Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе icon

Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе



НазваниеБлижний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе
страница1/3
Дата конвертации17.07.2012
Размер0.63 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3
1. /Арухов З.С. Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе.docБлижний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе

Ближний Восток

Внутренние и внешние факторы
политического радикализма в исламе


З.С. Арухов, кандидат философских наук

    Отдельные исследователи, объясняя причину столкновения ислама с западґным миром, указывают на то обстоятельство, что ситуацию, которую в течение нескольких лет в силу различных причин предпочитали игнорировать, к наґстоящему времени склонны оценивать как неуклонное движение от политической конкуренґции к религиозному конфликту. Активизация экстремистской деятельности радикальных исламских групп во многих странах мира, а не только на Ближнем Востоке, стала отмечаться уже в начале 80-х годов, и главным образом она была сориентироґвана против интересов США в различных регионах мира. Кроме того, развал Советского Союза вынуґдил западный мир искать для себя нового соперника. Эти две тенденции сошлись в течение 90-х годов наряду с ростом глобального конфликта между социо-политическими культурами: ислам и мусульманский мир против США как лидера и ведуґщего элемента западной культуры.

Такое восприятие согласовывалось с представлениями сторонников радиґкального ислама о современном мире и укреплялось вместе с ростом борьбы слаборазвитых стран третьего мира за независимость. Постоянный конфликт на Ближнем Востоке и его негативная роль в период холодной войны предоставили исламским радикалам еще одну возможность для расширения темы вечной глобальной конкуренции между главными культурами мира. Начиная с 1948 года, исламисты видели в евреях союзников США и западных стран, которые, в свою очередь, рассматривались ими в качестве новых злодеев в глобальном заговоре против ислама как образа жизни, культуры и религии.

Постоянная потребность в образе врага, судя по всему, следует рассматривать как проблему западного мира, котоґрая наиболее остро стоит сегодня, когда, казалось бы, необходимо воздержаться от глобального соперничества, принимающего облик религиозной войны между исламом и западной культурой. Современная культура Запада с ее объединяюґщимися элементами демократии, прав человека, либерализма, с ценностями христианства, кажется, рассматривает понятие ╚исґламский терроризм╩ как политически неправильное. Скорее всего, западный человек полагает, что между ним и всем мусульманским населением или, по крайней мере, его большей частью нет никаких проблем. Но они есть между ним и некоторыми крайними религиозными группами, которые не имеют никакой реґальной поддержки, симпатий или союзников у него на родине.
С другой стоґроны, в мусульманском восприятии Запад все более и более становится врагом, и отнюдь не по религиозным, а по социально-экономическим причинам. Проґблемы коренятся в ряде причин: возрастающая ненависть к богатым западным странам; рост отчуждения различных слоев общества друг к другу; взрыв националистических споров и открытых конфликтов после распада Соґветского Союза. Все это закончилось в некотором смысле глобальґным конфликтом культур между США, как единственным лидером Запада и остальной частью так называемого третьего мира, в котором мусульмане составляют больґшинство.

Этот смысл конфликта скрепил религиозными связями ╚солидарность бедных╩, которая, в свою очередь, приводит к тому, что американское или западное выступление против любой мусульманской страны или группы рассматривается как вызов всему мусульманскому миру. Более того, эта солидарность основана также на представлении исламистов о том, что объединение мусульманского мира является их основной миссией. Это является той формой единства, которая заставляет правительства под угрозой внутреннего взрыва на религиозном основании приґсоединяться к общему хору осуждения Запада в рамках искусственной солиґдарности, пропагандируемой радикальными группами.

Запад также ощущает потребность в постоянном наличии обґраза врага. Отсутствие СССР как противника или конкурента Запада усугубляет эту проблему. Снова, хотя не обязательно и на религиозном основании, западное общество нуждается в том, чтобы ╚кого-то ненавидеть╩, кого-то, кто воплотит в себе вечную конкуренцию между Богом и дьяволом, добром и злом. Радикальные исламские группы оказываются подходящими для отводимой роли, поскольку они могут угрожать наиболее важным элементам жизни современного западного мира. Иными словами, обе стороны развили в себе ощущение конфликта между собой и, кажется, что именно религия заставляет их придерживаться более твердых позиций в этой войне.

Реальная проблема заключается в двойственном восприятии действительности, возможно даже в лицемерии Запада, коґторый напуган самой мыслью о будущем, воспринимаемым им как неуклонное продвижение к религиозной войне. Среди некоторых западных лидеров наблюдается тенденция ухода от дейстґвительности, игнорирования важных процессов, имеющих место в мусульманском мире в последние годы. Использование понятия ╚исламский терроризм╩, вероятно, представляется одним из наиболее слабых элементов деятельности возглавляемых ими политических структур в данной сфере. Дело в том, что этот термин допускает неверные обобщения относительно мусульманской религии в целом и вызывает дополнительный импульс неприятия со стороны умеренных мусульман.

Между тем, исламское восприятие грядущей глобальной войны представляет собой одно из самых больших достижений радикальных исламских движений поґследних трех десятилетий. Этому успеху содействоґвала их способность появиться в среде огромного религиозного населения во всем арабском и мусульманском мире в качестве предґставителей истинного ислама, подчеркивая значимость социальных и политичеґских элементов, которые, как правило, привлекают много сторонников. Идеологи радикальных исламских движений в своей пропагандистской деятельности обращаются к более низким слоям общества, находящихся в поисках мессианґского решения своих проблем и выхода из безнадежной ситуации. Они подчеркивают наличие в исламе более политизированґных элементов, указывают на гуманитарные принципы социальґного правосудия и справедливости. Кроме того, они знают, что предложить интеллектуалам среднего класса, ориентирующимся на демократию, права человека и гражданское общество, разґочаровавґшимся в ╚импортированных╩ идеологиях и формах правлеґния, включая социаґлизм, либерализм, национализм, фашизм, комґмунизм, а также военные диктаґтуры в том виде как они на практике применяются в некоторых странах мусульманского мира.

Как известно, одним из основных положений исламской концепции миропорядка является разделение мира на две части в бескоґнечном конфликте √ ╚мир ислама╩ (╚дар ал-ислам╩) и ╚мир ереси╩ (╚дар ал-харб╩). Таким образом, считают они, ощущение глобального конфликта глубоко внедрено в самом мусульманском обществе. Кроме того, это восприятие было усилено национальными, социалистическими, иными светскими идеями, в соответствии с которыми Запад рассматривается с точки зрения колониальной и империалистической опасности. Однако многолетняя ненависть в отноґшении богатого Запада, находящегося под американской гегемоґнией, стала приобретать религиозный характер лишь в последние три деґсятилетия.

Надо сказать, что исламизм, всегда искал глобальные миссии: возрождение прежґней мусульманской империи, объединение всего мусульманского мира в единую нацию, восстановление былой исламской славы. При этом исламизм преследует эти цели независимо от того, управляем ли он в соответствии с элеменґтарными доктринами всеобщего мусульманского братства, или идеологией, развитой Сайидом Кутбом, идейным отцом некоторых современных радикальных групп джихада. Все эти миссии основаны на представґлении об уникальности самого ислама, как религии, являющейся неґотъемлемой частью политики и образа жизни вообще.

Однако лишь в течение немногих столетий мусульманской истории Запад имел преимущество над мусульманами. С другой стороны, исламизм, получивший мощный импульс к возрождению через деятельность различных движений, групп и всевозможных идеологических течений, должен был внедрить в сознание широких масс мысль о том, что исламская победа близка и осуществима. Для этой цели пропагандой различных движений были развиты два важных момента мусульманского мировосприятия. Прежде всего, массы следовало убедить в том, что в исламе заложена скрытая мощь величия и постоянного обновления в отличие от моральной и илейно слабости отмирающих доктрин Запада и его еврейских союзников.

Другой тезис заключался в представлении масштабов глобальности заговора, предпринимаемого против ислама как религии и против мусульман как ее последователей. Комбинация из этих двух особенностей восприятия приводила большинство радикальных исламских групп к заключению о том, что они могут силой покорить Запад в силу их знания того, что представляют собой его моральные и культурные элементы в лице американцев и евреев. Большинство арабских режимов они воспринимают как часть этого глобального заговора.

Исламский джихад, таким образом, перешел из формы обычной войны между регулярными армиями, которые направлялись халифами на завоевание новых территорий, в войну неразборчивого экстремизма, направленного теперь против почти поверженного противника, чьи испорченные моральные ценности превратили его из ужасного колониалиста в прошлом в ╚бумажного тигра╩ в настоящем.

В восприятии идеологов исламских движений радикального толка к настоящему времени уже наступило состояние войны между мусульманским миром и западной политической культурой, направленной против ислама. Соґгласно их точке зрения, члены исламистских групп являются не террористами, а воинами на пути Господа. Поскольку враг находится всюду, не только в их собственных странах, но и глубоко внутри мусульманского мира в виде продажных и коррумпированных правительств и порочных культур, то эти воины должны вести постоянную войну на многих фронтах. Коль скоро противостоят они глобальному заговору против ислама и мусульман, то их войну фактически следует рассматривать как самооборону. Причем идеологи религиозного экстремизма указывают на то, что так же, как в борьбе неверных против ислама используются грязные методы, так и исламский ответ не должен игнорировать все возможные средства обороны и защиты.

Популярность сторонников религиозного экстремизма в арабском и мусульманском мире, как правило, росла вне исламских подлинно религиозных институтов. Будучи нередко назначаемы и управляемы светскими режимами, они воспринимались как подчиненные их воле, их религиозно-правовые заключения часто отвергались, в особенности, если они имели отношение к культурным и социально-политическим проблемам. Различные исламистские группы имеют собственных духовных лидеров и соответствующие религиозные структуры. Некоторые из этих организаций выдвигают идеологических или политических лидеров, испытывающих серьезный недостаток официального религиозного образования, но, тем не менее, выступающих с далеко идущими комментариями на основе исламских принципов. Поэтому они не имеют каких-либо проблем в принуждении их сторонников к своим взглядам, так как рассматривают их идеологию и доктрины как неотъемлемую часть истинной религии.

Но главный успех или неудача этих экстремистских групп зависит не от их религиозного комментария или их властных полномочий. Больше всего их популярность зависит от споґсобности получить понимание своим действиям у широких масс населения муґсульманских стран. Потребность в общественной симпатии и поддержке составґляет слабость этих групп, именно в этом и заключается критический элемент каждой экстремистской группы, который не имеет отношения к его идеологии или политическому облику. Однако в мусульманском обществе, где религия имеет большое влияние, учение исламистских групп восприґнимается некоторыми слоями населения в качестве истинных принципов релиґгии. В этих условиях социо-культурные элементы религиозного обучения ислаґмистов часто объединяются с традиционной враждебностью к Западу, находящегося в русле американской гегемонии, и покровительствуюґщего Израилю и евреям, которых, наряду с политеистами Коран относит к категории наиболее ненавистных для уверовавших мусульґман1[1].

Эта поддержка, оказываемая различным исламистским группам во многих частях арабского и мусульманского мира, усиливает уверенность населения в наличии конфликта между исламом и Западом во главе с США. В свою очередь это обстоятельство стимулирует и экстремистские тенденции, убеждает новых сторонников исламистов в необходимости строгого выполнения религиозной обязанности в джихаде. Подобное явление время от времени воздействует не только на общественные силы, но и на некоторые правительства. Американские ракетные удары по Афганистану и Судану не были адекватно восприняты арабскими правительствами, по крайней мере, если говорить об их общественной реакции.

Практически повсеместно предпринятые американцами меры были восприняты не как часть борьбы с терроризмом, а как необоснованная агрессия против мусульманских стран. Осуждение американских ударов последовало даже от умеренных арабских режимов Египта и Иордании, не говоря уже о государствах Персидского залива. Характерно, что при этом некоторые формы экстремизма как ╚оружия бедных╩ рассматриваются мусульманами и даже их правительствами как самооборона и вынужденные меры, в то время как американские нападения многими были расценены в качестве ╚преступной войны╩.

До тех пор, пока исламский фундаментализм имеет широкую поддержку и распространение, будь то в форме идеологии или в форме деятельности радикальных религиозных движений и организаций, его влияние на значительных территориях мусульманского мира будет придавать ему законное право вести джихад. Среди масс этот джихад будет восприниматься как священная война, ведущаяся между порочным Западом и всем исламским миром. В свою очередь, мусульманские правительства не будут предпринимать попыток к делегитимности таких движений до тех пор, пока последние не начнут угрожать самим этим режимам непосредственно.

Фактически, правительства часто публично или конфиденциально присоединяются к продвижению в массы понятия западной враждебности по отношению к исламскому миру, распространяя тем самым влияние радикальных исламских движений и групп, и поддерживая в обществе условия для развития экстремистских идей под прикрытием исламского джихада. Более того, некоторые мусульманские режимы сами продвигают идеи религиозного радикализма и поддерживают деятельность экстремистских движений. К ним, прежде всего, относятся Афганистан, Судан, Пакистан, Саудовская Аравия.

Таким образом, США и их западные союзники противостоят не только Усаме бен Ладену и его идейным соратникам из десятков радикальных исламских групп типа, а фактически большей части мусульманского мира, который оказывает поддержку этим группам, приґдавая правовую и общественную значимость их экстремистской деятельности. Следовательно, этот феномен, помимо всего, следует расґсматривать и на уровне социо-религиозного восприятия. Запад не может игноґрировать это обстоятельство и вынужден стремиться к объединению усилий и поиску различных средств противодействия этим явлениям. При этом необходимо исходить из того, что так называемый исламґский фундаментализм вбирает в себя и политику, и религию. Когда это обстоятельство не учитывается и движение анализируется, как имеющее исключительно политический характер, то допускается ошибка, так как фундаментализм не в меньшей мере является феґноменом религиозного плана.
  1   2   3




Похожие:

Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconГ. Павлово 2009 год содержание
Социально-значимый эффект реализации программы. Внутренние и внешние факторы, влияющие на реализацию программы
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconПричины речевых нарушений
Среди факторов, способствующих возникновению речевых нарушений у детей, различают неблагоприятные внешние (экзогенные), внутренние...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconКучерявенко Любовь Николаевна. Санкт-Петербург 2008 урок 10 Тема: «Развитие форм рельефа. Внешние и внутренние процессы». Конструирование данного урок
Государственное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №389 «Центр экологического образования» Кировского района...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconЗлокачественная агрессия
Когда психоаналитик изучает биографию своего клиента, он всегда пытается получить ответ на два вопроса: 1 Каковы основные движущие...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconПередача нагрузок и усилий
Бандажи ® колёсные центры ® ось колёсной пары ® внутренние кольца подшипников ® ролики ® внешние кольца подшипников ® корпус буксы...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconВведение в телесноориентированную терапию Тренер Ищенко Геннадий Петрович Психотерапевт Психологическое совершенствование
Только наше ощущение естественных процессов внутри и вне нас самих обладает ключом к глубочайшим загадкам природы Через сито ощущений...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconВведение в телесноориентированную терапию Тренер Ищенко Геннадий Петрович Психотерапевт Психологическое совершенствование
Только наше ощущение естественных процессов внутри и вне нас самих обладает ключом к глубочайшим загадкам природы Через сито ощущений...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconКоэффициенты трения для цилиндров равны, т к. их поверхности выполнены из одинакового материала. На систему не действуют внешние силы. На цилиндры за время действуют равные внутренние силы
Автор изготовил замкнутую механическую систему изображенную на Рис. 12 Система состоит из трех тел – тележки на роликах и двух цилиндров...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconПередача нагрузок и усилий. Передача нагрузки от пассажиров и вагона на рельсы (вагон стоит)
Бандажи ® колёсные центры ® ось колёсной пары ® внутренние кольца подшипников ® ролики ® внешние кольца подшипников ® корпус буксы...
Ближний Восток Внутренние и внешние факторы политического радикализма в исламе iconДокументы
1. /МРБ 1004. Шур А.А. Ближний и дальний прием телевидения.djvu
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов