Е. И. Лебедева icon

Е. И. Лебедева



НазваниеЕ. И. Лебедева
Дата конвертации21.07.2012
Размер90.98 Kb.
ТипДокументы

Е. И. Лебедева


Институт Всеобщей истории РАН

«ИСТОРИЯ РОССИИ» А. М. БЛЕН ДЕ СЕНМОРА


 

Имя Адриена Мишеля Гиацинта Блен де Сенмора (1733–1807) в наши дни оставалось бы в полном забвении, не будь он автором литературной корреспонденции, которую в течение примерно двенадцати лет отсылал русской великой княгине Марии Федоровне, жене Павла Петровича. Большая часть литературной корреспонденции сохранилась в Московском архиве литературы и искусства и в XX в. не раз привлекала внимание исследователей.

Однако в 70–80-е гг. XVIII в. Блен де Сенмор был весьма известен другими сторонами своей многогранной деятельности homme de lettres, довольно типичного члена просветительской «литературной республики». Как публицист, он являлся автором известной газеты «Mercure de France»; в свете распространял острые и весьма меткие эпиграммы, печатал героические поэмы, за одну из которых как-то раз даже удостоился стихотворной похвалы Вольтера. Будучи горячим поклонником, отличным знатоком и коллекционером французской поэзии, Блен де Сенмор составил трехтомную антологию стихотворений XVII–XVIII вв., значительная часть которых до тех пор имела хождение лишь в списках. Собрание это имело успех и широко распространилось в последующие десятилетия. Значительной популярностью вплоть до начала XIX в. пользовалось и другое издание, подготовленное Блен де Сенмором: комментарии к сочинениям Жана Расина.

Блен де Сенмор и сам был драматургом и мечтал о славе именно на этом поприще. Одна из его трагедий – «Орфанис», написанная на сюжет из древнеегипетской истории, в строгом соответствии с каноном классицизма и вызывающая в памяти «Гофолию» Расина, – была поставлена на сцене «Комеди франсез» и повторялась вплоть до 1788 г.

Плодотворный и одаренный литератор не был чужд и государственной службе, занимался общественной деятельностью. Он состоял королевским цензором, хранителем архива и историографом Ордена Святого Духа. В 1779 г. при активном участии Блен де Сенмора было основано просветительское Филантропическое общество, впервые провозгласившее и реализовывавшее идеи светской благотворительности. Для этого человека было совершенно естественным в 1789 г. стать одним из выборщиков в Генеральные Штаты от третьего сословия дистрикта Сент-Андре-дез'Ар и активно участвовать в составлении наказа третьего сословия города Парижа.

Блен де Сенмор с энтузиазмом приветствовал революцию, ожидая от нее, как большинство просветителей, быстрой реализации идеи разумного устройства общества и государства. Разочарование наступило очень скоро и стало тем более жестоким, что поэт постепенно лишился всех средств к существованию. Впрочем, ему повезло. Уже с 1792 г. Блен де Сенмор служил секретарем в министерстве внутренних дел, а в 1805 г. был назначен хранителем создававшейся в это время библиотеки Арсенала, в описании и каталогизировании которой принимал самое активное участие вплоть до своей кончины в 1807 г.


Среди деятелей французского Просвещения второй половины XVIII в. Блен де Сенмор оказался в числе тех, кто в течение длительного времени был связан с Россией. Отсылая в далекую страну еженедельные отчеты о выходивших в Париже книгах, культурных, светских и политических новостях, корреспондент приобщал павловский двор к французской культуре. Volens-nolens, уже вследствие одного только отбора информации, не говоря о комментариях, пересказах, прорывающихся подчас эмоциях, он становился проводником идей просвещения хотя бы и в очень узкий круг лиц, имевших доступ к его текстам.

Как это часто бывает, довелось Блен де Сенмору выполнить и противо–положную функцию – приобщения к русской культуре французов. Вероятно, не случайно в 1797–1799 гг. бывший литературный корреспондент Марии Федоровны стал автором текста иллюстрированной «Истории России» с 882 г. до конца царствования Павла I.

Издание, о котором идет речь, задумывалось именно как популярное. Художник, прочитав знаменитый многотомный труд П. Ш. Левека, запечатлел в рисунках наиболее запомнившиеся ему моменты. Предполагалось, что тексты станут своего рода развернутыми комментариями к гравюрам, выполненным по этим рисунками, и каждая глава будет соответствовать картинке.

«История России» Пьера Шарля Левека представляла собой незаурядное научное исследование. Владея русским языком, автор основывался на известных в XVIII в. летописях (прежде всего Повести временных лет), а также, что очень важно, византийских источниках. Ученый прочел все существовавшие к этому времени сочинения первых русских историографов Татищева, Щербатова, Феофана Прокоповича, Ломоносова, познакомился с записками о России иностранных путешественников: Герберштейна, Поссевино, капитана Маржерета, запискaми деятелей XVIII в., которые уже начали печататься, изданиями Российской Академии наук. Левек долгие годы изучал русский язык, обычаи, нравы русских и других народов, населявших Россию. При этом сочинение Левека стало едва ли не первым последовательным изложением истории России IX–XVIII вв.

Однако книга Левека в первом издании состояла из 19 томов, содержала в себе множество подробностей и отступлений от изложения событий, была снабжена библиографией, ссылками на полях текста. никаких иллюстраций она не имела, кроме карты России. Словом, это было издание не для широкой публики, и неудивительно, что у книгоиздателей родилась идея ее популяризировать. Неудивительно и то, что возникла эта идея в конце 90-х гг., когда Россия, столь далекая и малопонятная, актуализировалась для французов, следивших за победами и поражениями своих войск.

Рисунки Моне к книге Левека были исполнены в классическом духе и в принципе могли бы иллюстрировать равным образом любую другую историю. Обозначением русских допетровского времени служили на них лишь традиционные меховые шапки, причем с эффектными плюмажами. Однако именно перечень гравюр по замыслу определял структуру книги.

Впрочем, текст, который должен был представлять собой своего рода «подписи к картинкам», оказался гораздо более выпуклым, содержательным и историчным, чем гравюры Ф. А. Давида по рисункам Моне. Конечно, главная причина этого состоит в высоком уровне исходного текста Левека. Но весьма существенна и роль компилятора. Блен де Сенмор обладал легким пером, а за долгие годы составления литературной корреспонденции он отлично набил руку в изложении чужих произведений. Текст у него получился существенно более короткий, легкий для чтения, доступный и занимательный. При этом популяризатору почти всегда удавалось сохранить последовательный характер изложения русской истории, несмотря на неизбежную отрывочность картинок, определявших названия глав.

Популярная «История России» состоит из трех томов. Однако в 1797–1799 гг. вышли только первые два, и о третьем томе следует говорить отдельно.

В первых двух томах по 18 гравюр и соответственно по 18 глав, названия которых примерно соответствуют сюжетам картинок, например: «Рюрик собственноручно убивает Вадима», «Олег и Лев заключают мир», «Крещение Ольги», «Встреча печенежского князя и [воеводы] Претича» – в первом томе; «Александр ранит короля Швеции», «Избиение жителей Новгорода Иваном и его сыном», «Отрепьев показывает Вишневецкому золотой крест, который он получил при крещении», «Взятие Азова казаками» – во втором томе.

^ Первый том охватывает период с середины первого тысячелетия, когда, согласно Левеку, началась история «русских», до начала XIII в. Второй том открывается событиями 1223 г., связанными с первой встречей русских и монголо-татарских войск на реке Калке, и заканчивается смертью царя Федора Алексеевича в 1682 г.

Блен де Сенмор сам рассматривал свой труд как реферат книги Левека, о чем и написал в начале первого тома. Однако тут же объявил, что «задача господина Левека была совершенно отлична от его» задачи.

Действительно, Левек занимался научным исследованием и фиксировал в книге его результаты. Ему было важно узнать, как развивалась история России на самом деле.

Популяризатор исходил из того, что данная задача в основном решена, хотя и отмечал подчас неясности, противоречия, темные места. Самым важным для него было то, какие уроки может история преподать. Изучая исторический труд Левека, Блен де Сенмор стремился найти ответы на волновавшие его вопросы, а ответы на эти вопросы донести до читающей публики. Он выступал как просветитель в самом полном значении этого слова.

Что такое власть, откуда она берется? Почему одни правители приносят своим народам благо, а другие – страдания? Как строятся взаимоотношения народов и правителей? История России давала внимательному читателю массу материала для размышлений на эти темы. Читателю, которого к тому же отличало от писавшего свой труд П. Ш. Левека одно важнейшее обстоятельство: он писал после революции. Спокойный, взвешенный стиль предшественника для Блена стал просто невозможен, когда речь шла о политических перипетиях истории.

Некоторые фрагменты сочинения Левека популяризатор приводил почти текстуально, но очень многое пропускал и часто сопровождал изложение фактов своими собственными комментариями.

Вот, например, Блен излагает события восстания древлян против Игоря, убийства князя и перехода власти к Ольге. «Для нее не оказалось ничего более срочного, как отыскать способы отомстить за смерть своего супруга древлянам, не совершившим иных преступлений, кроме использования естественного права, права осуществления справедливой и законной защиты». У Левека в этом месте нет столь курьезного применения нормы Декларации прав человека и гражданина к древлянам X в., а сказано, что они были виновны лишь в том, что справедливо защищались»

Блен де Сенмор не знает страшных подробностей знаменитого сюжета о мести Ольги из Повести временных лет, потому что Левек, не доверяя в данном случае источнику, их не пересказывает, а лишь сообщает, что княгиня истребила древлян и сожгла их столицу. Никаких оценок поведения Ольги Левек при этом не дает. Зато от Блен де Сенмора она получает суровую отповедь: «Ничто не может извинить подобное чудовище, и имя ее должно быть вписано в летописи истории среди имен самых жестоких врагов человечества». И далее: «Одна из главных обязанностей историка состоит в том, чтобы клеймить (курсив мой. – Е.Л.) в глазах будущих поколений память о государях, которые в опьянении могущества совершили столь чудовищные злоупотребления: вот единственное наказание, которого заслуживает в данном случае кровожадность Ольги».

Подобного рода замечания и комментарии характерны для всего текста Блен де Сенмора. Левек, к примеру, рассказывает об избиении Иваном Грозным новгородцев: в его тексте сами за себя говорят факты. Популяризатор же не может не высказаться в заключение следующим образом: «Эта древняя столица, некогда столь процветающая, одно лишь название которой и по сей день внушает русским почтение религиозного свойства, обратилась ныне чуть ли не в жалкую деревню. Кому обязана она подобным разрушением? Быть может, чужеземному завоевателю? Отнюдь. Она обязана этим русскому, обязана главному правителю страны».

Такие характеристики, призванные разъяснить читателю, как следует понимать тот или иной исторический сюжет, даются практически в каждой главе и каждому историческому деятелю, чего вовсе не делает или делает гораздо сдержаннее Левек.

Стоит привести еще один пример из третьего тома, который, вообще-то, стоит несколько особняком в этом издании. После рассказа о встрече Петра I с маленьким Людовиком XV в тексте популярного издания, в отличие от текста Левека, говорится: «Можно ли было ожидать, что покинув народ самый добрый, Петр отправится в свое государство лишь затем, чтобы, являя устрашающую противоположность, совершить там одно из своих самых жестоких деяний, кое истории желаемо было бы стереть со своих страниц? Возвращение сие ознаменовалось начатым по его приказанию процессом над его сыном, и приговором того к смерти».

^ Третий том «Истории России» был впервые опубликован в 1811 г. Он начинается с восшествия на престол Ивана V и Петра I и завершается смертью Павла I. Второй раз он вышел в 1813 г. в одном переплете с первыми двумя.

Это было время, когда интерес к России во Франции в связи с обострением взаимоотношений двух стран опять увеличился, и это обстоятельство вновь востребовало идею издания популярной истории России. Именно на титуле третьего тома появился подзаголовок названия: «с 882 г. до восшествия на престол Александра I в 1801 г.».

Однако в 1811 г. Блен де Сенмора уже не было в живых. Так что есть серьезные основания сомневаться в том, что именно он был автором текста этого тома. Между прочим, с одного из его титульных листов имя автора «précis historique», то есть Блен де Сенмора, исчезло. При этом стиль по крайней мере первых глав тома не отличается от стиля первых двух. К концу книги он меняется, становясь более конспективным, бесцветным, теряя эмоциональную окрашенность. Исчезают характерные для Блен де Сенмора оценки событий и поведения исторических деятелей. Впрочем, это может быть продиктовано тем, что речь на последних страницах идет не столько об истории, сколько о современной политике, причем о вещах весьма небезобидных, как, например, история смерти Павла I. Кроме того, эти главы в любом случае писались не одновременно с остальным текстом.

По своему построению третий том отличается от предыдущих двух. Принцип соответствия глав иллюстрациям в нем нарушается примерно с середины книги. Гравюр в нем всего 12, а глав 19. Первая глава без картинки посвящена Елизавете Петровне. Последняя иллюстрация посвящена убийству Ивана Антоновича и помещена между страницами 78 и 79 в главе о политике Екатерины в Курляндии и в Польше. А далее, на страницах 80–98, еще в шести главах рассказывается о русско-турецких войнах при Екатерине II, разделах Польши, смерти Екатерины, царствовании и убийстве Павла Петровича. Вот эти-то главы и стоят особняком от остального текста книги.

Интересно, что перечень иллюстраций, данный в конце третьего тома, вообще не вполне совпадает с тем, что имеет место на самом деле. Так, в перечне отсутствует гравюра № 9: «Анна выбирает себе преемника»; зато под номером 11 числится гравюра «Екатерина приказывает, чтобы Иван пользовался благами, соответствующими его положению». В тексте об этом вообще ничего нет, зато о том, как Екатерина, вступив на престол, приказала позаботиться об Иване Антоновиче, рассказывается в соответствующем месте у Левека, с которого первоначально рисовались картинки. Ошибка эта выдержала оба издания: и 1811, и 1813 гг.

Вопрос об авторстве и об истории третьего тома требует дополнительного исследования. Очевидно, что конец его не мог быть написан в 1799 г., когда вышел второй, но, возможно, сам этот том уже тогда все-таки предполагался, и Блен де Сенмор принимал в нем участие.

Как бы то ни было, популярная «История России», выдержавшая в общей сложности два издания, известная не только во Франции, но и в России, является одним из ярких свидетельств и очевидных факторов русско-французского культурного взаимодействия в конце XVIII в.




Похожие:

Е. И. Лебедева iconДокументы
1. /201008/2010 06 15 Стив Ротер Новые Человеческие Шаблоны .doc
2. /201008/Искусство...

Е. И. Лебедева iconДокументы
1. /Лебедева и др-1987.pdf
Е. И. Лебедева iconДокументы
1. /Лебедева-1984.pdf
Е. И. Лебедева iconДокументы
1. /Политическое урегулирование конфликтов (Лебедева).txt
Е. И. Лебедева iconДокументы
1. /Мировая политика и международные отношения (Лебедева).txt
Е. И. Лебедева iconДокументы
...
Е. И. Лебедева iconДокументы
...
Е. И. Лебедева iconПанталончики упали! ©Перевод с английского Дмитрия Лебедева
Квартира супругов Маске. Просторная гостиная и две комнаты, одна над другой, к которым ведёт лестница. В клетке птица, в окне объявление:...
Е. И. Лебедева iconЛениздат 1977
В сборник поэта-моряка Алексея Лебедева, геройски погибшего в начале Великой Отечественной войны, вошли стихи из прижизненных изданий...
Е. И. Лебедева iconЗаключение цензора Лебедева
То, что господин Салтыков-Щедрин называет сказками, вовсе не отвечает своему назначению; его сказки та же сатира и сатира едкая,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов