Галимуллин Фарит icon

Галимуллин Фарит



НазваниеГалимуллин Фарит
Дата конвертации17.07.2012
Размер93.09 Kb.
ТипДокументы


Галимуллин Фарит

Деятельность А.Ибрагимова на Дальнем Востоке (1908-1910 гг.)

Абдрашид Гумерович Ибрагимов - один из выдающихся тюркских путешественников конца XIX начала ХХ века, однако он смог прославить себя не только как путешественник, но и как политик, журналист, религиозный деятель, писатель. Во время своих странствий А.Ибрагимов знакомился с проблемами тюркско-исламского мира. Являясь горячим сторонником идеи панисламизма и пантюркизма, большую часть своей жизни он отдал осуществлению идеи о национальной независимости мусульманских народов. Этой проблеме он посвятил свои многочисленные книги, издания, статьи.


В 1897 г. А.Ибрагимов отправляется в свое первое длительное путешествие, которое продолжается почти 3 года. Сначала он направляется через Стамбул, Египет и Хиджаз в Палестину, далее, следуя во Францию, проезжает через Италию, Австрию и Швейцарию. Во Франции А.Ибрагимов ненадолго задерживается. По нашему предположению, здесь он встречается с представителями движения младотурков. Именно в Париже в 1891 г. начинает оформляться центр турецкой эмигрантской оппозиции во главе с Ахмедом Риза-беем (1857-1930) и “европейский филиал” турецкого тайного политического общества “Иттихад ве теракки” (“Единение и прогресс”). Общение с будущими турецкими революционерами, проникнутыми идеями Н.Кемаля и Д.Афгани на “родине революций” несомненно оказало сильное влияние на мировоззрение А.Ибрагимова.

После Франции А.Ибрагимов снова отправляется в дорогу, через Швейцарию, Австрию, Болгарию, Югославию, Румынию приезжает в Одессу. Далее через Южную Россию попадает на Кавказ, следует по берегу Каспийского моря, посещает Бухару, проехав через Туркестан, ступает на земли Семиречья и оттуда возвращается в Тару по Сибирскому караванному пути. Мы можем предположить, что целью поездки по Европе являлся поиск признания культурных и политических прав мусульман России.

В 1899 году после возвращения из первого своего длительного путешествия по Европе и Средней Азии Абдрашит Ибрагимов отправляется в Японию. Эта страна уже давно привлекает внимание А.Ибрагимова своим быстрым экономическим подъемом. Кроме этого, несомненно, что и Япония в этот период предпринимает попытки к налаживанию контактов с мусульманами как России, так и других государств Азии. Правительство Японии не препятствует появлению в стране мусульманских путешественников и проповедников. Более того, в 1905 году японский император обращается к Абдул-Хамиду II с просьбой об оказании содействия в приобретении мусульманской литературы, а также просит направить в Японию мусульманских миссионеров. И на конгрессе религий, прошедшем в 1906 г., японцы пытались показать, что ислам является более приемлемой для них монотеистической религией, нежели христианство.

13 сентября 1906 года в статье “Япония и ислам”, опубликованной в газете “Ульфат”, А.
Ибрагимов пишет: “По вопросу о том, что Японское правительство, в лице господина Микадо, принимая во внимание идейные и экономические соображения, всерьез задумывается о провозглашении ислама официальной религией Японии, активно писали не только арабские, турецкие и татарские газеты, но и даже в некоторых европейских периодических изданиях время от времени встречаются материалы посвященные этой теме”. Развивая эту идею, А.Ибрагимов даже начинает задумываться о том, как будет осуществляться процесс превращения Японии в исламское государство. “Для того чтобы обучать и просвещать японцев в вопросах ислама, - пишет он в той же статье, - для начала, необходимо будет в Японии основать мусульманскую деревню, которая в последствии должна будет стать крупным религиозным центром Японии”. Интересен тот факт, что размышления А.Ибрагимова идут еще дальше. Он задумывается о том, что “Япония, провозгласив ислам официальной религией, сможет еще более усилиться в идеологическом и экономическом плане”. И это на фоне ослабевающей Турции приведет к возникновению “вопроса о Халифате“, т.е. замены Турции как лидера исламского мира того времени Японией. Однако А.Ибрагимов здесь же “успокаивает” себя и других читателей, у которых могли возникнуть такие же опасения, - “подобные процессы не происходят в очень короткие сроки и при любом исходе дела, от присоединения Японии к исламскому миру мусульмане только выиграют”.

В 1908-10 гг. А.Ибрагимов вновь посещает Японию и Дальневосточные страны. На основании этого путешествия в 1910-1913 гг. им была издана книга “‘Аляме Ислам” (“Исламский мир”) состоящая из двух томов, в которой была собрана интересная, всесторонняя, эмоциональная, не всегда объективная, но всегда честно отображенная информация о странах Дальнего Востока и людях, живущих там.

Особое внимание А.Ибрагимов уделяет усилению Японии, выигравшей войну 1905 года. По его мнению, Япония могла бы помочь народам, попавшим под европейский гнет, в борьбе за обретение независимости (см.: Камозава И. Татарлар Японияд// Мирас. - 1992. - №6 - С.79-89.). А.Ибрагимов начинает свое путешествие в надежде найти империю Восходящего Солнца, которая могла бы оказать поддержку всем мусульманам, и в частности, мусульманам России.

Русско-японская война 1904-05 годов, возникшая из-за раздела Манчжурии, закончилась далеко не так, как хотелось бы многим западным политикам. Подобный исход дела вызвал еще большие опасения.

Самое же интересное в том, что успехи японцев с радостью воспринимались в исламском мире. Это, несомненно, давало повод западным наблюдателям доказать правоту своей теории, которая выражалась формулой “желтая раса + ислам”. Мусульманский мир, искавший лишь повод, чтобы преподать урок западному империализму, был полностью на стороне Японии, несмотря на то, что представители Запада были все же “людьми Писания”.

Конгресс религий, прошедший в Токио в 1906 году, оказал влияние и на турецкое общественное движение. Абдуллах Джавдет - представитель западного крыла движения младотурков назвал Японского императора “халифом”. Исламское же крыло этого движения считало, что превращение Японии в мусульманскую страну позволит приобрести исламскому миру техническое превосходство, что несомненно приведет его к спасению1.

На конгрессе религий 1906 года японцы пытались показать, что ислам является более приемлемой для них монотеистической религией, нежели христианство, во всяком случае у мусульман сложилось такое впечатление2. Как пишет А.Ибрагимов, “лица, занимающие важные государственные посты, принимали религию из-за своей приверженности к императору3. Именно они некогда создали организацию “Черный дракон”, целью которого было расширение и развитие японского империализма. Для достижения этой цели они хотели использовать мусульман Китая, Юго-Восточной Азии и Индии, распространяя среди них свои идеи и ведя активную пропаганду через своих агентов в этих странах.

Приезд А.Ибрагимова в Токио в 1908 году, целью которого являлось ознакомление с произошедшими изменениями в Японии и поиск сил, имеющих возможность помочь мусульманам России обрести национальную независимость, был для “Черного дракона” своеобразной “живой водой”. Японцы проявили большой интерес к этому татарскому путешественнику, не знавшему языка и находящемуся в финансовом затруднении, но наряду с этим отличающегося своим живым умом и целеустремленностью.

За короткий срок обучившись языку, А.Ибрагимов, по его словам, стал активным оратором на конференциях и собраниях4, встречался с японскими политическими деятелями, а также стал популярным в японской прессе. Скорее из-за идейных соображений, то есть из-за желания достичь победы ислама над христианством, нежели из-за материальной выгоды, А.Ибрагимов активно работает (не без поддержки японцев) над созданием мусульманской организации “Азия Ги Кай” (“Общество Великая Азия”). Это общество управлялось некоторыми членами “Черного дракона”, выдававших себя за мусульман5. Руководителем организации был известный японский дипломат Охара, впоследствии принявший мусульманское имя Абубакр.

А.Ибрагимов воспринял предложение о деятельности в пользу Японии как свою обязанность. Об этом он и сам пишет в путевых заметках, в разделе “Моя миссия в Пекине”6. А.Ибрагимов публикует статью “Восток для людей востока” в газете Мухаммеда Салиха7 “Аи као пао”, о которой мы уже упоминали выше. Но идея Китайско-Японско-Османского единства, которая лежала в основе этой статьи, не нашла поддержки среди мусульман Китая, и, даже напротив, как он признался сам, вызвала горячую критику.

Однако деятельность А.Ибрагимова в Юго-Восточной Азии принесла бульшие плоды нежели в Китае. В Джевхаре, Сингапуре и Борнео он провел ряд встреч с государственными деятелями и учеными. По итогам этих встреч А.Ибрагимов писал, что кроме Мамуна ар-Рашида - повелителя Диллии, Сеида Мухаммеда Хусейна - повелителя Асехана и Абдульджалиля - повелителя Ланкета нет надежных правителей в Борнео, “кто-то прислуживает голландцам, кто-то англичанам”8. По поводу гнета голландцев в этом регионе и выхода из сложившейся ситуации он пишет следующие строки: ”Нет сомнения в том, что истинное спасение будет ниспослано создателем всех причин (то есть Всевышним Аллахом). Надеюсь, что проблемы этих мусульман будут решены, благодаря японцам”.

Проявление все большего недовольства со стороны мусульман, живущих под властью голландцев, укрепляло в нем надежду на скорые перемены, ибо это недовольство грозило перерасти в восстание. В этом не последнюю роль сыграла переписка между А.Ибрагимовым и “знаменитым ученым из Борнео” Мухаммед бин Мухаммедом Али. А.Ибрагимов в своих письмах рассказывал о распространении ислама в Японии, а Мухаммед Али в свою очередь, повествуя о новостях из медресе Бейнелмиляль и изменениях, происходящих в Стамбуле, старался держать его в курсе последних событий.

Однако, несмотря на явную симпатию к японцам, основная деятельность А.Ибрагимова была направлена на пропаганду особого “Исламского пути развития”. Это понятие возникло в мусульманской среде именно тогда - на рубеже XIX - XX веков. Идея такого раз­вития становилась все более популярной по мере того, как в колониях и полуколониях Востока множились ряды сто­ронников “возрождения ислама” и высвобождения мусуль­ман из-под гнета “христианского Запада”. Уже тогда, ис­ламский путь развития рекламировался в качестве особого, отличающегося от “западного” 9. Под “антизападным” обли­чием в одних случаях таилось стремление отстоять от раз­рушительных веяний современности средневековые мусульманские устои, в других - намерение выйти на рубеж современного разви­тия, максимально учитывая притом местную, в том числе традиционную религиозную специфику. В большинстве случаев пропаганда “Исламского пути развития” имела ан­тиколониальную, антиимпериалистическую направленность, и, по нашему мнению, именно благодаря этому имела успех.

В рассматриваемый нами период получила распространение точка зрения, согласно которой этот путь включал в себя опору на морально-ценностные и правовые нормативы ислама при одновременном освоении достижений науки и техники Запада. Это позволяло избежать всех зол современности на пути “возврата к Корану” и “исламизации” государства, общества, экономики, культуры и даже науки. Акценту на автономизацию исламского мира сопутствовала разработка концепции международной исламской солидарности. Именно эти идеи были наиболее близки А.Ибрагимову и он был одним из сторонников данной концепции.

Интересен тот факт, что в 30-е годы ХХ века в Японии вновь активизируется интерес к мусульманским общественно-политическим лидерам. В этот раз, правительство Японии делает ставку на Г.Исхаки10.

Все вышесказанное позволяет сделать нам следующий вывод. В период, когда А.Ибрагимов после поражения российской революции 1905-07 гг. направляется на Дальний Восток, выбор сделанный им в пользу Японии, является отнюдь не случайным. Он надеялся, что Япония в отличие от европейских стран хочет и в отличие от Турции, может оказать поддержку мусульманским народам Дальнего Востока и России в борьбе за независимость. Несомненно, Япония при этом преследует свои цели и в большинстве случаев использует стремление видных мусульманских общественных и политических деятелей для утверждения своего влияния в различных странах.

А.Ибрагимов искренне полагает, что Япония, усилившись после русско-японской войны, сможет постепенно распространять свое влияние не только на дальневосточные страны, но и на Сибирь, где проживает достаточно большое количество мусульман. С этими идеями связана и его миссионерская деятельность. А.Ибрагимов активно общается с государственными структурами Японии, участвует в собраниях и конференциях. Все это делается с целью привлечения внимания к исламу и возможного включения Японии в “Исламский мир” путем официального провозглашения ее мусульманской страной. Несомненно, “Исламский мир” от этого только бы выиграл. Однако и эта идея А.Ибрагимова, по нашему мнению, была по меньшей мере неосуществима. С течением времени, А.Ибрагимов, видимо, и сам начинает понимать это.

    1 Karal E. Osmanli tarihi. - t. VII. - Ankara: TTK, 1993. - c.547.

    2 Ucar A. Japonlarin islam dunyasindaki yayilmaci siyaseti ve Abdurresid Ibrahim//Toplamsal tarih.- agustos 1995.- №20.- С.16.

    3 Ибрагимов А. Япония мктњплре//Сираты мустаким. - №40. - с 213-214.

    4 Ибрагимов А. ‘Аляме Ислам яки Японияда интишаре исламият.- в 2 т. - Стамбул 1329-1332 (1910-1913).- Т 1. - С. 225-228, 376-378.

    5 Ucar A. Japonlarin islam dunyasindaki yayilmaci siyaseti ve Abdurresid Ibrahim//Toplamsal tarih.- agustos 1995.- №20.- С.16.

    6 Там же. С. 98-99.

    7 Мухаммед Салих, более известный в Китае под именем Тин Тав Тин был казнен Китайским правительством за проведение прояпонской политики.

    8 Ибрагимов А. ‘Аляме Ислам. - под.ред. М.Паксу. - Стамбул. - 1987, Т.1. - С. 99.

    9 Ислам. Словарь атеиста/под. общ. ред. д.ист.н. Пиотровского М.Б., к.ист.н. Прозорова С.М. - Москва: Политиздат, 1998. - С. 109.

10 Гайнетдинов Р. Политический акт представителей многомиллионного мусульманского мира// Гасырлар авазы - Эхо веков. - 1999. - №1-2. - С.82.





Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов