Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе icon

Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе



НазваниеАлександр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе
Дата конвертации22.07.2012
Размер158.69 Kb.
ТипДокументы

Т.Е. Плященко, аспирантка кафедры новейшей отечественной истории и историографии


Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе


Александр Дмитриевич Градовский – профессор - правовед, историк государственной школы, сыграл довольно значительную роль в общественно-политической жизни России второй половины XIX века. Несмотря на то, что его научное наследие весьма велико, фигура Градовского до сих пор не привлекала к себе сколько-нибудь значительного внимания историков. Лишь в последние годы ситуация начала изменяться в лучшую сторону. В 1996 году вышла хотя и не большая по объему, но очень содержательная статья А.Ю. Минакова1. А в 2001 году в журнале «Отечественная история» была опубликована большая и весьма интересная статья В.А. Твардовской2. Однако следует отметить, что оба исследователя занимались изучением научной и общественно-политической деятельности Градовского. Отдельные же аспекты воззрений ученого, как и его многочисленные научные труды в целом, изучены очень слабо. Между тем, Градовский выступал не только как публицист, живо откликающийся на все злободневные вопросы современности, но и как теоретик.

Проблемы политических направлений в обществе рассматривались А. Д. Градовским в работах «Политические теории XIX столетия» (1867), «Что такое консерватизм» (1880), «Социализм на западе Европы и в России» (1879), «Либерализм и западничество» (1880) и других.

При разработке этих вопросов Градовский явно находился под влиянием Б. Н. Чичерина. Чичерин выделял в обществе умеренные и крайние партии; Градовский называет первые «нормальными», вторые – «ненормальными»; однако в характеристике этих партий обоими учеными прослеживается заметное сходство. Нужно отметить при этом, что у Чичерина данный вопрос в целом проработан более глубоко, и в оценках он более взвешен3.

Градовский исходит из того, что в обществе существуют две «нормальные партии»: консерваторы и либералы, причем противопоставление их, по словам ученого, представляет «порядочный абсурд».

Консерватор, полагал Градовский, исходит из убеждения в годности основных начал данного общественного устройства и стремится к их сохранению. Поэтому консерватор соглашается на отмену только таких учреждений, которые со временем стали абсолютно непригодны для государства, препятствуют его дальнейшему развитию, и старается, чтобы новые учреждения максимально соответствовали началам истории. Таким образом, консерватор не против перемен, но только в том случае, когда они действительно необходимы.

В отличие от консерваторов, взоры либералов всегда устремлены в будущее. Они думают в первую очередь о связи настоящего с будущим, отмечал Градовский, и стараются «… внести в настоящее иные требования будущего, которое они предвидят и работу которого стараются облегчить»4.


Но и консерваторы, и либералы при этом, подчеркивал Градовский, сходны в том, что они «одинаково стоят на почве исторического развития народа». И трудно сказать, кто из них нужнее. Полезны, считает ученый, и те и другие. «Благодаря действию обоих, писал Градовский, те государства, в которых этому действию дан был простор, развивались действительно исторически, в органической связи прошедшего, настоящего и будущего. В действиях своих оба направления идут рука об руку, поддерживая и двигая учреждения своей родины. Каждая реформа является результатом их соглашения»5.

Градовский подчеркивал, что на практике понятие «консерватор» связано с идеей охранения порядка, а понятие «либерал» - с идеей свободы и развития. Это не означает, однако, полагал ученый, что консерваторы являются врагами свободы, а либералы – противниками порядка. Обе партии признают необходимость того и другого. Разница, по мнению Градовского, состоит лишь в приоритетах: консерваторы, не отрицая свободы, на первое место ставят порядок; либералы, не отрицая порядка, приоритет отдают свободе. Более того, отождествление консерватора с охранителем, а либерала со сторонником развития тоже весьма условно, подчеркивал ученый. Верное в одни исторические эпохи, оно оказывается несостоятельным в другие. При нормальном, прогрессивном развитии общества либералы тоже встают на охранительные позиции. Специфику же российского либерализма Градовский видел в том, что тот был охранительным с самого момента своего рождения. Днем рождения российского либерализма ученый считал 19 февраля 1861 года, а временем его становления и укрепления – все последующие годы реформ Александра II. В газете «Голос» за 1880 г. № 45 Градовский писал по этому поводу: «… русский либерализм является одной из достойнейших форм служения России и государю, ибо русские либералы, т. е., та партия, которая возникла во время преобразовательной деятельности Александра II и в течение долгого времени была не оппозиционной, а правительственной партией, желают упрочить и примерить не по букве только, но и по духу учреждения признанные полезными верховной властью и исключительно ею созданные по ее свободному почину.»6. По сути, это признание Градовского в его принадлежности к русским либералам, но акцент делается именно на изначально охранительный характер русского либерализма. Реформы впервые дали русскому обществу свободу, рассуждал ученый; свобода стала не просто идеей или декларацией, а реальной практической действительностью (благодаря этому, собственно, и стало возможным появление либеральной партии – партии свободы). Причем свобода эта, полагал ученый, была дана в достаточном объеме. В такой ситуации, по убеждению Градовского, любой здравомыслящий человек обязан быть охранителем: не важно, консерватор он или либерал. «Зиждительная работа правительства в освободительном смысле пробудила здоровые консервативные инстинкты в нашем обществе, и отрицательное направление было бы поглощено преобразовательно-охранительным, если бы путь, избранный правительством в 1861, остался его путем и в позднейшее время»7, - писал Градовский. Вся беда, по мнению ученого, состояла в том, что правительственный курс изменился. Уже с конца 60-х и особенно в 70-е гг. постепенно реформы замораживаются. Более того, в некоторых отношениях даже был сделан шаг назад, и это особенно беспокоило ученого. «Не стоит перечислять того, что подверглось пересмотру, - это заняло бы слишком много места, - писал Градовский в начале 80-х гг.. – Достаточно указать в качестве выдающегося примера на существенные изменения в законе о печати 1865 г., на предложенные пересмотры многих других новых уставов, на сильное видоизменение требований судебных уставов в практике последних двенадцати лет и т. д.»8. Естественно, подчеркивал Градовский, что в этой ситуации либералы вынуждены были перейти с охранительных позиций на сугубо преобразовательные и требовать от правительства вернуться к прежнему курсу. Таким образом, в том, что либералы из охранительной партии превратились в оппозиционную, виновно только само правительство. Эта мысль была лейтмотивом выступлений Градовского в конце 70-х годов, вооружившись ею, ученый защищал либералов от нападок главных, с его точки зрения, «реакционеров» И. С. Аксакова и М. Н. Каткова.

Оценивая вышеизложенные положения Градовского, следует сказать, что, что, во-первых, его мнение о том, что русский либерализм зародился только в 1861 г., ошибочно. В действительности это произошло значительно раньше9. Градовский к тому же противоречит в этом пункте самому себе, ибо сам он последовательным защитником реформ становится только с 1864 г., т. е. с земской реформы. Во-вторых, если следовать логике ученого и исходить из того, что либералы всегда готовы поддержать «правильную» правительственную политику и довольствоваться ею, то становится непонятным, чем они, собственно, отличаются от консерваторов. Думается, рассуждая о либералах, Градовский прибегает к неоправданным обобщениям. Тот либерализм, о котором он писал, к которому относил себя и который так усердно защищал от любой критики – это, пользуясь классификацией и терминологией Б. Н. Чичерина, так называемый «охранительный либерализм». Суть его заключается «… в примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг его: либеральные меры и сильная власть…»10. Этот охранительный или правый либерализм действительно теснейшим образом смыкается с консерватизмом. Но охранительный либерализм – это лишь одно течение в либеральном направлении, и течение отнюдь не самое главное. Скорее наоборот. Л. М. Искра подчеркивает, например, что охранительный либерализм в российских условиях, к сожалению так и не стал влиятельным течением.11 Основная же масса либералов заслуживала критики, которой их и подвергал Чичерин. Градовский, в отличие от последнего, практически не замечал недостатков российских либералов. Единственный упрек, который он им адресует, это упрек в склонности больше рассуждать, чем действовать. «Значительная масса либералов, - писал ученый, - еще весьма далека от способности действовать. Призывая … к пересмотру начал общества, либеральная часть общества… заставляет всех рассуждать, но только рассуждать, как бы не сознавая, что деятельность, а не простое и бесплодное резонерство есть задача человека.12». С этим обвинением ученого в адрес либералов, думается, можно согласиться. Но Градовский не учитывал другого, более серьезного недостатка. Признавая, что либералы зачастую страдают «резонерством», Градовский не понимал, однако, что это «резонерство» может быть опасным. Своей непрерывной критикой правительства, призывами реформировать все и немедленно, дискредитацией власти – всем тем, что можно обозначить как политику «раскачивания лодки», значительная часть либералов, пусть невольно и неосознанно, потворствовала революционным экстремистам. Л. М. Искра справедливо пишет по этому поводу, что «… стремясь к бесконечному расширению свободы, либералы были склонны переходить «за черту легальности» и тем самым вредили государству »13. Градовский же какую-либо связь либералов с революционерами отрицал. Можно, таким образом заключить, что Градовский идеализировал либерализм вообще и российских либералов в частности. Наконец, в-третьих, ученый неоправданно продлевает период мирного сосуществования либералов и власти. Напомним, что, с его точки зрения, отход либерализма от охранительных позиций обозначился лишь к концу 60-х годов, когда правительство начинает отступать от реформаторского курса. Между тем некоторые современные исследователи опровергают это мнение. А. В. Гоголевский, например, утверждает, что «…либеральная оппозиция сложилась уже к рубежу 1861 – 1862 гг.. Она возникла из требования обязательного выкупа государством повинностей крестьян и освобождения общества от административного произвола»14.

До сих пор, говоря о консерваторах и либералах, мы пользовались словом «партия». Этот термин употреблял и сам Градовский. Между тем, речь шла о политических направлениях, т. е. совокупности близких по взглядам людей. Партия же – это организация, созданная на определенной идейной основе. Непоследовательность Градовского в терминологии объясняется, на наш взгляд, тем, что в XIX веке понятие «партия» толковалось очень широко. На это указывает Л. М. Искра15. Сам Градовский считал, что в России можно говорить именно о политических направлениях, т. к. партий в ней просто нет. Ученый писал: «…едва ли возможно именовать «партиями» несколько чисто теоретических направлений, несколько «генералов без солдат». Если в России и можно говорить о партиях, то в совершенно ином смысле. Мы не ошибемся, сказав, что вместо всех наименований западников и славянофилов, консерваторов и либералов, нигилистов и церковников, социалистов и экономистов, мы можем поставить два названия – людей честных и плутов, причем в обе эти категории войдут люди всех теоретических оттенков, и категория плутов будет гораздо многочисленнее партии честных людей…»16 Как убедительно показал Н. И. Цимбаев, это высказывание Градовского было принято к сведению и по-своему интерпретировано И. С. Аксаковым. В 1881 г. в письме А. И. Кошелеву, в брошюре которого «Где мы? Куда и как идти?» славянофилы причислялись к либеральному направлению, Аксаков писал: «Как вам не претит эта пошлость деления на либералов и консерваторов? Это чистейшее западничество… Нет русского «либерального направления», может быть только истинное и ложное, здоровое и вредное направление, направление русское и антирусское»17. Градовский поспешил отмежеваться от такого «единомышленника». В 1881 г., после опубликования в «Руси» записки К. С. Аксакова «О внутреннем состоянии России», Градовский выступил с заявлением, которое, по словам Цимбаева, лишало славянофильскую политическую мысль всякого значения18. Назвав взгляды славянофилов «политической астрологией», ученый сделал вывод: «У нас принято думать, что славянофилы отрицают «западные формы». Но они идут гораздо дальше: они отрицают необходимость форм вообще. Их политическое учение есть теория юридически бесформенного государства, государства «по душе», государства, построенного на одних нравственных началах»19.

По нашему мнению, в этой ситуации более непоследователен был Градовский, нежели И. С. Аксаков. Высказывания первого о партиях «честных людей» и «плутов» по сути, мало противоречат «русским» и «антирусским» направлениям Аксакова. Дело в том, что отношения ученого со славянофилами были весьма сложны и, как и его общественно-политические взгляды, претерпевали многочисленные метаморфозы. В 1881 г. период «дружбы» Градовского со славянофилами остался в прошлом, напротив, в разгаре была полемика, наполненная взаимным обличительством. Поэтому Градовский и поспешил отмежеваться от Аксакова. Проблема взаимоотношений Градовского со славянофилами заслуживает отдельного рассмотрения. Пока же отметим, что, указывая на существование в России политических направлений, ученый обоснованно полагал, что партии в ней отсутствуют. При этом Градовский объяснял отсутствие партий не теоретической или практической непригодностью либерализма или консерватизма, а исключительно политической незрелостью русского общества. Градовский не был противником партий, как некоторые его современники, например, К. Н. Победоносцев. «Партии, - писал Градовский, - проходя через общество сверху донизу, если только это не разные национальности, не только не доходят до вражды и междоусобия, но способствуют общению разных общественных слоев»20. Однако формирование политических партий в России ученый считал делом будущего. «Нормальные» партии появятся тогда, когда в обществе достаточно укрепятся «нормальные» политические направления – консерватизм и либерализм. Пока же, с сожалением отмечал ученый, в России преобладают представители крайних направлений - реакционеры и революционеры.

Градовский писал, что реакционеров и революционеров часто пытаются поставить в родство с консерваторами и либералами. Но родство это мнимое, в действительности же эти направления не имеют между собой ничего общего; они, по выражению ученого, «дети разных родителей»21.

Реакционер живет стариной, не признавая никаких требований настоящего. То, что происходит сегодня, продолжал Градовский, кажется ему самым «злым оскорблением» для «почтенной старины». За это оскорбление «… он мстит, мстит зло и с бешенством, стараясь разбить в прах ненавистную ему «новизну»»22.


Революционер, продолжал Градовский, это «порождение иных обществ и времен». В распространении в обществе революционных идей виновато, по мнению ученого, прежде всего правительство. Если оно «застывает в своих формах», становится обременительным для общества и утрачивает «нравственную власть» над ним, на историческую арену выходят революционеры. В. А. Твардовская справедливо указывает, что Градовский «… не отрицает закономерности и исторического смысла революций вообще»23. Однако следует добавить, что ученый признает закономерность революций только в переходные периоды, когда нужно «… насильственно сломать старые формы и освободить место для нового»24. По мнению ученого, задача революционеров чисто отрицательная. Сами они не в состоянии создать ничего нового и полезного. Для революционера, по Градовскому, характерны две черты:

  • отвлеченный принцип, во имя которого он «… порвал все связи с прошедшим»;

  • совокупность «… страстей, инстинктов, похотей – всего того, что принято называть стихийной силою, ставшею на службу отвлеченной формуле»25.

Градовский особенно подчеркивал опасность революционеров. Обуреваемые «страстями» и «инстинктами», они способны на любое злодеяние: «… много прольют они крови, и груды тел помешают торжественному ходу колесницы человечества»26.

Следует отметить, что в своем резко отрицательном отношении к революции Градовский не был одинок. В. А. Китаев пишет по этому поводу, что «… поворот либерализма к охранительству характеризуется резкой активизацией антисоциалистических и антиреволюционных моментов, которые постоянно присутствовали в системе либеральных идей»27. Но Градовский при этом подчеркивал, что революции – это явление характерное для Западной Европы. По справедливому замечанию Н. И. Цимбаева, в европейских революциях Градовский, как и А. С. Хомяков, видел подтверждение своим наблюдениям о роли завоевания и насилия в истории европейских государств28. В России же, с ее веками крепнущей силой верховной власти и безграничным доверием народа к ней, любое поползновение к насильственному свержению царя, по мысли Градовского, почти немыслимо. В России революционеры опасны главным образом тем, полагал ученый, что они дают козыри в руки реакционерам и своим безрассудным поведением способствуют реакции.

Думается, с последним суждением ученого можно согласиться. Заведомо неспособные в то время сокрушить существующий строй, революционеры сумели, тем не менее, вызвать в конце 70-х – начале 80-х гг. правительственный кризис. Последствием этого кризиса стало усиление охранительных начал в царствование Александра III. Революционеры 60-х гг. действительно были немногочисленны и, по признанию В. И. Ленина, «слабы до ничтожества»29. Однако они при этом пугали правительство, что и толкало его, в особенности после покушения Д. Каракозова, в сторону реакции.

Столь же нетипичным, как и революция, явлением для России Градовский считал социализм.

Вопросу об отношении Градовского к социализму значительное внимание уделяется в статье В. А. Твардовской. Автор справедливо указывает на весьма основательное знакомство ученого с социалистической литературой30. Вместе с тем следует отметить, что Градовский был убежденным противником социалистических идей. Признавая некоторое положительное значение социализма как теории, как критического учения, Градовский считал недопустимым реализацию его на практике. Практический социализм, по словам ученого, угрожает уничтожением «… всех тех учреждений, которыми обуславливается самостоятельное существование и самобытное развитие человеческой личности…», т. к. «… нельзя сделать имущество и труд общими, не сделав в то же время общею и личность каждого человека»31. Но если на Западе социализм, по крайней мере, имеет почву, подчеркивал Градовский, то в России он представляет собой «знамя, взятое из чужих рук». На Западе, полагал ученый, имеются «две разделенные силы»: «землевладельческий и капиталистический класс» с одной стороны, и «обезземеленное рабочее население» - с другой. Деление общества на классы на Западе давно стало реальностью, и это делает актуальным так называемый «рабочий вопрос». В России же, утверждал ученый, классов нет, и если можно говорить о различиях в положении разных общественных слоев, то это различия чисто сословные, т. е. вытекающие «… из различия юридического положения тех или иных групп». Ни о какой «экономической розни», характерной для классового общества, полагал Градовский, в России речи быть не может. Конечно, продолжал он, крестьянам у нас живется хуже, но это «… вовсе не вытекает из отношений двух классов: землевладельческого и крестьянского. Это есть плод многих других условий, которые вообще понизили значение землевладения, - условий, благодаря которым земледелие наше не только не повысилось, но и пришло в упадок32». Отметим, что ученый не уточняет, что же это все-таки за условия, но нетрудно догадаться, что имеются в виду чисто юридические причины, ибо социально – экономические аспекты крестьянской жизни (как, например, острейшая в пореформенный период проблема крестьянского малоземелия) не интересовали Градовского ни в малейшей степени.

В силу указанных причин, делал вывод ученый, никакой реальной почвы у социализма в России нет. Под его знамена встают все те, кто просто чем-то недоволен, будь то «неустройства в политической системе» или «экономические тяготы». С устранением этих недостатков (а для этого, по мысли ученого, нужно просто продолжить движение в русле, заданном реформами) масса «несознательных социалистов» отойдет от социалистического течения.

В этой связи, однако, встает еще один вопрос. Залог благополучия России в будущем Градовский видел в быстром и успешном развитии капиталистических отношений. Но по мере развития капитализма деление общества на классы и классовые противоречия станут реальностью и в России. Как же быть тогда? Ученый видит выход в предотвращении этой ситуации. Россия не должна, по его мнению, повторять пути, пройденного Западной Европой и уподобляться европейским государствам с их «чрезвычайно высокой цифрою общего национального богатства, но с бедностью низших классов». А избежать этого Россия может, с точки зрения Градовского, опираясь на «имеющиеся у нас условия самостоятельного крестьянского хозяйства»33 и улучшая эти условия.

Думается, что в понимании Градовским проблем и перспектив социализма в России были свои сильные и слабые стороны. Едва ли можно согласиться с утверждением ученого, что в России нет классов. Классы в России были, другое дело, что классовое деление фактически совпадало с сословным. Например, крестьяне – это не только сословие, но и класс. Дворяне – помещики тоже составляли класс, хотя не все дворянство было поместным, но преобладали именно помещики. Неправомерным представляется утверждение ученого, что социализм в России не пользовался влиянием. Социализм уже в это время достаточно глубоко проник в интеллигентскую среду, и случайностью это быть не могло. Но бессилие российского социализма того времени Градовский определил верно. Рабочий класс, могущий дать базу социалистическим идеям, в России еще не сформировался, а в крестьянской среде эти идеи не пользовались популярностью. Наконец, обращает на себя внимание еще одно серьезнейшее противоречие, совершенно верно подмеченное В. А. Твардовской34. Выступая против социалистического обобществления имущества и труда и, видя в нем угрозу разрушения человеческой личности, Градовский в то же время не хочет замечать, что пример такой «обобществленной» жизни существует рядом. Это крестьянская община. Однако община не вызывала у Градовского никакого протеста, напротив, он считал ее прекрасной формой организации крестьянской жизни35. В итоге все то, что вызывало у ученого стойкое неприятие в приложении к русскому обществу, было сочтено им вполне пригодным для крестьян.

Наличие сильных и слабых сторон можно констатировать и в общем представлении Градовского о проблеме политических направлений в обществе. Ученый в основном верно оценивал степень политической зрелости российского общества того времени и справедливо указывал на отсутствие в нем партий и недостаточное влияние умеренных политических направлений: консервативного и либерального. В понимании сущности умеренных и крайних политических направлений Градовский был близок к Б. Н. Чичерину. Однако в отличие от последнего Градовский отдавал предпочтение не консерваторам, а либералам, неоправданно распространяя на либерализм в целом охранительные тенденции.

На наш взгляд, труды Градовского о политических направлениях представляют значительную ценность с точки зрения анализа либеральной общественно-политической мысли второй половины XIX века.


  1. См.: Минаков А.Ю. А.Д. Градовский как ученый и общественный деятель// Российские университеты в XIX- начале XX века. Воронеж. 1996. С. 78-89.

  2. См.: Твардовская В.А. Александр Дмитриевич Градовский: научная и политическая карьера российского либерала// Отечественная история. 2001. №2. С.28-44; №3. С. 40-51.




  1. См. подробнее: Искра Л.М. Борис Николаевич Чичерин о политике, государстве, истории. Воронеж, 1995. С. 5 – 64.

  2. Градовский А.Д. Что такое консерватизм // Собр. соч. СПб., 1899. Т. 3. С. 317
  3. Там же


  4. Цит. по: А. Ш[ахматов] Краткий очерк жизни и деятельности А.Д. Градовского// Градовский А.Д. Собр. соч. СПб., 1904. Т. 9. С. LVII.

  5. Там же. С. XX.

  6. Там же.

  7. См.: Гоголевский А.В. Очерки истории русского либерализма XIX – начала XX века СПб. 1996. С. 9.

  8. Чичерин Б.Н. Различные виды либерализма// Чичерин Б.Н. Несколько современных вопросов М., 1862. С. 199 – 200.

  9. Искра Л.М. Указ. соч. С. 25.

  10. Градовский А.Д. Политические теории XIX столетия. Государство и прогресс // Собр. соч. СПб., 1899. Т. 3. С. 12.

  11. Искра Л.М. Указ. соч. С. 37.

  12. Гоголевский А.В. Указ. соч. С. 47.

  13. Искра Л.М. Указ. соч. С. 51

  14. Градовский А.Д. Старое и новое славянофильство // Собр. соч. СПб., 1901. Т. 6. С. 266.

  15. Цит. по: Цимбаев Н.И. Славянофильство. Из истории русской общественно-политической мысли XIX века М., 1986. С. 72

  16. Там же С. 106 – 107.

  17. Градовский А.Д. Славянофильская теория государства // Собр. соч. СПб., 1901. Т. 6. С. 413.

  18. Градовский А.Д. Русская ученая литература: О народном представительстве. Соч. Б. Чичерина М., 1866 г. // Русский вестник 1867. Т. 70. № 8. С. 741.

  19. Градовский А.Д. Что такое консерватизм. С. 318

  20. Там же

  21. См.: Твардовская В.А. Александр Дмитриевич Градовский: научная и политическая карьера российского либерала // Отечественная история 2001. № 3. С. 41.

  22. Градовский А.Д. Что такое консерватизм. С. 318

  23. Там же.

  24. Там же. С. 320.

  25. Китаев В.А. От фронды к охранительству. Из истории русской либеральной мысли 50 – 60-х годов XIX в. М., 1972. С. 279.

  26. Цимбаев Н.И. Указ. соч. С. 151.

  27. См.: Ленин В.И. «Крестьянская реформа» и пролетарски-крестьянская революция // Полн. собр. соч. Т. 20. С. 172.

  28. Твардовская В.А. Указ. соч. С. 40.

  29. Градовский А.Д. Политические теории XIX столетия. С. 70.

  30. Градовский А.Д. Социализм на западе Европы и в России // Собр. соч. СПб., 1899. Т. 3. С. 445.

  31. Градовский А.Д. Реформы и народность // Собр. соч. СПб., 1901. Т. 6. С. 371.

  32. См.: Твардовская В.А. Указ. соч. С. 42.

  33. См.: Градовский А.Д. Социализм на западе Европы и в России. С. 430.










Похожие:

Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconАлександр Дмитриевич
Афанасьев александр Дмитриевич, капитан на судах Мурманрыбпрома. В середине 1970-х годов руководимый им экипаж срт «Локатор» успешно...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconПрограмма развития муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №5 г. Нарьян-Мара»
Достижение высокого интеллектуального уровня учащихся, обеспечивающего целостное представление о современном обществе, систему знаний...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconШейченко александр Дмитриевич
Черноморского флота. За отвагу награжден пятью орденами и восемью медалями. Затем – мтф. Руководимый им экипаж рт «Вельск» за успехи...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconОгачев анатолий Дмитриевич
Богачев анатолий Дмитриевич, капитан пст «Кренометр» в 1990 году. Судно было арендовано пинро, экипаж делал короткие рейсы, доставляя...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconЧехов альберт Дмитриевич
...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconЛебедев дмитрий Дмитриевич
Лебедев дмитрий Дмитриевич, капитан на судах Мурмансельди. В начале 1970-х годов руководимый им экипаж срт «Уруп» добивался хороших...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconЛебедев виктор Дмитриевич
Лебедев виктор Дмитриевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1960-е годы возглавлял экипажи траулеров «Сосновец», «Ржев»,...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconШкольный праздник урожая
Владимир Анатольевич, Буценко Николай Георгиевич, лучшие трактористы Лазарев Александр Петрович, Огородников Юрий Дмитриевич. На...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconАлександр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х
Ссср и который стал питательной средой для международных террористов, религиозных экстремистов, политических авантюристов, совершивших...
Александр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе iconПогуц борис Дмитриевич
Погуц борис Дмитриевич, капитан упс «Комиссар Полухин» в 1990 году. До этого работал в Севгосрыбфлотинспекции. Журналистка рыбацкой...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов