Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) icon

Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.)



НазваниеИконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.)
Дата конвертации21.07.2012
Размер109.54 Kb.
ТипКурс лекций

Университет Св. Апостола Иоанна Богослова

Вера Михайловна Еремина «История Вселенской Церкви» Курс лекций.


История Цеpкви №21.

Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г.

1. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III Исавра (717 г. – 741 г.). (Исаврия – горная местность на юго-востоке Малой Азии).

2. Протест святителя Германа Константинопольского и Римских пап Григория II и Григория III.

3. Свидетельство преподобного Иоанна Дамаскина в защиту святых икон.


Канонический свод Православной Церкви, принятый на Трулльском соборе 691 г. – 692 г. включал 82-е правило, которое указывает на возможность изображения - иконописи.

“Господа Иисуса Христа на иконах представлять по человеческому естеству, вместо агнца Ветхого Завета, т.к. именно сим образом Господь Иисус Христос совершил искупление мира”. Это правило закрепляет уже сложившуюся практику писания икон искусством живописи.

^ Богословское значение этого правила:

1-ое правило явно показывает противопоставление прообразовательного в Ветхом Завете и совершения – в Новом. Поэтому собор предписывает запечатлевать на иконах Господа Иисуса Христа в человеческом образе – (ката антропином характэра) и приводит Его Житие, причем употребляется не слово – зоэ, т.е. жизнь – как процесс, а слово – политэйя – обитание среди людей, т.е. жизнь в человеческом сообществе (это слово одного корня со словом - политика).

Но это каноническое правило (82) (узаконивание иконописи – как сложившейся практики) требовало богословского осмысления. Исторически возник вопрос: “Почему древняя Церковь не знала иконописи в собственном смысле слова?”

Была икона Божией Матери, написанная евангелистом Лукой, или, по Преданию, две иконы разной иконографии – теперь “Владимирская” и “Смоленская”. Было явление “Спаса Нерукотворного на убрусе”, было явление, тоже не рукотворенное, иконы Божией Матери “Киккской” - теперь “Милостивая”. Но все это было скорее пророчество о грядущих временах, чем церковная практика тех лет.

Первенствующая Церковь жила эсхатологическими чаяниями скорой встречи с живым Христом, явлением Христа во славе на воздусех и на облацех Небесных, поэтому первенствующая Церковь и не нуждалась в воспоминании.

82 правило указывает как раз на воспоминание, на вхождение, как бы духовно, в ту реальность - Спасительной смерти. И по аргументу Иоанна Дамаскина - живописное изображение вводит нас в реальность Христова подвига, как и Евангельские слова вводят нас в ту же реальность. Если мы признаем чтение Евангелия, то мы должны признавать и живописный образ.


Предощущение второго пришествия Христова заставляло говорить, что Господь написан на сердцах, поэтому первенствующая Церковь намеренно избегала изображений. А когда эти изображения появлялись, то они, в основном, касались либо Ветхозаветных сюжетов, либо подвигов мучеников, т.е. имели иллюстративный характер.

Такое отношение имело место вплоть до V-го века, т.е. не было в полном смысле иконы. Была скорее - религиозная живопись, которая выполняла познавательную, дидактическую роль. Как говорил Василий Великий: “Библия для не грамотных”. Во-вторых, как бы иллюстрация и для грамотных в качестве дополнения прочитанного.

Возможно, прообразом будущего почитания икон был “Спас на убрусе”, который был дан Самим Господом и послан царю Авгарю. Этот образ, во-первых, - хранился, а во-вторых, - почитался как священный предмет.

В середине IV-го века, т.е. после I-го Вселенского Собора, возникают первые столкновения традиционалистов, которые отрицают возможность изображения, и нового обыкновения, только что складывающегося, что Господа можно изображать.

Этот вопрос и оставался открытым, т.к. все это было до христологических споров и, вообще, до того, как возникла проблема о Христовом человечестве. В это время разбирался Тринитарный вопрос. Но уже Евсевий Кесарийский, который позднее оказался полуарианином и который крестил императора Константина Великого, пишет Констанции – сестре Константина: “Конечно, ты имешь икону, которая изображает Его в образе раба во плоти, в которую Он облекся ради нас (это уже формула – “нас ради человек”), но мы научены, что и она срастворена славою божества и смертное поглощено жизнью”.

Здесь, в принципе, в зачаточном виде уже есть будущее исповедование Максима Исповедника – перихореза и, в то же время, будущее монофизитство – смертное поглощено жизнью (письмо это сохранилось).


Поэтому из глубины VIII-го века, оглядываясь на IV-й век, люди могли сказать, что смертное пронизано Жизнью (перихореза) и совершенно обожено – оно воскресло в нетлении, в преодолении страдательности, которая была воспринята Им ради нас, но воскресло не мнимое, а истинное и нетленное, но новое человечество во Христе.

Поэтому и возможно писать Христа Вседержителя – Пантакратора, Христа – Сущего на Небесах. Это уже не иллюстрация к Евангелию и это – не Священная история Священного Писания, это – реальность Небесная, которую мы созерцаем еще на земле.

Иконоборчество все время билось не очень сильной, но живой струйкой в церковной жизни, как старинное заблуждение, вовремя не опровергнутое и не преодоленное.

Иконоборчество имело свой пафос и свою героику, иначе оно бы не получило такого распространения. Пафос – в ложном разделении и разобщении чувственного и духовного, видимого и не видимого, а это – пафос Оригена.

Опасность, которую таило это разобщение, заключалась в том, что как бы чувственное всё воспринималось со знаком минус (-), как вещественное, т.е. одебелевшее, что ли, а духовное – со знаком плюс (+), забывая о том, что бесы – тоже не вещественные.

Оригенизм, который несмотря на осуждение мнений Оригена на VI-м Вселенском Соборе, продолжал жить и как традиция (тем более, что VI-й Вселенский Собор осудил некоторые мнения Оригена и, главным образом, мнение о переселении душ, а философские воззрения – не рассматривались) – это первая богословская предпосылка.

^ Вторая предпосылка, нравственно более низшая, это – некоторый аристократический ложный пафос, и тоже оригеновской школы, а именно, что картинки - для простецов. Видимое – для простецов и только простецы заняты воспоминанием жизни Господа Иисуса Христа, а мы де, посвященные (в Александрии бытовало выражение – христианский гностик) и ученые, уже в предвкушаем видение будущего века и созерцания Господа лицом к лицу (это – вторая предпосылка).

^ Третьей предпосылкой были иудействующие, т.е. соблюдение второй Заповеди – не сотвори себе кумира… Кстати, именно это и перешло в современный протестантизм всех толков и поэтому они и отрицают все иконы.

Крестные страдания и Крест Господа Иисуса Христа для “христианских гностиков” – ступенька уже преодоленная, т.е. они вот-вот уже увидят Господа лицом к лицу – это тоже своеобразный ложный пафос – схватить вершину сразу (а это длительный путь, т.к. у некоторых он занимает всю жизнь, а у некоторых это возрастание продолжается и в загробном мире – нельзя схватить вершину сразу - сорвешься). Серафим Саровский удостаивался посещения Божией Матери 18 раз, а икона для него была – “радость всех радостей”.

На этот ветхозаветный запрет прежде всего и начинает отвечать церковная мысль еще в VI-м и в VII-м веках. Аргументы такие: например, Леонтий Кипрский (VII-й век) “Нельзя было изображать Бога до Боговоплощения, нельзя было поклоняться ложным богам, которые суть – демоны, но иконы – не идолы глухие и немые. Мы же поклоняемся не веществу дерева и красок и даже не образу, а мы поклоняемся первообразу – Самому Изображаемому”. (Леонтий Кипрский “Против иудействующих”).

Таким образом, тонкая, не преодоленная в Церкви традиция, восходящая к Оригену, и некое присутствие пафоса традиционализма, т.е. оглядка на практику первенствующей Церкви – это высокий образец, который мы почитаем, но который нельзя механически переносить – другая эпоха, другие люди, другое состояние церковного общества, - постепенно привели к икоборчеству.

Господь в Церкви пребывает всегда и Его Духом всяка душа живится. Церковь исповедует водительство Господа Иисуса Христа, который вчера и ныне и во веки веков – тот же и, именно, с нами – здесь и теперь, а вовсе – не подражание прежним временам, да еще по собственному выбору.

Иудействующая традиция в этом случае слилась с реальной идеологической экспансией со стороны мусульманских стран. В это время Лев Исавр все первое десятилетие (с 717 г. по 726 г.) вел успешные войны с арабами и оттеснил их. Всякой войне сопутствует идеологическая экспансия.

Ислам идейно и религиозно не самостоятелен, он весь авраамичен. Исламисты, напав на иконопочитателей, действуют внутри своей традиции, близкой к иудаизму.

С другой стороны, существует застарелое непреодоленное заблуждение, традиция иконоборчества (кстати, в горном местечке Исаврии, откуда родом император, иконоборческие настроения были всегда – как областное местное предание). Мусульманская экспансия пробует подорвать империю со всех сторон – ищет слабое место.

До времен Юстиниана императоры, как правило, не переходили в авангард церковной жизни (споров). Если императоры и поддерживали ереси, как Констанций II, Валент, Зенон, но причины этого были чисто государственные (униональная политика императора Зенона), т.е. императоры искали идеологического единства для укрепления единства государства.

В этом случае не так. Эдикт императора конца 726 г. – начало 727 г. пришелся на вполне мирную, спокойную обстановку внутри страны, хотя, может быть, на императора подействовал соблазн победителя – он пришел с победой и, значит, ему многое можно.

Первые десятилетие император проявлял благочестивый характер и по отношению к населению и к духовенству. Поэтому его послание настолько всех удивило, что выполнять его стали только в Константинополе.

Скандал об иконах начался в самом Константинополе и связан он был с чтимым образом Христа, который был на так называемых Медных воротах. Согласно эдикту, надо было снять этот образ и испортить его – поразить образ трижды секирой. Собралась группа знатных женщин, которая сначала умоляла не делать этого, но когда началось все-таки выполнение распоряжения, то женщины выдернули лестницу – чиновник упал, и толпа женщин забила его до смерти. Был карательный отряд, женщины избиты (из этих женщин прославлена мученица Феодосия, небесная покровительница боярыни Морозовой) и после этого как будто все затихло.


Лев Исавр как бы не имел внутренней энергии для решительных действий и обратился за поддержкой к патриарху Герману, который резко воспротивился.

Патриарший авторитет в Константинополе был не высок, тем более, что на VI-м Вселенском Соборе были анафематствованы 4-е Константинопольских патриарха, что безусловно умаляло авторитет Константинопольской кафедры.

В 711 г. император Юстиниан II (Рваные ноздри) сослал святого патриарха Каллиника в Рим, а там он по преданию был замурован заживо.

Поэтому патриарх Герман, учитывая настроение народа, ограничился увещеванием императора и только на требование подписать документ три года спустя в 730 г. отказался наотрез и сложил патриаршие полномочия. Жил в предместье Константинополя в своем имении, скончался в 740 г. Вместо Германа в патриархи был поставлен Анастасий - патриарший секретарь (из мирян), который был иконоборцем.

Получив отказ от патриарха Германа, Лев III обратился к Римскому папе Григорию II. Григорий II ответил резко, причем не в богословском смысле, а указывал императору его место в церковном отношении – не царское дело исследовать догматы Церкви, а архиерейское. “Ты пишешь, что нужно созвать вселенский собор, мне кажется, что это излишне”. Григорий II указывает на то, что соборы собираются тогда, когда в церковном обществе явно господствуют разногласия, явно не действует никакой авторитет, в том числе и авторитет святости.

Папа пишет: “Остановись, подари нам молчание и в мир возвратится покой и прекратится соблазн”. Далее папа указывает на то, что возмущение императором церковного мира может сказаться и на государственной власти. Например, некоторые из вассальных западных королей, узнав о его неправославных действиях, исцарапали и повергли на землю его собственное изображение – скульптуры.

Первое, что вспомнил Лев – это арест Мартина Исповедника и пригрозил папе Григорию. Григорий отвечал, что скроется у лангобардов – север Италии, уже не подвластный Константинополю.

Римский папа Григорий II скончался мирно в 730 г и в том же году был избран новый папа Григорий III, который действовал против Льва Исавра более решительно.

В Латеране (часть Ватикана) в 731 г. был созван собор западной части Церкви, который решительно осудил иконоборчество.

Император уничтожил все материальные льготы Римского папского престола и обязал платить налоги. Были отторгнуты епархии Греции, Далмации (Югославия), Калабрии, Сицилии и переведены в диоцез Константинополя.

В 730 г. Лев III пытается провести новое положение через Сенат, но на заседании Сената пригласили святителя Германа, который рассылал письма единомысленным с ним иерархам. Основная его мысль - иконоборчество есть сомнение в Боговоплощении. В нем есть признак докетизма - ересь о мнимом страдании Христа, Бог “под видом человека”, т.е. один из видов монофизитства - сомнение в реальности Христова человечества. (Докео (греч.) - казаться).

Таким образом, Церкви надо было искать богословское обоснование, т.к. иконоборчество - это не только государственная политика. Многие иерархи поддержали императора и не из человекоугодничества.

Отрицание возможности изображения Господа Иисуса Христа в Его человечестве есть сомнение в вочеловечении Христа. Об этом писал и не только Герман. Епископ Георгий Кипрский пишет: “Кто мыслит как ты, тот кощунствует против Христа и не исповедует Его домостроительства во плоти” (это он писал епископу Косьме).

Первые защитники святых икон сразу находят у своих противников это не - чувствие Христова домостроительства и, отчасти, отрицание богочеловеческой тайны, т.е. опять-таки - оригеновский разрыв.

Хотя, Вознесение Господне - это, вообще, преодоление, и даже пространственное, разрыва между чувственным и духовным. Господь в надмирную область вознесся во плоти и в человечестве воскресшем.


^ Богословское свидетельство иконопочитания преподобного Иоанна Дамаскина (740 г. - 760 г.).

Развернутое богословие святых икон дает Иоанн Дамаскин. Главный его тезис - икона есть свидетельство Боговоплощения, а не жизни Спасителя - это положительное свидетельство Иоанна Дамаскина; а потом начинается опровержение аргументов противника.

Иоанн Дамаскин сразу же анализирует понятие образа. “Существует образ видимый и живописный, но ведь и слово есть тоже образ, это тоже есть творчество мира сего. Это все-таки слово - понятие, разработанное человеческим разумом; и этими понятиями мы стараемся выразить надмирное и несотворенное”. “Все ветхозаветные пророки и патриархи Авраам, Исаия, Иеремия - все видели не существо же Божие, а какой-то образ”.

Иоанн Дамаскин сближает Священное Писание, выраженное в человеческих словах и понятиях, и иконописание - изображение в красках. “В древности Бог - бестелесный и не имеющий вида - никогда не изображался. Теперь же, когда Бог явился во плоти и жил среди людей, мы изображаем видимое Бога”.

Учение Иоанна Дамаскина позднее разовьет и закончит преподобный Феодор Студит: “Изображение на иконе Господа Иисуса Христа есть изображение Ипостаси, Личности богочеловеческой Господа.”

Ветхий Завет, как прообраз и “тень будущих благ”, по слову апостола, имел значение временное. Ныне мы живем в Царстве благодати и поэтому не весь ветхозаветный закон имеет силу. В Новом Завете - все новое (Иоанн Дамаскин).

В силу ипостасного единства, нераздельности божества и человечества во Христе - тело Бога есть Бог и изображение Господа есть изображение Ипостаси - Личности Господа и поэтому изображению подобают божеские почести - яко Богу.

Слово стало плотью (Ин.1,14), но и плоть стала Словом, за счет перихорезы, пронизана божеством.

^ Почитание икон на которых изображены святые и Матерь Божия. Во святых прославилось наше человеческое естество и преложилось в нетление за счет обожения - отсюда почитание святых мощей.


Иоанн Дамаскин дает развернутую картину образного мышления Церкви. Почему не оплакиваем святых, а радуемся их преставлению? Празднуем его! Почему храмы воздвигаем и иконы пишем? А все это - надпись в память победы, но не просто память, как психологическое переживание, и у героев есть память. Святые - суть друзья и сонаследники Христовы, сыны Божии по благодати, сыны Царствия и друзья по избранию. Поэтому они - суть победное воинство Небесного Царя и, в силу обожения, стали по благодати тем, что Он есть по естеству.

В этом вкратце и заключается исповедование Иоанна Дамаскина в защиту святых икон. Иконопочитательская мысль дальше двигалась по проложенному пути и развивала его положения. Позднее во всех церковных документах подчеркивалось, что иконопочитание не есть что-то новое. Оно есть церковное свидетельство истины, поэтому сторонники почитания икон назывались не иконопочитателями, а просто - христианами, т.е. почитание икон присуще всей Церкви. Как, например, Афанасий Великий писал: “Все ереси именуются по своим основателям, а мы остаемся кафоликами”.









Похожие:

Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconИконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Смута в государстве: 740 г. – 742 г. Вступление на престол Константина V копроним
Смута в государстве: 740 г. – 742 г. Вступление на престол Константина V копроним (“крещенный в дерьме”, имел также прозвище “кобылятник”)....
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconИконоборческий период 726 г. – 843 г. Церковно-политическая ситуация после смерти Константина V копронима. 775 г. – 784 г. Уход на покой патриарха Павла (784 г.)
Контрпропаганда, борьба за Церковь. Подготовка, открытие и срыв vii-го Вселенского Собора: август 786 г
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconЗавершение иконоборческого периода. Торжество Православия – март 843 г
Церковная политика императора Михаила II и его сына Феофила. Агония иконоборчества
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconНачало царствования Николая II (1894 – 1913 годы). Русская Православная Церковь в “начале века” (1900 – 1913 годы)
Отлучение от Церкви Льва Толстого. Начало воцерковления интеллигенции: религиозно-философские собрания 1901 – 1903 годов
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconИгорь Андреевич Бобров, старший преподаватель Государственной Полярной Академии, Ольга Сергеевна Боброва, ассистент Санкт-Петербургского Университета Экономики
...
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconДокументы
1. /HP3_web1.doc
2. /HP3_web10.doc
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconВалерий Анатольевич Лукин, сотрудник Государственного мемориального музея А. В. Суворова, аспирант Европейского университета в Петербурге царственный путь императора александра III: некоторые аспекты внутренней политики
Российской Империи на рубеже XIX-XX столетий, прерванное первой мировой войной и революцией. Потому в нижеследующем тексте делается...
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconДиректор моу дод дюстш
Сыктывкар, ул. Пушкина, 51 (шахматный клуб), в период с 14 по 29 октября 2006 года. Игровые дни: 14 октября (начало в 16: 00), 15...
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconРепников А. В. Консервативные представления о путях внутренней политики в период правления Александра III
Данная публикация не претендует на освещение всех вариантов консервативной стабилизации эпохи Александра III, в ней предпринята попытка...
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого движения. Начало иконоборческой политики императора Льва III исавра (717 г. – 741 г.) iconНовая волна иконоборческих волнений
В истории иконоборческий период затянулся, т к все остальные патриархаты удара иконоборчества почти не приняли
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов