты. А еще чувство вины — просто по­тому, что ты есть, а их нет. И много еще разных чувств, в том числе, наверное, самых главных — ответственности и причастности к нашей истории и культуре. Все это так же, как и служенье музам, «не терпит суеты».

Посему приоткрываю сегодня читателю личные дневники мужа. Послушайте его тихий голос, улыбнитесь его ироничной улыбкой, постарайтесь понять его эзопов язык и то, что время оценки такого неоднозначного явления в нашей культуре, как «Песняры», еще не настало. Оно еще впереди. Ведь в истории всегда торжествует прав-


да. Мифы, сколь бы ни были они высоки и помпезны, в конце концов развенчиваются.

Л пока вспомним наших «Песняров» светло и радостно — по «вол­нам» их гастрольной жизни.

Пт. 11.1.1980 г.

г. Ленинград

...Вот уже четыре дня коллектив представляет республику в здеш­нем концертном зале «Октябрьский». Это своеобразный творческий отчет за минувшее десятилетие, и ленинградцы встречают нас, по­сланцев братской Белоруссии, с теплом и благодарностью. Особо тро­гают требовательно-умоляющие возгласы в конце концерта:

— «Во-лог-ду-у-у!» «Вологду» давай!

Эта минута прекрасна.

Сб. 12.1.1980 г.

г. Ленинград

Прошедший 1979 год был, конечно, насыщен событиями.

Начался он с двух концертов в родной Белорусской филармонии (3—4 января). Второй из этих концертов отпечатался в памяти особо.

В те дни «Песняры» потрясали слушателя «Гусляром» (но Я. Купале), и когда в середине действия, в самой его кульминации на сцену вышел лично Гусляр, чтобы высказать подонку Князю всё, что накипело, тот обомлел вместе со своею свитой. Седой старец имел такой уставший вид, что гусли валились из его рук, стеклянные глаза смотрели сквозь Князя, и вместо того, что накипело, из души с хрипом вырвалось лишь небольшое облачко горячего душистого пара. Сориентировавшись, му­зыки грянули, Князь заорал что-то не своим голосом во второй октаве, и его прислужники быстро куда-то уволокли удивленного лысого Гус­ляра, так и не дав ему выговориться. Свадьба продолжалась, и среди гостей прошел слух, что в этот день старика так и не зарыли.

Из родной филармонии судьба швырнула нас в Брест (с 6 по 12 января). Далее — три дня без работы в Минске и нашествие на Прибалтику (Таллинн, Рига — с 17 но 24 января) и Москву (25 янва­ря — 7 февраля). Просидев дома более двух недель (!) и выступив в правительственном концерте 26 февраля, мы погрузились в голубой вагон — и снова Москва, снова «Россия», сосиски и яичница. 9 марта приехали домой, чтобы поздравить милых жен, а 12-го уже улетели на Украину (Харьков, Запорожье) и — проездом через Минск (1 апреля) — в Челябинск, Свердловск, Пермь и Тюмень. Ночь с 26 на 27 апреля романтически скоротали в холодном салоне спецрейса «ЯК-40» (этот перелет из Тюмени в Минск продолжался почти 8 часов с двумя проме­жуточными посадками).


После краткого недельного передыха у домашнего очага последо­вала девятидневная гастроль в Казани (3—13 мая) — и наше судно стало на прикол в водах родной Свислочи.

Две недели сладкого покоя, встреч с минскими друзьями — и по­чти двухмесячная подготовка новой программы...

Лафа кончилась 27 июля. Знакомый голубой вагон с крупной надпи­сью «БЕЛОРУССИЯ» унес нас в Москву, хотя и ненадолго — до 2 августа. Еще две недели среди минских друзей — и Гомель (16—22 августа), а через неделю — опять ставшая родной столичная супергостиница «Рос­сия» с ее неизменными сосисками. Здесь нельзя не отметить незабы­ваемые два концерта в Звездном городке, после которых в ходе дружес­кой беседы за рюмочкой коньяка сам Климук сказал мне, что я «вооб­ще похож на три мушкетера»...

Подводя черту, не обойтись без цифр.

В течение прошедшего 1979 года ансамбль «Песняры» провел 340 концертов (плюс три «шефских» — итого 343) в 19 городах страны. Это составляет 686 часов, проведенных на сцене.

За этот период мы 5 раз побывали в столице и 13 раз в Минске.

Вс. 13.1.1980 г. г. Ленинград

Чтоб надолго сил моральных И физических сберечь, Пейте соков натуральных — Укрепляет грудь и плеч!

Народная мудрость

Сей стишок прочел сегодня за обедом один мой знакомый по фамилии Щелоков, и я подумал, что он пришелся кстати: ровно месяц, как я «укрепляю грудь и плеч» и употребляю исключительно «натураль­ных соков», не считая чая. Чувствую себя соответствующим образом: испытываю массивный наплыв творческих сил и слышу, как увеличи­вается в объеме грудная клеть.

В перерыве между двумя концертами одиноко брел в гостиницу, чтобы отдохнуть несколько минут в своем номере и собраться с твор­ческими силами. Мозг сосредоточенно анализировал только что за­кончившееся выступление, раскладывал его по полочкам, придирчиво ища изъяны, выстраивал в цепочку, чтобы впоследствии снова собрать в большую кучу,— как вдруг меня остановила молодая особа в очках и мохеровой шапочке типа «одуванчик». Она смотрела на меня так, буд­то говорила: «Я узнала вас, вы — Кобзон!..» Дрожащим от волнения и слабой надежды голосом особа спросила, решившись:

— Простите, вы случайно не...

Я подобрал осанку и ответил скромно, но утвердительно.


Глаза ее под запотевшими линзами очков идиотически засвети­лись, дыхание остановилось. Ей не верилось, что можно запросто протянуть руку и ухватить «песняра» за нос. Она несмело пошла рядом, боясь спугнуть явившегося ангела или проснуться. Увидев, что ангел ускоряет шаг, она выдохнула:

— Я так мечтала попасть...

Я сразу сказал, что это невозможно. У нас есть директор, сказал я, но у него билетов нет, а у меня, к сожалению, мало времени. Я в последний раз взглянул на нее, и если бы не очки, то увидел бы на глазах выступившие слезы. Но несмотря па то, что я не увидел ничего, кроме очков и «одуванчика», который, казалось, сразу завял и осыпался, мое сердце растаяло. Да, подумал я, это создание не зря подошло именно ко мне: девичье сердце подсказало, что я с детства на редкость отзывчив, чуток и добр.

Мне стало жаль ее, некрасивую, и я отдал ей все, что у меня было: бронь на два места на вечерний концерт.

Придя к себе в гостиницу, я понял, что день прожит не зря.

Ср. 23.1.1980 г.

г. Киев

Два дня живем в гостинице «Днiпро».

Ехали в Киев фирменным поездом «Барвiнок», и нам выпала честь быть пассажирами вагона, выполняющего свой последний рейс. Мне так повезло впервые, поэтому я не смог удержаться от краткого упоми­нания об этом на настоящих страницах.

Судя по всему, видавший виды старичок-вагон катается по рельсам с тех пор, как появились на свет мои родители. И по крайней мере десять последних лет регулярно совершает прощальные рейсы.

С самой первой минуты, когда локомотив, издав радостный вопль, потянул за собой, в числе прочих, наш вагон-ветеран, в купе пришла и заполнила его собой русская матушка-зима. В любом уголке вагона был слышен ее бодрящий, ядреный аромат. Я попал в купе, где этот аромат ощущался особенно остро — так, что нестерпимо захотелось стать на лыжи. Время, однако, было позднее, монотонный стук колес клонил ко сну, и мы — четверо гордых счастливчиков — стали подумы­вать о создании своего маленького домашнего уюта. Участливая укра­инская проводница предоставила в наше распоряжение несколько се­рых вафельных полотенец, и я принялся законопачивать ими щели в окне. Два или три полотенца свободно вошли в проем, пока я не понял, что они просто вываливаются наружу. Густо покраснев, прекратил свою ребяческую шалость.


До чего же хорошо спать на свежем морозце! Прохладный январ­ский ветерок нежно шевелит волосы на голове, любовно ласкает уши, нос, гладит, обволакивает все тело до самых пят, и в краткие минуты сладкой дремы вам снится деревянная полка маленькой русской бань­ки, но почему-то покрытая инеем.

Такого светлого чувства мне не приходилось испытывать даже в незабываемые февральские ночи в палатке на снегу во время армей­ских учений...

Киевский Дворец спорта должен выдержать 26 концертов, 4 из которых уже за плечами. Покидаем сцену под громкий свист публики, и поскольку действие происходит, слава Богу, не в США, трудно расце­нивать это как выражение восторга. Скорее всего, киевский зритель хочет показать свое неудовлетворение малым метражом программы -всего три часа.

Однако апробированная на минских ценителях нашего творче­ства — этаких эстрадных гурманах — и ставшая незыблемой схема по­строения концерта не позволяет нам перешагнуть границу и перейти за рамки строго организованной опытным путем установки. Умная и проницательная киевская аудитория, однако, хорошо понимает это, и немедленно после ухода артистов со сцены замолкает, не настаивая больше на продолжении законченной композиции.

Чт. 24.1.1980 г.

г. Киев

Для настоящего артиста ярко освещенная сцена — родной дом. Каждый концерт для него — торжественный и радостный праздник. И поскольку артист всю жизнь посвящает сцене,— вся сто жизнь — это большой праздничный бал1.

Пн. 28.1.1980 г.

г. Киев

Есть, однако, другой тип артиста. Встречается он в наши дни крайне редко, но обойти его молчанием нельзя.

Это — артист-ремесленник. Он люто ненавидит зрителя, хотя все­гда мило улыбается ему, и больше всего на свете любит получать вознаграждения, хотя, пересчитывая деньги, всегда хмур. На сцену он всегда выходит с тяжким вздохом, словно на эшафот, а во время представления мысли его заняты чем угодно: сочинением стихов, пла­нами на отпуск, воспоминаниями о прошедшей ночи с видами на предстоящую, решением арифметических задач на умножение и вы-


читание, даже разгадыванием шахматных головоломок. То, что нужно делать в ходе концерта, он делает механически, в своем подобии снизводя себя до станка с программным управлением, которое автома­тически выключается и останавливается, как только исчерпывается объем заложенной в него информации (программы). С особым вооду­шевлением проживает он последние минуты концерта, с наслаждени­ем раскланивается, не видя рукоплещущей аудитории: его мысли уже далеки от сцены.

Как беден, как жалок он, этот несчастный маленький кустарь, ничтожный раб хлопка!

Подобных артистов, разумеется, нет и не может быть в таком коллективе, как наш. Каждый член, каждая пора этого чувствительного и слаженного организма живет свежим дыханием творческого ветерка, питается целебными травами вечного, неустанного поиска. В этом заложен весь смысл, вся цель его полнокровной жизни, и в этом ее непременное условие.

Вт. 29.1.1980 г.

г. Киев

...Организм этот состоит из двенадцати основных членов, или составных частей, каждая из которых несет свои строго определенные функции. Каждый из членов имеет свое наименование, или фамилию.

Перечислю их здесь для истории — в алфавитной очередности.

Итак, представим себе живой мыслящий организм («Песняры» об­разца 1980 года).

  1. АЙВАЗОВ О. Н. (он же Главбух, он же Ара или Аятолла). Играет на тромбоне, зато прекрасно заваривает чай. Как член организма распо­ложен где-то в ягодичной области в виде чирья.

  2. БОРТКЕВИЧ Леонард (он же Александрино, он же Радзивилл). Лидирующий заслуженный артист-солист. Правая нога, обутая в хрус­тальный башмак, но слегка тронутая гангреной. В связи с последним, ей предстоит серьезная операция вплоть до ампутации с заменой высококачественным протезом.

  3. ДАЙНЕКО В. С. (псевдонимы непечатны). Красиво пел экс-бест­селлер «Беловежская пуща» композитора А. Пахмутовой и поигрывает на альте. Мизинец правой руки.

  4. ДЕМЕШКО А. С. (он же Тыква или Шурик). Заслуженный артист БССР. Широкая душа и открытое сердце организма. Любит деньги.

  5. КАШЕПАРОВ А. Е. (он же Коша, он же Гнус). Заслуженно при­знанный обществом исполнитель неповторимой «Вологды» и ряда дру­гих менее известных произведений. Левая нога в протертом до дыр



старом башмаке. В последнее время на эту ногу было примеряно несколько новых ботинок, но ни один из них не пришелся впору. Приходится еще раз ремонтировать износившуюся обувь.

  1. МИСЕВИЧ В. Л. (Змей). Правая рука и правый глаз. Крепкий кулак, ревностно и самоотверженно защищающий организм от пося­гательств внешних и внутренних врагов — различных болезнетворных бацилл и бактерий.

  2. МУЛЯВИН В. Г. (Муля или Лысый). Член, исполняющий роль головы, мозга, мыслящего центра, управляющего всеми другими члена­ми и члениками. Голова, любящая примерять новые шапки.

  3. НИКОЛАЕВ В. П. (он же Таракан или Николашка). Неутомимый экспериментатор, пропагандист научных достижений XX века приме­нительно к музыке1. Ввиду неопределенности практической деятельно­сти, местонахождение этого органа в организме трудно поддается точному определению. Предполагается, что эта составная часть функ­ционирует где-то в глубинах мозга.

  4. ПАЛИВОДА И. И. (Ицик). Создатель ряда пестро разукрашенных полотен, член символического художественного совета ансамбля2. Одно из ушей.




  1. ПОЗДЫШЕВ Е. А. (Женёк или Малыш). Исполняет нелегкую роль трубача. Орган, находящийся в противоположной стороне от члена под № 1.

  2. ТКАЧЕНКО В. Н. (без псевдонимов). Другое ухо. Неутомимый автор.

12. ТЫШКО Л. Б. (он же Кишко, он же Хмурый). Орган обоняния.
В целом перед нами предстает мудроголовый Организм с широкой

душой, зоркими глазами, чутким слухом, развитым обонянием, крепко еще стоящий на двух ногах, несмотря на серьезное заболевание одной и неприглядную обувь другой.

...Потом будет много всего. Автор настоящих дневников не толь­ко составит подробную географию всех турне знаменитого коллек­тива, но и даст анализ его творчества, опишет череду событий, курьезные случаи, составит психологические портреты артистов, перерождение и болезнь вышеописанного «организма», а также воз­никновение СМУРа — внутрипесняровского печатного органа.

Пт. 22.2.1980 г. г. Донецк

В Волочиске <...> во время ночного чая родилась неожиданная идея создания внутри Организма своего печатного органа. Идея была


смелой и принадлежала она, конечно же, мне,— кому же еще может взбрести в голову такое?

Странно, но сразу дождем посыпались материалы. Четыре купе, занимаемые нами в поезде (а ехали мы в Донецк без малого сутки), напоминали хорошо отлаженный пресс-центр.

Так я стал редактором. И вот он лежит передо мною, свежий номер газеты «Ведомость» № 1 — внутренний орган СМУРа (Сообщества му­зыкальных ремесленников).

Ср. 5.3 1980 г.

г. Донецк

Завтра отбываем в Минск, а 10-го вечером на вокзале уже будет ждать славный «голубой вагон», который увезет нас известно куда — в Москву, в «Россию», к яичнице.

Здесь, в Донецке, как уже отмечалось, вышел первый номер газеты «Ведомость». Сначала он был рукописным. Увидев его, однако, члены СМУРа пришли в такой восторг, что немедленно приняли решение приобрести передвижную типографию — портативную пишущую ма­шину. Сказано — сделано.

И вот вчера увидела свет «Ведомость» № 2 (десять печатных стра­ниц), над которыми ее редакция (в лице редактора) работала битых четыре ночи. Перед этим столько же времени ушло на перепечатку № 1.

Немедленно по приезде домой объявляю творческий поиск. Худо­жественный совет поручил создать новое полотно, которое должно быть готово к Москве.

Как видно, никакие трудности и вынужденные лишения не могут сломить нас. Уверенно продираясь сквозь густые заросли бескультурья, мы твердой поступью неуклонно идем к новым творческим победам, новым свершениям, покорению новых и новых вершин.

Чт. 5.2.1981 г.

г. Фрунзе

Почти девять месяцев длился перерыв в общении с потомками посредством настоящих записок. Нашел иной способ общения. Создал творение в музыке, которым если и не обессмертил имя свое, то, по крайней мере, обрек его на долговременные разнопадежные упомина­ния и склонения в разных местах.

Идею положить на музыку стихи Роберта Бернса (1759—1796) не назовешь новой: стихи его будто созданы для песенок. Но Голова без задней мысли подкинула эту идею мне — применительно к «Песня-рам». Сперва улыбался, думал — шутит. Но Голове нынче не до шуток, и я призадумался. Призадумался — попробовал, потревожил бренный прах Роберта.


Не знаю, такую ли музыку имел в виду покойный, но сегодня налицо полотно из дюжины песен, долженствующее пробить себе дорогу в новые программы «Песняров». К сотрудничеству привлечены режиссер и худож­ник, которых понуждают к совместному с ансамблем творчеству.

К настоящему моменту детище находится в стадии срочной об­катки в сложных дорожно-климатических условиях. В качестве перво­го полигона избран городской Дворец культуры города Фрунзе. Наша музыка всесторонне и пристрастно испытывается на киргизах. Кирги­зы переносят новые песни с терпением и мужеством джигитов.

Ср. 24.3Л982 г.

г. Смоленск

За семь прошедших месяцев многое успел: разбить и восстановить свои «Жигули», побывать в нескольких странах Латинской Америки (Никарагуа — Мексика — Тринидад и Тобаго — Гренада — Куба)...

До сих пор артисты ансамбля вспоминают, как в Никарагуа, где в то время шли военные действия, «Песняров» подвезли к гостинице, которая больше напоминала сарай. Выйдя из автобуса и увидев это жалкое зрелище, Игорь Паливода сказал:

^ Вот тебе и Никарагуа... Ни кола-гуа ни двора-гуа!

Пн. 23.5.1983 г.

г. Минск

Не прошло еще и недели, как вернулись из братской Венгрии. В порядке культурного обслуживания оторванных от родины военнослу­жащих за период с 6-го ио 15 мая побывали в семи городах, если не считать Будапешта, где и проживали.

6 мая — приезд, первое знакомство с Будапештом, его архитектур­ными памятниками и товарно-торговой обстановкой.

  1. мая — Эстергом.

  2. мая — Секешфехервар.

8—9 мая - 4 концерта в Будапеште.

  1. мая — Хаймашкер.

  2. мая — Веспрем.

  3. мая — Кечкемет.

13 мая — выходной; набеги на универмаги и т. наз. «трафики». Кино:
хотели посмотреть «Декамерон», а попали на «Семь самураев» Курасавы.

  1. мая — Будапешт.

  2. мая—Дьёр, Комаром.

  3. мая — дневная пробежка по городу, вечерний отъезд к границе. К обеду 18 мая очутился в родном гнезде.



Опомнившись и слегка переведя дух, снова бросились в рабочий омуг. С 28 мая по 5 июня назначены концерты в минском Дворце спорта. Объявлена борьба за обновление репертуара, ибо последняя серия выступлений на этих подмостках состоялась в октябре — ноябре прошлого года — полгода назад. Песни второго отделения изрядно по­износились, и командование бросило на этот фронт лучшие силы. Большая Композиция И. Лученка (не помню, как называется — что-то вроде «Привета из 41-го») в транскрипции В. Ткаченко выросла в глобальное симфоническо-хоровое полотно.

Вт. 24.5.1983 г.

г. Минск

На сегодняшнюю репетицию приехал сам автор вышеназванной Композиции И. Лученок. Свое мнение после прослушивания черновой фонограммы он выразил довольно туманными фразами, среди кото­рых, однако, внимательный слушатель мог уловить отдельные конкрет­ные реплики вроде: «Странная штука», «Меня там подысправили...», «Кто соавтор?» и т. п. Несколько раз он повторил мысль, что это, «несомнен­но, интересно для эстетов, но насчет гегемона — не знаю, не знаю...»

Каких эстетов он имел в виду?

* * *

В. Г. Мулявин об Игоре Паливоде

и его цикле «Веселые нищие» на слова Р. Бернса

— Чисто европейская музыка получилась такая. Хотя, к сожалению, когда я принес пробные записи на «Мелодию», они спросили: «А залито-ван ли текст?» <...> И альбом так и не вышел у нас, хотя песни написаны и черновой вариант мы записали неплохо. Но не приняли на «Мелодии». Сейчас, конечно, они с удовольствием бы взяли — а может быть, наобо­рот, нет. Потому что сейчас такая музыка никому не нужна вообще, к сожалению. Она сложная, но над ней нам было интересно работать.

Об Игоре у меня самые теплые впечатления — и у всех ребят, кого ни спросите. Он был очень способный и одаренный музыкант. Напри­мер, иногда от нечего делать умудрялся играть на фортепиано, а на пюпитре вместо нот у него лежали шахматные задачки. Он играл и решал шахматные задачки в это время, понимаете? Когда мы серьезно отдавались музыке, пели, репетировали. Но он мог в это же время еще что-нибудь делать, наверное. Он являлся автором и инициатором на­шей газеты, обладал остроумным слогом, был очень наблюдательным


человеком. И он мне много дал и подсказал и, конечно, сам много почерпнул в ансамбле у нас. И у меня самые светлые о нем воспомина­ния, при всех его закидонах музыкальных, потому что талантливый человек не бывает без недостатков. Но он во всем был одаренный человек. За что бы ни брался. Просто я не знаю, как можно столько охватить и столько знать. И очень жаль, что он ушел так быстро. Все-таки это самый расцвет для мужчины. Он только нашел себя... (Из интервью к радиопередаче Ольги Брилон «1гар Палiвода. Яунае i патаемнае», май 2000 г.)




Похожие:

Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconLadie's nighт
Берни алло что черт тебя подери, что ты там делаешь? Что ты опять потерял ключи от грузовика сумасшедший дом ты где? Ок ок стой там...
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconЛ. Н. Толстой Невыдуманные истории и рассказ
...
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconБольшое открытие маленького человека (от общего к частному или от частного к общему?)
Например, он выясняет, что умирать плохо, что после смерти он превратится в прах, в ничто. Далее, он выясняет, что может умереть...
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconОни не приехали
Сам он готовить не умел, после смерти жены питался преимущественно супами из пакетиков и творожной массой… что греха таить, хочется...
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconДокументы
1. /ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ - Исследование феномена продолжения жизни после смерти тела.TXT
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconОб антисемитизме
Все они были людьми светлого ума и высочайшего благородства и их дружба облегчила и украсила мою жизнь. Их уже нет на свете и я не...
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconДокументы
1. /Моуди, Перри. ВСЕ О ВСТРЕЧАХ ПОСЛЕ СМЕРТИ..doc
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconЛекция Окончание жизненного пути и пути во Христе Николая Васильевича Гоголя. После первого представления «Ревизора»
«Мертвых душ». Когда речь идет о публикации книги, он возвращается в Россию. Заграницей он был свидетелем последних дней и смерти...
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconДень смерти Пресвятой Богородицы называется в нашей Церкви Успением, ибо ее тело после смерти не познало тления, но сразу с душей было взято в небо
Год 2007 от Рожества по плоти Бога Слова, Господа Бога и Спаса нашаго Iсуса Хрiста Вседержителя
Iv. «Песнярский» период Все спрашивают: «Что там, после смерти что там после смерти?» iconИнтервью с р. Бьючемпом. Часть третья. Кобели
«маленькую девочку», а после всего оказывается, что ее нет в самолете. Владелец в истерике. Следует 150 телефонных звонков, после...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов