Концепция тюрко-татарской государственности icon

Концепция тюрко-татарской государственности



НазваниеКонцепция тюрко-татарской государственности
Дата конвертации17.07.2012
Размер159.56 Kb.
ТипДокументы


А. Ю. Хабутдинов.

Концепция тюрко-татарской государственности


у Хади Атласи.


Труды Хади Атласи, посвященные истории тюрко-татарских государств в лице Казанского и Сибирского ханств до сих пор остаются выдающимися произведениями политической истории татар. Наряду с их научной ценностью они являются памятниками, отражающим самосознание татарской интеллектуальной элиты начала 1910-х гг. Хади Атласи одновременно был и историком, и общественным деятелем. Поэтому изучение его трудов не может быть предпринято без изучения его политической позиции и интеллектуальной атмосферы эпохи.

Уже в юные годы Атласи проявил себя сторонником идей джадидизма. В августе 1906г. он принял участие в III Всероссийском Мусульманском съезде. В это время Атласи был близок «тангчылар», но на съезде выступил с заявлением, фактически солидаризирующимся с позицией И. Гаспринского. Основатель джадидизма обращался к молодым радикалам на II Всероссийском Мусульманском съезде в Петербурге в январе 1906 г.: «Если… молодежь будет служить нации, будет поднимать ее культурный уровень, тогда мы будем говорить о классовых противоречиях; у нации, не имеющей культуры, не может быть промышленности, так как ее нет, еще рано для классовой борьбы. Наша сегодняшняя задача состоит в том, чтобы готовить пути для роста культуры... А следующие за нами подготовят дальнейшее» 1. Х. Атласи также утверждал: «давайте распространим вначале среди неграмотной, необразованной нации науки, ознакомим ее с политической литературой, дадим детям знания, потребные для современности. Затем будет спорить по политическим вопросам. Опять повторяю, давайте сосредоточимся на этом съезде только на вопросах просвещения и издательства» 2.

На съезде оратором группы «тангчылар» был Гаяз Исхаки. Он заявил, что следует создать общество для защиты прав всех мусульман. При этом, поскольку мусульмане состоят из различных классов, то совместная программа должна носить только просветительский характер и не касаться вопросов политики и экономики. Однако и Г. Исхаки был согласен с единой программой религиозной и национально – культурной автономии 3.

При обсуждении вопроса религиозного устройства Х. Атласи выступил за создание института единого общероссийского муфтия, ссылаясь на слова Ш. Марджани: «В Исламе не должно быть двух лидеров (раис). Если лидеров будет больше, то настанет раскол». Предлагавшийся на пост такого лидера Г. Баруди заявил, что реальная власть будет в руках одного лидера, то есть «в Исламе не должно быть двух падишахов, но могут быть наместники (вали)». Пять муфтиев образуют единый центр 4. Впрочем, на съезде и сами И. Гаспринский и Ю. Акчура назвали основными ориентирами объединение всех мусульман вокруг органа религиозной автономии, а не партийной программы.

В 1905-1907гг. «тангчылар» разделяли ту часть вышеупомянутого тезиса И.
Гаспринского, в которой он говорил о развитии татарской культуры, но считали, что свободное развитие образования невозможно в условиях существующего в Росси политического режима. 18 мая 1906г. в Казани выходит в свет первый номер газеты «Танг йолдызы» («Утренняя звезда»). Так как ее лидеры не скрывали близость своей программы к программам российской социал-революционной партии и трудовой группы Государственной Думы, то к «тангчылар» применимо обозначение аграрных социалистов. В редакционной статье «Казань. 18-го мая» среди целей революции провозглашается передача всех религиозных и национальных дел в руки нации, то есть программа религиозной и национально – культурной автономии, как и у либералов 5.

В статье Г. Исхаки «Открытое письмо татарским членам Государственной Думы» «тангчылар» называли себя социалистами-автономистами и сторонниками федерации. Они считали, что в случае победы революции «татарам легко будет получить свои права»6. В статье «Наш взгляд на «Иттифак», опубликованной непосредственно после III съезда, «тангчылар» еще раз сформулировали свою позицию по отношению к национальному единству: «Учитывая единство потребностей богатых и бедных в вопросе образования, зная о неграмотности народа, мы постарались создать общество под названием «Общество по сохранению религии и распространению наук и просвещения» 7. Таким образом, «тангчылар», были сторонниками не только религиозной и национально – культурной автономии, но и федерации территориальной автономии, как и Р. Ибрагим

Параллельно «тангчылар» стремились разрушить монополию либералов на представление интересов мусульман на российской политической арене. Выражая недовольство парламентской деятельностью либералов, социалисты тем самым подготавливали площадку для собственного участия в выборах во II Думу, которые состоялись в начале 1907г. Революция 1905-1907 гг. завершилась историческим поражением российских либералов. Они не смогли реально войти во власть. Уже II Государственная Дума имела радикальное и социалистическое большинство. Хотя среди мусульман в Думе большинство составляли члены умеренной мусульманской фракции, но имелось уже 6 депутатов – трудовиков, 5 из них были татарами. Если учесть, что мусульмане Волго – Уральского региона составляли в Думе 16 человек, то «думачылар» имели почти треть мест. В Уфимской губернии 1 из 7 (К. Хасанов), в Казанской 1 из 4 (Г. Бадамшин), в Вятской, Симбирской и Самарской по 1 из 1 (Х. Массагутов, А. Неджметдинов и Х. Атласи). Лидерами группы были наиболее молодые депутаты: Х. Атласи (род. в 1876г.) и К. Хасанов (род. в 1878г.) 8.

В редакционной статье первого номера «думачылар» заявляли, что их целью является борьба «за истинное счастье трудового народа». Они отмечали, что «наконец-то классовая борьба русских и других народов не осталась бесследной для нашего народа». Именно поэтому они выступили против «Иттифака» как партии высшего класса. Если «тангчылар» были чисто татарской политической группой, то в состав «думачылар» наряду с пятью татарами входил и один депутат азербайджанец - Зайни Зейналов. Поэтому группа говорила о единой 20-ти миллионной нации мусульман России. В статье первого номера «Время и мусульмане» основной задачей ставится именно реформа образования: «Требуется изучить длительное время проблемы старого и нового, египетскую, турецкую и европейскую систему обучения, меры по обеспечению и управлению национальными школами, правительственные школы, национальные гимназии, языковой вопрос» 9. Тем самым, «думачылар» признавали, что основной национальной задачей является создание национальной системы образования по европейскому образцу.

Из членов группы наиболее известны выступления учителя Калимуллы Хасанова. 6 марта 1907г. он прокомментировал декларацию Совета Министров, зачитанную П. А. Столыпиным, и заявил, что политика правительства суть «политика обрусительная... мусульман в христианство» 10. Самым известным выступлением К. Хасанова стала его речь с критикой репрессий правительства в области образования. 4 мая 1907г. Хасанов выступил за отмену Правил Министерства Народного Просвещения от 31 марта 1906г. «о печатании учебных книг и пособий в русской и национальной транскрипции» 11. Отметим, что уже в1906 г. Х. Атласи выпустил брошюру «Новый закон и наши улемы», где выступил против этих правил МНП и национальной политики правительства в целом, как политики русификации 12. За это позднее он был осужден и лишен указа на звание муллы 13.

Движение выразителей крестьянских интересов – трудовиков вскоре исчезло с политической арены. Вместе с тем, сам факт массового голосования крестьянского населения за группировку социалистического спектра, ранее невиданный в мусульманском мире, стал важнейшим прецедентом. Трудовики прошли в Думу в основном в периферийных губерниях, где не имелось сильных татарских городских общин и структур партии «Иттифак». Характерно представительство «думачылар» от Самарской и Симбирской губерний, где ранее преобладали консерваторы. «Тангчылар» и «думачылар» были максимально представлены в мишарских районах и сами Исхаки, Туктаров, Атласи и Бадамшин были мишарами. Этот факт показывает, что социалистическое движение появилось в районах развитой сельской буржуазии, выступившей автономно от традиционной и либеральной элиты.

Именно идеи единства мусульман под властью полноправного лидера, национальной автономии, борьбы против ассимиляции и неверие в роль элиты, зачастую стремящейся к компромиссу с российскими властями за счет народа, во многом сформировали основные тезисы «Казанского ханства». Во введении к изданной в 1911 г. «Истории Сибири» Атласи одновременно призывает как к прогрессу татарской нации на пути «иджтихада», так и ее единству и братству 14. В первом же параграфе книги Атласи утверждает, что Туран, Туркестан и Скифия являются различными названиями единого региона, а также говорит о принадлежности Сибири к Турану (Туркестану) 15. В целом «История Сибири» представляет собой достаточно аргументированное и спокойное изложение источников по истории региона с минимальными авторскими оценками. «Казанское ханство», вышедшее в свет в 1914 г., по своему эмоциональному и обличительному тону является почти полной противоположностью «История Сибири».

Причины этого положения, по нашему мнению, были во многом обусловлены российскими реалиями. 1911-1914 гг. стали периодом пика противостояния в татарском обществе между джадидами и кадимистами. Репрессии 1911г. и поражения Турции в ходе войны с Италией в 1911г. и в I Балканской войне в 1912г. подорвали веру татар в возможность общетюркского политического движения. Наиболее явно эти настроения выразил Фатих Карими в книге «Истанбул мектуплэре» («Стамбульские письма»). В дни поражений Юсуф Акчура на митинге в здании Стамбульского университета утверждал, что современная война между нациями выигрывается не на поле битвы, а торговцами, учителями, шакирдами и женщинами. Так как Турция уступает в этом своим соперникам, то она обречена на поражение. Юсуф Акчура заявлял студентам: «Мы не смогли вас воспитать, не смогли вас воодушевить» 16. Ф. Карими показал, что надежды на развитие тюркского мира за счет Турции являются утопией. Параллельно татарское общество, особенно в городах, переживает пик доносительства, что позднее получит отражение в книге Гасыма Мансуров «Татарские провокаторы» 17.

В это время из общетюркского выкристаллизовывается татаристское движение. Идея религиозной автономии мусульман России сменяется идеей культурно-национальной автономии тюрко-татар, идея конституционной монархии -- идеей республики. В конце 1913г. журнал «Анг» поместил анкету, посвященную перспективам развития татарской нации, на которую давала ответ молодежь. В своей анкете Галимджан Шараф утверждал: «национализм, как в настоящей жизни народа, так и в истории имел громадное значение: процветание или падение государства в большинстве случаев происходило от процветания или падения национальных чувств». Об ориентации татар Г. Шараф придерживался следующего мнения: «мы – татары, мы – северные тюрки, мы – тюрки, мы приняли религию Ислама, находимся в подданстве России... Национализм должен принудить быть прежде всего татарином... и только после этого... вообще человеком». Г. Шараф рассматривает национализм как массовое движение, объединяющее всех членов нации. Принадлежность к нации должна превалировать над религиозной, расовой и государственной принадлежностью.

Характерным для нового поколения является отсутствие реальных ориентиров развития. Историк Газиз Губайдуллин откровенно пишет: «Будущее своей нации лучше всего сказано в «Корабле» Дэрдмэнда:

«Какие дороги, какой омут,

Жизни требуя, нас тянут» 18.

Позиция Г. Губайдуллина показательна для настроений образованной татарской молодежи тех дней. Историк Г. Губайдуллин понимал, что в развитии нации наступил период, когда ее будущее в основном зависит не от нее. Распад общероссийского мусульманского движения, рост правых и черносотенных сил в России, ожидание Мировой войны угнетающим образом действовали на общественную атмосферу.

Эти пессимистические настроения нашли свое отражение в труде Атласи, посвященном средневековой Казани. Описывая последние ханской Казани, во время правления хана Шахгали, Атласи пишет, что сами казанцы были причиной поражения, так как наносили вред своей религии и нации, откровенно продавая их. По словам автора: «Этот обычай остался в наследство и современным татарам» 19. С негодованием Х. Атласи пишет о посольствах казанцев в Москву с просьбами изгнать Сафу-Гирея, о клятвах верности великому князю, о двукратном смещении хана и попытках его передать в руки великого князя. Последним истинным героем ханской Казани у Атласи выступает Сафа-Гирей, ведущей постоянные войны с Русью. Хан откровенно говорит казанской знати, что она сама приводит русских в Казань 20. Невозможно не проследить здесь аналогии с современностью.

Критика татарских ханов и турецких султанов и высокая оценка государственнической политики русских князей носят у Х. Атласи абсолютно обоснованный характер. В основе любой политики по Атласи должна лежать защита государства, нации и религии. Ордынские ханы-чингизиды, как и византийские императоры ставили в основу своей политики личные интересы. Они бездумно раздавали собственные земли. Крымские ханы видели в Москве союзника в борьбе с Большой Ордой. Турецкие султаны высокомерно считали московское государство не заслуживающим внимания. Наоборот, русские князья постоянно занимались сбором земель и не вступали в конфликты, не обеспечив себе превосходства 21.

Таким образом, именно в политике московских князей и преданности русского народа свои правителям Х. Атласи видит образец для подражания. Он указывает, что если русские выполняли указания своих князей, то татары не принимали во внимание приказания ханов. Казанцы всячески ограничивали власть своих ханов 22. В случае недовольства они готовили переворот или искали помощи в Москве. Поэтому судьба ханства перешла в руки русских23. Х. Атласи рассматривал национальное единство, готовность нести жертвы во имя своей государственности и государя как основные достоинства.

Труд Х. Атласи стал высшей точкой традиции изучения тюрко-татарской государственности, зародившейся на рубеже 1900–1910-х гг. В это время в Казани вышел целый ряд исторических сочинений, посвященных тюрко-татарской истории эпохи независимости, прежде всего в форме учебников. В эти годы были опубликованы труды по татарской истории Г. Ахмарова – «Болгар тарихы» («История Булгара») и «Казан тарихы» («История Казани»), Х.-Г. Габяши – «Муфассал» тарих кавме тюрки» («Подробная история тюркского народа»), А.-З. Валиди – «Тюрек вэ татар тарихы» («Тюркская и татарская история») и Г. Баттала – «Тюрки-татар тарихы» («Тюрко-татарская история»), воспевавшие могущество тюркских государств от хунну до эпохи Казанского ханства 24.

Из книги Леона Коэна «Введение в историю Азии» была во многом заимствована идея единой тюркской родины – Турана 25. По сравнению с историей Ш. Марджани, начинающей историю татар с эпохи хазар и Булгара, основное внимание концентрируется на истории единства тюркских народов, которое существовало в доисламскую эпоху Тюркских каганатов. Вторым периодом тюркского единства является история империи Чингиз-хана.

В 1915 г. Ю. Акчура также под влиянием трудов Коэна разработал следующую периодизацию тюркской истории:

  1. Древний период: древняя тюркская цивилизация до монгольского завоевания.

  2. Средний период: объединение тюркских народов в Империи Чингиз-хана и его преемников.

  3. Новый период: государства, возникшие при распаде Империи Чингиз-хана.

  4. Современный период: национальное пробуждение тюркских народов в современную эпоху 26.

Внимание переносится с истории религии на историю государств. В этом отношении история приобретает светский характер. Первым трудом по татарской истории, использовавшимся в качестве учебного пособия в джадидских школах, был труд Ш. Марджани «Мустафад аль-ахбар», широко используемый Х. Атласи 27. Преподавание тюрко-татарской истории вводится во всех основных татарских медресе.

В 1912 г. миссионеры попытались проанализировать изменения, произошедшие в национальном самосознании татар, путем рассмотрения их учебной литературы. Так, Н. Ф. Катанов констатировал, что новометодным «татарам нужна... история новая, основанная на точных и беспристрастных данных, какие видим только в Западной Европе». Я. Д. Коблов писал, что 1905 г. они активно пишут и переводят «труды по общей истории, истории русского государства, национальной истории казанских татар (Казанского и Болгарского царств). Наибольшее внимание вызывает история местного края, татарской национальности, Болгарского и Казанского царств». Я. Д. Коблов усматривал две основных тенденции, определяющие развитие национальной истории:

  1. Попытка самостоятельной научной разработки;

  2. Подъем национального чувства. Причем основной целью является исследование нации, чтобы «выяснить прошлое, какое значение... имела в прежнее время, и что ожидается в будущем, наметить вехи для этого будущего, чтобы не затеряться среди других народностей и сохранить свою самостоятельность», то есть создание концепции национальной истории 28.

Большое внимание Х. Атласи уделяет техническому прогрессу. Так он описывает, как европейские пушкари без труда отбивали осаждающую русские города татарскую конницу. И, наоборот, в Казани почти всегда не было пушкарей 29.

Здесь идеи Х. Атласи перекликаются с мыслями Ризы Фахретдина. Улем выпустил так же в 1914г. книгу «Дини вэ иджтимагый мэсъэлелэр» («Религиозные и общественные вопросы»), посвященную обоснованию реформ Нового времени и рассматривающую позицию правоверных мусульман по отношению к реформам. Здесь Фахретдин ставит вопрос не только о моральном и правовом самосовершенствовании мусульман. Он указывает на потребность развития военной сферы, говоря, что «нам нужны... пушки Круппа, железные дороги, юнкерские училища, кадетские корпуса, военные академии, броненосцы, миноносцы» 30.

Следующим тезисом Х. Атласи является необходимость единства родственных тюркских народов. На примере ногайцев он показывает, что их помощь Москве привела к неуважению со стороны русских. Иван Грозный даже не отпустил на родину последнего хана Едигера, а крестил его и женил на русской боярыне. Не случайно, что именно описанием этого унижения заканчивается вся книга 31. Х. Атласи блистательно иллюстрирует тезис: «вместе мы выстоим, разъединившись – пропадем».

Любовь к своему йорту-дому в лице Казани, необходимость сознательной защиты Родины также стали целями Х. Атласи. Роль Казани, как исторической столицы нации получила оформление вначале в литературе. В 1910г. в хрестоматии «Ени кыйраат» («Новое чтение») Габдулла Тукай в тексте «город Казань» определил место Казани для татарской нации. Он писал, что «этот город был столицей нашего ханства три с половиной века назад. В этом городе до сегодняшнего дня сохранился минарет мечети, заложенный казанской хан-бике (женой хана) Сюембике». Теперь Казань -- это центр науки, создания книг и книгопечатания. Тукай утверждает, что все российские мусульмане ждут почина казанцев для начала больших дел 32.

Таким образом, уже с первого класса татарские дети должны были знать, что Казань является их исторической столицей, центром образования и генератором всех общественных идей. Казань, в глазах Тукая, одновременно и сакральное место, и источник современного развития. Он призывает, чтобы такое положение сохранилось навсегда. Реальная Казань приобретает сакральные мифологические черты вечной столицы татарской нации. Габдулла Тукай предлагает новую для татар концепцию исторической родины или колыбели. Если для правоверных мусульман такими местами являются Мекка и Медина, а в конце XVIII-1 половине XIX вв. это была «Бухара-и-шариф» («Священная Бухара»). У абызов, а затем и ваисовцев священной Родиной является Булгар. Тюркисты объявили свой колыбелью Алтай, и, в целом, мифическую страну Туран. Габдулла Тукай, первым провозглашает такой священной родиной Казань, в полном соответствии с концепцией «священной родины». Следует вновь отметить, что Тукай внедряет эту идею в хрестоматии по родной словесности, то есть первой книге (после букваря) для татарских детей. Таким образом, Тукай является здесь творцом традиции. Этот момент отражен в национальной психологии татар в понятии «безнен Тукай» («наш Тукай»).

Х. Атласи вслед за Г. Тукаем первым вводит образ Сюенбике как матери нации в 1913 г. Башня Сюенбике является для него живым символом минувшей татарской государственности 33. Не случайно, что образ Сюенбике вновь и вновь возникал у татар в периоды возрождения надежд на обретение государственности. Так было в 1915 г. после поражения русских войск в Польше. В рапорте казанского полицмейстера главноначальствующему (губернатору) Казанской губернии от 16 января 1916г. утверждалось, что редактор журнала «Анг» и владелец издательства «Гасыр» Ахмет-Гирей Хасани изготовил «1000 экземпляров картины с изображением Сююмбеки для бесплатной раздачи, по видимому, с целью подготовить массы такового к мысли возможности воссоздания Казанского ханства» 34. В 1917 г. по инициативе Харби Шуро на башню Сюенбике был водружен полумесяц. Образ Сюенбике был популярен и среди сторонников М. Султан-Галиева в 1923 г.

Даже в планах реформы у Ш. Марджани, понимаемой тогда обычно, как чисто религиозная реформа Хади Атласи увидел основу для реформ в политической, экономической и культурной жизни 35. Тем самым Х. Атласи вновь подчеркнул, что перспективы развития татар находятся только на пути современной цивилизации.

В Миллет Меджлисе Х. Атласи вошел во фракцию «тюрекчеляр» (тюркистов), к которой принадлежали лидеры татарских либералов и социалистов периода российской революции 1905-1907гг. Председателем фракции был ахун Джамалетдин Хурамшин. В ряды фракции входили С. Максуди, С.-Г. Джантюрин, Г. Терегулов, Губ. Буби, Н. Курбангалиев, И. Габиди, Ш. Алкин, С. Урманов, З. Кадыри Эти деятели был сторонниками создания «Большого Идель-Урала», фактически охватывающего большую часть территории бывшего Казанского и Астраханского ханств 36.

Впрочем, Х. Атласи четко понимал, что политика большевиков несовместима с реальной автономией нации. Поэтому он все более сосредотачивался на деятельности на уездном уровне. 30 ноября 1917 г. на общем заседании Бугульминского уездного земства Атласи был избран заместителем председателя управы и сконцентрировал свою деятельность на вопросах просвещения 37. В 1920 г. ему удалось добиться переиздания «Казанского ханства». В дальнейшем, особенно после 1923 г., из-за своего влияния Х. Атласи стал постоянной мишенью для республиканского руководства.

Идеи Х. Атласи о необходимости единства мусульманских тюркских народов и внутреннего сплочения самих татар, потребности в планомерной и постоянной защите интересов нации, государства и религии, актуальности реформ и прогресса, уважении власти правителей при всей своей кажущейся простоте остаются важными задачами современного татарского общества. На негативном примере Казанского ханства Х. Атласи предостерег современников и потомков от повторения былых ошибок, приведших к потере государственности. Усвоение этого опыта является необходимостью и для наших современников.


Литература:

1. Эмирхан Ф. Олуг миллэтче тугрысында кечкенэ бер хатирэ //Анг. — 1914. — N 18. — С. 332—333.

2. 1906 сэнэ 16-21 августта ижтимаг итмеш Русия Муселманнарынын нэдвэсе. — Казань, 1906. — С. 28.

3. Там же. С. 39.

4. Там же. С. 128-129.

5. Танг йолдызы. — 1906. — 18 мая.

6. Танг йолдызы. — 1906. — 29 мая.

7. Танг йолдызы. — 1906. — 29 августа.

8. См. Усал М. Беренче, икенче вэ оченче Думада моселман депутатлары вэ аларнын кылган эшлэре. — Казань, 1911.

9. Дума. — 1907. — 21 апреля.

10. Государственная Дума: Стенографические отчеты: Созыв 2: Сессия 1. —СПб., 1907. — Стб. 110—112, 118, 158.

11. Там же. Стб. 183—187.

12. Атласи h. Яна низам вэ голямаларымыз. — Оренбург, 1906.

13. См. Алишев С. Х. Татар тарихчысы hади Атласи // Атласи h. Себер тарихы. Соенбикэ. Казан ханлыгы. — Казан, 1993.— с. 4.

14. Атласи h. Себер тарихы. // Себер тарихы. Соенбикэ. Казан ханлыгы. — Казан, 1993.— с. 16-17.

15.Там же. С. 20-23.

16. Кэрими Ф. Истанбул мектуплэре. – Оренбург, 1913. – С. 263.

17. Мансуров Г. Татар провокаторлары. — М., 1927. —76 С.

18. Перевод цит. по: НА РТ. Ф. 199. Оп. 1. Д. 949. Л. 9– 10, 14.

19. Атласи h. Казан ханлыгы // Себер тарихы. Соенбикэ. Казан ханлыгы. — Казан, 1993.— С. 352.

20. Там же. С. 319.

21. Там же. С. 204, 244-245, 280

22. Там же. С. 254.

23. Там же. С. 294.

24. Ахмеров Г. Болгар тарихы. — Казань, 1909; Ахмеров Г. Казан тарихы. — Казань, 1909; Биккулов К. Татар ханнары. — Казань, 1911; Баттал Г. Татар тарихы. — Казань, 1912; Валиди А.–З. Тюрек вэ татар тарихы. – 1 нче жозья. — Казань, 1912; Габяши Х.-Г. Мохтасар тарих кауме тюрки. — Казань, 1907; Его же. Муфассал тарихы кауме тюрки. — Казань, 1909; Тюрек ыруглары. — Казань, 1912; Хабутдинов А. Ю. Проблема исторической самоидентификации татарского социума в начале XX века // Социально–историческое знание в Татарстане: Исследовательские традиции и современность: Тезисы докладов республиканской научной конференции. – Казань, 1995. – С. 63–65; Его же. Преподавание истории в татарских конфессиональных школах в начале XX века // Историческая наука в Татарстане: Исследовательские и педагогические традиции: Материалы межвузовской научной конференции. — Казань, 1996. – С. 119–120.

25. Gokalp Z. Turkculugun esaslari. – Istanbul, 1990. – S. 10–13.

26. Georgeon F. Aux origines du nationalisme Turc: Yusuf Akcura (1876–1935). – Paris, 1980. – P. 51– 52.

27. НА РТ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 957. Л. 31.

28. Обзор учебников, принятых к употреблению в татарских конфессиональных школах (мектебах и медресах) и изданных большей частью за последние три года. – Казань, 1917. – С. 11– 15, 31– 32, 38, 52.

29. Атласи. Указ соч. С. 275-276.

30. Фахретдин Р. Дини вэ иджтимагый мэсъэлелэр. — Оренбург, 1914. – С. 137.

31. Атласи. Указ соч. С. 334, 428

32. Тукаев Г. Ени кыйраат. – Казань. 1910. – С. 55.

33. Атласи h. Соенбикэ // Себер тарихы. Соенбикэ. Казан ханлыгы. — Казан, 1993.— С. 182-184.

34. НА РТ. Ф. 199. Оп. 1. Д. 1112. Л. 4.

35. Мэржани. — Казань, 1915. — С. 459—469.

36. Тормыш.-1918.-9 января; 12 января.

37. Тормыш.-1917.-22 декабря.






Похожие:

Концепция тюрко-татарской государственности iconЮбилей республики: 90 лет государственности кбр
В нашей Республике широко идет подготовка к двум знаменательным событиям: 1 сентября -день Знаний и 90-летие со дня обретения государственности...
Концепция тюрко-татарской государственности iconКонцепция умк "Перспективная начальная школа"
Д. Б. Эльконина—В. В. Давыдова, «Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года», «Концепция содержания непрерывного...
Концепция тюрко-татарской государственности iconКонцепция физической общности электростатического и гравитационного полей the conception of physical unity electrostatic and gravitational fields
Предлагаемая концепция физической общности электростатического и гравитационного полей, далее – концепция, не является единой теорией...
Концепция тюрко-татарской государственности iconЛубский А. В. Кризис или становление Российской государственности? // Мир на Кавказе для нас и наших потомков. – Ростов н/Д. 2002
В конце ХХ в было модным рассуждать о кризисе Российской государственности, с которым связывались все негативные явления в постсоветской...
Концепция тюрко-татарской государственности iconК 75-летию писателя М. Юныса Живому классику татарской литературы М. Юныс в этом году исполняется 75 лет со дня рояедения
Живому классику татарской литературы М. Юныс в этом году исполняется 75 лет со дня рояедения
Концепция тюрко-татарской государственности iconМинистерства здравоохранения
Концепция осуществления государственной политики противодействия потреблению табака на 2011-2015 годы (далее – Концепция) разработана...
Концепция тюрко-татарской государственности iconЛенинградская область, Вырица Уважаемые коллеги! Приглашаем вас принять участие в работе ХI международной научной конференции «Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения»
Хi международная научная конференция «Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения»
Концепция тюрко-татарской государственности iconКонцепция художественного образования в Российской Федерации Введение
Концепция опирается на основополагающий государственный документ – «Национальную доктрину образования в Российской Федерации», который...
Концепция тюрко-татарской государственности iconМетодов политологии
Политическая мысль в России с периода формирования государственности и до 1917г
Концепция тюрко-татарской государственности iconВ фокусе: Изида Галимова, достойная бенефиса
Нарве в дк «Ругодив» состоится концерт «Музыка моей души» бенефис Изиды Галимовой. Ее называют певицей с эстонским паспортом, татарской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов