Костюмы «Песняров» icon

Костюмы «Песняров»



НазваниеКостюмы «Песняров»
Дата конвертации17.07.2012
Размер119.85 Kb.
ТипДокументы



Юрий Пискун

Костюмы «Песняров»

как знак национальной гордости

Тридцать лет творческой деятельности прославленного белорусского ансамбля «Песняры» — легендарная страница в истории белорусской му­зыкальной культуры XX века. Легенда «Песняров» — это не только их музы­кальное наследие, их песни. Частью этой легенды является облик ансамб­ля, лица артистов, которые для нескольких поколений зрителей советско­го и постсоветского времени являлись олицетворением белорусской пес­ни, образа белоруса. Колоритные мулявинские усы — неотъемлемая де­таль его сценического имиджа — стали для миллионов почитателей его таланта эталоном в белорусском песняровском образе. Незабываемый сценический образ ансамбля был воплощен и в костюмах «Песняров». Эти костюмы — тоже своего рода легенда. Они, благодаря огромной популярности ансамбля, знакомы миллионам людей, запечатлены на обложках пластинок, на буклетах, календарях. Песняровские плакаты вошли в повседневный быт советской молодежи 1970—1980-х годов, украшали скромные «хрущевки» и комнаты в студенческих общежитиях.


Костюмы «Песняров» — целый пласт, достойный специального ис­кусствоведческого исследования. По ним можно составить яркое пред­ставление о том, как на протяжении более четверти века менялись стереотипы моды, как изменялся, трансформировался по мере твор­ческого развития «Песняров» сценический образ знаменитого ансамб­ля. Интенсивная концертная и творческая деятельность «Песняров» вызывала необходимость постоянного обновления гардероба ансамб­ля, создания новых специальных комплектов костюмов. Костюмы во­площали визуальный образ различных по содержанию концертных программ, служили средством характеристики героев «Песня пра долю», «Гусляра» и других музыкальных спектаклей ансамбля. С «Песнярами» сотрудничали известные художники Беларуси, костюмы для них созда­вали Валентина Бартлова, Галина Кривоблоцкая, Инна и Владимир Булгаковы, Галина Юревич, Тамара Чернышева и многие другие.

Не претендуя на научную точность и исчерпывающее раскрытие темы, я, опираясь на мой личный опыт создания сценических костю­мов для ансамбля «Песняры», хотел бы попробовать охарактеризовать те особенности, которые отличали костюмы «Песняров».

Благодаря костюмам был изобразительно поддержан и усилен белорусский образ ансамбля, что позволяло зрителю разных стран воспринимать ансамбль «Песняры» именно как национальный кол­лектив. Наиболее часто художники использовали для создания бело­русской образности песняровских костюмов мотивы народного ор­намента, в большей либо меньшей мере удачно совмещенные с со­временным покроем костюма-униформы (одинакового у всех участ­ников коллектива), традиционным для советских вокально-инстру­ментальных ансамблей 1970-х годов. Белорусское образное начало задавалось в костюмах «Песняров» также колоритом, сочетанием ха­рактерных для народного костюма белого и красного, красного и черного цветов.


Оригинальное художественное решение имел разработанный для ансамбля художниками Валентиной Бартловой и Галиной Кривоблоц-кой комплект костюмов, где впервые для каждого исполнителя был задуман индивидуальный костюм, отличный по цвету и отделке. Строй­ные силуэты костюмов-комбинезонов подчеркивались ромбическими орнаментальными мотивами, которые как бы «проросли» вверх и вниз от выделенной контрастом цвета линии талии. Эти костюмы были очень удачными в гардеробе молодого ансамбля, выразительно демон­стрировали романтическую направленность творчества ранних «Пес­няров», их юношеский задор и окрыленность народной песней.

В последних костюмах обновленного ансамбля, в которых новые исполнители представлены на плакате, выпущенном в 2003 году, как бы возрождаются те же художественные идеи, которые развивали Ва-


лентина Бартлова, Галина Кривоблоцкая и Тамара Чернышева почти тридцать лет назад.

Было много примеров, когда белорусское образно-художественное начало в костюмах «Песняров» задавалось фактурой ткани, использова­нием народного ткачества или трикотажных полотен, выполненных в колористической гамме белорусского народного текстиля либо со­зданных «по мотивам» народных постилок, ковров и ручников. Часто национальная тема в костюмах ансамбля обозначалась при помощи вышивки, аппликации из кожи, росписи в технике батик и других приемов декора ткани, придания ей «рукотворности», выразительных художественных качеств. Костюмы участников ансамбля приобретали все большую индивидуальность, спортивный стиль, и одинаковый по­крой заменялся разнообразием отдельных костюмов, которые должны были раскрыть характер певцов и музыкантов, выявить неповтори­мость их сценического образа и исполнительской роли.

Индивидуальные особенности, фактуру, сценический имидж Му-лявина и Борткевича, Кашепарова и Тышко, Мисевича и Дайнеко, других музыкантов художники стремились выделить наиболее вырази­тельно с помощью вариаций в крое, отделках, цветовой гамме костю­мов этих исполнителей.

Владимир Мулявин придавал большое значение художественному качеству костюмов ансамбля, осознавая, что костюм является такой же важной составляющей частью сценического действа, как и сценогра­фия, свет, работа звукорежиссера и режиссера спектакля. Индустрия поп-музыки двадцать — тридцать лет назад не была еще так развита, как сегодня, сценические коллективы и эстрадные советские звезды только делали первые шаги в поисках зрелищное™, художественной выразительности концертов-спектаклей, и именно Мулявин был в чис­ле первопроходцев, первооткрывателей в этой области.

На формирование взглядов Мулявииа на белорусскую народную культуру в глубоком ее понимании, восприятие этой культуры как основы творчества ансамбля большое влияние оказала национальная ангажированность части нашей художественной интеллигенции в тот период, когда творчество «Песняров» было наиболее продуктивным,— конец 1970-х — 1980-е годы. В условиях, когда белорусский язык под­вергался все большей дискриминации, вытеснялся из сферы образова­ния, культуры, общественной жизни, программное использование это­го языка в песнях ансамбля «Песняры» вызывало огромную симпатию к ансамблю со стороны многих представителей национального искус­ства, стремившихся к возрождению и актуализации исторического наследия нашего народа.

Мое участие в работе над созданием костюмов для «Песняров» началось именно с понимания того, что костюмы должны раскрывать


образ белорусов не стилизованно-условно, упрощенно, как «лапотно­го», бедного, приниженного народа, а максимально выразительно, во­площая представления о значительности, богатстве и величии нашего культурно-исторического наследия.

В 1979 году мне, тогда еще студенту Белорусского государственно­го театрально-художественного института, и молодой выпускнице этого института Ольге Демкиной предложили создать костюмы для юбилей­ной программы ансамбля, посвященной десятилетию творческой дея­тельности. Приступая к работе над эскизами костюмов, я стремился максимально воплотить в них идейные ценности национального ху­дожественного наследия, народного искусства.

Я поставил своей целью полностью отказаться от упрощенного стереотипа костюма, стандартного для вокально-инструментальных ансамблей комплекта с пиджаком, жакетом или жилетом. По моему представлению, костюмы не должны смотреться бытовыми, обыден­ными, они должны были создавать у зрителей ощущение празднично­сти, театральной приподнятости, необычности, некоторого преувели­чения, перенасыщения, монументальной весомости, адекватной боль­шому пространству сценических площадок, на которых давали свои концерты «Песняры».

На большой сцене с условными театральными кулисами костюмы исполнителей как бы перенимали на себя, как в японском театре Кабуки, функции декораций, визуального образа всего сценического действа. Так возникло намерение сделать костюмы большими, объем­ными, многослойными, что было в то время совершенно новым и необычным для советских эстрадных коллективов. Тема объемного пальто или плаща, впоследствии широко используемая многими эст­радными певцами и ансамблями, возможно, впервые была заявлена именно в исполненных мною при участии Ольги Демкиной костюмах «Песняров».

Образной основой для имиджа стал, с одной стороны, нацио­нальный исторический костюм белорусской шляхты XVI—XVII веков, с другой,— типологически связанный со шляхетским одеянием народ­ный белорусский мужской костюм XIX века. Он был представлен не как упрощенная схема — с рубашкой-косовороткой, а во всей своей полнозвучности: включал верхнюю одежду — свитки, декоративные узорные пояса, головные уборы — шляпы, не соломенные, а празднич­ные, валянные из войлока, и даже шейные платки белорусских дере­венских и местечковых щеголей и старинные сапоги из желто-корич­невой кожи.

Эту исторически взаимосвязанную двойную — шляхетскую и кре­стьянскую — образную основу я стремился совместить с современным острым и динамичным решением силуэтов костюмов, используя для


этого модные в то время формы пальто и курток с капюшонами, приспущенную линию проймы, слегка зауженный, приталенный крой, удлиненные пропорции пальто-свиток или пальто-жупанов. Яркий те­атральный эффект и ощущение стройности должны были придавать вставки гофре в рукавах и боковых швах костюмов.

Для каждого исполнителя мы тщательно разрабатывали индивиду­альный костюм, наиболее соответствовавший по покрою, длине и колориту внешности певца или музыканта и той роли, которую он исполнял в концерте, тем музыкальным инструментам, на которых он играл. Все костюмы получились разными по цвету, но в ансамбле они своими сдержанными сложными цветами — темно-вишневым, черным, темно-зеленым — и контрастными им тонами — светлым, палевым, пе­пельно-серым и охристым — должны были создавать на сцене цвето­вой образ старинной, богатой нюансами фрески. Предложенное ре­шение оказалось настолько непривычным, неожиданным, что для того, чтобы убедить Владимира Мулявина в правильности такого подхода, в успешности будущего результата, я сделал планшет-развертку на кото­ром в цвете нарисовал «картинку» со всеми музыкантами в новых кос­тюмах с инструментами, расположив исполнителей так, как они обыч­но работают концерт. «Картинка» получилась достаточно убедительной, и можно было приступать к исполнению костюмов в материале.

Процесс выполнения костюмов па производственно-художествен­ном комбинате Белорусского театра оперы и балета занял почти два месяца — начиная с подбора тканей, их крашения и до раскроя, при­мерок, художественных отделок и пошива. Они были очень сложными, непривычными для производства и требовали постоянного участия художника, решения множества технических и художественных во­просов. Костюмы должны были быть предельно выразительными не только при далеком их восприятии, со сцены, но и вблизи, крупным планом — на экране телевизора или на плакате. Тщательно отслежива­лись самые мелкие нюансы — рисунок и цвет ниток на вышивках по швам проймы и рукавов, форма и цвет декоративных кисточек на линиях вставок гофре и другие детали.

На первом представлении юбилейной программы ансамбля в мин­ском Дворце спорта новые костюмы, впервые надетые артистами, при­нимал и оценивал художественно-экспертный совет Белорусского со­юза художников и представители Министерства культуры республики. Естественно, что мы, художники, и сам Владимир Мулявин волнова­лись по поводу того, как будет воспринято зрителями непривычное решение костюмов. В них ансамбль должен был выступать во втором отделении концерта.

В первом отделении «Песняры» исполняли свои ранние песни, шлягеры, любимые зрителями. Артисты выступали в костюмах, разра-


ботанных художницей производственного комбината Белорусского театрального общества Галиной Юревич, и выполненных из черно-белой атласной ткани в спортивном стиле на застежках-молниях. Ка­залось, что с таким же успехом в этих профессионально грамотных костюмах мог выступать любой другой советский вокально-инстру­ментальный ансамбль, а не только «Песняры».

Во втором отделении впервые тогда исполнялись такие песенные шедевры «Песняров», как «Веранiка», «Зорка Венера» на стихи Максима Богдановича, мулявинская баллада о раненой птице, наполненная си­лой чувств, драматизмом, и белорусская народная песня-баллада о девушке-калине, другие эмоционально напряженные и сложные музы­кально-вокальные композиции.

Зал слушал с замиранием сердца. Глубокое эстетическое пережива­ние зрителей усиливалось и восприятием созданных мною и Ольгой Демкиной костюмов, которые как нельзя лучше подходили к возвышен­ному образному ладу и ярко выраженной белорусской поэтике песен, благородству, глубокому гуманистическому содержанию текстов.

Концерт действительно стал гимном Беларуси, торжеством сильно выраженной национальной и, одновременно, общечеловеческой идеи. Отрадно, что для реализации этой идеи в программе «Песняров» послу­жили и разработанные мною костюмы, в которых «Песняры» воспри­нимались благородными величественными рыцарями-бардами, а не романтическими юношами-простачками, поющими любимые всем советским народом песни про Вологду и «Kaciy Ясь канюшыну».

Для большинства зрителей образное начало шляхетных костюмов «Песняров» в советские времена было совершенно новым, непривыч­ным, поскольку в то время знание национальной истории было уделом немногих интеллигентов. Все старинное культурное наследие Белару­си считалось польским. Многие, не знакомые с действительным ходом исторических событий, находили в этих костюмах реминисценции костюмов польской шляхты либо русских бояр, гуцульские, карпатские мотивы.

Именно поэтому костюмы выполняли еще и просветительную фун­кцию — открывали для зрителей тропинку к постижению националь­ной белорусской истории. Костюмы получились очень красочными, выразительными. С первого концерта, несмотря на свою необычность, они очень понравились и зрителям и артистам, и Владимир Мулявин даже принял решение называть в конце концерта вместе с именами исполнителей, режиссера также и имена художников — создателей ко­стюмов.

Новый «костюмный» шляхетный образ оказался настолько созвуч­ным возвышенно-поэтическому образу самого Владимира Мулявина, что такая форма монументального плаща-кунтуша стала на долгие


годы любимым его сценическим одеянием. Через десять лет после создания этих костюмов мы с Ольгой Демкиной по просьбе Мулявина выполнили новый вариант таких же костюмов, значительно интерпре­тировав, преобразовав первоначальную идею в сторону ее большей ясности, лаконичности.

Мне кажется, что внутренний мир Мулявина нашел идеальное визуальное соответствие именно в этом строгом и радостном костю­ме. Этот костюм состоял из густо-красного плаща-кунтуша и такого же огненно-красного жупана с широким охристо-коричневым кожаным ремнем, орнаментированным полосками сыромяти, выполненным та­лантливой художницей Светланой Островской.

Облик песняра Мулявина — поэта и рыцаря, с его неизменными шляхетскими усами, в красном кунтуше — кажется как бы сошедшим со старинного портрета, он почти идеально совпадает с портретным изображением 1738 года надворного маршалка литовского Игнатия За-виши, личности в высшей степени шляхетной — интеллигентной, обра­зованной, глубокой и разносторонней, горячего патриота Беларуси.

...На одном из плакатов «Песняры» сфотографированы в этих по­следних, выполненных мною в 1989 году, костюмах. Мулявин стоит впереди в красном плаще-кунтуше, с распростертыми руками, как бы раскрывая свои объятия всему миру. Этот фотопортрет кажется мне наиболее близким к отражению глубокой человеческой сущности ве­ликого музыканта.

За десять лет сотрудничества с «Песнярами», с 1978-го по 1989 год, мной и Ольгой Демкиной были разработаны еще несколько более или менее удачных комплектов костюмов. Среди них была, например, кол­лекция легких, предназначенных для выступления на открытых летних сценических площадках костюмов, где формы актуальной моды соеди­нялись с белыми, сотканными на ручных ткацких станках плащами-накидками. В этой коллекции доминировал цвет отбеленного и небе­леного льняного полотна, дополненный красно-терракотовым и мод­ным в то время оливковым цветами. Но, вероятно, наибольшей нашей удачей являлись именно первые и последние костюмы «шляхетского типа». В том, что эти костюмы стали для «Песняров» несомненно этапными, убеждает использование пластических идей этой коллек­ции художницей Жанной Капустниковой в своей одной из последних в гардеробе «Песняров» оригинальной джинсово-парчовой кунтушной коллекции.

Среди костюмов «Песняров», созданных в последнее десятилетие, нельзя не вспомнить замечательную работу молодых модельеров, вы­пускниц Белорусской академии художеств Тамары Корако и той же Жанны Капустниковой. Для решения художественного образа Тамара Корако использовала темы наивной живописи, «малеванок» белорус-


ской самодеятельной художницы 1930-х годов Алены Киш. Костюмы, в которых мотивы росписей Алены Киш были представлены в виде бати­ков на рубашках артистов, получились очень выразительными, радост­ными, веселыми, отвечающими постоянно присутствовавшей в твор­честве «Песняров» юмористической, задорной ноте.

Таким образом, с творчеством знаменитого ансамбля, ставшего образцом белорусской эстрады для всего мира, своеобразным знаком национальной гордости, соприкоснулось несколько поколений ху­дожников-модельеров. Отрадно, что достижения старшего и среднего поколения белорусской модельерской школы подхвачены и продолже­ны их учениками — выпускниками кафедры костюма и текстиля Бело­русской государственной академии искусств.




Похожие:

Костюмы «Песняров» icon«Песняры» I. «Лявоны» Бытует мнение, что взлет «Песняров»
Бытует мнение, что взлет «Песняров» в 1970 году был хотя и заслуженным, но уж очень стремительным, даже несколько неожи­данным. Но...
Костюмы «Песняров» iconВозвращение
Когда отмечали двадцатипятилетие «Песняров», Володя Мулявин позвонил мне в Америку и пригла­сил на юбилей. И директор «Песняров»...
Костюмы «Песняров» iconДокументы
1. /Костюмы.doc
Костюмы «Песняров» iconНиколай Гнатюк
Владимира Мулявина и «Песняров» я помню со школьного возраста. Каждое их участие в концерте или телепрограмме было очень ярким и...
Костюмы «Песняров» iconСамый молчаливый концерт «Песняров»
О нем мне рассказал Владимир Георгиевич Мулявин в 1995 году, когда редакция газеты «Культура» готовила номер, посвященный 50-летию...
Костюмы «Песняров» iconМария Тихонова принцесса
«Выбирай честной народ, Себе сказочную роль! Хочешь, можешь быть король! Сам костюмы подбирай и в игру скорей вступай!»
Костюмы «Песняров» iconИз первого состава «Песняров» в живых остались двое музыкантов
Сегодня кажется, что Песняры, успешные, знаменитые и талантливые, были всегда. Александрына и Касiу Ясь канюшыну родились одновременно...
Костюмы «Песняров» iconНедавно учащиеся 2 «Б» класса посетили передвижную выставку «История костюма», городского Сочинского музея. Ребята слушали рассказ экскурсовода, примеряли и демонстрировали костюмы разных эпох

Костюмы «Песняров» iconКвентин Тарантино Бешеные псы
Восемь мужчин, одетые в черные костюмы, сидят за столом в кафе. Это м-р белый, м-р розовый, м-р синий, м-р светлый, м-р рыжий, м-р...
Костюмы «Песняров» iconПоявляется Королева Книг. Королева книга
Костюмы для Красной Шапочки, Доктора Айболита, Королеве Книг, почтальона Печкина
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов