Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго icon

Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго



НазваниеЭпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго
Дата конвертации17.07.2012
Размер146.89 Kb.
ТипДокументы

№ 6.

ЭПИТИМИЯ1 СВЯТОЙ РУСИ. ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ ИГО2.

1. Нашествие татар и покорение Руси 1237-1246 годы. Политика Орды в начальный период завоевания Руси.




2. Служение святых благоверных князей в годину искушений.

3. Церковное служение митрополита Кирилла (1249 – 1280 годы).


1225 год - битва при Калке, разведка боем Чингиз-хана. Русская земля себя показала. Вперед ринулся Мстислав Удалой, чтобы добыть себе “лавры победы”, стяжать воинскую славу. Он был разбит. Коалиционное войско русских князей еще сохранило боевой порядок - оно не побежало. Но, по своей традиции, они просили мира, и коварные татаро-монголы, обещав мир, умертвили князей известным способом. Но 12 лет как бы Сам Господь определил Русской земле затишье. Может быть, это был последний срок, чтобы одуматься. Этого не произошло.

Нашествие Батыя (Бату-хана) - одного из младших внуков Чингиз-хана - на землю Рязанскую отражено в “Повести о разорении Рязанской земли”.

Здесь необходимо отступление: русская земля в это время живет еще так, что церковная история неотделима от истории всей земли. Весь русский народ составляет Русскую Православную Церковь (гражданской истории как таковой еще нет).

Нашествие Батыя на Рязань (южные подступы, граничащие с лесостепью) - это передовые отряды, форпост Золотой орды. Это собственно “провинция” Великой Империи Чингиз-хана, где центр - гораздо южнее: Монголия, Северный Китай (столица Каракорум).

В Рязани княжит Великий князь Юрий Игоревич - в больших летах (сын героя “Слова о полку Игореве”; сам герой “Слова...” - Игорь Святославович скончался в 1202 году). У Юрия Игоревича есть уже взрослый сын - князь Федор Юрьевич и много братьев. Как только он узнал о приближении орд Батыя, он обратился к соседям во Владимир: там княжит прославленный во святых Георгий Всеволодович, сын Всеволода Большое Гнездо (христианское его имя - Димитрий). Тот отказывает в братской помощи соседнему князю. Почему? Рязань - одна из северных вотчин великого Черниговского княжества, где княжат “ольговичи”. А во Владимиро-Суздальском княжестве — княжит младшая линия “мономаховичей”. Поэтому - здесь уже распри длятся несколько десятилетий. И Георгий Всеволодович (Дмитриевич) - отказывает в помощи и сам не идет, но сказано: “думая один сразиться с Батыем”. Размеров опасности русские князья очень долго не представляли. По настоящему церковно осмыслил происшедшее только митрополит Кирилл Киевский и Владимирский - наставник Александра Невского.

Кто же откликнулся: союзные князья - родные братья: Давид Игоревич Муромский, Глеб Игоревич Коломенский, Олег Игоревич Красный (красивый) и Всеволод Игоревич Пронский. И стали совет держать: как утолить нечестивца дарами.


^ Это - традиция русской земли: всегда старались платить не жизнями, а деньгами и дарами. (В дальнейшем мы увидим, что и Сергий Радонежский и митрополит Киприан советовали вначале Дмитрию Донскому "утолить дарами" Мамая.) В этом преуспевали и Всеволод Ярославич (сын Ярослава Мудрого) и Юрий Долгорукий - это была устоявшая наука русского домостроительства: стараться договориться и заплатить.


Юрий Игоревич посылает своего старшего сына Федора Юрьевича с посольством и с дарами, “...и с мольбами великими, чтобы не ходил Батый на Рязанскую землю...”. (Не на русскую - а чтобы только миновал их). Посольство не было выгнано: с ним беседуют. Но требуют условий, на которые половцы никогда не решались: в качестве откупа отдать своих жен и сестер в татарский гарем. Ответ был: не достоит христианам жен своих отдавать, ни сестер, ни дочерей. В это время предатель шепнул, что у самого Федора Юрьевича молодая жена Евпраксия - “красивее всех на русской земле”. У него требуют и жену. Тогда Федор Юрьевич отвечает: “Когда одолеешь нас, тогда жен наших возьмешь”.


Федора Юрьевича убили, все посольство тоже, и лавина орды двинулась на рязанские пределы. Но тут уже успел прискакать уцелевший из посольства, рассказал всю эту скорбную весть: сначала княгине Евпраксии - и она с высоты верхнего этажа терема с малолетним сыном Иваном бросилась вниз и разбилась насмерть. Это героический шаг, и точно так же героически выступает Юрий Игоревич со своими братьями и войском. (Героизм - чисто языческое явление – мы видим его у стоиков).


Молитва Юрия Игоревича: “Избави нас, Боже, от врагов наших, и от подымающихся на нас множества творящих беззаконие. Да будет путь им темен и скользок”.

Обращение к братьям духовно более значительно: "^ О, государи мои и братия! Если из рук Господних благо приняли, то и злое не потерпим ли? (Слова Иова Многострадального). Да будет благословенно имя Господне. Лучше нам смертью славу вечную добыть, нежели во власти поганых быть. Пусть я, брат ваш, раньше вас выпью чашу смертную за святые Божии Церкви и за веру христианскую и за отчину отца нашего великого князя Игоря Святославича".


Здесь главное: героическая тема - “...лучше нам смерть стяжать, чем во власти поганых быть...” - это похоже на белое движение (ведь никто не верил в его победу). Даже митрополит Вениамин (Федченков) пишет так: не в успех оружия верили, а это был зов сердца и совести. И в основном шли молодые люди - “горячие головы”, “жертвенные души”.


И летописец, рассказывая горестную повесть о гибели рязанского войска, называет их “...рязанские удальцы, резвецы рязанские...” - горячие головы и жертвенные души.


Князь, прежде всего, отправляется в церковь Успения Божией Матери. Горячо молится Божией Матери, Николаю Чудотворцу - чудотворная икона привезена из Корсуни (Херсонеса) - и сродникам своим Борису и Глебу. Дал последнее целование матери - великой княгине Агриппине Ростиславне (дочери Ростислава Рюриковича - из старшей ветви мономаховичей). Принял благословение от епископа.


Встретили Батыя около пределов рязанских: “... и напали на него и стали биться с ним крепко и мужественно и была сеча зла и ужасна. Много полков Батыевых пало. И увидел царь Батый, что сила рязанская бьется крепко и мужественно и испугался. Но против гнева Божьего кто постоит?”


Первым пал князь Давид Игоревич Муромский. Тогда Юрий Игоревич воскликнул: “О, братия милая! Князь Давид, брат наш, наперед нас чашу испил. Ну, а мы ли сей чаши не изопьем!” Так убиты были все. Ни один из них не повернул назад, “... но все они полегли мертвые. Все это навел на нас Бог грехов ради наших”.

[Около года спустя - в середине 1238 года - полчища Батыя вступят в пределы владимирские. Точно так же выступит вперед коалиция князей. Только младшая линия мономаховичей — сыновья Всеволода Большое Гнездо. Князь Георгий Всеволодович потерпит сокрушительное поражение на реке Сити и сам будет убит. Все повторится точно так же. Только в дальнейшем, когда проводили канонизацию (уже в Москве) Юрий Всеволодович стал всероссийским чтимым святым, а рязанские князья – местночтимые].

Олега Игоревича Красного убить не успели, тяжело раненого подобрали, и собрались выхаживать, но с тем, чтобы он принял татарскую веру. Они тогда исповедывали язычество: поклонялись солнцу, огню, кусту и идолам. На это он мужественно укорил хана Батыя и назвал его безбожным и врагом христианства. Вслед на этим он был разрублен на несколько частей. Впоследствии, год спустя, точно так же попал в плен тяжело раненый Василько Ростовский - племянник Георгия Всеволодовича, сын его покойного брата Константина. Точно так же ему предложили не только жизнь, но и честь и почет - при условии отречения от христианской веры. Он отказался наотрез и был убит.

Батый в досаде на огромные потери велел “убивать, рубить и жечь без милости...”. Были захвачены, разграблены и сожжены города земли рязанской: провинции великого черниговского княжества: Муром, Коломна, Пронск и другие.


^ Олег назван в летописи вторым страстотерпцем Стефаном - подражателем подвига Стефана-первомученика. (Страстотерпцы – терпением принимают наказание Божие; поэтому не мученики).


21 декабря 1237 года Рязань была взята (даты по старому стилю). Это день памяти мученицы Иулиании и с нею 500 мужей и 130 жен в Никомидии в Диоклетианово гонение пострадавших (304 год). Это дни - предшествующие Рождеству Христову.

В Рязани было полное истребление населения: “... ни стонущего, ни плачущего, но все вместе лежали мертвые...” Один из братьев Игорь Игоревич уцелел, поскольку в это время находился в Чернигове у своего сродника Михаила Всеволодовича Черниговского (будущего мученика).

Когда об этом узнали в Чернигове (а связь постоянная), то не стерпел разорения один из известных черниговских воевод - Евпатий Коловрат. Евпатий с небольшой дружиной - 1300 человек — сражался так, что восхищенный Батый отпустил остатки его войска с миром (кто не погиб в честном бою).

У Батыя было неимоверное численное огромное преимущество: на одного русского воина - 1000 человек татар. Но был перевес и в технике: глинобитные машины, тактика боя, окружение, взятие крепостей - русские же обладали другим навыком: отсиживаться за стенами, довольствоваться малой пищей, то есть терпеть. Игорь Игоревич “сохранен Богом от злого врага христианского”, отправляется в Рязань искать тела. Находит убитую мать: великая княгиня и все снохи, все духовенство - в церкви были посечены мечами, и были сожжены. Деревянные церкви сгорели все, а великая каменная церковь Успения Пресвятой Богородицы обгорела, но уцелела.


Похоронив убитых в городе, сделав великий плач, Игорь Игоревич отправляется к границам земли рязанской на поле битвы (январь 1238 года): “лежали побитые, снегом и льдом померзнувшие, никем не блюдомые”.

Из летописи: “Все то случилось по грехам нашим. Была земля Рязанская и не стало ее: исчезло богатство ее и отошла слава ее, только дым и пепел. Не стало в городе ни пения, ни звона - только плач непрестанный. Не слышно было за плачем ни псалмов, ни пения церковного”.


Как и мученице Софии, ему было суждено испить чашу со-страдания до конца. Он отправляется в Пронск и находит тело Олега Игоревича с отрубленной головой. Голову он сам несет в Рязань, за ним несут тело. Затем на реке Воронеж находит тело убиенного Феодора Юрьевича. Все останки переносятся в Рязань и с честью погребаются в церкви Успения Божией Матери. А с тех пор икона Николая Чудотворца “Корсунская” стала называться “Зарайской”, ибо в этом городе “заразилась” - то есть разбилась на смерть княгиня Евпраксия (Это город Зарайск). И так началось покорение русской земли.


История Владимира совершенно точно так же повторила историю Рязани: заперлись в великой церкви Успения Божией Матери. Кого успел владыка митрополит - постриг в монахи; и "отошли они ко Господу, убиенные мечом и дымом" (это собор святых владимирских – местночтимых).

Покорение русской земли продолжается. Для жизни отдельных людей - медленно, хотя для истории - чрезвычайно быстро. Многие, сказано, “кто затворился в городах, со слезами молились Богу и каялись в грехах своих”. Город Козельск (в районе Тулы) - “злой город” - долго сопротивлялся. Но это уже относится к истории государства. Главное - ропота ни одна летопись не находит. Находит плач и покаяние в своих грехах. Многие разбежались по лесам, горам, расселинам - в ненаселенные места. Не многие сохранились: умерли от голода, от страха.


Но характерно другое. Оказалось, что татары не половцы. Они собрали беглецов, ничего им не сделали, но расселили их по разоренным городам в уцелевших домах, тщательно переписали (чиновничью науку они заимствовали у Китая) и обложили данью. Вот это уже начало ига - покорение и эксплуатация.

Иные бежали в дальние земли (в эмиграцию). Татары им всем предоставляют вернуться и получить законное княжение: ярлык (грамоту). Притом эти грамоты раздаются законным князьям, наследникам - и татары получают точные сведения, кто законный князь. С одним маленьким условием: нужно пройти через огонь (костер), поклониться солнцу (как божеству всего), кусту (как символу власти природы над человеком), тени Чингизхана (символически), и после этого с честью и с миром князь возвращался и вступал на свой дедовский княжеский стол.

То есть, государственная политика татаро-монгол была следующая: ни своих воевод они не посылали в качестве оккупационной армии, ни сажали своих родственников на столы - но только русских законных наследников.


Только митрополит Кирилл Киевский и Владимирский - сумел определить истинный духовный смысл всего происходящего. Он первый засвидетельствовал во Христе, что это иное, нежели половцы и другие кочевые племена, которые знали только 2 вещи: разграбить, сжечь и захватить пленных; и распродать их греческим или иным купцам.

Но перепись, обложение данью, учет и контроль (чиновничество), - чем занимались баскаки, - это уже принципы татаро-монгольского ига.


Из летописи: “И сказано, тех, кто соглашался на татарские условия и просили во владение себе русской земли - и давались им владения невозбранно”. Этот исторически ничтожный период времени 1237 (конец) - 1238 (весь год).

1239 год (захвачены часть пределов Черниговских и часть пределов Смоленских) - 1240 год (покорение Киева). 1240 год по официальной истории - и есть окончательное покорение русской земли - захват матери русских городов. Новгород, Чернигов и Смоленск избежали разорения, они покорились без боя, но данью были обложены.


Дальше начинается новый фазис - эпитимия русской земли.

В отличие от нашей революции (1917 года), эмиграция из русской земли первой половины XIII-го века оказалась крайне неудачной. Эмигрировал и князь Михаил Всеволодович Черниговский (Ольгович) - в Венгрию. По Европе уже распространилась весть о несметных полчищах татаро-монгол, поэтому помощи венгерский король не дал. Михаил 6 лет безуспешно скитался по заграницам, и, узнав, что массовое истребление русских людей татарами прекращено, и всем князьям предоставлена возможность вернуться в свои уделы, он возвращается в Чернигов в начале 1245 года - ни с чем (в 1238 году он бежал, едва узнав о разорении Суздальско-Владимирского княжества).


Далее жизнь его кончается и начинается его житие. Великому князю Михаилу уже 66 лет (он 1179 года рождения) - по тем временам - очень пожилой возраст (редко-редко кто дотягивал до 50 лет). “Вложил Господь в сердце великому князю ехать в орду, к хану Батыю и обличить лживость его, совращающую христиан”. Батыю его советники присоветовали вызывать князей по очереди, чтобы они княжили с согласия Батыя, главным образом, для удобства управления. Михаил Черниговский еще никакой повестки не получал. (Только Карамзин, с его полным нечувствием духа русской земли, мог предположить, что Михаил Черниговский, как прочие, поехал за ярлыком).3

Житие сообщает абсолютно без колебаний: “Когда блаженный князь Михаил находился в Чернигове, Бог, видя, как многие обольщаются славою мира сего, послал на него благодать и дар Святого Духа, и вложил ему в сердце ехать к хану и обличить лживость его, совращающую христиан. Воспылав благодатью Божиею, князь Михаил решил ехать к Батыю”.


Мученик совершает свой подвиг как бы ради Христа, но в сущности только ради ближнего. Каждому человеку предоставлена свобода. Немощные члены Церкви совращаются и отказываются от веры. Тогда Господь призывает сильных членов Церкви, чтобы засвидетельствовать перед ближними Христову правду.


Князь Михаил Черниговский - классический мученик, свидетель Христов, совершающий свой подвиг во свидетельство всей Церкви. Кто-то должен показать пример христианского подвига, стояния в вере. И Господь Сам призывает на этот подвиг князя Михаила Черниговского.


Но еще не доверяя себе, князь отправляется за благословением к духовному отцу: “Хочу ехать к Батыю”.

И отвечал ему духовный отец: “Многие поехавшие исполнили волю поганого, соблазнились славою мира сего, погубили души свои. Но ты, Михаил, если хочешь ехать, не поступай так... Не иди во огонь, не поклоняйся идолам их, ни пищи, ни пития не бери в уста свои... Твердо стой за веру христианскую, так как не подобает христианам поклоняться ничему сотворенному, а только Господу Богу Иисусу Христу”.

Михаил отвечал: “По молитве Твоей, отче, как Бог соизволит, так и будет. Я бы хотел кровь свою пролить за Христа и за веру христианскую”. И промолвил отец духовный: “Будете (то есть, ты и твои духовные соратники – В.М.Е.) в нынешнем веке новосвятыми мучениками на укрепление духа иным, если поступите так”.

Князь Михаил Черниговский пролагает духовную дорогу другим, включая Александра Невского. Киевский и Владимирский митрополит Кирилл, благословляя Александра Невского на поездку в Орду, налагает на него строгий пост: “Не ешь и не пей, а от веры не отказывайся никак”.


Духовный отец, благословляя Михаила и его боярина Феодора на мученичество, дает им с собой и святое причастие: “Бог да укрепит вас, и да пошлет вам Свою помощь, ведь за Него вы хотите пострадать”. Михаил отправился в дом свой и взял все необходимое в дорогу.

Первые два характерных признака: призвание свыше и готовность человеческой любви ко Господу исполнить волю Божию — здесь налицо.


Прибыл Михаил к Батыю. Ему поведали: “Великий князь русский Михаил приехал поклониться тебе”. Это уже вновь свидетельствует против Карамзина: никакого вызова в Орду Михаил не получал, но поехал своей волей и ради христианского подвига. Поэтому Батыю докладывают с некоторым удивлением. Но Батый, уже опьяненный своими победами, приказывает принять Михаила, хотя еще и не данника, на общих основаниях: чтобы тот прошел через огонь, поклонился солнцу, кусту, тени Чингис-хана.

Михаил отказывается наотрез проходить через огонь: “Не подобает то христианам ... Такова вера христианская, велит поклоняться Святой Троице: Отцу, и Сыну и Святому Духу”.

Князю предлагают на выбор: сохранить жизнь или убить его злой смертью. Князь мужественно исповедует веру. Его сначала повергнув на землю, бьют по сердцу ногами. Один из отступников (бывший христианин) отрезает ему голову ножом. Перед тем, горько плача, его внук Борис увещевает пожалеть семью, родных — и поклониться идолам. Поэтому боярин Феодор, уже боясь, что Михаил поддастся слезам, укрепляет его в подвиге, как святая София укрепляла своих дочерей.

После того, как отрезали голову святого мученика Михаила, сказали Феодору: если ты поклонишься богам нашим, то получишь все княжество князя твоего. Феодор отвечал: “Княжения я не хочу, и богам вашим не поклонюсь, а хочу пострадать за Христа, как прежде князь мой”.

Тела их были повержены псам на съедение, и много дней лежали они, но Божиею благодатию оставались невредимыми: Человеколюбивый Господь, прославляя святых Своих угодников, пострадавших за Него и православную веру, явил столп огненный от земли до небес над телами их, сияющий пресветлыми лучами на утверждение христиан и на устрашение поганых, на обличение тех, кто оставил Бога и поклоняется сотворенному человеком. Святые и честные тела их некими богобоязненными христианами сохранены были. Случилось же убиение в год 1245 месяца сентября в 20 день” (празднуется их память, а 14 февраля ст.ст. - перенесение их честных мощей).

В Орде уже живут христиане. Они свидетельствуют мужественное исповедание веры, никак не сопрягаемое с ненавистью к Батыю; наоборот, благоверный князь Михаил согласен ему поклониться, ибо сказал ему, что “Божьей волей ты здесь сидишь...”; и именует его “кесарем”, то есть высшим титулом, подобающим царям.

1237-1246 годы знаменуют нам первый период татарского нашествия: свидетельство в вере.

Митрополит Киевский и Владимирский Кирилл4 засвидетельствовал перед всей русской землей, что нельзя надеяться, что это скоро кончится. Это будет продолжаться длительное время, и под игом татарским придется жить. Его свидетельство подобно и свидетельству святителя Тихона Московского в новейшие времена; он сказал митрополиту Вениамину Петроградскому (Казанскому): “Умереть ныне не мудрено. Умирать русский человек умеет. Надо научиться, как теперь жить в новых условиях”.


Митрополит Киевский и Владимирский Кирилл принимает на себя труднейшую задачу: учить всю паству жить в новых условиях. И он отправляется в Орду сам. Его, как религиозного вождя, не заставляют проходить через огонь, но внимательно выслушивают. Он добивается разрешения не только всей русской земле жить по своей вере, но и для пленных, живущих в Орде, для князей, приехавших в Орду и живущих там долго, устраивая дела, устроить и в самом Сараеве церковное управление — сараевскую епархию5: с храмами, своим епископом, со священниками. То есть, в сущности, воспроизводит зымысел патриарха Константинопольского Фотия в отношении славянских земель: победить не силою оружия, а духовно покорить верой.


Один из новообращенных татар - царевич Петр Ордынский. Откуда среди русского дворянства столько фамилий с тюркскими корнями: Тютчевы, Чаадаевы (татарское Джагадай), Чебышовы, Тургеневы (Тургеней) - это все бывшая татарская знать, крестившаяся в Сараеве. Когда это обнаруживалось, они не могли оставаться в Орде, и с миром были отпускаемы на русскую землю, где располагается церковь-мать. Там они были с любовью принимаемы, получали земли; и так началось духовное покорение Орды.


Этого не удалось ни грекам в Константинополе 200 лет спустя, когда он был завоеван турками, ни Сербии, ни Греции. А Руси удалось^ . Нигде турки не приняли христианство, а среди татар началось тихое распространение не только христианского вероучения, но и Христовой правды, жизни во Христе. Первая духовная победа митрополита Кирилла: русское духовенство получило ханский ярлык.


^ Жалованная грамота” митрополиту Кириллу.

"Чтобы они правым сердцем молились Богу за нас и за наше племя и благословляли нас".

"Никто не смеет занимать церковные земли".

"Никто не смеет брать на работу церковных людей".

"Кто веру их похулит, тот умрет злой смертью".


В отличие от прежнего сожжения церквей, теперь за осквернение икон, уничтожение церковных книг и прочие оскорбления православной веры - полагалась от хана смертная казнь. Монастыри и церкви освобождались от дани и даже монастырские работники не берутся ни в плен, ни в качестве выкупа. Монастыри, церкви и епархии - с них не требуется дани ни ханской, ни ханшиной (1-ая жена получала особые доходы). "Чтобы русские не проклинали хана, но в покое за него молились". Татары согласились принимать церковную молитву в русских церквах.

[Впоследствии, поход Мамая был не завоевательный, а карательный: в 1373 году Димитрий (будущий Донской, ему 23 года) отказывается платить дань, и с согласия митрополита Алексия, прекращает поминовение хана за богослужениями. Этого татарский каганат не стерпел].


^ Молитва за своих завоевателей - отныне становится во главе угла всего церковного устроения и церковной епитимией русской церкви.


Самому митрополиту Кириллу Господь даровал долгий век. Митрополит Кирилл скончался в 1280 году (по преданию, ему было 77 лет) - за 100 лет до Куликовской битвы и за 200 лет до стояния на Угре.


1 Эпитимия – греческое слово – наказание по Закону.

2 Более 200-т лет.

3 Это подобострастно повторяют и Соловьев и Ключевский, отличающиеся легкой иронией к святости как таковой.

4 Митрополит Кирилл прибывает на Русь в 1249 году.

5 Сараевская епархия была создана в 1262 году.




Похожие:

Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconАй, славны богатыри на Руси Святой, Ай, славны богатыри на Руси Святой
Об этом святом мы все знаем с ясельного возраста. Правда, про то, что восславлен он в лике святых, часто не ведаем. Удивительный...
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго icon1. Заключение о равноапостольном великом князе Владимире. Служение и подвиг святого благоверного князя на Святой Руси
Начало терпения в Русской Православной Церкви трудового пути в Русской Православной Церкви. Смута 1015-1026 годов на Руси. Убиение...
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconПравославие и ислам на Святой Руси Содержание
Чингисхан: завоеватель или освободитель? с. 73 Русско-тюркский щит против европейской агрессии с. 82
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconПравославие и ислам на Святой Руси Содержание
Чингисхан: завоеватель или освободитель? с. 73 Русско-тюркский щит против европейской агрессии с. 82
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconВторой период татаро-монгольского ига: 1246 – 1326 годы. Краткая религиозная характеристика завоевателей – татаро-монголов
Русская Православная Церковь во второй период татаро-монгольского ига: 1246-1326 годы. Деятельность митрополита Кирилла по укреплению...
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconСлава Бусу Белояру Трудный Вышня путь изведал. Слава Вещему Бояну Древа мира тайны видел. Князю силы Святославу Иго темных отодвинул. Светлым дан закон
Поём Славу Родных Богов Руси Ведической! (Ежедневная молитва Радолюба. Radolub narod ru©)
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconСлава Бусу Белояру Крестный Вышня путь изведал. Слава Вещему Бояну Древа мира тайны видел. Князю силы Святославу Иго темных отодвинул. Светлым дан закон
Поём Славу Родных Богов Руси Ведической! (Ежедневные молитвы Радолюбия. Radolub narod ru)
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconЧетвертый и последний период татаро-монгольского ига: 1448 – 1480 годы
Стояние на Угре”. Окончание татаро-монгольского ига, великой эпитимии русского народа и русской Церкви. “Преславной чудо Пресвятой...
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconБудьте совершенны изречения «Иисуса Христа»
Приидите ко мне все труждающиеся и обременённые, и я успокою вас; возьмите иго моё на себя и научитесь от меня, ибо я кроток и смирен...
Эпитимия1 святой руси. Татаро-монгольское иго iconТретий период татаро-монгольского ига (1326 1448 годы). Возрождение монашеского делания на Руси в xiv-ом веке
Фиваида — монашеская страна 4-5 века в Египте. Наш север: от Москвы до Соловков был прозван “Северной Фиваидой”~ по количеству иноческих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов