Sapienti sat (для понимающего достаточно) icon

Sapienti sat (для понимающего достаточно)



НазваниеSapienti sat (для понимающего достаточно)
Дата конвертации21.07.2012
Размер343.24 Kb.
ТипДокументы
1. /elcin-14/glava-01.doc
2. /elcin-14/glava-02.doc
3. /elcin-14/glava-03.doc
4. /elcin-14/glava-04.doc
5. /elcin-14/glava-05.doc
6. /elcin-14/glava-06.doc
7. /elcin-14/glava-07.doc
8. /elcin-14/glava-08.doc
9. /elcin-14/glava-09.doc
10. /elcin-14/glava-10.doc
11. /elcin-14/info.txt
12. /elcin-14/ob-avtore.doc
13. /elcin-14/oblozhka.doc
14. /elcin-14/oglavlenie.doc
15. /elcin-14/slovo-avtora.doc
16. /elcin-14/vvodnoe-slovo.doc
Alter ego (Другой Я)
Akascha (Акаша)
Verba magistri (слова магистра)
Nemo (Никто)
Delphy (Дельфы)
Один вместо другого
In spe (в надежде)
Восьмая. Pharynx (воспламенение)
Sapienti sat (для понимающего достаточно)
Vice versa (переворот)
Об авторе: Михаил Ельцин — журналист
Акселеранты
Verba magistri (Слова Магистра) стр
Я с большой теплотой и благодарностью вспоминаю многих людей, помогавших мне описать Окружающие нас Сферы Сознания и некоторые Закон
Удивительные события сопровождают акселерантов – странных существ, проникших к нам из параллельного мира и принявших вид экстремалов – молодых людей и девушек с крайними взглядами и нетрадиционным образом жизни




Глава 9.


SAPIENTI SAT

(ДЛЯ ПОНИМАЮЩЕГО ДОСТАТОЧНО)


Рыбак вернулся только под вечер.

Солнце уже опускалось к далекой прибрежной полосе на Западе, когда он, гремя цепью, втащил свою лодку на берег и примкнул ее к металлической трубе.


Макурин в это время переносил свою палатку на другое место, так как на старом месте уже не осталось топлива, а ходить за ним было далеко.

Зато на новом месте, недалеко от металлической трубы, сушняка было достаточно, и Яков собирал его в кучу как раз в то время, когда лодка местного жителя ударилась днищем о гальку на мелководье.

«Странный у тебя костер был минувшей ночью!» – сказал рыбак, подходя к Якову и глядя на то, как огнепоклонник складывает топливо.

«Где рыба-то? – спросил Яков, продолжая заниматься своим делом. – Сейчас бы и сварили!».

«Я рыбу не варю, – ответил незнакомец, – ее лучше есть сырой».

«Так вот почему ты ничего не привез: ты ее ловишь и сразу ешь! – пошутил Яков – А я то думал, что сырую рыбу едят только дельфины!»

«Правильно! – ответил незнакомец. – А я и есть дельфин. Меня зовут Яшка!» – и он протянул руку Макурину.

«Яшка!» – в тон ему ответил Яков, пожимая руку тезке и внимательно вглядываясь в его лицо.

Как ни странно, лицо незнакомца зеркально отражало его собственное лицо. Макурин решил, что он видит сон наяву, как это было с ним минувшей ночью. Однако была лодка, в которой лежали пустые снасти, и был “рыбак”, который плавал за рыбой очень далеко.

Рукопожатие “дельфина” было холодным, как вода в Финском заливе.

«Да, я и говорю, Яшка! – сказал прибывший. – Странный, говорю, ты костер запалил минувшей ночью. Языки пламени от него без дыма поднимались до неба, и там разветвлялись на сотни струй, каждая из которых растворялась в космосе. Ты что, шаман?»

Яков не знал, что ответить и промолчал.

«Шаман, конечно, не скажет, что он шаман, – продолжал Яшка, – но все-таки интересно, как это у тебя получается! Можно будет посмотреть?»

Яков посмотрел себе в лицо и не смог отказать.

«Можно, только при одном условии: ты будешь сидеть смирно, как зритель в кинозале и молча наблюдать, не вмешиваясь, какие бы странные события вокруг тебя не происходили!» – сказал Макурин.

«Принято! – обрадовался рыбоед. – А можно мне перед сеансом попросить тебя об одном деле?»

«Ты думаешь, что я смогу исполнить твое желание? Ты, в самом деле, думаешь, что я шаман?»

«Шаман не шаман, но ты явно не простой человек, если можешь из огня послать молнию в небо и остановить ее там, – пояснил незнакомец. – Сколько столетий я плаваю в мировом океане, но такого еще не видывал».

«Ладно, говори, о чем ты хотел меня попросить?»

«Ты только не думай, что я сумасшедший! – начал рыбоед. – Я принадлежу к параллельному миру, но не могу туда вернуться. Точнее, вернуться могу, но только после того, как выполню задание и достигну цели.

Проблема в том, – продолжал он, – что я очень устал много раз умирать и воплощаться вновь. Мне было сказано, что каждый день равен году ранее прожитой жизни. Я прожил много дней на этом свете и на Том. Но я еще молод, и мне предстоит еще длинный путь. Мне страшно и я очень устал. Я хочу вернуться домой. Мне не выдержать многодневный путь в мировом океане. Можешь ли ты отправить меня обратно – туда, откуда я вышел?»

«Я могу послать тебя туда, откуда ты вышел, – ответил Яков, – но сначала я покажу тебе, насколько ты близок к своей цели. Конечно, простыми глазами ты ее не увидишь, поэтому я покажу тебе ее на экране Времени через Огонь. И это твоя единственная просьба?» – спросил огнепоклонник.

«Я не хочу заказывать желаний, как другие. Но у меня есть одно, которое я сам выполнить не в силах. Когда я превращаюсь в дельфина, а это случается тогда, когда моя астральная сущность покидает тело-носитель человека, то я, в виде морского млекопитающего, уже ничем не могу помочь миру и своему инструктору. А она, я чувствую, сейчас очень больна. Я боюсь ее потерять. Знаешь ли ты способ, чтобы как-то помочь ей?»

«Твоего инструктора зовут Яна?» – спросил Яков, начиная понимать происходящий феномен.

«Ну вот, я же говорил, что ты шаман! – воскликнул Яшка. – Только шаманы могут так ясно видеть ситуацию. Ну, что, моя просьба выполнима?»

«Да. Но для ее полного выздоровления нужно Время, – ответил “шаман”, – Время выражается через Огонь, который я зажигаю внутри себя – в своем сердце.

Огонь моего сердца передается в сердце Вселенной, которое не терпит дисгармонии и устраняет ее из больного.

Но для этого нужен посредник – огонь костра, который найдет образ больного, войдет в ее тело и физически устранит дисгармонию силой Гармонии Вселенной.

Если ты будешь молиться об ее выздоровлении вместе со мной, то ты сможешь увидеть ее живой и здоровой, сможешь обнять ее и играть с ней всю оставшуюся жизнь.

Когда я войду в состояние транса, ты должен продолжать кормить Огонь вместо меня и молиться об ее здоровье. Понял? А теперь, рот на замок, занавес поднимается!» – закончил инструктаж огнепоклонник.

Затем Яков поднял руки к небу и воздал хвалу всем Тем, кто хранил и поддерживал Космический Разум в Совершенстве.

«О, Величайший! – прошептал огнепоклонник. – В твоем Пространстве нет ни тени, ни тьмы. Ты без всякой корысти, славы и привязанностей служишь нам, являясь наставником богов, людей, животных – всех тех, кто страдает на этой земле по причине своих неуёмных желаний.

О, Величайший! Каждое существо, знает оно или нет, благодаря благоуханию твоих добродетелей, имеет возможность усовершенствовать себя. Знание твое бесстрастно, чувства спокойны, думы безмятежны. Намерения исчезли, обычное сознание угасло и мысли успокоены.

О, Величайший! Ты давно прервал ложные размышления, устранил желание всё осмыслить, почувствовать, изменить, что порождает причину бытия. Твое тело не существует и ни не существует – оно не имеет формы и мер длины. Ты не рождаешься и не умираешь. Ты не сотворен, не взращен и не произведен на свет людьми. Ты не сидишь и не лежишь, не ходишь и не стоишь, ты не летаешь в космическом пространстве и не вращаешься на одном месте. Ты, Великий, не продвигаешься вперед и не отступаешь, не обретаешь и не теряешь, не утверждаешь и не отрицаешь…

О, Величайший! Тебя породили заповеди, медитативное сосредоточение, мудрость и освобождение. Знание и ясное видение освобождения произвели Самадхи. Ты выходишь в мир из сострадания к живым существам, терпящим несчастья, и указываешь схему освобождения от них. Мы склоняем головы перед тобой и отдаем нашу судьбу Тебе – как опоре того, что трудно представить. У тех, кто тебя слышит, открываются сердца, и они прерывают цепь неисчислимых жизней и смертей. Мы склоняем головы перед тобой и вручаем тебе наши жизни – помоги нам преодолеть все, что трудно преодолеть!»

С этими словами огнепоклонник сложил ладони и поднес их к сердцу, низко склонив голову перед бесконечностью Вселенского Разума.

Его двойник сделал то же самое, упав ниц и касаясь головой песка.

Когда они подняли головы, то с удивлением увидели, что костер загорелся сам.

Такое самовозгорание было редчайшим явлением и добрым знаком Огня.

Это был знак или признак того, что Огонь готов сотрудничать с людьми, которые признают разумность его стихии и готов выполнить их желания.

Наумакусамманда бадзара дан сэндан макаросяда соватая унтарата камман!” - сказал Яков магическую словоформулу и стал повторять ее, одновременно подкладывая в огонь сухие стебли тростника.

Его астральная сущность сидела рядом молча, будто набрав в рот воды.

“Дельфин” сжался от жара пламени, но стремление помочь себе и окружающим было сильнее внешней силы огня, и Яшка терпел, как мог.

Пламя взвилось высоко над ними и трещало, жадно пожирая сухую пищу.

По мере того, как заключенный в формуле тайный смысл резонировал и возбуждал определенные вибрации в пространстве, проникая в душу Якова, тот все глубже и глубже впадал в транс.

В трансе приподнимается занавес, скрывающий лицо Изиды.

За занавесом, отделяющим трехмерное бытие от многомерности Вселенной, взору сидящего открылась подлинная картина действий Природы Огня.

Хаотичный треск лопающихся от жара сухих стеблей трансформировался в четкий ритм, который настраивал внутренний слух на нужную частоту, на которой могло осуществиться сообщение между разными стихиями.

На базе ритма переливалась ненавязчивая мелодия, похожая на мелодичное журчание ручья, падающего с небольшой высоты в ледниковое ложе.

Ассоциация мгновенно перенесла астральное тело Якова в горы, где он подолгу медитировал в прошлой жизни, сидя на ледяной вершине, не замечая, как под ним таял снег, и растаявшие ручейки звенели у него под ногами.

Транс соединял прошлые и настоящую жизнь в одну, где оставался только один “совершающий деяния”.

В состоянии транса было ясно, что совсем не важно, что ты делаешь – важно, как ты это делаешь…

Было видно, как там внизу целеустремленно поднимались к вершине сотни и тысячи «Яковов», того же самого «Я», кто достиг этой вершины совершенства.

Правда, это «Я» было одето в кавычки, ибо без одежды Я не могло существовать.

Иными словами, Я исчезало, когда оно достигало высоты совершенства.

Тем не менее, это обнаженное и не существующее Я сияло на каждой вершине, которые все вместе составляли единую цепь горных высот.

Эти горные цепи молча слушали голос Того, кого можно было услышать только настроив внутренний слух на нужную частоту.

Я-ковал свою цепь рождений и смертей, и не видел Пути к вершине до тех пор, пока не открылся занавес в театре, куда его однажды пригласил последователь Будды.

Находясь в трансе, было видно, что вершина соединена с долиной, что верх неразделимо связан с низом. И поскольку всё было связано, то эта связь обозначала и линию траверса к искомой Вершине.

Оставалось только воспламенить двигатель внутреннего сгорания своей жизни, который используется для подъема на вершину.

Находясь в трансе можно было видеть, что сотни и тысячи «я», восходящих к вершине, это одно и тоже «Я», которое было кармически связано цепью рождений и смертей, где каждое звено цепи только казалось себе отдельным, как это кажется человеку, не видящему связи со своим генеалогическим деревом.

Когда поднимался занавес, человек еще глубже впадал в транс от того, что он вдруг начинал видеть, что он сидит в ограниченном трехмерном пространстве театра, а за занавесом зрителю открывался многомерный мир божественных чудес, которых не могла допустить даже фантазия.

Зритель ясно видел, что даже сам занавес был не простым – он состоял из двух покрывал – ошибочных представлений ума и ослепляющих ум чувств, за которыми не было видно подлинной картины действий.

Действительность, которая окружала зрителя, и которую он принимал за реальность, оказывалась нереальной, ибо она была узка, трехмерна, и была не в состоянии вместить безмерность открывшейся Реальности, скрытой за волшебным занавесом.

Находящийся в трансе видел Огонь, не как пламя, а как многомерное Время, которое жило там и сям в телах живых существ, у которого был свой ритм и собственная космическая частота существования.

Многомерное Время выражало себя в смерчах, в спиралях циклонов, в пламени, в вечных снегах Гималаев. Оно выражалось и в Пирамидах, и в бесконечном числе “p”, и в собственной частоте вращения Планеты, которая позволяла ей трансформировать свое внутреннее Время – во внешнюю космическую частоту и участвовать во всех Вселенских процессах…

Даже транс не избавлял человека от власти Времени – он лишь видел эту власть, которая захватила всю Планету.

Планета была создана властным желанием бытия, она была лишь следствием желания быть, а причина была скрыта занавесом неведения.

Исчерпав время жизни, человек вроде бы выходил из-под власти времени, но сжигающий душу огонь лишь временно отпускал ее на покаяние, а потом двигатель внутреннего сгорания, с полным баком горючей кармы, сам включал зажигание. Воспламенившись жаждой бытия, душа по собственному желанию увольнялась из Бардо и вновь устраивалась на временную сцену.

В трансе можно было стать соучастником действия на безразмерной сцене, но астральное тело Якова, оставив свою тень на земле, попросило разрешения у Огня перенести частичку его живительной силы в тело Яны, которое, после первого сеанса уже стало поправляться.

Земной двойник Якова, который отбрасывал длинную тень от костра по земле, увидел все действие в своем зеркальном отражении и обрадовался.

Это отражение спасало его от жалящих змей пламени, подобно тому, как Персей спасался от жалящих змей, глядя на голову Медузы в отражении.

“Совершающий деяния”, вложив всю свою душу в дело борьбы со злом, которое накопилось в карме Яны и, изгнав его с помощью Огня, возблагодарил Будду Майтрейю, кому он возносил хвалу в начале ритуала, и, не выходя из астрала, парашютировал в тело дельфина, чтобы охладиться в воде.

В воде плавало бесконечное множество дельфинов, но Яков узнал себя среди них, без труда нашел астральный входной люк, и влез в водоплавающее тело.

Теперь на сцене действовали четыре фигуры: одна соображала, что он назывался Яковом, другая воображала, что он является дельфином, третья – отражала его в человеке, а четвертая преображалась Яной.

…Яна проснулась бодрая и здоровая. От болезни не осталось и следа. Девушка сбросила рубашку, в которой спала и сунула ее в стиральную машину. Сама же, включила душ и залезла под воду, вспоминая своего Яшку.

…Яшка выскочил из воды, набрал воздуха и свистнул всех наверх. Дельфинья стая, как по команде, высунула свои остроносые лица из воды, и, скаля зубы от нетерпения, стала ждать, что последует после командирского свиста.

…Свистело пламя, взвиваясь вихрем над костром, но внутренний слух Якова был настроен не на свистящие помехи в трехмерности эфира – его слух проникал насквозь через плотное облако FM диапазона, прорывался сквозь ворчание грозных богов и достигал блистающих облаков, в которых сверкало его собственное отражение.

…Собственно отражение его сидело рядом, но это был фантом, бессмысленно повторяющий, как тень, действия своего авторитета, молясь, также как он, но не так на самом деле, ибо смотрел на отражение луны в воде, вместо того, чтобы видеть палец, указывающий на настоящую Луну, висящую над планетой.

А над планетой носилась безымянная душа, перебитая временем на четыре тела, и не знающая тайны их соединения, кроме молитвы и обращения к Огню.

Огонь не подпускал к себе близко никого, кроме воды, которая гасила его жаркий характер и успокаивала волнение близких.

Близкими для воды были все, ибо все тела были наполнены водой.

Но вода не могла справиться с пламенем времени, разрушающим наполненные ею тела, поэтому только в телах живых существ она соединялась со своей жаркой противоположностью, чем и порождала в них дальнейшую жизнь.

Жизнь пожиралась временем так же, как огонь пожирает свое топливо, и никто, кроме Будды, не знал тайны освобождения людей от страданий.

Страдающей была каждая душа, перевоплощавшаяся в разные тела в разное время. Однако в эпоху Водолея, знАком которого были две струи электрического огня, выливающиеся из кувшина древнего бога, Времени позволялось выражаться в двух телах одновременно, не считая их иллюзорных тел в отражении.

Таким образом, два ярко выраженных тела: Якова + Яны и две отражающие их тени: дельфина Яшки + “рыбака” Яшки, питающегося сырой рыбой, хорошо сохранились во времени до наших дней и активно действовали на сцене, не зная, когда закроется занавес.

Занавес скрывал их многоногую тайну, но он прятал и другие тайны.

Тайна была спрятана и от актеров и от зрителей в невидимом сценарии, но ни Режиссер, ни Автор – Бог, не ведали, что в Природе существует Критик, для которого не существовало никаких тайн, ибо он знал сценарий освобождения актеров из плена их страданий.

Тайну этого сценария добрый Критик содержал между строк.

Помещая эту тайну между строк, Критик сохранил ее от Огня и Времени и выразил лишь главную суть Пути к Освобождению.

Для понимающего было достаточно представить себе весь сценарий освобождения, как это действие вступало в силу, не подвластную всемогущему Времени.

Для понимающего достаточно было помнить схему сценария, ибо он был создан Буддой для освобождения всех человеческих существ, которые очень устали много раз умирать и воплощаться вновь.

Понимающий очень хорошо знал, что за один сеанс трудно воспринять весь спектакль, так как зритель уставал от сопереживания, поэтому Режиссер, заканчивал первый акт, опускал занавес, и объявлял антракт.

Для понимающего было достаточно увидеть, как устали от кармы люди, и как трудно за одну жизнь пройти весть Путь к освобождению.

Но возвращаться с полпути обратно было бессмысленно, поэтому антракт нужен был людям и в жизни, чтобы они могли отдохнуть, подкрепиться, выспаться, отвлечься от трудной дороги, развлечься, и лишь после этого можно было дать звонок к началу второго акта.

Антракт нужен был и актерам, которые все время активно действовали на сцене, подстёгиваемые Огнем видимым и невидимым.

Невидимый Огонь пожирал время их жизни, а видимый огонь все время требовал топлива, которое он безжалостно пожирал из рук огнепоклонников.

Огнепоклонник, который находился в трансе, следуя просьбе своего двойника, стартовал в космическую Пустоту, где в АКАША хранилась схема сценария освобождения, а его дублер на земле в это время усердно молился и подкидывал в Огонь топливо.

Яшка и не подозревал, что Огонь относится ко всем молящимся одинаково, не делая различий между злодеями и святыми, ибо Огонь был близким по качеству к Солнцу, а Солнце, как известно, светит и дает тепло всем существам на Земле в одинаковой мере.

Но, по мере того, как человек начинал понимать, что Огонь желаний является источником всех последующих страданий, что Огонь желаний, как Люцифер, ослепляет ум человека, делая его неразумным в своих действиях, с этого момента молитвы огнепоклонников о даровании им знания достигали Света.

Настоящий Свет освещал ум молящегося, как сцену действия, показывая какие последствия происходят от Неведения, то есть – незнания того, чем на самом деле являются люди и окружающий их мир.

Дублер Яшка и не подозревал, что его усердные молитвы сделают чудо.

Пристально разглядывая огонь костра, “рыбака” вдруг охватило странное чувство присутствия.

Пламя уже не казалось простым – оно было живым, шевелящимся, трепещущим, как тело огненной танцовщицы.

Танцовщица и впрямь проявилась из огня, как фотография в проявителе, и в этом огненном проявлении Яшка-дельфин, обернувшийся человеком, узнал черты лица своего инструктора, за здоровье которого он так усердно молился.

Яна танцевала перед ним, топча босыми ногами угли зла, и Яшка понял, что огнепоклонник, находящийся в трансе рядом с ним, делает свое дело добросовестно, ибо результаты были уже видны на освещенной костром сцене.

Картина пляски продолжалась недолго – зло было растоптано, и фигура Яны исчезла в темноте за кулисами сцены.

Памятуя о том, что огонь нужно постоянно подкармливать, Яшка накидал ему столько топлива, что костер чуть не задохнулся от дыма.

Дым поглотил освещенную сцену, и действие закончилось.

Кончился первый акт и наступил кратковременный антракт.

Актер вернулся из астрала в гримуборную своего тела и принял свой естественный вид.

«Трудный сегодня зритель! – сказал Яков, поправляя костер, – не понимает, что хлопать ушами во время действия нельзя. Такая доброжелательность подобна медвежьей услуге – она убивает творческий огонь, засыпая действие своими горячими аплодисментами».

Яшке стало не по себе, и он поднялся на ноги.

Потоптавшись на месте, он шагнул в темноту, чтобы в стороне совершить свои естественные надобности.

Потом зачем-то подошел к лодке и отвязал цепь.

Ты что, собираешься возвращаться обратно в море? – крикнул ему Яков. – Испугался трудностей, которые тебя ждут впереди?! Напрасно! Ты только посмотри, кто к нам пришел!»

Шурша шинами по песку, к огню приближались две девушки, ведя свои велосипеды за руль.

Легкие маечки едва прикрывали их грудь, им было не более двадцати лет, и они еще не боялись ничего.

«Можно посидеть с вами у огонька? – попросила черноволосая девушка, – а то мы замерзли, пока шли. У Нади вот случился прокол, и мы застряли в пути. Можно, а?»

«Яшка, ты разрешаешь?» – обратился огнепоклонник в темноту.

Рыбак бросил цепь и вернулся к огню.

«Почему бы и нет! – сказал он. – Огонь общее достояние, он нам не принадлежит, так что можно было бы и не спрашивать»

«Ну, не все же такие, как вы! – ответила другая девушка, бросая свой велосипед на песок. – Иной споет тебе “Мой костер в тумане светит” и сразу становится ясно, что к таким собственникам лучше не подсаживаться».

«Давайте знакомиться! – предложила первая. – Меня зовут Лида, а мою подругу Надя. А вас как величают?»

«У нас одинаковые имена – оба Яковы! – ответил огнепоклонник, глядя в огонь. – Правда, мой напарник называет себя просто Яшкой, но я думаю, что это не имеет значения, ведь мы знакомы всего полтора часа».

Девушки улыбнулись и сели к костру, доверчиво открыв свои голые бедра горячему огню.

Огонь вспыхнул, пожирая новую порцию топлива, и осветив девушек так, чтобы ему можно было рассмотреть все подробности их фигур.

«А почему вы ничего не готовите на костре? – спросила Надя. – Обычно костер зажигают, чтобы приготовить на нем шашлык, которым очень хорошо закусывать коньяк или водочку».

«Вот я и спрашиваю Яшку, – сказал Яков, снимая с себя маску огнепоклонника и размазывая рукой по лицу сажу грима, – почему он не привез рыбы на уху, а он сказал, что рыбу не варят, что ее лучше есть сырой. Вот, говорит, я ее и съел всю там, в море, сколько удалось поймать.

Правильно я говорю, приятель?» – обратился Яков к собеседнику.

«Ты уху ел, а я нет! – буркнул Яшка, внимательно разглядывая подруг. – Все ты говоришь правильно, только поступаешь неправильно!»

«Почему же это я поступаю неправильно! – возмутился Яков, – поясни, пожалуйста?»

«Потому что непохожа эта сцена на настоящую! Ты шаман, нарочно привел девчонок, чтобы отвлечь меня от возвращения обратно. Ты решил развлечь меня, правда?»

Вновь пришедшие зрители смотрели на хозяев, ничего не понимая.

«Это он так пытается шутить, – объяснил Яков, обращаясь к новым зрителям. – Он может со стороны показаться сумасшедшим, но он абсолютно безопасен, как дельфин в бассейне. Он пытается привлечь внимание такими нестандартными выходками, вот и всё!»

«А мы подумали, что вы перед нашим приходом поссорились, – сказала Лида – Но мы-то пришли с миром, так что оставьте ваши разногласия, никто из нас не хочет, – добавила она, – есть рыбу. А про шашлык, это мы так, для пробы слуха».

«Ну, тогда рассказывайте, что с вами случилось? – заинтересованно спросил Яшка-Дельфин. – Чем мы можем вам помочь?»

«Вы уже помогли нам, – сказала Надя, отодвигаясь от вспыхнувшего огня, – разрешив нам погреться. Но вы же не можете устранить повреждение в велосипеде?»

«Посмотрим! – пообещал Дельфин. – А если не починим ваши транспортные средства, то мне придется доставлять ваши молодые тела до дому на лодке. Вы откуда сами-то?»

«Из Зеленогорска, – ответила Лида. – 20 километров отсюда. Если лодка с мотором, то за час можно добраться до причала. Только туда утром «Метеор» приходит из Питера. Некуда швартоваться. А велосипеды в лодку влезут?» – спросила девушка.

«Сначала посмотрим, что у вас с “великом” – ответил рыбак, направляясь к брошенным машинам. – Который?»

«Вон тот, красный!» – показала Надя пальцем, не вставая с места.

Яшка перевернул велосипед вверх колесами, поставив его на руль и седло, и сжал слабую шину ладонями, подставив ухо к колесу.

Не услышав ничего подозрительного, “дельфин” вывинтил ниппель и свистнул:

«Никакого прокола у вас нет! – торжественно заявил он. – Резинка на ниппеле порвалась, как старый презерватив!»

«Мы ими не пользуемся! – засмеялись обе на ответ Нади, – но ваше открытие, я думаю, ситуации не меняет? – спросила хозяйка велосипеда.

«Надежда есть! – сказал Яшка. – А если есть Надежда, то есть и надежда на исправление средств ее передвижения. Насос то у вас исправен?».

«У нас не насос, – снова засмеялась Лида. – Насос есть у велосипеда.

А с нас поцелуй взасос, если почините!»

«Да, таким девочкам палец в рот не клади»… – подумал Яков.

«Зачем же палец, – услышал огнепоклонник чью-то мысль, – мне приятней хъй в рот взять!»

«Ага! – понял Яков – мысли ты ловишь на лету, значит, не зря явились!»

«Явились и не запылились! – услышал он в ответ. – Мы не явились, а проявились, и для понимающего этого достаточно!».

Огнепоклонник пытался угадать по озорным рожицам, от кого исходят мыслеформы, но их ангельские личики олицетворяли собой саму невинность.

Тем временем, Яшка, послюнявив палец, сдернул протершуюся резинку, оборвал ее конец, сидевший на основании ниппеля, и, плюнув на резинку, нежно надел ее на конец ниппеля, протолкнув ее до упора.

Затем он вставил ниппель с резинкой в отверстие для накачки, завинтил его, достал насос и стал наполнять камеру воздухом.

Надя с интересом наблюдала за манипуляциями молодого человека, и вдруг Яков снова уловил в своих слуховых центрах:

«Любопытно, а любовный акт он тоже проводит с такой нежностью?»

«Ага! Попалась, голубушка! – подумал он, – теперь я знаю, кто звучит в эфире!»

«Вот и не угадал! – поймал он ответ, – это я вижу секс во всех действиях!»

«Не только ты можешь это делать, дура! – донеслось до него опять. – Я не хуже тебя знаю, как правильно резинки одевать! Только лучше для этого пользоваться не слюной, а моей смазкой!»

«Откуда же вы такие взялись, блядищи!» – подумал Яков.

И ему сразу же ответили:

«От верблюда! И заткнись, нам не интересны твои предположения!».

«Яш! – обратился “шаман” к трудолюбцу. – Светает! Тебе до рассвета нужно выйти в море!» – напомнил он, кидая остатки топлива в огонь.

«Получи награду!» – сказала Надя, вскочив на ноги и бросаясь на шею мастеру.

Обняв Яшку, она раскрыла рот и смачно поцеловала его в губы, прижавшись к нему всем телом.

«Я тоже хочу!» – вскочила Лида и, оттолкнув подругу, повисла на Яшке, ловя его губы поцелуем.

«Вот так, шаман! – услышал чью-то мысль Яков. – А ты ничего не заслужил, и ничего не получишь от нас».

Яшка обнял обеих девушек и предложил:

«Айда на залив, покатаемся, часок-другой и вернемся обратно!?»

«Почему бы и нет! – обрадовались девушки. – Я давно не занималась греблей?»

«Отбрось “гр” в последнем слове, вот, чем ты давно не занималась!» – проворчал в уме Яков.

«Не все ты знаешь, шаман! – услышал он. – Как раз вчера этим и занималась весь вечер!».

Не оглядываясь назад, девушки побежали к лодке и стали ее толкать к воде.

Яшка бросил цепь в лодку, вывел ее с мелководья, и помог девочкам залезть в нее.

Протащив ее дальше вглубь, он прыгнул на банку, и вставил весла в уключины.

Затем он дал каждой по веслу, и девушки стали выгребать на глубину.

Яков подумал, что в прошлой жизни, он, видимо, тоже не упустил бы случая повеселиться.

«Вполне возможно, что его молодой дубль, это он сам в прошлом, которого он наблюдал в настоящем» – подумал Яков, закрывая свою мысль песенкой.

Огнепоклонник подобрал на берегу еще несколько охапок топлива и бросил новую порцию сушняка в огонь.

Огонь вспыхнул с новой силой и открыл занавес для следующего действия.

За завесой пламени разворачивалась следующая картина.

Ее, конечно, можно было наблюдать и с берега, но тогда это стало бы продолжением антракта.

Антракт продолжался только для Яшки, и он, совершенно не понимая сценария, развлекался.

Он командовал гребцами, как заправский боцман, и они слушались его беспрекословно.

Вскоре им стало жарко, и они сбросили свои майки на кормовую банку к Яшке. При каждом гребке их голые груди подпрыгивали и вызывали у Яшки сладкое чувство желания.

Одна из девушек, с берега уже трудно было разобрать кто, угадала его желание.

Сбросив шорты и раздвинув ноги, она села ему на колени, и стала тереться грудью об его тело.

Яков еще сильнее загорелся желанием и, не в силах сдержать себя, стал расстегивать штаны.

Вторая девушка бросила грести, встала со скамейки, и стала помогать своими руками вводить его ниппель в отверстие своей подруги.

Яков не смотрел на это действие, но знал, что сейчас заработает насос, вставленный между ног девушки, только подает он не воздух, а выкачивает силу, передавая ее ведьме до конца.

Но конца не случилось, ибо та, чьи руки были свидетелем контакта ниппеля с дыркой, столкнула первую с колен, от чего лодка закачалась и чуть не опрокинулась.

«Пусти, я тоже хочу, пока он не накачался до конца!» – услышал чей то голос Яков, который далеко разносился по зеркальной глади утреннего залива. Посторонний наблюдатель увидел бы с берега, как вторая девушка уселась на колени к Яшке и, запрокинув голову, стала елозить по бедрам туда-сюда, издавая громкие стоны наслаждения.

Яшка откинулся всем телом на корму и стал качать девушку вверх вниз. Не прошло и минуты, как та издала протяжный стон, который не спутаешь ни с чем другим, и вслед за этим и Яшка, забыв себя, затрясся всем телом.

Можно было бы еще добавить, что вторая подруга тоже принимала участие в соединении двух тел: опустив одну руку к ниппелю Яшки, она второй рукой стала массажировать у себя между ног, но это добавление ничего не изменило бы в содержании антракта, поэтому здесь подробности излишни.

Антракт закончился и Яшка, вместе с другими зрителями, покинув промежуточную ложу, вошел в огромный зал, до горизонта наполненный водой.

Для понимающего этого достаточно.

Для непонимающего требуется перевод: Яшка просто захотел искупаться и прыгнул с лодки в воду, войдя в свою стихию.

Вода вернула ему разум, и он осознал, что если восход солнца застанет его в виде человека, то он рискует навсегда остаться оборотнем на земле.

Яшка не стал рисковать, выпустил из легких весь воздух и, обратно превратился в дельфина Яшку.

Яшка всплыл на поверхность и повернул свою лоснящуюся морду к лодке. Скалясь от удовольствия, он свистнул и, выпрыгнув из воды, сбросил штаны, зацепившиеся у него на хвосте.

Девушки завизжали от страха и прижались друг к другу.

«Он съел нашего парня что ли?» – услышал Яков.

«Похоже на то… – ответила подруга. – Давай-ка улепетывать отсюда на лодке домой!»

«А велосипеды?»

«На херь они нам, мы же их свистнули в дачном домике ночью, пусть валяются!»

И девушки, сев на весла, стали изо всех сил грести по направлению к Зеленогорску.

Огнепоклонник вздохнул и прочитал душеспасительную мантру, подбросив в костер свежего топлива.

Огонь вспыхнул с новой силой и открыл занавес для следующего действия. Яков понимал, что антракт был не для него.

Антракт был необходим тому – уставшему от многочисленных рождений и смертей, в котором Яков узнал свое прошлое.

Сам он не в силах был откорректировать свое прошлое так, чтобы случилось будущее. Но в настоящей эпохе Водолея это проще было сделать, ибо не надо было телепортироваться в прошлое, как это было в эпоху Рыб, чтобы встретить там себя и не допустить недостойных поступков.

Эпоха Рыб связана с водой, поэтому Яков не удивлялся, что его прошлое вышло из воды.

Его прошлое многого не видело, так как из воды было невозможно войти в сферу Огня.

В прошлом у Якова было много недостойного поведения, такого, например, как сегодня, но настоящий Яков знал, что достойное вырастает из недостойного, и если оно в действительности вырастает, то недостойные поступки прощаются.

«Кто не прощает – тому и не простится!» – вдруг услышал он голос своего Ангела хранителя. – Слава богу, у тебя хватило сил переступить через свой разврат и оставить его в прошлом.

Ведь, недаром говорят: тот, кто занимается буддизмом сегодня, тот продолжает свои занятия из прошлого».

«Да! Помню! – отозвалась душа Якова на мысль Хранителя. – Будда говорил, что тот, кто пришел послушать мою Дхарму сегодня, тот был приближен ко мне вчера».

«Если бы ты в прошлой жизни не родился в семье тибетского монаха и не познакомился бы с учением Будды об освобождении, – вещал Ангел, – то ты так бы и остался Яшкой, желающим наслаждений!»

Но разве я чем-то помог Яшке сегодня? – недоумевал огнепоклонник. – Мне кажется, что я наоборот, обманул его, предоставив ему развлечения, вместо того, чтобы вместе с ним продолжать Путь к освобождению?»

«Ты заблуждаешься, говоря так! – последовал ответ внутреннего Голоса. – По-твоему выходит, что и я тебя обманываю, когда представляюсь твоим Ангелом Хранителем.

На самом деле никакой я не Ангел Хранитель. А представляюсь я близким мне людям так потому, что ум их привык доверять лишь Высоким Именам.

И если бы тебе было сказано, что я – инопланетянин, или посланец созвездия Ориона, то у тебя не было бы того доверия, которое ты впитал с молоком матери. Разве не так?»

«Возможно! – согласился Яков. – Есть у людей такое понятие, которое называется «святая ложь» или «ложь во спасение», которая оправдывается, если приходится лгать ради спасения жизни близкого человека.

Надеюсь, что это именно тот случай, который оправдывает факт обмана.

Однако, в любом случае, святой перестает быть святым, когда эпизод благополучно кончается, а факт обмана остается».

«И ты перестаешь доверять этому святому?»

«Я не знаю, как к этому относиться» – признался Яков.

«Откровенно говоря, мне совершенно безразлично, питают ко мне доверие или нет, – ответствовал Голос. – Главное не в этом.

Главная ошибка людей заключается в том, что они оценивают ситуацию так, как их воспитали.

Если их уровень оценки не поднимается выше, чем понятие «ложь» или «обман», то тут уж ничего не поделаешь. Но тебе следовало бы разобраться в этом вопросе более тщательно и не торопиться с осуждающими оценками. Согласен?»

«Разумеется!» – ответил Макурин, не забывая питать Огонь.

«Тогда начнем с малого.

Скажи, пожалуйста, когда ты вступаешь в контакт со стихией Огня, ты веришь, что эта стихия разумна настолько, насколько ты можешь это осмыслить?

Расскажи об этом постороннему, и он посчитает тебя сумасшедшим».

Откровенно говоря, мне совершенно безразлично, что обо мне думают посторонние! – ответил Яков, пристально глядя в огонь. – Для меня важно, чтобы я сам точно знал: где истина, а где ложь.

И я воистину знаю, что стихия Огня разумна, только Разум ее неадекватен человеческому.

Подобно тому, как существование красных кровяных телец несравнимо с существованием всего человеческого организма, подобно этому, и мой ум не идет ни в какое сравнение с Разумом стихии Огня.

Вот, что я думаю, когда вступаю в контакт со стихией Огня».

«Мудро мыслишь! – прозвучала похвала в уме Якова. – Теперь постараемся выйти за пределы огненной стихии. Знаешь ли ты нечто более светлое, чем всемогущий Огонь?»

«Если говорить об огне правду, то он, будучи мудрым, не станет меня наказывать за правду. А правда заключается в том, что огонь несвободен – он связан с другими стихиями и без них, отдельно, существовать не может. А поскольку он находится в связанном состоянии, то такое состояние сознания совершенным не назовешь».

«Отлично! – снова похвалил его голос. – Что же, по-твоему, является Совершенным Состоянием Сознания?»

«Сознание Будды называют Совершенным Состоянием Сознания, – ответил Яков. – Для понимающего достаточно знать, что Будда – это не титул, не священный сан, и не человек – Будда это Совершенное Состояние Сознания, которое пронизывает всю Вселенную и организует ее таким образом, что, в конце концов все, даже самые тупые существа, имеют возможность достичь Совершенного Состояния Сознания и слиться с Великим Братством Будд».

«Поскольку ты себя считаешь понимающим, то как ты думаешь, существует ли ССС, так для краткости будем называть Совершенное Состояние Сознания, существует ли ССС автономно, как некая запредельная “Terra Incognito”, или же ССС тоже связана, а если связана то с чем?»

«Ничто не существует отдельно. Все существует в связи! – отчеканил Яков. – Только понятие связи в данном случае, не требует освобождения от своей связи, ибо неразрывность Дхармы, Будды, и Сангхи – это одно Целое, которое неразделимо.

Я думаю, что Дхарма – это то же самое, что и Будда, а Сангха – это воплощение обоих. Эти три категории неразделимы так же, как неразделимо понятие ССС».

«Похвально, похвально! – ответствовал внутренний Голос. – А теперь вернемся к вопросу об обмане. Как ты думаешь, Будда способен на обман?»

«Нет, мой господин!».

«Я приведу тебе один пример, описанный в Лотосовой Сутре, где описывается нечто, похожее на обман, на который пошел Будда ради освобождения большой группы людей.

Готов ли ты выслушать эту историю?»

«Да, мой господин!»

«Итак, – начал Голос, – представь себе, что есть дорога, протяженностью в несколько сотен жизней, опасная, трудная, плохая, которая пролегает через местность, где совсем нет людей и где царит страх.

Но многие живые существа хотят пройти по этой дороге и достичь места, где находятся редкостные сокровища. И есть один проводник, который мудр, все понимает и хорошо знаком со «знаками» на этой опасной дороге – где пройти и что обойти. И вот он повел людей, пожелавших пройти через эти трудности. Во время пути, ведомые им люди выбились из сил и сказали проводнику:

Мы очень устали, к тому же обуяны страхом и дальше идти не можем. Дорога еще длинна, и мы хотим повернуть назад!”.

Проводник, искусный во множестве «уловок», подумал: “Они достойны жалости. Почему эти люди хотят вернуться, отказавшись от такого количества редкостных сокровищ?”

Подумав так, он, использовав силу «уловок», возвел посреди опасной дороги, по которой они прошли больше половины пути, призрачный город.

Дома в нем были величественно украшены, их окружали сады и рощи, каналы, а также пруды для купания. Дворцы с высокими башнями были полны мужчин и женщин.

Создав эту иллюзию, проводник сказал людям: “Не бойтесь, вам не нужно возвращаться назад. Сейчас вы сможете найти пристанище в этом большом городе, и все будет так, как вы думаете. Если войдете в этот город, то сможете хорошо отдохнуть, и если будете способны дойти до места с сокровищами, мы сможем отправиться туда”.

В это время люди, которые очень устали от перевоплощений, глубоко возрадовались в сердцах. Они были счастливы, потому что получили то, чего никогда не имели, и сказали:

Сейчас мы сойдем с этой опасной дороги и обретем покой”. Люди пошли вперед и вошли в призрачный город. Они подумали, что уже прошли через опасности, и у них родились мысли о покое.

В это время проводник узнал, что люди уже отдохнули и избавились от усталости. Он сделал призрачный город невидимым и сказал людям:

Пойдемте, место с сокровищами близко. Тот большой город был призрачным, я возвел его, чтобы вы отдохнули”

Бхикшу! Так же поступает и Татхагата. Сейчас он – ваш Великий Проводник.

Он знает, что плохой путь рождений, смертей и заблуждений – опасный, трудный и долгий, но его нужно пройти и преодолеть…

Будда, зная, что у этих живых существ дух слаб, а мысли ничтожны, с помощью силы уловок дает им отдохнуть посредине пути…

Затем он скажет: «Смотрите и размышляйте! Нирвана – покой в призрачном городе, который вы обрели, не истинен»…

Так Будды-проводники для того, чтобы дать путникам отдых, проповедуют о нирване, но, узнав, что все отдохнули, снова ведут их к мудрости Будды. Вопрос на засыпку: обманывает ли Будда путников – да или нет

«Нет! – твердо ответил огнепоклонник, – только у людей может возникнуть вопрос об обмане, так как другим словом они не в состоянии назвать эту ситуацию.

Однако, эта ситуация лишь внешне похожа на обман.

На самом деле, есть вещи, которые имеют оборотную сторону – полностью противоположному людскому понятию обмана.

Это не обман, не ложь, а единственный истинный способ, с помощью которого достигается цель.

Способ, пособие, пособничество, “пособи мне” – помоги, разве помощь сродни обману?»

«Туманно объясняешь, но правильно! – похвалил Якова Голос. – А теперь вернемся к самому раннему моменту нашего разговора. Вот ты верил, будто я Ангел-хранитель.

Но вдруг ты узнаешь, что это не так. Что ты будешь делать – считать, что я солгал тебе, обманул твои святые чувства?»

«Я не буду торопиться с оценкой, – ответил огнепоклонник, – ибо оценка должна производиться с ориентиром на эталон.

Во-первых, у меня нет абсолютного эталона, во-вторых, кто я такой, чтобы оценивать. Я ведь не Ангел, который видит Истину, поэтому оценку может давать только тот, кто знает истину, чего я сказать про себя не могу.

По-видимому, памятуя о покое в призрачном городе, я не буду думать, что ты обманул меня. Но кто же ты такой, на самом деле?»

«Мое имя Гам-По-Па! – ответил внутренний Голос мыслями Якова. – Когда я жил в теле тибетского монаха, я изложил в письменной форме “Драгоценное украшение Освобождения”. Сейчас на это ушло бы две больших, толстых тетради, которые используются студентами для записи лекций.

Я существую вне времени, поэтому могу общаться с теми, кто расширил свой диапазон слуха и может, перейдя поток мыслей, оказаться по ту сторону от них и услышать Голос Истины, которым вещают все сотрудники Сангхи.

По сути дела, я тоже являюсь одним из тех проводников, о котором я тебе рассказывал.

Поэтому, когда ты решил отвлечь внимание Яшки от трудного пути по жизням, посредством эротического развлечения, которое было ближе всего его душе, то ты поступил правильно, хотя и не подозревал, что эти девушки стали плодом твоей иллюзии – на самом деле они не существовали».

«Ты хочешь сказать, – удивился Яков, – что я невольно создал иллюзию, которая была необходима на данный момент для меня в прошлом? Ты хочешь сказать, что если бы я протянул руку к ним, то не встретил бы сопротивления – рука прошла бы сквозь твою голограмму, как сквозь воздух?»

«Именно так, бхикшу!» – ответил монах.

«Выходит, Яшка был пьян и разговаривал сам с собой? А в лодке он мысленно представлял себе образ двух девиц, с которыми когда-то развлекался, и занимался онанизмом? А как же мое телепатическое общение с ними?»

«Ты общался сам с собой! – ответил писец. – Тебе отвечало твое низкое подсознание, которое ты загнал в землю. Но это не значит, что оно исчезло.

Возник повод, и оно вылезло наружу. Тебе нужно строже контролировать свои мысли. Иначе ты не сможешь различить, кто их тебе подбрасывает – с какого уровня они возникают.

Почему, например, ты уверен, что твои мысленные сообщения исходят к тебе именно от Гам-По-Па?»

«Потому что низкое подсознание не способно осветить высокие сферы истинным образом, – ответил Яков. – На этом уровне царит неведение о том, чем, на самом деле являются люди и окружающий их мир.

Они не знают буддийской Доктрины Освобождения. А если бы узнали, то давно бы вышли из корней подсознания к Свету.

Скажи, пожалуйста!– попросил огнепоклонник, – вот ты сейчас передал мне самую главную тайну – принципиальную схему Освобождения от страданий. Не мог бы ты передать мне суть малой тайны: каким образом, технически, вы можете проникать в диапазон мышления и общаться с людьми подобным образом?».

«Здесь нет тайны! – ответил монах, – всякая тайна: это как школьная задача, тот, кто её решит и найдет правильный ответ, для того слово тайна теряет смысл.

В природе нет тайн – есть вопросы, которые невозможно решить в трехмерной плоскости бытия. Что касается конкретно твоего вопроса, то это не я проникаю в радиовещательный диапазон и оперирую частотой мышления.

Это ты выходишь из потока обычного диапазона мышления и, перейдя на другой берег, слышишь Истинные слова, произносишь их и достигаешь абонента – самого себя».

«Прости! – не понял Яков, – неужели я разговариваю сам с собой?

Но ведь ты же назвался Гам-По-Па, монах?»

«Правильно! – согласился внутренний Голос. – Разве твое сознание не находилось в те времена в теле Гам-По-Па?

Разве ты не помнишь, сколько трудов ты положил для того, чтобы записать сутру “Драгоценное украшение освобождения или Жемчужину, исполняющую желания”?

Разве можно разделять: прошлая жизнь, настоящая? Все едино!»

«Что же, получается? – недоумевал огнепоклонник. – Выходит я сейчас глупее, чем раньше?»

«Поразмысли сам! – ответил внутренний Голос, – во-первых, ты сейчас сидишь в трехмерности, где даже выход в астрал не расширяет твое сознание до степени мудрости – а лишь увеличивает возможности того, чего не может тело. Здесь нет твоей вины.

Во-вторых, тот, кто освоил все шесть совершенств – тот уже не может их утратить, а время здесь не имеет значения.

В-третьих, поскольку, достигнув ССС и имея возможность выйти в Нирвану, то я не сделал этого, дав обет не уходить в Нирвану, пока не будут освобождены все чувствующие существа. Вместо этого, я вновь воплотился в тело через несколько веков, и сделал этого человека своим учеником.

Мы хорошо отработали совершенство усердия, совершенство терпения, но ты потерял порядок и перескочил две ступени, с которых нужно было начинать.

А начинать нужно было с совершенства щедрости, затем подниматься на ступень совершенства этики, а уж потом осваивать совершенство усердия и так далее».

«Значит, все-таки мы разные люди?»

«Нет! – ответил Высший Голос. – Учитель и ученик в Тибете – это одно целое. Ибо они достигают мудрости, где «Я» и «не-я» теряют смысл. И то, что было разделено на «Я» и «Ты» при достижении ступени мудрости, сливаются в одну Сангху, которое не подвластно Времени.

Наоборот, мы свободно «перемещаемся» во времени, рождаясь в приличной семье, помня свои вещи из прошлой жизни, узнавание которых является доказательством, что ты «тулку» - перерожденец.

Если бы тебе предъявили мои вещи, то неужели бы ты их не узнал среди прочих? Но в нашу задачу не входило доказывать это твоему окружению, ибо ты уже доказал сам себе, что мы – это одно, переписав от руки «Жемчужину» в две большие толстые тетради. Что тебя подвигло на это?»

«Действительно, был такой факт, – согласился огнепоклонник. – Я не отдавал себе отчета, когда переписывал – просто чувствовал: “вот, это мой текст!”».

«Для понимающего достаточно, – донеслось из эфира. – Но со временем ты должен за одну жизнь реализовать совершенство щедрости и совершенство этики.

Помни: кто не щедр, тот скуп, а скупость не является ССС. Но даже если ты стал воистину щедрым, но остаешься неэтичным и грубым, то знай, что сквернословие не является достоянием ССС.

А теперь, возвращайся к своим делам, и помни – неважно, что ты делаешь, а важно как ты это делаешь, даже если это уборка нечистот за другими. Да благословит тебя Будда!».

Топливо кончилось, и костер стал засыпать.

Огонь его проснется уже в другом месте, а здесь он уже сделал доброе дело.

Яков собрал вещи, свернул палатку, засунул ее в мешок, закрепил все на багажнике и только сейчас обратил внимание, что возле кострища не было никаких следов от других велосипедов.

Не было и лодки.

Ночь кончилась, кончился и спектакль.

«Интересно! – подумал Режиссер, выводя велосипед на дорогу, – какой вывод сделают зрители, посмотрев это сказочное представление?»

На придорожной траве лежала серебристая роса, туман стлался в низинах, птицы оглашали тишину многоголосым пением, и косые лучи солнца с трудом пробивались сквозь лесные тени.

Выехав на шоссе, Яков вспомнил, что не загасил угли в костре, но успокоил себя тем, что вокруг был песок, ветра не было, стало быть, не было опасности возгорания.

Несмотря на раннее утро шоссе не пустовало.

Большинство машин спешили в город.

Якову то и дело приходилось прижиматься к обочине, когда попутная и встречная машины разъезжались возле его колес.

Длинный гудок сзади предупредил его об опасности.

Оглянувшись, Яков увидел лесовоз, под завязку наполненный бревнами.

Прицеп лесовоза водило из стороны в сторону, и водитель истошно гудел всем, кто находился на дороге.

Велосипедист сбавил ход, съехал на придорожный гравий, пропуская лесовоз, а затем, нажав на педали, догнал уезжающие бревна и прицепился к ним.

Велосипед тоже водило из стороны в сторону вместе с прицепом, но Якову нравилось скользить по шоссе на халяву.

Возле Зеленогорска лесовоз свернул к железнодорожной станции. Дальше ехать вместе с ним было не по пути.

Яков с сожалением отпустил руку от бревен и остальные 57 километров ехал уже своим ходом.

В Сестрорецке он сделал небольшую остановку, перекусил, и вновь сел в седло.

Через час он уже был в Лахте, а еще через полчаса колеса его велосипеда уже шуршали по Каменноостровскому проспекту.

Дома его ждала записка, всунутая в дверную щель.

«Умираю без тебя! Умоляю, приходи. Яна!»

Записка была датирована позавчерашним числом.

Яков набрал номер ее телефона.

Яна сняла трубку.

«Приходи-ка лучше ты! – сказал Яков. – Умираю от усталости», – добавил он и отключил связь.

«Хоть пару минут сосну», – подумал он, валясь на постель.

Яна пришла через час.

Сон у Якова был чутким, и он проснулся сразу же, как только услышал звук открываемой двери.

«Выздоровела?» – спросил он, разлепляя веки.

Яна не ответив, помогла ему раздеться и лечь под одеяло по-человечески.

Потом разделась сама и тоже нырнула под одеяло.

Под одеялом она позволила себе игру рук с его членом, а когда он был готов к употреблению, то познакомила его с желаемым вместилищем.

«Действие закончилось – объявлен антракт! – подумал Яков, наблюдая за своими чувствами. – Интересно, сколько времени он продлится?»

«Теперь это называется “антр” акт? – прозвучало у него в голове. – В наше время это называлось половым актом!».

Яков улыбнулся.

«Чему смеешься?» – спросила Яна, сокращая свое вместилище.

«Просто радуюсь!» – прошептал Яков, нежно целуя ее губы.

На этом месте занавес задернулся.



Похожие:

Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconДокументы
1. /sat/САМОАКТУАЛИЗАЦИОННЫЙ ТЕСТ (САТ).pdf
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconВ. Н. Сагатовский Предлагаемая заметка ни в коей мере не является рецензией на произведение Вадима Марковича Розина «Вторжение и гибель космогуалов. Философский роман в беседах, сновидениях и творчестве Марка Вадимова»
Она достаточно характерна для нашего времени, но для меня она неприемлема. Не буду также спорить о степени идентичности автора и...
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconПосвящается всем, кто был там…
Начну с одного важного, на мой взгляд, замечания. Я достаточно серьёзный человек. Я говорю «достаточно», потому что моей серьёзности...
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconУрок №1 Тема урока: Математика и искусство. Цель урока: показать учащимся неразрывную связь между основными законами математики и законами формообразования произведений искусства
«В природе существует много такого, что не может быть ни достаточно глубоко понято, ни достаточно убедительно доказано, ни достаточно...
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconУпражнения для развития подвижности шеи и позвоночника
Не закрывайте глаза при выполнении упражнения — это будет способствовать хорошей тренировке вестибулярного аппарата. Для начала достаточно...
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconИдём на Купалу Дидам во славу!
В за-Памятные Времена для общения между людьми было вполне достаточно обычной телепатии. А слова использовались для славления Богов....
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconОгурцы слабомаринованные
Для консервирования взять такое количество огурцов, чтобы достаточно плотно заполнить приготовленные банки
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconСтатья-предложение для чебоксарского форума «Образование и наука» в тему «о том, как некоторые дети ведут себя на уроках»
Ая тому же учит. Не лупить, конечно, но с детства "Тетя Крапива" к непослушным детям должна заглядывать в гости, да за ноги щипать....
Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconПеречень опубликованных таблиц продолжительности жизни животных (в таблице приведены лишь наиболее надежные данные, полученные для достаточно больших выборок)

Sapienti sat (для понимающего достаточно) iconСначала Подготовь место для занятий
Убери со стола лишние вещи, удобно расположи нужные учебники, пособия, тетради, бумагу, карандаши и т п. Можно ввести в интерьер...
Sapienti sat (для понимающего достаточно) icon9 (235) 9 22 июня 2008 года
Только ли для соответствия этому определению достаточно зарплаты получаемой за некий вид работы, или есть какие-нибудь дополнительные...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы