Delphy (Дельфы) icon

Delphy (Дельфы)



НазваниеDelphy (Дельфы)
Дата конвертации21.07.2012
Размер395.56 Kb.
ТипДокументы
1. /elcin-14/glava-01.doc
2. /elcin-14/glava-02.doc
3. /elcin-14/glava-03.doc
4. /elcin-14/glava-04.doc
5. /elcin-14/glava-05.doc
6. /elcin-14/glava-06.doc
7. /elcin-14/glava-07.doc
8. /elcin-14/glava-08.doc
9. /elcin-14/glava-09.doc
10. /elcin-14/glava-10.doc
11. /elcin-14/info.txt
12. /elcin-14/ob-avtore.doc
13. /elcin-14/oblozhka.doc
14. /elcin-14/oglavlenie.doc
15. /elcin-14/slovo-avtora.doc
16. /elcin-14/vvodnoe-slovo.doc
Alter ego (Другой Я)
Akascha (Акаша)
Verba magistri (слова магистра)
Nemo (Никто)
Delphy (Дельфы)
Один вместо другого
In spe (в надежде)
Восьмая. Pharynx (воспламенение)
Sapienti sat (для понимающего достаточно)
Vice versa (переворот)
Об авторе: Михаил Ельцин — журналист
Акселеранты
Verba magistri (Слова Магистра) стр
Я с большой теплотой и благодарностью вспоминаю многих людей, помогавших мне описать Окружающие нас Сферы Сознания и некоторые Закон
Удивительные события сопровождают акселерантов – странных существ, проникших к нам из параллельного мира и принявших вид экстремалов – молодых людей и девушек с крайними взглядами и нетрадиционным образом жизни




Глава 5.


DELPHY

(Дельфы)


В этот момент его оболочка испытала острое чувство тоски по утраченной жизни.

«Спокойно! – сказал он себе, – это клеша привязанности».

«Нет! – ответил ему внутренний голос. – Это «Я».

Яков вздрогнул.


В конце концов, он был человеком.

А у человека всего пять видов ощущений, происходящих от пяти органов чувств.

Шестое чувство внутреннего голоса к ним никак не вписывалось.

«Ты забыл, что шестым чувством является ум, – возразил ему внутренний Голос. – Ум соединяет в себе всю информацию, поступающую от пяти органов чувств.

Их интегральное уравнение дает в результате решение, которое обозначается умом».

«Я понимаю, что человек не может не думать, – отозвался Яков, – что у него всегда в мозгу звучит внутренний монолог в виде возникающих мыслей, но разве они звучат так громко?»

«У обычного человека мысли не звучат.

Он их даже не замечает.

Он не контролирует их, и не знает, откуда они приходят и куда уходят.

Но ты ведь не простой человек.

У тебя есть Высшее «Я».

Яков плюхнулся в кресло, подняв облако пыли, и принял ситуацию такой, какая она есть.

«Разве у простого человека нет «Я»?

«Ты же знаешь, что «я» у простого человека является иллюзией.

Она появляется вследствие ошибочных представлений его ума.

Но твое «Я» – это твоя вторая незримая половина, которая ВСЕ ВРЕМЯ присутствует с тобой, летая, когда ты идешь, и стоя, когда ты сидишь, над душой воплощенного».

«Я могу сказать: “не стой над душой” и получу свободу от незримого надзирателя?»

«Никогда! Должна тебя предупредить, что ты не имеешь права ТЕРЯТЬ ВРЕМЯ.

Ты не имеешь права терять свое «Я».

Ты можешь потерять свое лицо, изменить свою личность, но не имеешь права менять свою душу».

«Что значит изменить свою личность?» - спросил Яков.

«Поскольку твой человеческий ум ограничен пятью ощущениями и тремя измерениями, постольку «Я» буду подсказывать твоему уму, кем быть в той или иной ситуации».

В дверь постучали.

«Войдите!» – крикнул Яков.

Соседка просунула голову и поздоровалась.

«Когда вы уплатите за газ?» – поинтересовалась она.

«Как ваше здоровье, Анна Васильевна?» – спросил хозяин.

«Спасибо, неважно! – резко ответила она. – А вы, почему интересуетесь моим здоровьем? Можете его поправить что ли? Лучше уплатите за газ, а за свет мы уже и не просим – вы ведь не жгли его!».

«Хорошо, сегодня вечером деньги будут лежать на вашем кухонном столике. Сколько?»

Анна Васильевна назвала сумму.

«Хорошо. Вложу. Что-нибудь еще?»

«Нет, больше ничего. Всего хорошего!»

Соседка закрыла дверь.

«Продолжим! – сказал внутренний голос. – Сейчас твое тело имеет мужской облик, но через некоторое время оно может принять женский облик.

Такое превращение необходимо в сложной земной обстановке.

Оно возможно за счет Времени, которое для нас остается Единым – свернутым в двуликости Единой Души».

Яков не ожидал такого сообщения.

Он встал и, нервничая, подошел к окну. В стекла по-прежнему зияла кратерообразная дырочка, через которую, как сквозь игольное ушко, проходили его ночные гости.

А его «Я» продолжало звучать внутри него:

«Пока ты существуешь в мужском облике, твое женское «Я» Все Время присутствует, летая над душой воплощенного.

Но могут быть моменты, когда Время мгновенно превратит тебя в другое лицо – в личность женщины.

Тогда твое «Я» будет летать над женщиной и подсказывать ее уму, что надлежит делать в нужный момент».

«Это противоречит всем законам физики! – сказал ошарашенный хозяин. – Как же это происходит?»

«Сначала это будет происходить не по твоей воле.

Но потом ты научишься по своей воле менять свою личность.

Для этого ты должен будешь обратиться к Памяти – одной из характеристик Времени, в которой заключены все твои превращения.

Время может мгновенно превращать одну личность в другую, подобно тому, как это умеют делать на телевидении, превращая одно лицо в другое».

«Господи, неужели это возможно?!» – воскликнул Яков.

«Мы живем в эпоху Водолея, когда все фантазии, на которые способен ум, будут реализованы, как были реализованы фантазии о «ковре-самолете», «волшебном зеркале», и тому подобных чудесах, невозможных для древних веков».

«С какой целью делаются все эти превращения?»

«А с какой целью Будда мог воплотиться в слона, зайца, или человека?

Разве не для того, чтобы своим примером и своим действием подсказать окружающим верный Путь к достижению цели?»

«Но то Будда, на это способен только Нирманакайя. Я не Будда!»

«В каждом человеке заложена природа Будды.

Каждый человек может достигнуть Совершенного Состояния Сознания.

Уровень сознания, на котором находится твоя карма, уже достаточно высок для понимания превращений, в которых неизбежно находится человечество. Все.

Теперь думай сам, что тебе надлежит делать».

«Я думаю, мне нужно разыскать «спящую», с которой мы имели контакт во сне. Правильно?»

«Нет. Сейчас твой ум находится во власти Времени, которое все разлагает на составные части, пожирая без разбора все, что существует на земле.

«Я» могу показать тебе, что это знакомство тебе ничего, кроме детей не принесет.

Знакомство со «спящей» не изменит мир, и ты не выполнишь своего предназначения.

У тебя нет прежней дурацкой свободы воли.

И ты не имеешь права тратить время на повторение прежних ошибок».

«Что же мне надлежит сейчас сделать, прежде всего?»

«Попросить прощения у эгрегора этого города Святых Камней.

Ты вторгся в его дом без разрешения, и он очень возмущен.

Найди контакт с ним и исправь нарушенные законы этики».

Яков отошел от окна и открыл шкаф. Достал деньги и отнес нужную сумму на кухню.

Анна Васильевна принужденно улыбнулась:

«Слушайте, как вас там! – сказала она, варя студень из свиных ножек в огромных кастрюлях. – Не могли бы вы починить кран, который течет в ванной?»

«Будет сделано!» – по-солдатски ответил Яков и выскочил из кухни, едва сдерживаясь от подступившей к горлу рвоты.

Над городом грохотала гроза.

Молнии летали над домом, сотрясая стекла в окнах.

Яков вышел под ливень и через проходной двор направился к Неве.

Скоро зонтик стал протекать, а ливню не было конца.

Как ни странно, но границы грозового облака расположились только над Петроградской стороной, поэтому Яков принял этот факт, как знак гнева молниеносной стихии и поспешил направить в ее сторону свой ментальный луч, который содержал искреннее раскаяние в своем некорректном вторжении.

Яков знал, что облако потому и зовется облаком, что оно облачается в таковое, чтобы нести в себе разумное божественное содержание.

Он знал, что грозный бог видит его, поэтому, выйдя на улицу Рентгена, пришелец упал на колени прямо в лужу и воздев руки к грозному, умолял простить его.

«Я искал спасения в твоем доме, о Великий! – шептал он. – За мной гнались всепожирающие воины Времени. У меня не было времени обратиться к тебе с просьбой. Спасибо тебе за приют, не гневайся на меня, остынь, ты ведь не отказал бы в помощи преследуемым?»

«Бенц-Мерседес», проезжавший мимо, обдал его волной воды, а сидевший за рулем машины, покрутил у себя пальцем у виска.

Люди часто поступают машинально, бездумно, но они, к счастью, даже не подозревают, что они действуют, как машины, которыми управляют те, кто купил их.

Грозный бог, похоже, услышал и принял извинения пришельца, потому что с этой минуты молний уже не было видно, а еще через пять минут грозовое облако унеслось на Выборгскую сторону.

Яков вернулся домой и, не заходя в комнату, направился в ванную.

«Наследил то, хоть бы ноги вытер…» – проворчала соседка, гремя кастрюлями.

Пришелец ничего не ответил и, сняв мокрую одежду, включил душ.

Намылившись, он стал тереть озябшее тело губкой, но в этот момент его вдруг овладел испуг.

Его руки вдруг наткнулись на увеличившуюся грудь, длинные волосы упали на плечи, а промежность не ощутила привычной тяжести мужского полового органа.

«Яков» потерял сознание.

В следующую секунду в новом теле включилось другое сознание.

«Господи, что это со мной!» – воскликнула она, протирая ладонью запотевшее зеркало.

В зеркале отразилось лицо молодой девушки, которое удивленно рассматривало себя в мокром стекле.

«Какая в этом необходимость?» – подумала она, а ее «Я» ответило:

«В данном случае – никакой! Проба!»

«Какая проба?»

«До 96-й далеко, но, похоже, это прекрасный материал!»

«Как же теперь вас называть?» – спросила незнакомка, обращаясь к зеркалу.

«А что тебе подсказывает твое «Я»?»

«Я – Наташа?»

«Хорошо, но это полное имя, а ты лишь половинка целого! – возразило ее внутреннее «Я», – поэтому, названное тобой имя надо разделить пополам, и пользоваться только одной, допустим, первой половиной тобою названного».

«Как это?» – все еще ничего не понимая, спросила девушка.

«Ты сказала “Я – Наташа”. Делим сказанное пополам: “Я-На/таша”, получаем: Яна. Здравствуй Яна! Что теперь будешь делать?»

Девушка показала зеркалу язык.

«Буду мыться дальше, вот что!»

То, что было Яковом, теперь летало над Яной и контролировало ее мысли.

Именно мысли, возникающие в уме, реализуются в поступках человека.

И если человек не контролирует своих мыслей, то эмоции овладевают умом, человек совершает безумные поступки и начинает войну против соседней нации.

Яна, моясь под душем, с удивлением прислушивалась к включившимся ощущениям, которые испытывали наслаждение от пробуждения.

Каждая клеточка ее тела, казалось, визжала от радости бытия, а ум слушал эти эмоции, и отрывочно думал:

«Для паники нет никаких оснований… Не надо ничему удивляться… Надо радоваться воплощению из небытия… Вымоюсь, спокойно осмотрюсь вокруг и…»

Что будет после «и», Яна еще не знала.

«Побыстрее, пожалуйста, мне нужна ванна!» – послышался за дверью голос старой женщины, которая стучала костяшками пальцев в дверь.

Яна откинула щеколду и распахнула дверь.

Лицо стучавшей соседки перекосилось от удивления.

«Мать твою! – выругалась женщина. – Не успел войти в дом, как сразу же блядей привел. Яков! – закричала она, направляясь к двери пришельца, – я сейчас милицию вызову!»

Не постучав, разъяренная соседка рванула дверь Якова, и ее лицо вновь вытянулось от удивления.

Яна, не одеваясь, инстинктивно пошла за ней.

Не обнаружив Якова в комнате, женщина обратилась к голой девушке:

«А где Яков! Я не слышала, как он выходил из ванной, не слышала, чтобы хлопнула входная дверь, я не видела, как вы входили… Господи! Что же это творится такое? Анатолий, выйди-ка на минутку!» – кричала она, стучась в соседнюю комнату.

Дверь открылась, и в коридор вышел мужчина средних лет, небритый, полупьяный, полуодетый и сонный.

«Яшка у тебя? Это твоя баба?» – спросила дотошная надзирательница.

Увидев обнаженную девушку, жилец похотливо осклабился и сказал:

«Проходи, дорогая! А вы, Анна Васильевна, не совали бы свой нос не в свои дела. У нас в “зоне” таких стукачей топили в параше! Нет у меня Яшки, иди отсюда!»

Анна Васильевна побагровела от возмущения:

«Ты!… Ты!… Я тебя опять засажу, уголовник проклятый!» – и она замахнулась на соседа сковородкой.

Воспользовавшись суетой, Яна проскользнула в комнату Якова и закрыла дверь на задвижку.

Теперь она могла спокойно одеться и оценить ситуацию.

За дверью происходила какая-то возня, но потом стало ясно, что Васильевна отступила.

«Господи! С кем я живу! С уголовниками, бичами и их блядьми! За что ты меня ими окружил, господи!» – слышался ее удаляющийся голос.

«Подобное тянется к подобному!» – философски заметил ей вслед мужчина и постучал Яне в дверь.

Он стучал очень настойчиво и толкал дверь.

Задвижка была слабой и была готова вот-вот сорваться.

Яну охватил страх, у нее закружилась голова, и она потеряла сознание.

В следующую секунду ее тело трансформировалось в мужское.

Яков очнулся, услышал стук в дверь и распахнул ее.

«Тебе что, Анатолий?! – спросил он соседа. – Что с тобой?»

Сосед тряс головой и бормотал:

«Это же надо так натрескаться, чтобы вместо тебя бабу голую увидеть. Нет, надо завязывать… Прости, земляк, я так, ничего, закрывай дверь!»

«А чего это Васильевна орет?» – спросил Яков.

«А хрен ее знает! – сказал сосед. – Ты же знаешь, она работает в охране на “Пирометре”. Заодно подрабатывает осведомителем в милиции. Ей всюду нарушения видятся. Я к себе бабу привел, все – для нее это уже криминал. Ладно, пока!» – и сосед скрылся за своей дверью.

Анна Васильевна услышала из-за двери их беседу и выскочила в коридор.

«А ты, бич, когда блядство кончишь! – заорала она, заглядывая в комнату Якова. – Куда девку-то девал?!»

В комнате негде было спрятаться, и соседка с опаской косилась на мокрые следы, оставленные девушкой на паркете.

«Какую девку, вы в своем уме, Анна Васильевна?»

«А это что?» – строго спросила она, показывая на мокрый пол.

«Следы!»

«Чьи?»

«Мои!»

«Не морочь мне голову своими фокусами!» – орала соседка.

«Не мешайте мне жить!» – в свою очередь крикнул Яков, зная, что сила признает только силу.

Анна Васильевна осеклась и, покачав головой, ушла к себе в комнату.

Яков с жалостью посмотрел ей вслед и вернулся к себе.

Естественно, он понял, что произошло, и в голове у пришельца молниеносно пронесся вопрос:

«Зачем все это? На какие мелочи тратится драгоценная энергия?»

«Человеческие оценки тебе не к лицу! – услышал он внутренний голос. – Энергия времени неисчерпаема.

А запуск любого двигателя всегда начинается с технической пробы. Вот и все».

«Значит я – это ваш двигатель? Только и всего?»

«Двигать людей к достойной цели может далеко не каждый правитель.

Ум современных президентов одержим накоплением почестей, славы,… но это недостойная цель.

Двигать людей к совершенству является великим подвигом».

«Чтобы подвигнуть людей к совершенству нужно самому быть совершенным. Неужели я отношусь к такой категории подвижников?»

«Местоимение “Я” здесь неуместно.

Сколько “я” из прошлого вмещает твое настоящее “Я”?

Где эти прошлые “я”? Разве не в Пустоте?

Где будет настоящее “я”?

Не думай о себе, как о “Я”– думай о подвижнике»

«Хорошо! – подумал Макурин, – но моему уму становится дискомфортно, когда он чего-то не понимает, например, подвижник не понимает, почему мое воплощение не вписывается в эталон испокон известных типов рождений: из яйца, из матки, из сырости, и чудесным образом. Я не гусь, не младенец, не комар, и не бог».

Пришелец развесил мокрую одежду и переоделся.

Движения тела никак не мешали его уму присушиваться к подсказкам летающей над ним души.

Невоплощенная душа не ограничена пятью ощущениями – она ощущает все. Она не ограничена тремя измерениями – она существует выше земных мер и весов. Душа не обусловлена известными знаниями – она знает все.

«Да, ты не воплощен по известным техникам продолжения рода, – звучал нежный голос в его уме. – Но разве тебе неизвестны примеры такого воплощения, когда душа святого входит в пригодное тело, которому уже не один год.

Святой Бабаджи, например, воплотился в тело юноши и сразу получил возможность работать и общаться с людьми, не тратя времени на проблемы младенчества и детства.

Будда вошел в Гаутаму, когда он был юношей и гонял мяч со сверстниками.

Озарение происходит внезапно и целиком – был простой человек и вдруг он стал вместилищем для Нирманакайя.

Эталоны, о которых ты говоришь, предназначены для рождения, а слово “воплощение” имеет более широкий смысл, чем рождение».

Яков посмотрел на себя в створку окна, ибо зеркало разбилось при падении его бывшего хозяина на землю, взял фотоаппарат, и, причесавшись, вышел на улицу.

«Все-таки трудно привыкнуть к внезапной трансформации», – подумал Яков, оглядываясь по сторонам.

С одной стороны его дома расположился районный отдел милиции, с другой – военный завод «Пирометр», на котором работала соседка.

Якову не хотелось проходить мимо ни того, ни другого, и он направился прямо – по Малой Монетной к Петропавловскому собору.

«Привычка – зло. К внезапности не привыкнешь, даже не успеешь, – отреагировала на его мысль внешняя, связанная с ним душа, – в этом случае нужно лишь быстро сориентироваться и следовать указаниям твоей спутницы, которая всегда неразрывно связана с тобой».

«И наоборот! – ответил на это в уме пришелец, – когда Яков вылетает из тела, то он летает над душой той, которая воплотилась в изменившемся теле».

«Ну вот, видишь, тебе не нужно ничего объяснять…»

«Ну, почему же, например мне не понятно, почему меня зовут Яковом, а не Сережей, или Проклом?».

«О, это очень просто.

Не личность берет имя, а Имя определяет личность человека.

Имя характеризует личность, придает ему определенный характер.

Характер твоего имени соответствует его характерному значению»

«Что же значит имя Яков?»

«Имя Яков – русская форма от имени Иаков древнееврейского происхождения, буквально означающее “пятка”.

А в переносном смысле – второй по рождению из двух близнецов, появившийся “по пятам” за первым; он следует за кем-либо; следующий…

Это храброе, яркое и сильное имя, где заметно выделяются характерные признаки – хороший, простой и радостный.

Основные черты – практичность, расчетливость, трудолюбие. Любые начинания стремится довести до конца.

Яков – добрый, безотказный, дружелюбный человек. Слово его твердо, он никогда не подведет того, кто ему доверится.

Секс он рассматривает как средство своего духовного самораскрытия, позволяющее ему умерить внутренние страсти, и как неиссякаемый источник радости.

Еще Яша немного тугодум, – продолжала рассказывать его душа. – Он должен привыкнуть к новой ситуации и к новым людям.

Всегда отдает предпочтение старым, проверенным друзьям.

Это человек, живущий в полном согласии со своей душой.

Психика Якова положительна – он в общении деликатен и мягок.

Старается не нанести случайную обиду.

Ему не приходится ни притворяться, ни кривить душой.

Интуиция Якова чрезмерная.

Яков сверхчувствителен, дальнозорок, предчувствует события…»

«Неужели нет ни одной плохой черты характера, – оглядываясь на перекрестке, подумал Яков, – ведь так не бывает!»

«Есть, конечно, – ответил внутренний голос, – но это не криминал.

Например, иногда Яков всю жизнь исполнен скрытой зависти к более удачливым людям.

И такие чувства безудержно прорываются во хмелю.

Но тебе это не грозит, – ты не пьешь, и удачливость других тебя не волнует, – ты не имеешь целью добиться удачи».

«Откуда же бесплотной душе известно то, чего не знает воплощенный? – удивился пришелец. – Впрочем, там все известно. Что же еще характеризует Якова, что мне от него ожидать?»

«К женскому полу якобы безразличен.

Однако Яков, как никто другой, нуждается в женской ласке.

Легкий поцелуй в щеку при встрече воспринимается им как первый физический контакт.

Это уже любовная игра, вызывающая у него желание.

Но Яков может испытывать сильное сексуальное влечение только к определенной партнерше, как правило, к давней и прочной привязанности, с которой он может чувствовать себя свободно.

Ему нравится разжигать в женщине страсть и доводить партнершу до исступления.

Вообще, Яков любит все красивое.

Он получает буквально чувственное наслаждение от вида прекрасной женщины, раскинувшейся на солнечном пляже».

«Неужели у меня были проявлены такие интимные подробности? – не поверил Яков. – Ведь я ничего еще не успел сделать»

«Тебе сообщается то, на что ты способен – для того, чтобы ты был готов к проявлению в тебе данных характеристик.

Разве тебе не интересно познать себя, не зная о себе ничего?»

«Я так не думал, – мысленно ответил Яков. – Если есть что-то существенное, что мне может пригодиться – я буду, благодарен за полезную информацию!»

«Пожалуйста! – продолжала невоплощенная. – Яков любит путешествовать.

Может увлечься музыкой, театром, танцами.

Может быть писателем, портным, артистом, архитектором. Нередко достигает высокого мастерства в избранной специальности.

К нему обращаются многие, даже совсем незнакомые люди.

Став врачом-целителем, может сотворить чудо.

Он трудолюбив и любое дело доводит до логического завершения.

Он не бросает и не меняет выбранной профессии в течение жизни…

Все перечисленное как раз и нужно для того, кто будет двигать людей к достойной цели».

Пришелец внешне казался совершенно спокойным.

Однако он еще не вполне освоился со своим земным телом и не знал, куда его направить.

Та, что была невидимо связана с ним, угадала состояние его души и указала пришельцу дальнейший путь:

«В данный момент ты идешь не в ту сторону! – прозвучала она в его мыслях. – Поверни налево – к трампарку, выходи на набережную, перейди через мост к Сампсониевскому собору, садись на трамвай и выйди у армейского бассейна.

В бассейне работает дельфинарий.

В дельфинарии работает воспитатель дельфинов, по имени Яна.

В дальнейших событиях сориентируешься сам…

Инструкции получишь позже…»

Яков не стал возвращаться обратно.

Он дошел до Двинской улицы и повернул налево.

Здесь стояли старые, облезлые дома, которые не были по вкусу даже новым русским, скупавшим все жилье в центре.

Два кота сидели на мусорном баке и выли друг на друга.

Приближение человека их не волновало.

Однако, затронутые мыслью пришельца, они подскочили как ужаленные и бросились оба вместе в подвал.

Пройдя по Певческому переулку, Яков свернул на Большую Посадскую, и достиг улицы Чапаева.

Заглянув в открытые ворота трамвайного парка, Яков увидел во дворе смятый в катастрофе вагон, который только что сюда доставили.

Вокруг него стояли люди и обсуждали утрату.

В вагоне еще дымилась человеческая кровь, и пришелец ясно увидел все трагическое событие от начала до конца.

Как всегда, он больно переживал катастрофы и, будучи от природы впечатлительной натурой, он пожалел всех погибших.

«Кого тебе жалко? – спросил внутренний голос – Живых нужно жалеть, а не мертвых.

Да и жалость твоя обманчива, – ты жалеешь не покойника, а себя.

Когда люди плачут по умершим родственникам, они думают, что им очень жаль ушедших от них.

На самом деле, оставшемуся на земле жаль себя, ибо это он достоин жалости, оставшись один, без любимого человека.

Никогда не жалей погибших – они не любят переживать страдания близких».

«Как это они могут переживать, если у них уже нет органов чувств?» – подумал Яков, сворачивая в Минский переулок.

«Вот что происходит с сознанием, когда оно оказывается под влиянием рассуждающего ума! – воскликнул внутренний голос. – Быстро же ты забыл все переживания, которые потрясали твою бесплотную натуру при виде Пирамиды богов, населяющих ступени поднебесной!»

Короткий переулок вывел Якова на Петроградскую набережную, которая тянулась вдоль Большой Невки до Гренадерского моста.

На набережную выходили фасады крупных заводов, окна которых были зарешечены и закрыты матовыми стеклами.

Вплоть до общежития 1-го медицинского института Яков не встретил ни души.

Входные двери общежития почти не закрывались.

Несмотря на учебное время в проеме дверей все время сновали молодые люди и девушки.

Пришелец замедлил шаг и внимательно всматривался в лица студенток.

«Лучше не вспоминай! – подсказал ему внутренний голос. – Она уже устроила свою жизнь и выкинула тебя из головы.

Ты был необходим ей лишь для прописки.

И вообще, плохо пришлось бы людям, если бы они помнили прошлые жизни».

«А почему они не помнят прошлых воплощений?» – спросил Яков.

«Ты вроде бы не глупый, и можешь ответить на этот вопрос сам.

Для простого человека есть ответ в одной из священных книг.

Там говорится, что когда младенец появляется на свет, Ангел ударяет его перстом по устам и он забывает все, что с ним происходило раньше.

Но пришельцы должны сами понимать, почему это так.

Ведь не из-за сострадания к людям природа отняла у них память о прошлых воплощениях!?»

«Я думаю, – размышлял Яков, – что память, это категория Времени. Пока люди находятся во власти Времени, они помнят все, что происходило во времени. Но как только человек умирает, жизненный процесс времени его больше не касается.

Время остается позади – в процессе бытия, и память вместе со временем остается позади. Они как будто отрезаются, как пуповина у новорожденного.

Как можно “помнить” то, что происходило перед разрывом времени?»

«Правильно, поэтому не жалей о потерянном прошлом, и переходи по мосту на ту сторону!».

Ветер с Запада гнал волны против течения и уровень воды в Неве был чуть приподнят.

Западный ветер был очень полезен для Санкт-Петербурга, так как он очищал и выдувал весь смог из душных улиц.

Дальнейший путь до плавательного бассейна СКА, расположенного на Литовской не представлял сложностей.

Лишь только когда Яков достиг дверей входа, охранник потребовал у него пропуск, которого у пришельца не было.

Яков достал купюру в 50 рублей и протянул ее охраннику.

«Достаточно?» – спросил Яков.

«Вполне! – ответил охранник, оглядываясь. – Но вам не удастся поплавать, большой бассейн занят под гастролями дельфинария, а в малом “лягушатнике” вам будет неинтересно – там только дети».

«Спасибо, я сориентируюсь!» – ответил Яков и направился в большой бассейн.

Здесь было шумно, как в бане.

Голоса дрессировщиков отражались от стеклянного потолка, стен, от воды и эхо долго держало их под куполом бассейна.

Яков, не привлекая внимания, присел на дальнюю скамейку и стал угадывать, кто мог быть Яной.

Дельфины свистели довольные тем, что с ними играют и занимаются люди.

Несколько девушек в купальниках, мокрые с головы до ног, бросали дельфинам рыбу за высокий прыжок и делали замечания, если фигура воздушного пилотажа выполнялась не так, как они хотели.

Что-то потянуло Якова на вышку, где несколько мальчишек и девчонок смотрели на тренировку.

Ребята покосились на пришельца, а один из них дерзко крикнул:

«Дядя! Сюда нельзя. Тем более, одетым!»

«Я корреспондент, – ответил Яков, раскрывая фотоаппарат, – Сделаю несколько снимков и слезу!».

Ребят это успокоило, и они отвернулись от пришельца.

Яков подошел к краю вышки и стал наводить аппарат на водное поле.

Внезапно у него закружилась голова, сознание помутилось и Яков, не помня себя, с 15-метровой высоты полетел в воду.

Инструкторы посмотрели на вышку, где сидели ребята.

«Это не мы! – хором закричали они. – Мы не толкали, он сам упал!»

«А ну-ка брысь с вышки!» – громовым голосом приказал старший инструктор.

Дельфины ринулись к месту падения человека и стали кружить вокруг тонущего.

Девушки бросились в воду и, нырнув, поволокли бессознательное тело к одному из стартовых столов.

Между тем, один из дельфинов остался на поверхности и внимательно наблюдал за происходящим.

Его “воспитательница” тоже не стала принимать участие в спасении, решив, что там и без нее обойдутся.

Дельфин подплыл к ее ногам и уткнулся в них носом.

«А ты, почему не поплыл туда, куда все, Яшка?» – спросила девушка, ласково погладив его морду.

Яшка издал свист, в котором можно было разобрать слова:

«Если все бараны прыгают в пропасть, то почему это должен делать и я?»

Девушка изумленно посмотрела на Яшку и приложила палец к губам:

«Тише, Яшка! Услышат – не миновать тебе экспериментов!»

Яшка открыл челюсти и просвистел чуть слышно:

«А это интересно?»

Девушка сползла с кромки в воду, обняла дельфина за плавник и прошептала ему в слуховые центры:

«Я догадывалась, что вы такие же умные, как наши дети, которые еще не научились говорить, но ты я вижу, уже научился.

Мы через неделю уезжаем обратно к Черному морю.

Там и будут проходить эксперименты.

Вас разобьют по группам, по способностям, и будут учить, как ставить магнитные мины на военные корабли.

Если военные узнают, что ты способен выдавать голосовую информацию, то тебя запрут и не выпустят в открытое море».

«А если они узнают, – подумал Яшка, – что я не дельфин, а пришелец, занявший временно его тело, то мне будет полный пиздец!»

«Что такое, повтори? – заволновалась девушка. – А ну ка, спроси меня о чем-нибудь мысленно!»

«Как тебя зовут?» – спросил Яшка.

«Меня-то зовут Яна, а вот тебя как зовут?»

«Яшка!» – свистнул дельфин на весь бассейн.

Тем временем тело Якова вытащили из воды и положили на резиновую дорожку.

Старший инструктор стал делать ему искусственное дыхание.

Но сколько бы он не давил на грудь, сколько не разводил рук – ничего не помогало.

Инструктор посмотрел на окружающих.

Девушки растерянно топтались вокруг утопленника, по их лицам было видно, что им очень не хочется делать дыхание по технике “изо рта – в рот”.

«Яна! – крикнул инструктор – быстро сюда! Надо сделать искусственное дыхание изо рта в рот. Ты одна умеешь это хорошо делать!»

«Почему бы не вызвать “Скорую помощь”?» – предложила одна из девушек.

«Чтобы взять на себя ответственность за криминал? – огрызнулся старший и пояснил: – Они ведь одни не ездят. Они ездят вместе с милицией. Вы хотите объясняться в суде? Я нет! Будем “тушить пожар” собственными силами».

«Яшка – вперед!» – скомандовала Яна дельфину.

Яшка молнией метнулся к месту происшествия, да так, что Яна чуть не выпустила из рук его плавника.

«Яна, давай сюда! – суетился инструктор, – расступитесь девчата. А кто его сюда пустил? Выгоню, мерзавца!»

Дельфин подтолкнул Яну под зад, помогая ей вылезти из воды. Остальные дельфины улыбнулись, глядя, как она чуть не шлепнулась на пол от такой “медвежьей” услуги.

Яна обернулась, погрозила им кулаком и опустилась на колени перед утопленником.

Мысленно помолившись, закрыв глаза, девушка прикоснулась губами к губам лежащего.

Сильный толчок любви потряс тело лежащего и заставил Яну вздрогнуть.

Она еще не успела сделать ни одного вдоха, а утопленника тряхануло так, будто к нему прикоснулись электроразрядными утюгами.

В этот момент и Яшка подпрыгнул над водой неестественным образом и, издав жалобный свист, исчез под водой.

Через несколько минут он появился на поверхности, подталкиваемый сородичами и тупо смотрел на то, как “утопленнику” помогают подняться.

«Ну вот, и “Скорая” не понадобилась! – радостно сказал старший девушкам и обратился к упавшему: – Ты кто такой, как сюда попал?»

«Да подождите вы! – с досадой сказала Яна, – дайте человеку отплеваться! Как вы себя чувствуете?» – обратилась она к пострадавшему.

«Как дельфин!» – откашливаясь, ответил Яков и подумал:

«Это только начало в серии моих подвигов, не правда ли, моя дорогая?»

«Именно так!» – ответил ему внутренний голос.

Дельфины шумно свистели, разевая зубастые пасти.

Инструктора лениво расходились от несостоявшегося “мокрого” дела.

«Спасибо! – сказал пришелец Яне. – Я вам обязан жизнью. Не знаю, как вас отблагодарить…» – бормотал он.

«Ты нам всем обязан! – прервал его старший инструктор. – А благодарности мы готовы принять в денежном эквиваленте!» – добавил он, поворачиваясь к спасенному спиной.

«Так и будет! – пообещал Яков. – Только скажите, кому вручить и когда?»

«Мне, конечно! – ответил на ходу старший инструктор, – хоть сегодня! Я всегда рад таким благодарностям».

Яна понимала, что она уже больше ничем не может помочь чужаку, поэтому она, не глядя на пострадавшего и не попрощавшись, с разбега прыгнула в воду.

Яков смотал ремешок своего фотоаппарата, посмотрел наверх, где недавно торчали головы ребят, и уныло поплелся к выходу.

Второй раз за пару часов он был в воде, а это что-нибудь да значило.

Охранник с удивлением посмотрел на мокрый костюм, но, не зная о произошедшем эпизоде, промолчал.

Пострадавший вышел наружу.

Яркое солнце слепило глаза, но оно же и помогло просушить одежду на ветру.

Редкие пешеходы с удивлением смотрели на мокрую фигуру человека, но никто, даже повстречавшийся милиционер, не задал ему ни одного вопроса.

Яков сдержал свое слово.

Через пару часов пришелец снова открыл дверь бассейна СКА и снова протянул охраннику 50 рублей.

Охранник замахал на него руками:

«Нет, не пущу, ни за какие деньги, натерпелся я тут из-за вас. Уходите!»

«Но мне очень нужно. Мне нужно расплатиться со старшим инструктором!» – запротестовал пришелец, доставая из кармана пачку “зеленых”. Мне не нужно входить – вызовите старшего инструктора!».

Охранник снял трубку и вызвал по громкоговорящей связи инструктора:

«Палыч! Тут к тебе с деньгами пришли. Тот, что мокрый ушел. Выйди?!»

Через две минуты к охраннику подошел старший инструктор вместе с Яной.

«Я тебе не Палыч, а Дмитрий Павлович, ясно? – сказал он и повернулся к пришельцу. – Что у вас ко мне?»

«Вот, это за спасение, как договорились!» – ответил Яков, протягивая руководителю пачку долларов.

«Я ни о чем не договаривался с вами! – возмутился “Палыч”,- но если вы изъявили желание стать нашим спонсором, то это дело надо закрепить договором. Пойдемте в мой кабинет!»

«Разве так можно? – сказал Дмитрий Павлович, когда они отошли от входа. – Теперь он всем будет рассказывать, что я вымогатель. Ну ладно, Яна не позволит меня очернить, правда, детка? – и он погладил девушку по затылку. – Однако, вы мне чем-то нравитесь, давайте знакомиться!»

«Яков! – представился пришелец и добавил – Макурин Яков Федорович, корреспондент газеты «Аномалия».

Яна с любопытством посмотрела на юмориста и прыснула.

«Ты чего?» – не понял ее инструктор.

«Так, моего подопечного дельфина тоже так же зовут!»

«А ведь, правда! – заметил Дмитрий Павлович, открывая ключом дверь своего кабинета, – редкое имя по нашим временам! Ну, садитесь!»

«А теперь-то, можно отдать вам то, что я вам обещал?»

«Можно, можно! – рассмеялся инструктор, принимая доллары. – А это тебе!» – добавил он, отсчитывая три сотни Яне.

«Сколько здесь?» – спросил он, пересчитывая валюту.

«Десять тысяч! – ответил пришелец. И предупреждая непонимание хозяина, объяснил: – Я оплачиваю не только спасение, я хочу присутствовать на экспериментах, которые будут проходить на Черном море. Имею я право, как журналист, наблюдать за происходящим?»

«Наблюдать, но не писать! – согласился хозяин. Никакой утечки информации! Но за допуск в секретную группу мне понадобится еще столько же. Сможете?»

«По рукам!» – согласился журналист, протягивая ладонь хозяину.

«Мы прибываем на побережье 10-го августа. Надеюсь, что о своих удобствах вы позаботитесь сами. Мне некогда будет вам уделять время. Я достану вам пропуск, а дальше – устраивайтесь, как хотите…»

Дмитрий Павлович открыл сейф, положил туда доллары и достал бутылку с рюмками:

«Надо закрепить договор, – сказал он, разливая коньяк, – иначе могут быть помехи. За ваше возрождение!»

Яков чокнулся, поднес рюмку к губам, но пить не стал.

«Спиртное для меня, как яд!» – сказал он, отвечая на недоуменный взгляд хозяина.

«Ага! – понимающе прогудел тот, – заряжен, значит.… Так вот почему тебя качнуло на вышке. Ну, что ж, не смею настаивать».

Руководитель убрал угощение, закрыл сейф и опустил жалюзи, показав этим жестом, что аудиенция окончена.

Яков попрощался и направился к дверям.

«Вам, в какую сторону?» – спросила его Яна, последовав за ним.

Она считала, что как-то неловко так заканчивать встречу.

«Яна, я тебя не отпускал!» – строго сказал руководитель.

«Ну, Дмитрий Палыч, пожалуйста, я скоро вернусь!»

«Ладно, иди, что я деспот, что ли! Гуляй, но не загуливай» – отпустил он девушку.

Яна догнала Якова и повторила свой вопрос.

«На Петроградскую!– ответил Яков, – а вам?»

«Тогда нам по пути! – оживилась девушка, – может быть, пешком пройдемся немного, если вы не торопитесь?»

Яков кивнул, и они вышли из здания бассейна.

«Интересно, зачем меня к ней направили?» – размышлял пришелец, искоса разглядывая фигуру девушки.

«Кто вас направил? – вдруг спросила девушка. – И не нужно меня щупать боковым зрением!»

Яков опешил от неожиданности, но быстро сориентировался и ответил:

«Разве я не сказал? Меня направила газета «Аномалия» взять интервью, сделать фото в дельфинарии, чтобы читатели Санкт-Петербурга…»

«Это прикрытие, я понимаю, но я не об этом спрашиваю, – девушка нисколько не сомневалась в правоте своих слов. – Я же знаю, что редакция не выплачивает таких бешеных гонораров, чтобы вы могли так легко разбрасываться долларами.

На кого вы еще работаете, если не секрет?

Хотя, если секрет, то вы сейчас изложите мне какую-нибудь запасную легенду. – Девушка сделала короткую паузу и добавила: – Надеюсь, я имею право знать истину, если нам придется работать вместе? Или я не буду с вами работать и другим скажу, чтобы вам никто не помогал».

«Почему вы со мной так разговариваете?» – спросил Яков, разыгрывая обиду, чтобы хоть как-то выиграть время.

«Не прикидывайтесь слабеньким! – осадила его Яна – меня ничто не удивит, выкладывайте, что у вас на уме, или я вас ликвидирую!»

«Даже так? – удивился Яков – Интересно, каким же способом? Сами, или к киллеру обратитесь?»

«Ни я и ни киллер – это сделают мои дельфины!» – прозвучал ответ.

«Чего вы боитесь?» – в свою очередь спросил пришелец.

«А то вы не знаете! – резко ответила девушка. – Во всем мире спецслужбы готовят дельфинов для установки магнитных мин.

И все хотят знать, каких успехов достигли русские дельфиноводы, велика ли армия обученных животных, что еще, кроме мин, умеют делать наши подопечные…

Это вы хотите знать? Но нет – не выйдет!»

«Успокойтесь, пожалуйста! – тихо сказал Яков. – Я тронут вашей заботой о доверчивых питомцах, но, честное слово, ни одно, из перечисленных вами опасений, меня не интересует.

Мне хотелось бы знать нечто необычное, аномальное, так сказать: умеют ли ваши питомцы передавать информацию?

И если да, то, каким способом – звуковыми сигналами, речью, приближенной к человеческой, ультразвуком?

Мне показалось, что ваш Яшка сегодня вас удивил, сказав вам несколько слов так, что никто кроме вас их больше не услышал!».

Теперь настала очередь Яны удивиться.

Округлив глаза, девушка всматривалась в лицо “корреспондента”, пытаясь поймать на нем отражение его мыслей.

Но Яков надел экран на источник мыслей и никто, даже Ангел не мог проникнуть сквозь его завесу.

«Это меняет дело! – замедлив шаг, ответила дельфиновод. – Ради бога, простите меня, пожалуйста! Забудьте все то, что я вам наговорила. Я чувствую – вы необычный человек, если на таком расстоянии услышали от Яшки, что он мне говорил. Скажите, вы тоже работаете с дельфинами?»

Яков взял девушку под руку и перевел ее, почти невменяемую от шока, на другую сторону Большого Сампсониевского проспекта.

Когда грохот трамваев и шум машин оказались у них за спиной, Яков ответил:

«Да, я работаю дельфином».

Девушка не заметила, что ее собеседник намеренно пропустил предлог “с” перед словом 'дельфин'. Она доверчиво прижала локтем кисть его поддерживающей руки к своему боку, и вновь заглянула ему в глаза:

«У вас есть дельфинарий?»

Она уже не сомневалась, что он приехал из-за границы, ибо своих, русских дельфиноводов она знала всех в лицо.

«Давайте свернем на Гельсинфорскую улицу и выйдем к Неве – здесь очень шумно, а мне бы не хотелось кричать о таких вещах!» – предложил Яков.

«Хорошо, только я теперь так просто вас не отпущу! – не унималась Яна. – Не каждый день встретишь человека, который понимает дельфиний язык. Где вы этому научились?»

«Там!» – махнул рукой в неопределенном направлении Яков.

«Где – “там”? И кто “там” учит этому языку?» – не отставала девушка, беря его под руку.

«Мой дельфин меня и учит!» – коротко ответил Яков.

«Познакомьте меня с ним!» – попросила девушка, не надеясь на согласие.

«Обязательно!» – кивнул Яков.

«Вы все шутите? – не поверила она, – но я готова отдать все, что угодно, лишь бы разгадать тайну их цивилизации. Вы верите, что дельфины умнее людей?»

«Я не верю – а знаю. И не умнее – а сознательнее… » – задумчиво ответил Яков, мысленно переносясь в водную стихию.

«Да, теперь я вижу, что вы не чужак нам, – тихо сказала Яна и повторила свою просьбу. – Познакомьте меня с вашим дельфином, я, действительно, готова пожертвовать всем, чтобы понять их функцию в нашем мире».

«И что вы будете делать, когда поймете?» – спросил Яков.

«Уйду с ними в океан! – запальчиво ответила девушка, – мне опротивели лгуны рода человеческого. Кругом сплошная фальшь – все носят приличные маски, а характер имеют звериный…»

«В водной стихии тоже идет борьба за выживание».

«Да, идет, но без подлости, без вранья.

Там кто-нибудь подплывает, и честно говорит: – “я хочу тебя съесть!”.

А люди, прежде чем съесть тебя, изолгутся, целый театр построят с дорогими декорациями, а когда рыбка купится на золотого червячка, то считай, – пропала!

Ну, так как насчет знакомства с мудрым дельфином?»

«Познакомлю, обещаю!» – ответил Яков.

«Правда?» – снова не поверила воспитательница дельфинов.

«Разве вы не убедились, что я всегда сдерживаю обещания?»

На Неве по-прежнему гулял ветер. На телевизионной башне, стоящей на противоположном берегу, зажгли аэронавигационные огни.

«Там, наверху, наверное, сильно качает» – подумал Яков ни с того ни с сего.

«Да, я когда-то читала в “Вечерке”, что сильный ветер раскачивает вершину башни до шести метров в амплитуде! – как бы отвечая на его мысли, сказала Яна и снова обратилась к своему спутнику. – А, где и когда состоится наше знакомство с мудрым дельфином. Кстати, как его зовут?»

«Если получится, – это можно будет сделать на Черном море в то время, когда вы будете проводить там свои эксперименты».

«Уж не наш ли это дельфин? – с опаской спросила девушка, – вы не нашего питомца завербовали случайно?»

Пришелец от души рассмеялся.

«Как это можно было бы сделать, если он рос и был все время у вас на глазах? – сказал он. – Нет, это невозможно!»

«Вы его привезете с собой?»

«Нет, конечно…»

«Тогда как мы встретимся с ним?»

«Я выйду на мол, свистну особым образом, и он, как Конек-Горбунок, будет тут, как тут…

Ну, а вы, ловите момент и ищите с дельфином общий язык.

Я уверен, что у вас получится.

Но вы мне так и не сказали – повернулся спасенный к Яне, какую цель вы преследуете, ища общения с дельфинами?».

«А вы не будете смеяться?» – спросила девушка.

«Разве над спасителями смеются?»

«Я не спаситель …»

«Вы же спасли мне жизнь, значит вы – Спаситель! А если вы спаситель, значит, у вас должна быть благородная цель, и вы должны быть в контакте с Дельфами».

«Вы не оговорились – «с Дельфами»?»

«Именно с Дельфами! – уточнил Яков, – потому что дельфины названы так по имени древнегреческого города в юго-западной Фокиде.

Жители этого города учили уму-разуму дельфиньих малышей, а после окончания учебного заведения распределял выпускников по разным морям.

Это был особый религиозный центр, – продолжал Яков, – с храмом и оракулом Апполона. В этом храме жил дельфиний, полуженщина-полузмей, охранявший священный источник у прорицалища, который в конце концов был убит Аполлоном… Впрочем, это длинная история».

«А вы расскажите?! – попросила Яна, заступая ему дорогу, – меня интересует все, что связано с дельфинами. Почему я должна быть в контакте с Дельфами? Как современные дельфины унаследовали разум от своих предков?»

«Это миф, содержание которого недоказуемо, – объяснил ее спутник, – а вы, надо полагать, не верите легендам, например о том, что в древности, наряду с людьми, жили синкретические существа: кентавры, сирены, сфинксы и прочие сущности экспериментального наследия богов?»

«По-вашему все названное вами это следствие экспериментов? Чьих? Богов? Разве они существуют?»

«Во-первых, не “по-вашему”, – передразнил Яков Яну, – а по истине.

Истина же заключается в том, что все роскошные храмы во всем мире построены не из расчета на глупость обывателей, а для определенных богов, которые в этих святилищах проявляют свое присутствие и делают всякие чудеса.

Во-вторых, церковь не стала бы вкладывать миллиарды в строительство религиозных театров.

Священники – не актеры, они на самом деле знают тайну существования бога, и они выступают посредниками между физической и астральной сферами сознания».

«Как интересно вы говорите! – с удивлением заметила Яна, – и откуда вы все это знаете, ведь этому ни в школе, ни в вузах не учат?! Вы верите в существование иных сфер сознания?»

«Опять же, я не верю, а знаю, что существуют окружающие нас сферы сознания, с которыми, при необходимости, можно установить прямую и обратную связь. Я знаю это по собственному опыту»

«Где же это вы набрались такого опыта?» – заинтересованно спросила Яна.

«В Тибете, у буддистов. Кстати, не только они практикуют связь с Окружающими Сферами Сознания. Оккультисты тоже умеют это делать, но вы, материалисты, считаете оккультистов несерьезными, недостойными внимания, людьми. А они, наоборот, считают вас несерьезными, ибо ваше незнание того, чем, на самом деле, являются люди и окружающий их мир, обозначает невежество и глупость, недостойную внимания».

«Я уважаю ваш опыт, но в Тибете не водятся дельфины! – возразила Яна, – а вы уверенно говорите о моем контакте с Дельфами так, как будто это истина. Раскройте передо мной эту истину, чтобы я не просто верила легендам, а чтобы я была уверена, что все так и есть».

«Хорошо, тогда наберитесь терпения, слушайте и не перебивайте мое изложение, договорились?».

Яна кивнула и приготовилась слушать.

Макурин собрался с мыслями, не зная с чего начать.

За разговором они не заметили, как прошли всю Выборгскую набережную, перешли через Кантемировский мост и оказались возле ажурной телебашни.

Рядом с ней находился открытый, почти всегда пустующий стадион, и Яков предложил девушке присесть на одну из деревянных скамеек.

Ветер стих, шум машин сюда не доносился, солнце косыми вечерними лучами освещали тополя, голубиная стая слетелась к их ногам, надеясь на подачку.

«Хорошее место, я никогда здесь раньше не была, – сказала Яна, садясь рядом с “утопленником”. – Итак, я готова принять все мыслимые и немыслимые сведения, которыми вы располагаете!».

«Начну с упомянутого мной города Дельфы, – начал Яков. – Дело в том, что у каждого города есть свой покровитель. Он называется эгрегором. Каждая страна, каждая нация, даже стая птиц, имеет отдельный эгрегор.

Эгрегор – это невидимая сверхвысокочастотная субстанция, которая обволакивает жизненную группу и является его собственным коллективным сознанием, которое, подобно мозгу человека, организует все его клетки. Не вожак направляет полет стаи птиц в нужном направлении, а их невидимый водитель, который ответственен за существование стаи в пространстве.

Такой же идейный вдохновитель есть у каждой группы людей, объединенных один видом труда».

Яков сделал паузу, осмотрелся вокруг и продолжал:

«Человеческого сознания оказывается недостаточно дл недостаточно для его многогранной разумной деятельности, поэтому людям помогает окружающая его астральная сфера

Как известно, каждый человек имеет свое продолжение в астрале.

Когда человек спит его физическое тело неподвижно, но его астральное тело продолжает действовать.

Так вот, синтез всех астральных и ментальных “тел” людей интегрируется в астроментальную сущность, которая, никогда не удаляется от людей и как облако “висит”, над каждым городом, каждым коллективом.

В древности астроментальная сфера в виде богов, полубогов, и прочих сущностей была ближе к человечеству, наделяя избранников среди людей особой силой и сверхъестественными качествами.

Но, по мере того, как наука и техника наращивала свою силу и отвергала астроментальный мир, последний все больше удалялся от людей».

Яков посмотрел на Яну, как бы предоставляя ей слово для вопроса, но девушка молчала.

Тогда пришелец продолжил свое изложение:

«Было бы ошибочным представлять себе, что древние были наивнее нас, и придумали всех синкретических существ по глупости.

Для глупых людей оказалось бы недоступным делом строительство сложной Пирамиды за сроки, немыслимые для современных умных людей со всей их техникой.

Надо полагать, что и сфинксы жили среди древних людей.

Почему они исчезли – это особая история, но факт их существования отмечен даже в Истории, написанной Геродотом.

Если не принимать во внимание “несерьезное” отношение к легендарным существам, то мы можем приблизиться к истине и установить, что все синкретические существа были результатом экспериментов астроментальной сферы сознания, которой доступны любые превращения.

Вспомните, какие превращения окружающих происходят во сне. И, поскольку в древние времена астроментал был плотнее, то есть – “видимее”, и был теснее связан с физической сферой, то астроментальные воплощения легко переходили из одной сферы в другую без особых проблем.

Однако это не значит, что при увеличении со временем физической массы людей эгрегоры исчезли. В астроментальной сфере нет пространства-времени, и, будучи невидимым продолжением человека, эгрегоры существуют всегда».

Яков опять сделал паузу, и Яна воспользовалась ею:

«Я готова принять эту версию, но какое это имеет отношение ко мне?»

«Если человек в прошлых жизнях жил под определенным эгрегором, – объяснил Яков, – то последний, во всех последующих воплощениях своего дитя, не выпускает его из виду и влияет на его судьбу.

Таким образом, имея очевидным следствие – вашу преданность дельфинам, мы можем уверенно сказать и об ее причине – вашей принадлежности к Дельфам, эгрегор которого вас видит вне времени и пространства, и предоставляет вам возможность легко устанавливать контакты с дельфинами.

Более того, поскольку вы не могли не знать Дельфиния, а в Дельфах не было ни одного жителя, который бы не обращался к оракулу Апполона, то эта женщина-змей подарила качество ясновидения вам, и всем тем, кто ей доверял.

Поэтому вы так же легко видите предстоящую ситуацию во времени, как пассажир самолета легко видит огромный объем пространства.

Вы можете считывать информацию, не прибегая к словам, и дельфины это чувствуют, ибо они в древние времена тоже были синкретическими существами».

«Вот как? – удивилась Яна. – А почему они разделились?»

«Их экспериментальная часть ушла в астрал, а их материальная структура со всеми унаследованными качествами осталась в воде.

Практически, дельфин и вы – это одно и то же, вы лишь физически разделены в пространстве, но во времени – все едино.

Возможно, вы в свое время тоже были дельфином, которого создали и воспитали боги Дельфы, а боги неспособны слепить неразумное существо».

Яна слушала, как завороженная.

Яков боковым зрением видел, как подействовал на нее рассказ и решил, что для первого знакомства обозначенной информации было уже достаточно.

И он умолк, считая тему исчерпанной.

Солнце клонилось к горизонту, окрашивая фасады зданий в розовый цвет.

Тени становились все длиннее, и только контуры башни были еще ярко освещены заходящим светилом.

Яна молчала, пораженная услышанными историями и, наконец, после длинной паузы заговорила:

«А вы, Яков Федорович, в прошлом, по-видимому, были полубогом, поскольку у вас сохранились воспоминания о тех временах так хорошо, как будто это было вчера!»

«Это не важно, кем мы были, важно то, что мы делаем в текущий момент, и как мы это делаем…

Я надеюсь, у вас исчезли все вопросы о том, на кого я работаю?»

«Да, я ведь уже извинилась за свою бестактность. Ну, простите меня еще раз! – добавила Яна, доверчиво прижимаясь к собеседнику.

«А ведь вас ждет тот, кому вы обещали скоро вернуться! – напомнил Яков. – Обещания надо сдерживать!».

«А сегодня я первый раз согрешу и не сдержу обещания! – сказала Яна, доставая сотовый телефон. – Алло, Дима, это Яна! Меня сегодня не ждите, встретимся завтра!»

И не дожидаясь ответа, Яна захлопнула крышку телефона.

«Мне не хотелось бы прерывать такое необыкновенное знакомство, – сказала она, обращаясь к Яну, – мне кажется, что если я вас сейчас покину, то я потеряю что-то весьма драгоценное. Пригласите меня в гости, если ваши домашние не будут против! Я умею очень хорошо заваривать чай!»

«Никто не будет против – я живу один. Пошли!?»

Яков с Яной вышли на проспект Медиков, прошли вдоль ограды Ботанического сада, перешли по мосту речку Карповку и проходными дворами вышли на Большую Монетную улицу к дому № 18.

Лифт не работал, но до четвертого этажа вели удобные, некрутые ступеньки, и через две минуты Яков уже открывал дверь своей комнаты.

Яна сбросила накидку, оставшись в красной облегающей майке и черных лосинах. Не дожидаясь приглашения, она уселась в кресло и, не моргая, стала смотреть в глаза хозяину.

Пришелец подхватил ее намерение и, сев на стул напротив, ответил ей тем же длинным немигающим взглядом.

«Она знает метод “тра-така!” – понял Яков, когда ее лицо под его взглядом стало меняться.

Когда ему первый раз показали этот метод, то предупредили, чтобы он не боялся, когда черты лица напарника начнут меняться.

Метод безотрывочного взгляда применялся йогами для того, чтобы увидеть хотя бы 10 прошлых воплощений и узнать характер смотрящего, который отражался на его лице.

Яков не отводил своего взора до тех пор, пока в одном из воплощений он не узнал себя.

Судя по тому, как вздрогнула Яна, Яков понял, что она в этот момент тоже узнала себя.

«Родной мой!» – не выдержала она и, раскинув руки, бросилась ему на шею. Рыдания сотрясали ее грудь, и девушка не сдерживалась.

Яков гладил ее по голове, но утешать он не умел.

Яна захлебывалась в плаче все сильнее и сильнее, и для того чтобы успокоить ее, Яков аккуратно уложил ее на свою постель.

Но Яна не разжала своих объятий, и пришельцу пришлось прилечь рядом с ней.

Внезапно, все еще всхлипывая, Яна стала нервно и торопливо расстегивать ремень его брюк.

Стащив с него брюки вместе с туфлями, девушка уселась ему на бедра, и так же торопливо стала стягивать с себя одежду.

Яков не сопротивлялся.

«Сейчас мы соединимся, как это было у нас в прошлом! Мы забудем себя в контакте и станем едины…» – шептала Яна, нащупывая его затвердевший лингам и вводя его в свое тело.

«Хорошо…» – ответил Яков, целуя по очереди ладони ее рук.

Дальнейшие их действия были уже покрыты мраком.



Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы