Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия icon

Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия



НазваниеВалерий Скорожонок Золотые зерна наследия
Дата конвертации17.07.2012
Размер49.19 Kb.
ТипДокументы



Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия

Я работал в своем родном городе Вилейка, что на Минщине, когда в 1997 году произошел раскол «Песняров». Я пел их песни еще в школе, очень любил эту музыку и постоянно следил за творчеством ансамбля. И вот звонит мне мой друг, заслуженный артист Беларуси Николай Скориков. Слышу в трубке: «По-моему, это твой шанс, Валера, не сиди, обращайся в офис «Песняров». Может, у тебя получится...» И я позво­нил. Мне назначили прослушивание на следующий же день, так как Владимир Георгиевич находился в этот момент в офисе и с ним все было сразу же согласовано.

Приехал, подготовился, уже распетым был. Сижу и думаю: навер­ное, не меньше часа будут гонять. Стремительно вошел Мулявин, по­смотрел на меня и говорит: «Привет!» — как будто мы давно знакомы. В принципе, он меня помнил по 88-му году, когда я стал лауреатом фестиваля польской песни, проходившего в Витебске. Мулявин был там членом жюри конкурса и, как оказалось, еще тогда меня заметил. Уже значительно позже он мне сказал: «Я тебя держал на контроле, только не знал, где найти. Ты сначала в Гродно был, а йотом переехал, и последнего адреса твоего я не знал...»

И вот первый его вопрос: «Пущу» поешь?» — «Пою». Он: «В родной тональности?» — «В родной»,— отвечаю. Мулявин сел за рояль, я спел куплет. «Достаточно, пиши заявление, будешь работать».

Мой репетиционный период длился три месяца. Потом незабывае­мый концерт 8 марта 1999 года. Так как я сильно волновался перед выходом на сцену, Владимир Георгиевич сказал мне за кулисами: «Про­дам тебя, Валера, красиво». Я должен был петь в тот вечер «Зорку Венеру» в новой обработке Мулявина, и он действительно будто дал эмоциональный посыл в зал, обратившись к зрителям со словами: «Романс этот давно петый, но наш молодой солист поет его в новой интерпретации. Поэтому вы услышите совсем иную песню...» И про­звучали первые в моей жизни такие мощные овации, такой крепкий, плотный бис.

До сих пор, когда нахожусь на сцене, мне кажется, что я стою справа от Владимира Георгиевича, как стоял постоянно; что слева — он, его невидимый силуэт, и та мулявинская энергетика по-прежнему сохраняется.

Я всегда воспринимал его скорее как старшего брата, как отца, неже­ли как руководителя большого и сложного коллектива. У нас происходили чисто доверительные беседы, он мне многое объяснял. Кажется, Мулявин


ни с кем больше подобных бесед не проводил. Особенно много мы с ним общались на гастролях, когда концерты уже были отработаны.

Начинал: «Чай зеленый есть?» (Он любил зеленый жасминовый чай, и перед поездками я всегда специально запасался им.) — «Георгие­вич, есть...» — «А медик?» — «Имеется!» — говорю. «Ты у меня самый хо­зяйственный, с периферии»,— шутил он, намекая на то, что часть своей жизни я провел в сельской местности. И мы с ним очень часто сидели за чаем вот так, чисто по-братски, по-дружески, как отец с сыном или старший брат с младшим.
И текла доверительная беседа.

Я замечал, что он не менторствовал, не вещал с высоты своего «звездного» положения,— нет, такого никогда не было. Он просто тихо рассказывал. Как точно было замечено одним из членов нашего коллек­тива, «Мулявин не учил, а давал возможность учиться возле себя». Он был настолько гениальным человеком, что действительно давал возмож­ность возле себя «проходить университеты». И этим самым подводил меня под понятие, что такое «Песняры», как должен вести себя «песняр», каким ему вообще необходимо быть в жизни и на сцене.

Владимир Георгиевич говорил: «Я еще сам не имею морального права ощутить себя в полном смысле слова Песняром. Песняр — это Янка Купала, Якуб Колас...» На его взгляд, «песняр» должен быть по своей сути немножко интеллигентом, немножко «из народа», от него должно немножко пахнуть хорошей французской туалетной водой и немнож­ко навозом. Не нечистотами, а именно навозом — символом плодород­ной земли. И настолько доходчиво он все рассказывал, что я буквально поглощал эту точно сформулированную им философию «песнярства». Наши беседы на эти темы иногда продолжались до самого рассвета.

У Владимира Георгиевича было потрясающее чувство юмора. Как-то мы прилетели в Симферополь. В городе, куда из аэропорта нас подвезли автобусом, коллектив уже ждали с хлебом-солью девушки в национальных костюмах. Выходя из автобуса, я беру сразу два напакованных куфра, чтобы быстрее все повытаскивать. И так получилось, что разворачива­юсь спиной и пытаюсь с этими куфрами первым пролезть в дверной проем. Мулявин приоткрыл в салоне форточку и объявляет: «Первым выходит... лицо коллектива». Конечно — всеобщий хохот!

В составе сегодняшнего ансамбля, сформированного в последние месяцы 2003 года, случайных людей нет. Там собрались те, кто по-настоящему болеет за дело Мулявина. Эти молодые ребята уже ощутили, как воспринимается публикой само название «Песняры», видели, как после песен встает зал. Они поняли, что «Песняры» — это частица бело­русского флага, это корни наши. Такое в творческой судьбе дорогого стоит и особенно остро чувствуется на гастролях за пределами родины.

Я лично получил от Мулявина колоссальную вокальную школу, но, прежде всего, школу личной ответственности за свое дело. И понял:


сохранять «спадчыну» Песняра нужно для людей, наших современни­ков и тех, кто родится завтра, чтобы каждый в предназначенное ему время мог к ней прикоснуться. А значит, ансамбль «Песняры» должен иметь преемственность поколений.

Мулявин учил нас быть своими, чуть ли не родственниками, для людей, которые пришли на концерт. Его золотую фразу, обращенную ко мне, я никогда не забуду. Он сказал таю «Выходишь на сцену и только одним своим выходом дай понять, что ты свой, чтобы люди восприняли тебя как старого доброго соседа, которого давно не видели, а очень бы хотели видеть именно сейчас. Так нужно выйти, а потом уже классно спеть...»

Сам Владимир Георгиевич перед выходом на сцену всегда шептал молитву. Вообще-то, когда гастроли приводили нас в новый город, мы с Георгиевичем обязательно посещали там какой-нибудь знаменитый храм.

Сегодня мне хочется, чтобы в коллективе установилась такая традиция: каждую новую программу обязательно освящать в Жировичском монасты­ре. У нас там есть большие друзья: регент хора отец Андрей Скробот, семинаристы, монахи. За нас там молятся. И еще одна мечта есть: создать духовную программу и выпустить альбом духовных песнопений в стиле «Песняров». Я чувствую, что это нужно сделать сознательно.

Мулявин тянулся к вере, к Богу, и, может быть, в его мыслях вызревала и такая задумка. Во всяком случае, не один раз мы говорили об этом. Я наблюдал, как он прислушивался к песнопениям, а однажды, раскладывая их тексты на стопки, сказал: «С нашими попробовать не мешало бы...» Значит, такие наметки у него были?

После всего, что пережил коллектив, думаю, что звание «Песняры» необходимо таким образом очистить от налипшей на него мути. Про­явить ту исконную песняровскую доминанту, чтобы сохранить золо­тые зерна традиций, насыпанные щедрой мулявинской рукой на ал­тарь служения народу через его Песню.




Похожие:

Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия icon5 класс урок №95 Сложение и вычитание смешанных чисел
На элеватор в первый день привезли 4 тонн зерна, а во второй день на 1 тонн меньше, чем в первый день. Сколько тонн зерна привезли...
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconЗадача №2 Определить удельные затраты энергии приходящиеся на единицу убранного зерна и количество комбайнов необходимых для уборки зерна Вариант №8 Убираемая культура ячмень
Определить удельные затраты энергии приходящиеся на единицу убранного зерна и количество комбайнов необходимых для уборки зерна
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconПапоротник 2007
Элеватор помещение для хранения зерна, с механическим оборудованием для приема, очистки, сушки, очистки зерна
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconДокументы
1. /Боцула Валерий/Источник 1/Гриппом можно не болеть никогда (ред.).doc
2. /Боцула...

Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconУзьмин валерий Сергеевич
Кузьмин валерий Сергеевич, капитан мртк мурманского рыбакколхозсоюза в 1987 году. Директор объединения «Севрыбпром» в 1990-х
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconАтралов валерий
Патралов валерий, капитан на судах Севрыбпромразведки. В поисковом флоте с 1948 года, с 1971 – капитан. В 1998 году возглавлял экипаж...
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconПакт рериха и современная международно-правовая охрана культурного наследия
В отечественной литературе отсутствует обобщенное рассмотрение современной системы международной охраны культурного наследия, а также...
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconМироненко валерий Николаевич
Мироненко валерий Николаевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В начале 1970-х годов руководил экипажем рт-261, траулера...
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconАлександров валерий Павлович
Александров валерий Павлович, капитан на судах Севрыбпромразведки. В начале 1980-х годов старпомом осваивал автоматическую ярусную...
Валерий Скорожонок Золотые зерна наследия iconВалерий приказчиков из нашей фонотеки
А у нас подобно, первому космонавту Юрию Гагарину, появился первый гитарист такого направ­ления Валерий Приказчиков. Он изобрел свою...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов