Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» icon

Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия»



НазваниеДвуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия»
Дата конвертации21.07.2012
Размер90.93 Kb.
ТипДокументы
1. /Лурье.docДвуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия»

Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве

Лурье Я. С.

Монеты XV в. с именами двух князей—«князя великого Василия» и «князя великого Дмитрия» (в нескольких вариантах) —давно известны в научной литературе1. Едва ли можно сомневаться в том, что имя Ва­силия на этих монетах относится к московскому великому князю Васи­лию II (Василию Темному) 2, а имя Дмитрия — к его сопернику, галиц-кому князю Дмитрию Шемяке, ослепившему в 1446 г. Василия и захва­тившему на некоторое время великокняжеский престол. Но когда могли быть чеканены двуименные монеты с именами обоих соперников? Э. К. Чапский предполагал, что монеты эти — памятник недолгого пре­бывания Шемяки на московском престоле «в 1446 г., когда Шемяка, взяв Кремль и пленив Василия, присвоил себе титул великого князя и, успевши изготовить только штемпеля к лицевой стороне с штемпелем оборотной стороны Василия, уже существующим у денежника, спешил чеканить и пускать в народ эти неопровержимые доказательства своей власти» 3.

Однако уже А. Корзинкин сопоставил монеты Василия и Шемяки с целым рядом «союзных» или двуименных денег, чеканившихся в XV в. Василием II совместно с князьями целого ряда удельных княжеств, под­чиненных Москве (Серпухов, Можайск, Дмитров, Галич, Ярославль). По мнению А. Корзинкина, чеканка двуименных монет отражала посте­пенное подчинение удельных князей великим: великий князь сперва принудил удельных князей чеканить его имя на своих монетах, а затем совсем запретил чеканку местной монеты. Что касается монеты двух ве­ликих князей, то эта была уступка Дмитрию со стороны Василия II, «ко­торый, видя в Шемяке опасного соперника, хотя и принудил его ставить на монете свое клеймо, но вместе с тем, чтобы смягчить это ограничение прав удельного князя, позволил ему сохранить этот титул» 4. В. Ульяниц-кий подверг критике теорию постепенного ограничения прав удельных князей, построенную А. Корзинкиным на материале двуименных монет. По его мнению, чеканка двуименных монет объяснялась не столько поли­тическими, сколько финансово-экономическими соображениями: при де­нежных расчетах между княжествами важно было иметь единые деньги, годные и в Москве и в ее уделах. Поэтому и Шемяка сохранял клеймо великого князя на своих монетах: «Монета, носящая его, должна была внушать москвичам более доверия, чем деньги удельного князя галиц-кого, хотя бы он временно и занимал великокняжеский стол»5.

Возражая против слишком одностороннего взгляда своих предшест­венников на чеканку монеты как на сугубо политический акт, имевший целью прежде всего провозгласить определенные политические права, А.
Ульяницкий был, вероятно, прав: монеты в середине XV в. чеканились денежниками-откупщиками, ставившими перед собой не политические, а конкретно-экономические цели. Но несомненно все же, что титул кня­зя на монете имел весьма серьезное политическое значение и что произ-

84

вола в употреблении этого титула (особенно титула «великого князя», из-за которого шла многолетняя борьба) власти не разрешили бы. Учи­тывая это обстоятельство, крупнейший русский нумизмат А. В. Орешни­ков, приводя в своем каталоге монет двуименные деньги Василия II и Дмитрия, относил их к 1446—1447 гг., полагая, что они были «чеканены, вероятно, в то время, когда Шемяка завладел Москвою и отдал в удел Василию Вологду, иначе трудно допустить, чтобы Темный добровольно назвал Шемяку великим князем» 6.

Важный новый материал для датировки монет Василия II, и, в част­ности, его двуименной монеты, привлекла советская исследовательница Н. Д. Мец7. В основу своей классификации монет этого князя она поло­жила объективный и точный признак — вес монеты, показав, что вес этот (т. е. содержание серебра в монетной единице) существенно па­дал за время княжения Василия II. Все монеты Василия II исследова­тельница разбила на три группы: 0,77—0,70 г; 0,54—0,50 г; 0,40— 0,37 г.

К первой группе принадлежит не только ряд наиболее архаичных мо­нет Василия, но и монеты, чеканенные в недолгое великое княжение его дяди Юрия Дмитриевича Галицкого, занимавшего Москву в 1434 г. и там умершего. Это позволяет датировать первую группу временем с 1425 г. (вступление Василия II на престол), во всяком случае с 1434 г. Ко второй группе принадлежат монеты, чеканившиеся галицким князем Дмитрием Юрьевичем Шемякой после смерти его отца и возвращения Василия II на московский престол; часть монет Василия II; двуимен­ные монеты великих князей Василия II и Дмитрия. К третьей группе принадлежат монеты Шемяки в период его пребывания на великокняже­ском престолг в Москве и наиболее поздние монеты Василия II.

Легко заметить, что эти наблюдения дают ценный материал для ус­тановления относительной хронологии монет Василия II, но не их абсо­лютной хронологии. Ясно, что монеты Василия II и Дмитрия чеканилась в некий средний период правления Василия II, но для определения кон­кретной даты приходится обращаться к политической истории. Как и предыдущие исследователи, Н. Д. Мец исходила, очевидно, из того, что согласиться на выпуск двуименных денег Василий II мог только после захвата власти Шемякой и своего ослепления. Она датировала поэтому появление монет Дмитрия Шемяки и Василия Темного сентябрем 1446 г. (ссылка Василия в Вологду) 8.

Примерно к такой же датировке двуименных монет Василия и Дмит­рия склоняется и американский исследователь Г. Алеф, посвятивший специальную работу надписям на монетах Василия II9. Г. Алеф справед­ливо отметил, что данные письменных источников середины XV в., кото­рыми располагают исследователи, неполны и не всегда точно отражают политическую обстановку того времени. Дошедшие до нас летописи со­ставлены уже после победы Василия Темного, и их политическая терми­нология отражает более позднюю ситуацию (когда Василий II стал рассматриваться как единственный законный государь, а галицкие князья как узурпаторы). Он пришел к заключению, что именно в ходе борьбы с Шемякой Василий II принял новый титул «осподарь всея Ру­си», отразившийся на поздних монетах; первым князем, поместившим этот титул на монетах, был, по его предположению, Дмитрий Шемяка во время его великокняжения в 1446—47 гг. Что же касается двуимен­ных монет, то, по мнению исследователя, «невозможно, чтобы Дмитрий Шемяка, когда он ослепил и заточил своего двоюродного брата, нашел

нужным поместить имя Василия как великого князя-соправителя на монетах. Вместе с тем также невероятно, судя по сохранившимся источ­никам, чтобы, когда Василий II вернул себе трон, он признал за своим ненавистным двоюродным братом титул великого князя...». Поэтому Г. Алеф, как и другие, относит двуименные монеты к 1446 г., но не к мо­менту ссылки Василия Темного в Вологду, а к последующему моменту, когда Василий бежал в Тверь и там собирал военные силы.

Отнесение двуименных монет ко времени вологодской ссылки Васи­лия Темного, действительно, представляется невероятным. В феврале 1446 г. Василий был ослеплен и сослан в Углич; в сентябре 1446 г. после усиленных хлопот ряда доброжелателей Шемяка согласился оказать слепому князю милость: он выпустил его из заточения и дал ему в удел Вологду. Но этот акт был Шемякой очень старательно оформлен: Ва­силий дал присягу («крестное целование») и «проклятые грамоты» об отказе от каких-либо претензий ,на великое княжение10, судя даже по официальному рассказу, помещенному в великокняжеской летописи после победы Василия, Темный каялся при этом в своей «вине» «пред своею старейшию братью» (т. е. перед Шемякой и его сподвижниками) и благодарил своего «государя» за его милость 11.

Все эти факты не совмещаются с предположением о чеканке дву-именной монеты в период вологодской ссылки. Если Шемяка перед ссыл­кой Василия в Вологду специально взял у него отречение от великокня­жеского престола, то как же он мог согласиться на чеканку монеты, на которой Василий вместе с ним именовался «великим князем»? В Волог­де Василий II пробыл недолго; он отправился в Кирилло-Белозерский мо­настырь, где игумен Трифон специально «разрешил» его от данной клят­вы, взяв грех на себя 12, а оттуда бежал в Тверь под покровительство тамошнего великого князя. Именно к этому последующему периоду от­носит двуименную монету Г. Алеф. Но и такая датировка представляет­ся сомнительной. Ни о каких переговорах, а тем более соглашении с Ше­мякой во время пребывания Василия в Твери ничего не известно; напро­тив, период этот был временем стремительной и успешной войны за мос­ковский престол. Сторонники Василия и войска тверского великого князя молниеносно захватили Москву, в феврале 1447 г. она была уже в руках Василия Темного.

Датировка двуименной монеты Василия и Дмитрия 1446—1447 гг представляется, таким образом, маловероятной. Едва ли двуименная монета могла быть чеканена и позже этой даты. Г. Алеф, очевидно, прав, когда отвергает возможность чеканки двуименной монеты с упоминани­ем «великого князя Дмитрия» после победы Василия II. Против слиш­ком поздней датировки двуименной монеты свидетельствуют как будто и наблюдения Н. Д. Мец. Ведь по своему весу монеты Василия и Дмит­рия относятся к средней категории (вторая группа 0,54—0,50 г); лег­че их (третья группа) оказываются не только поздние монеты Василия, но и московские монеты Шемяки — а между тем эти монеты относятся как раз к 1446—1447 гг. Не значит ли это, что двуименные деньги Васи­лия и Дмитрия чеканились до 1446—1447 гг.? И к какому же времени они тогда относятся?

Летописи помогают нам ответить на этот вопрос. Просматривая ле­тописные известия времени Василия II в поисках такого момента, когда Василий и Шемяка были в мире (ибо в ином случае не могла быть че­канена их совместная монета), мы, естественно, останавливаемся на из­вестии о Белевской битве 1437 г. Эта битва была первым крупным столк-

новением с будущим казанским ханом Улу-Мухаммедом, и кончилась она поражением.

Кто стоял во главе московских войск? Старейшая из дошедших до нас московских летописей этого времени (Софийская I младшего изво­да) сообщает, что «бысть бой на реце Белеве с татары князю великому Василию Василиевичю...» 13 Другая московская летопись, великокняже­ская, утверждает, что в сражении при Белеве русскими по поручению Василия II предводительствовали Дмитрий Шемяка с братом — они-то и виноваты были, по словам летописи, в поражении 14. Согласовать из­вестия этих летописей, можно, очевидно, при предположении, что Васи­лий II был представлен в битве своими воеводами, а Дмитрий Шемяка участвовал лично. Если это так, то мы встречаем здесь Шемяку в осо­бенно важной для нас роли — в качестве союзника Василия II.

Но наиболее интересным оказывается известие о Белевской битве, читающееся в Сокращенных сводах конца XV в. — летописях, отражаю­щих общий источник, в свою очередь восходящий к неофициальному, вероятнее всего, Кирилло-Белозерскому своду 70-х годов XV в. 15 «Ме­сяца декабря 5», — гласит известие 6946 (1437) г. в этих летописях,— «бой бысть великим князем русскым на Белеве с царем Махметем.. »16 Кто же эти «великие князья русские»? Кроме князей московских, «вели­кими князьми» могли именоваться в то время только князья тверские и рязанские, но никаких известий об участии их войск в битве на Белеве нет. Напротив, силы Василия II и Шемяки в битве, несомненно, участво­вали; очевидно, «великими князьями русскими» летопись именует их обоих — в полном соответствии с надписью на монете.

Сопоставление с летописным известием, конечно, не доказывает, что двуименная монета могла быть чеканена только в 1437 г. Двоевластие могло длиться при Василии II в течение нескольких лет или устанавли­ваться несколько раз. Бесспорно одно — двуименная монета Василия и Дмитрия свидетельствует о том, что далеко не все этапы московской феодальной войны середины XV в. отражены в дошедших до нас пись­менных памятниках. Летописание этого времени было обильным и раз­нообразным; можно думать, что именно в период феодальной войны бы­ла составлена одна из самых богатых по материалу и наименее тенден­циозных общерусских летописей — так называемый Свод 1448 г. (протограф Софийской I и Новгородской IV летописей). Но летопись эта дошла до нас не в своем первоначальном виде, а с сильно сокращен­ной и переделанной конечной частью, повествующей как раз о событиях середины XV в. (Софийская I летопись младшего извода) 17 другие ле­тописи также отражают тенденциозные переделки второй половины века. Документальные памятники этого времени — такие, в частности, как монеты,— заслуживают поэтому особого внимания исследовате­лей.

* * *

' А. В. Орешников. Русские монеты до1547 г. М., 1896, стр. 137, №№ 719—721; ср. табл. XII, рис. 573 и 574.

2 Мысль о том, что Дмитрий и Василий на монете — это Дмитрий Шемяка и его брат Василий Косой, была высказана Бекетовым в его рукописных заметках использованных А. В. Орешниковым (А. В. Орешников. Указ. соч., стр. 137). А. В. Орешников отверг это предположение, и оно, действительно, совершенно невероятно,— Василий Косой был на московском престоле только месяц, и как раз в этот период он был во враж­де с обоими своими братьями.

3 Э. К. Гуттен-Чапский. Деньги древней Руси. СПб., 1875, стр. 103.

4 А. Корзинкин. Материалы по русской нумизматике, вып. 1. М., 1893, стр. 13.

5 В. Ульяницкий. Междукняжеские отношения во Владимирско-Московском великом княжестве в XIV—XV вв. (К вопросу о «двуименных» или «союзных» деньгах).— «ЧОИДР», кн IV. М.,1893, отд. III, стр. 154.

6 А. В. Орешников. Указ. соч., стр. 137.

7 Н. Д. Мец. Монеты великого княжества Московского середины XV в. Василий II. Канд. дисс. Автореферат. М.,1955. Ценная работа Н. Д. Мец, к сожалению, до сих пор не опубликована полностью, автор не имел поэтому возможности проверить всю ее аргументацию (в частности, объем статистического материала). Ряд предположений Н. Д. Мец, основанных не на нумизматическом материале, представляется простыми догадками (например, предположение о связи между сказаниями о «Шемякиной суде» и денежной реформой Шемяки, об изгнании Шемяки москвичами, как следствии этой реформы и т. д.).

8 Я. Д. Мец. Указ. соч., стр. 10—12.

9 G. Alef. The Political Significance of the

Inscriptions on Muscovite Coinage in the Reign of Vasili II.— «Speculum», v. XXIV, January 1959, № 1, p. 12 (pi. IX, № 573—574), cp. p. 2—3, 11—12.

10 «ПСРЛ», т. XXIII. СПб., 1910, стр. 153; т. XXVII. M.—Л., 1962, стр. 273 и 347.

11 «ПСРЛ», т. XXV. М.— Л., 1940, стр. 267; т. XXVII, стр. 112—113.

12 «ПСРЛ», т. XXIII, стр. 153; т. XXVII, стр. 273 и 347.

13 «ПСРЛ», т. V. СПб., 1851, стр. 267 (левая колонка).

14 «ПСРЛ», т. XXV, стр. 260, т. XXVII, стр. 106.

15 Ср. Я. С. Лурье. Источник Сокращенных летописных сводов конца XV в. и Устюжского летописца.— «Археографический ежегодник за 1971 г.». М., 1972, стр. 120—129. Следует отметить, однако, что в других летописях, предположительно возводимых к Кирилло-Белозерскому своду (Ермолинская летопись и Устюжская летопись), этого известия нет.

16 «ПСРЛ», т. XXVII, стр. 272 и 346; ср.Софийскую I летопись по списку Цар ского (основанную на Сокращенных сводах). «ПСРЛ», т. V, стр. 267 (правая колонка).

17 Я. С. Лурье. Общерусский свод — протограф Софийской I и Новгородской IV летописей.— «ТОДРЛ», т. XXVIII. Л., 1974, стр. 138—139.




Похожие:

Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» icon9-11 классы
Среди двадцати пяти внешне одинаковых монет 3 фальшивые и 22 настоящие. Все настоящие монеты имеют равные веса. Все фальшивые монеты...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconПраздничные богослужения в суздале
Российской Православной Цекрви прошли торжественно и благолепно. В великий четверток вечерню с литургией св. Василия Великого совершил...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconЖенский фактор в борьбе за власть между Ольговичами и Мономашичами во II половине XII в
Её началом историками условно принят 1136 г., когда новгородское вече изгнало сына Мстислава Великого князя Всеволода с княжения...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconДокументы
1. /Путешествие монеты.doc
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconРешение : Занумеруем монеты числами
В задачах на взвешивание монет обычно известно, легче тяжелее фальшивая,монета настоящей
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconПроверочная работа по теме "Казанское ханство"
Василий Шемяка ослепил Василия 2, потому что он потерпел поражение от татар и попал к ним в плен
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconАннотация
Буратино выкопал ямку. Сказал три раза шепотом «крекс, фекс, пепс», положил в ямку четыре золотые монеты, засыпал… полил. И сел ждать,...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» icon29. 01. 1837 (11. 02). Умер Александр Сергеевич Пушкин На смерть Пушкина
Сергеевич Пушкин (26. 05. 1799–29. 01. 1837) родился в Москве в семье офицера Гвардии Сергея Львовича Пушкина и внучки Ганнибала...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconЭкономика здравого смысла беспроцентные деньги
В результате человечеству явились Микеланджело, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан, огромное количество произведений ювелирного искусства...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconПоездка в Козлоград, или как я был настоящим пацариком
«сьюит-кейсе». Спина, нащупав произведение искусства плотника Василия Прянникова, пришла в восторг, а голова, ощутив под собой груду...
Двуименные монеты Василия II и Шемяки и двоевластие в Москве Лурье Я. С. Монеты XV в с именами двух князей—«князя великого Василия» iconФрейлян Штольц
Я слышала, что у Великого князя в гостях его племянник Александр II, наследник царского престола
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов