Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» icon

Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия»



НазваниеГибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия»
Дата конвертации22.07.2012
Размер217.73 Kb.
ТипДокументы
1. /Гибель Нормандии.doc
2. /Гибель-фото-1.doc
3. /Гибель-фото-2.doc
4. /Гибель-фото-3.doc
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия»
Гибель «Нормандии»
Гибель «Нормандии»
Гибель «Нормандии»

____________________________________


Гибель «Нормандии»


Гибель французского лайнера «Нормандия» и феврале 1942 года — одна из самых сложных и таин­ственных катастроф в истории море­плавания, которая не перестает при­влекать к себе внимание исследова­телей. Благодаря стечению обстоя­тельств в нашей стране находятся документы, позволяющие пролить новый свет на события 40-летней дав­ности.

Корпус знаменитого лайнера проектировал русский инженер-эмигрант В. И. Юркевич (1885—1964), который перед смертью завещал свой бога­тый архив Советскому Союзу. В 1965 году все эти документы вдова покойного О. В. Юркевич-Крестовская передала в Центральный го­сударственный архив народного хо­зяйства СССР. Именно они послужи­ли основой повествования, которое мы предлагаем вниманию читате­лей.


Халатность или диверсия?

Герман Смирнов


9 февраля 1942 года в 14 часов 30 минут по груде капковых спа­сательных поясов, сваленных в цен­тральном салоне «Нормандии», про­бежал первый огненный язычок. Уже через 19 минут со всех концов Нью-Йорка, завывая сиренами, мчались к причалу Френч-лайн пожарные ма­шины. На лайнер, окутанный клуба­ми дыма, хлынули мощные потоки воды, но пламя, раздуваемое силь­ным северо-западным ветром, не унималось. К 15 часам 30 минутам оно охватило прогулочную палубу: гигантский корпус начал крениться на левый борт. Спустя несколько ми­нут пламя пробилось на шлюпочную и солнечную палубы, а чуть позднее занялся мостик.

К 23 часам 30 минутам крен достиг 40°, а 10 февраля 1942 года в 2 ча­са 39 минут потоки грязной воды и жидкого ила со дна Гудзона хлынули в роскошные внутренние помеще­ния самого дорогостоящего судна в мире, легшего на бок прямо у нью-йоркского причала. Лайнер, входив­ший в первую тройку крупнейших и быстроходнейших судов мира и спо­собный принять почти целую стрел­ковую дивизию, в самый разгар вой­ны был выведен из строя.



«ПОДОЗРЕНИЙ НА ДИВЕРСИЮ НЕТ!»


Нью-йоркские репортеры появились около горящей «Нормандии» рань­ше, чем агенты ФБР, и корреспон­денции с места катастрофы, опубли­кованные в газетах того времени, позволяют довольно точно воспроиз­вести последовательность событий.

Рабочий Э. Сюлливан так описы­вал происшедшее с ним в этот день: «Я находился в гранд-салоне и проверял линолеум. Несколько сварщи­ков работали здесь с ацетиленовыми горелками, вырезая стальные колон­ны. Примерно в сорока футах от них находились тюки, как мне показалось, упаковочной стружки или пеньки. Около них стоял человек и отгора­живал их щитами от летящих из-под горелок искр. Несмотря на эти пред­осторожности, я почуял: что-то го­рит! И сразу же двинулся к выходу. Все это заняло у меня не более де­сяти секунд, но тут мне показалось, будто вспыхнула вся палуба сразу под ногами, и я услышал вопль: «По­жар!»

Попытки локализовать огонь соб­ственными средствами не увенчались успехом. Пожарная система не ра­ботала, поэтому 2200 рабочим, нахо­дившимся в стальной утробе, был передан по трансляции приказ поки­нуть судно. Однако огонь распро­странился с такой быстротой, что 200 человек оказались отрезанными и столпились на носу, нависшем над причалом: их пришлось снимать с по­мощью пожарных лестниц. Спасение находившихся во внутренних поме­щениях осложнилось тем, что вско­ре после начала пожара отключи­лось электричество.

Вечером 9 февраля руководитель спасательных работ на «Нормандии» адмирал Эндрюс сообщил корреспон­дентам, что 128 рабочих получили тяжелые ожоги. Тогда же он сделал и первое официальное заявление о причине катастрофы: «Один газорез­чик удалял с колонны канделябр в главном салоне, и искры из-под его резака случайно попали на груду капковых спасательных поясов. Ка­пок, очень горюч, поэтому огонь и распространился так быстро по па­лубе, заваленной поясами. Подозре­ний на диверсию нет!»

Буквально через несколько минут после этого интервью накренившаяся на 12° «Нормандия» оборвала все ка­наты, связывающие ее с причалом. Перепугавшийся Эндрюс приказал немедленно затопить судно, надеясь, что оно сядет на грунт на ровный киль. Но было уже поздно: тысячи тонн воды, обрушенные пожарными на верхние палубы, хлынули к ле­вому борту, и «Нормандия», потеряв остойчивость, стала быстро завали­ваться на бок...

«Ощущение было такое, как буд­то сердце разорвалось у меня в груди», — вспоминал много лет спус­тя русский инженер-эмигрант В. Юркевич, который в начале 1930-х годов спроектировал корпус «Нормандии» и которого в начале 1940-х годов судь­ба привела в Нью-Йорк. Услышав о том, что его детище горит, он не­медленно приехал на место катастро­фы и встретил здесь Р. Пунье, бывшего капитана «Нормандии». Оба они неотлучно находились при аго­нии судна — случай едва ли не единственный в истории кораблестро­ения.

На следующий день Юркевич устроил в своей нью-йоркской конторе небольшую пресс-конференцию, на которой привел основные технические причины гибели «Нормандии», совсем недавно рекламируемой как непотопляемое судно, и дал четкие ответы на три главных вопроса, волновавших прессу.

Почему огонь распространился так быстро?

— Потому, — отвечал Юркевич, — что во время переделки были удалены некоторые водонепроницаемые переборки, и потому, что пожарная система корабля была отключена и частично даже разобрана. Большое количество свежей краски на борту также способствовало распространению огня.

Почему судно перевернулось?

— Потому, — объяснял инженер,— что балластные отсеки двойного дна не были заполнены; слишком много воды было налито на верхние палубы и надстройку и не был гарантирован ее быстрый сток.

Почему электрическое освещение вышло из строя во время пожара?

— Потому что электрогенераторы судна, по всей видимости, не работали, а питание поступало с берега.

Когда начался пожар, береговое электроснабжение было либо отключено, либо оборвался кабель. Это сыграло роковую роль: без электропитания не могли сработать герметичные двери с электроприводом, а также сигнальная и спринклерная системы.

Эти четкие и ясные ответы Юркевича косвенно подтверждали официальную версию. 11 февраля 1942 года газета «Нью-Йорк геральд трибюн», подводя итоги трагедии у причала Френч-лайн, писала, что из 2200 ра­бочих погиб один и пострадало 206 и что подозрений на диверсию нет. «Халатность сыграла на руку врагу с такой же эффективностью, как ди­версия», — утверждала газета...

Итак, обычная халатность, беспеч­ность чиновников морского ведом­ства! С какой изумительной легко­стью официальная версия гибели лайнера разрешила ту сложнейшую ситуацию, которую создало в отно­шениях между США и Францией за­держание «Нормандии» в Нью-Йорке в конце августа 1939 года...


ИСТОРИЯ «ВЕЛИКОГО СТОЯНИЯ»


С того момента, как 29 октября 1932 года огромный корпус «Нор­мандии» соскользнул в воды Атлан­тики, французская пресса не устава­ла поражать воображение читателей рекордными характеристиками этого небывалого корабля. Сообщалось, что его водоизмещение почти на 30 тыс. т больше, чем у следующих за ним немецких «Бремена» и «Европы» — 79,28 против 50 тыс. т. Что его дли­на на 10% превосходит длину «Бре­мена» — 312 против 285 м. Что мощ­ность его машин на 25—30 тыс. л. с. превысит мощность машин «Бреме­на» — 160 против 130—135 тыс. л. с. Неудивительно, что вся Франция с нетерпением ожидала выхода «Нор­мандии» в море.

В первом же рейсе на отрезке пути между Саутгемптоном и Нью-Йорком в мае 1935 года «Нормандия» на це­лый узел улучшила рекорд итальянского лайнера «Рекс», показав сред­нюю скорость 29,92 узла, а на об­ратном пути стала первым трансат­лантическим лайнером, преодолевшим 30-узловой рубеж. Позднее в ходе ожесточенного соперничества с ан­глийским лайнером «Куин Мэри» она первой преодолела и 31-узловую от­метку, однако в августе 1938 года ан­глийский конкурент окончательно закрепил за собой первенство — 31,69 узла.

Комментируя эти события, В. Юр­кевич писал: «Куин Мэри» побила «Нормандию» — таково заключение широкой публики, падкой до сенса­ций. Эта победа разве не достаточна, чтобы удовлетворить гордость бри­танцев?» Но какой ценой она достиг­нута? Мощность машин «Куин Мэри» на 25% превосходила мощность ма­шин «Нормандии», а выигрыш в ско­рости составлял доли узла!

Даже по внешнему виду «Куин Мэри» с ее высокими и узкими тру­бами, с загроможденными палубами и открытым полубаком, уставленным шпилями, брашпилями и кнехтами, не могла идти ни в какое сравнение с изящной яхтоподобной «Норманди­ей»: обтекаемые надстройки, про­сторные палубы и закрытый полубак, в котором упрятаны все причальные устройства! Все это, а также необы­чайная роскошь внутренней отделки сделало «Нормандию» самым доро­гим пароходом в мире (55 млн. дол­ларов, почти вдвое больше, чем «Куин Мэри»!). В предвоенные годы она стала поистине носительницей нацио­нального престижа Франции в пас­сажирском судоходстве...

1 сентября 1939 года «Нормандия» должна была находиться в море, возвращаясь из Нью-Йорка в Гавр. Но 30 августа по приказу президен­та Ф. Рузвельта в портах США были задержаны и подвергнуты обыску все английские, и немецкие, и французские суда. «Мы должны быть уверены, что ни одно судно не покинет порт с вооружением на борту», — заявля­ли чиновники портовой администра­ции ошеломленным капитанам. Лишь позднее стал ясен смысл этой задержки: намереваясь официально сохранять нейтралитет, правитель­ство США играло на руку Англии и Франции и в преддверии грядущих событий под всякими предлогами за­держивало в нью-йоркском порту не­мецкий лайнер «Бремен» до подхода английских боевых кораблей. И ког­да вечером 31 августа «Бремен» вы­шел, наконец, в море, за ним сразу же устремился крейсер «Бервик»... А на следующий день фашистская Германия напала на Польшу, и нача­лась вторая мировая война.

Хотя Англия и Франция объявили войну Германии 3 сентября, 14 фран­цузских пароходов, включая «Нормандию», продолжали отстаиваться в портах США. Разгром Франции в ходе быстротечной кампании 1940 года и подписание перемирия марионеточным правительством маршала Петена, обосновавшимся в Виши, мало изменило судьбу этих судов. И вдруг 15 мая 1941 года начались поистине удивительные события. В этот день береговая стража США захватила все французские пароходы и выставила на них охрану, руководствуясь будто бы стремлени­ем защитить их от возможных актов диверсии. Правда, официальные лица избегали уточнять, от кого могли исходить подобные акты.

После захвата «Нормандии» во многих американских газетах начали появляться статьи и заметки, в ко­торых обсуждалась возможность пе­рестройки «Нормандии» в авианосец или войсковой транспорт. А попу­лярный журнал «Лайф» опубликовал даже изображение «Нормандии», пе­ределанной в судно, совмещающее в себе обе эти функции. «В таком ви­де, — писал журнал, — «Нормандия» сможет нести 40 самолетов прикры­тия и 10 тыс. солдат. Часть ее по­летной палубы — самой длинной в мире можно использовать для тре­нировки в маршировке и стрельбе».

Некоторый свет на эти странные события пролила газета «Нью-Йорк геральд трибюн» от 16 июля 1941 го­да. «Официальные лица в Вашингто­не, — писала газета, — считают, что «Нормандия» слишком ценное суд­но, чтобы простаивать без дела, и что правительство США сильно в нем нуждается и готово купить его. Эти лица заявили также, что США давно хотели завладеть «Нормандией», но не решались на это из опа­сения ухудшить отношения с Фран­цией». Однако потребовалось еще полгода, чтобы американцы осуще­ствили свое намерение. 12 декабря 1941 года американские военные мо­ряки заняли «Нормандию», выдворив с нее остатки французской команды, а 16 декабря судно, конфискованное правительством США, было передано флоту. Переименовав «Нормандию» в «Лафайетт», американцы приступили к срочной переделке лайнера в вой­сковой транспорт...


АГОНИЯ «НОРМАНДИИ»


В ряду событий, которые 9 февра­ля 1942 года привели к гибели «Нормандии», обращает на себя вни­мание один любопытный факт. Сре­ди тех, кого полиция не пропустила за ограждение причала Френч-лайн, оказались создатель лайнера В. Юркевич и бывший капитан судна Р. Пунье, поспешивший вызвать к месту катастрофы нескольких опыт­нейших трюмных машинистов, знав­ших недра «Нормандии» как свои пять пальцев. Но адмирал Эндрюс высокомерно отверг предложенную помощь: «Наши спасатели и пожар­ные знают свое дело не хуже фран­цузов!»

А спустя всего несколько часов ад­мирал уже намекал репортерам, что именно неумелость и неопытность сих «мастеров» — главная причина гибе­ли «Нормандии». Не правда ли, лю­бопытный парадокс! Увы, за ним последовало немало других, столь же любопытных...

«Нормандия» затонула наискосок у причала, причем носовая часть дли­ной 76 м легла на гранитный выступ коренной породы, а вся остальная — в жидкий ил и грязь, скопившуюся на дне Гудзона. Руль судна, выломав пять свай, зарылся на 1,5 м под осно­вание причала. К счастью для спа­сателей, «Нормандия» легла на бок так, что центр ее подводного объе­ма оказался на 60 см дальше от ки­ля, чем центр тяжести, поэтому при откачке воды корпус, всплывая, мог одновременно спрямляться, то есть возвращаться к положению без крена.

На уже упоминавшейся пресс-кон­ференции В. Юркевич набросал план работ по подъему своего детища. «Все отверстия, которые сейчас на­ходятся под водой, — говорил он,— надо закрыть и начать откачивать из корпуса воду, одновременно заполняя некоторые внешние и балластные от­секи двойного дна. Все это нужно для того, чтобы судно подвсплыло и могло быть установлено точно по­середине ковша. После этого надо откачать из-под него 7—8-футовый слой грязи и ила, а потом спрямить. В зависимости от отпущенных средств и количества людей, особен­но водолазов, все работы займут 6—8 месяцев. Многое здесь зависит от того, успели ли пожарные закрыть герметичные двери между отсеками».

И вот второй парадокс: флот США не обратил ни малейшего внимания на рекомендации авторитетного кораблестроителя, кровно заинтересованного в самом простом, надежном и быстром способе спасения своего детища, и принял другой план, осуществление которого по­требовало 22 месяца и 5 млн. долларов!

Сначала рабочие с судоверфи сре­зали мачты, трубы, палубное обору­дование и все надстройки до глав­ной прогулочной палубы общим ве­сом 5 тыс. т, установили помосты и удалили горючие предметы и веще­ства из тех частей корпуса, которые выступали над водой. Лишь после этого 17 мая 1942 года к работе приступили водолазы, которым пред­стояло надежно загерметизировать 356 иллюминаторов левого борта, оказавшихся на глубине 20 м, 16 огромных грузовых портов-во­рот, выгрести из утробы судна 10 тыс. куб. м ила и грязи.

Это была адская работа; битое стекло и остатки стекловолоконной электроизоляции прорезали перчат­ки, впивались в ладони, пропарыва­ли скафандры и угрожали целостно­сти воздушных шлангов. Работать приходилось в совершенно непро­зрачной зараженной воде: скопле­ния газов угрожали отравлениями и взрывами. Насосы постоянно забива­ло осколками стекла, обломками ме­бели и кусками отделки. Ил и грязь не поддавались насосам: их прихо­дилось вычерпывать бадьями.

Затем рабочие и водолазы при­ступили к герметизации и усилению переборок и палуб, перекрытию ты­сяч трубопроводов и наложению 4,5 тысячи заплат и пластырей. Лишь 2 августа 1943 года началась откачка воды из полностью загерме­тизированного корпуса.

Во вторник 10 августа 1943 года к 3 часам утра крен «Нормандии» уменьшился до 41° (с первоначаль­ных 80°), и руководитель работ ка­питан Дж. Тукер приказал включить мощные лебедки, установленные на соседнем причале. Развив усилие, равное тяге 48 мощных буксиров, они вырвали руль лайнера из-под причала и оттащили корму на три метра. В этот день крен был умень­шен до 30°, а посланные под воду водолазы сообщили, что корпус ото­рвался от грунта. «Если все будет идти по плану, — заявил Тукер га­зетным репортерам, — к субботе судно будет осушено». Увы, его сло­ва не сбылись...

На следующий день выяснилось, что при спрямлении корпуса гранит­ный выступ, на котором лежала но­совая часть, пропорол борт «Нор­мандии», и заделка этой пробоины цементом отдалила торжественную минуту подъема на целый месяц. Лишь 15 сентября 1943 года «Нор­мандия» с креном 49° окончательно оторвалась от грунта у причала Френч-лайн и была отбуксирована в сухой док верфи фирмы «Тодд шипярдс корпорейшн» в Бруклине.

«Я чувствую себя так, будто на­чал выздоравливать после тяжелой болезни», — сказал Юркевич, узнав об успешном подъеме «Нормандии». Казалось, для такого чувства были все основания: корпус лайнера был основательно отремонтирован в су­хом доке, приведены в порядок вин­ты, восстановлены турбины и элект­рооборудование. Но главные «пара­доксы» были еще впереди.

Сразу же после окончания войны в Европе военный министр США Форрестол заявил; «Слишком боль­шая ширина «Лафайетта», препят­ствующая его проходу через Панам­ский канал, делает его применение на Тихом океане невозможным, а потому американский флот отказы­вается от него». Тогда возникла идея передать лайнер Морской комиссии, ведавшей государственным торговым флотом США, но та, рассчитывая получить после войны немецкие лай­неры, отказалась от искалеченного судна, ремонт которого обошелся бы в 20 млн. долларов. Нашлась одна частная судовладельческая компа­ния, согласившаяся было взять «Нор­мандию», но, по-настоящему осознав масштаб расходов на ее восстанов­ление, она с готовностью уплатила государству неустойку, в 500 тыс. долларов, только бы поскорее изба­виться от лайнера.

Можно себе представить, какое от­чаяние охватило Юркевича, на гла­зах которого после чудесного спасе­ния снова агонизировала созданная им «Нормандия». В эти дни он да­же обращался в Государственную закупочную комиссию СССР в Ва­шингтоне, предлагая купить лайнер и берясь восстановить его в былом блеске всего за 2 млн. долларов...

В 1946 году правительство США избавилось, наконец, от обремени­тельного сооружения, продав «Нор­мандии» фирме «Липсетт инкорпорейтед» по цене железного лома, и некогда самое дорогостоящее судно в мире было приобретено за 1162 тыс. долларов. 29 ноября 1946 года в 7 часов 38 минут утра буксиры по­тащили обезображенный корпус в Ньюарк. А вечером того же дня в газете «Нью-Йорк тайме» была опуб­ликована фотография: «Нормандия» в ее последнем походе. Главный лоц­ман фирмы «Мезек тоунинг лайнз» Т. Болл, осуществивший эту букси­ровку, сказал репортерам: «Несмот­ря на сильный ветер, «Нормандия» вела себя как настоящая леди и не доставила фирме «Мезек» никаких дополнительных треволнений...»


К середине 1947 года 150 газорезчиков и крановщиков за восемь месяцев превратили в груду лома гордый и изящный корабль, над сооружением которого 14 тыс. французских рабочих трудились почти три с половиной года. Как считают США, они «компенсировали» Франции ее национальную потерю: после войны ей было передано 20 пароходов типа «Либерти», которые были поставлены американцами на поток и шли по цене миллион долларов за штуку...

На этом можно было бы поставить точку, если бы с середины 1960-х го­дов в западной печати не начали по­являться материалы, заставляющие по-новому взглянуть на гибель «Нор­мандии». Главное содержание этих публикаций: «Нормандия» погибла не по халатности администрации, а в результате диверсии. Это всколыхну­ло события многолетней давности и оживило прежние сомнения и вопро­сы. Диверсия или халатность? Если диверсия, то чья? Почему 40 лет назад американские чиновники ка­тегорически отрицали ее возмож­ность? Почему правительство США, поначалу жаждавшее заполучить «Нормандию», потом попуститель­ствовало ее бесславной гибели?


«ТРЕТИЙ РЕЙХ» ИЛИ «КОЗА НОСТРА»?


ЛЕВ СКРЯГИН,

писатель-маринист


Проведенное американцами офи­циальное расследование возникнове­ния пожара на «Нормандии», как известно, не установило точной при­чины появления огня. Мнения экспер­тов ВМФ и ФБР по этому вопросу разошлись. Первые предполагали, что пожар на борту лайнера возник от случайной искры, попавшей на гру­ду капковых спасательных поясов при резке одного из пиллерсов цент­рального салона. Вторые усматрива­ли здесь диверсию со стороны аген­тов фашистской Германии. К такому же выводу пришли авторы книги «Саботаж: тайная война против Америки» — американские журнали­сты Майкл Сейерс и Альберт Канн. В этой книге, первое издание кото­рой вышло осенью 1942 года, гово­рится:

«Было известно, что нацистские агенты в течение длительного време­ни тайно следили за «Нормандией». За две недели до падения Франции, 3 июня 1940 года, германская сек­ретная служба послала своим аген­там в США закодированное корот­коволновое радиосообщение. Пере­данное из Гамбурга, оно в расшиф­рованном виде гласило: «Спасибо за сообщения. Наблюдайте за «Норман­дией». Следуя инструкциям, нацист­ские шпионы стали следить за «Нормандией». Они регулярно ин­формировали «третий рейх» о гигант­ском лайнере, который должен был быть переоборудован для военно-морского флота США. Нацистский шпион Курт Фредерик Людвиг писал невидимыми чернилами сво­ему начальству в Германию 15 апре­ля 1941 года: «Нормандия» стоит еще у пирса № 88 северной (реки)».

Людвиг регулярно посещал набе­режную Нью-Йорка для наблюдений за «Нормандией». Агент ФБР, кото­рому было поручено следить за нацистским шпионом, так описывает в своем отчете одну из поездок Люд­вига в район порта:

«18 июня (1941 г.) он прошел от 59-й улицы по 12-й авеню. Он смот­рел на причалы. Когда он подошел к пирсу, где стояла «Нормандия» у 50-й улицы, то на некоторое время остановился. Казалось, что он тща­тельно изучает судно. Потом он сно­ва пошел, оборачиваясь назад. У 42-й улицы он сел на паром, сле­довавший в Уихаукен, поднялся на верхнюю палубу и продолжал рас­сматривать «Нормандию».

Этот же агент ФБР сообщал, что после того, как Людвиг прибыл в Уихаукен, он в течение 20 минут делал записи в небольшой книжке.

Любопытно отметить, что два ме­сяца спустя после гибели «Норман­дии» комитет сената по военно-мор­ским делам обнародовал выводы своей комиссии по расследованию причин пожара. «Причины и послед­ствия пожара — результат беспечно­сти со стороны военно-морского фло­та», — говорилось в отчете. Таким образом, по мнению сената США, ответственность за катастрофу цели­ком возлагалась на руководство во­енно-морским флотом страны.

Спустя пять дней после опублико­вания выводов, к которым пришла комиссия сената, пресса США напе­чатала результаты расследования, проведенного военно-морским фло­том. На этот раз ответственность за катастрофу возлагалась на подрядчи­ка работ — фирму «Роббинс драйдок энд компани», которая осуще­ствляла переделку лайнера в войсковой транспорт. «Предельная небрежность и вопиющее нарушение законов здравого смысла, — утверж­далось в отчете комиссии военно-мор­ского флота, — явились причиной по­жара на «Нормандии». Несколько дней спустя после опубликования этого заявления сенат обнародовал еще один отчет по расследованию причин гибели лайнера. В нем гово­рилось, что в этом деле «трудно об­винять какое-либо конкретное лицо или группу лиц». Но тем не менее в отчете утверждалось, что «ответ­ственность за опрокидывание судна на борт ложится на пожарный де­партамент Нью-Йорка ввиду недо­пустимого объема воды, вылитой на судно пожарными Нью-Йорка во время тушения пожара».

Считая причиной пожара на «Нормандии» действия агентов фа­шистской разведки, М. Сейерс и А. Канн приводят в своей книге ряд фактов, якобы подтверждающих их точку зрения.

1. В течение недели, предшествующей катастрофе, на лайнере отмечено четыре случая возгорания, которые удалось ликвидировать.

2. Когда вспыхнул огонь, вблизи его очага нашлось всего два пожарных ведра вместо двенадцати, одно из которых оказалось наполовину пустым.

3. Городская система оповещения о пожаре была отключена на судне за 22 дня до катастрофы, о чем не знала служба береговой охраны.

4. Среди людей, занятых переоборудованием судна, числилось определенное количество профашистски настроенных, причем их анкетные данные не были внимательно проверены.

5. Любые посторонние лица могли без труда попасть на лайнер без всякого на то разрешения или удостоверения личности. Достаточно было предъявить всего лишь нагрудный номерной значок, указывающий имя подрядчика или субподрядчика.


Читая книгу М. Сейерса и А. Канна, мы находим еще один любопыт­ный факт. Вскоре после нападения японской авиации на Пирл-Харбор некоему Эдмунду Скотту, репортеру нью-йоркской газеты «Эм-Пи», пору­чили подготовить для печати не­сколько материалов о том, что нью-йоркский порт доступен для осуще­ствления всякого рода диверсий. Вы­полняя задание редакции, репортер переоделся в грузчика и начал бро­дить по порту, как бы играя роль вражеского агента. Он получил мес­то на «Нормандии» и работал на ней двое суток.

«В конце первого дня, — вспоми­нал Скотт, — я знал, куда «Нормандия» должна была следовать из Нью-Йорка, сколько орудий на ней должно быть установлено, тол­щину брони на иллюминаторах и ка­кую службу должно было выполнять это судно».

Находясь на борту лайнера, ре­портер убедился, что у него немало возможностей поджечь корабль. Он беспрепятственно блуждал среди бо­чек и ящиков, набитых взрывчаткой и огнеопасными материалами. На второй день работы он снял с себя пальто, которое, по его словам, «мог­ло быть начинено зажигательными бомбами или взрывчаткой», и оста­вил его лежать на этой таре не­сколько часов. «В тот день, — де­лился своими открытиями Скотт, — я запирался в шести различных туа­летах судна, на 15 минут каждый раз. У меня в карманах могли быть зажигательные устройства в виде карандашей, которые я бы мог ис­пользовать с потрясающим успехом. Я мог бы смочить переборки и палу­бу газолином: небольшой сосуд с этой жидкостью я без особого труда мог бы пронести на судно под одеж­дой».

За несколько недель до катастро­фы газета «Эм-Пи» передала наблю­дения репортера в антисаботажный отдел морской комиссии США. Но чиновники отдела проявили преступ­ное равнодушие. Спустя день после пожара на «Нормандии» очерк Скотта был полностью опубликован в «Эм-Пи». Газета не поместила его раньше, поскольку он, по ее заявле­нию, послужил бы инструкцией для вражеских агентов.

Но была ли это диверсия со сторо­ны немцев? Видимо, нет. Ведь Гер­мания надеялась заполучить лайнер через правительство Петена.

Даже если фашистская агентура в Нью-Йорке по какой-либо причине со­биралась погубить гигантский ко­рабль, то был ли смысл уничтожать его во время стоянки в порту? Ведь он переоборудовался в хорошо во­оруженный вспомогательный крейсер, который должен был нести около 40 самолетов охранения. Немецкие агенты могли достичь куда большего эффекта, если бы подожгли «Нормандию» к моменту завершения работ...

С тех пор прошло 40 лет. В зару­бежной печати время от времени по­являлись статьи, посвященные злопо­лучной судьбе судна, воспоминания очевидцев. Но новых версий в этих публикациях не выдвигалось, пока в январе 1975 года авторитетный английский морокой журнал «Нотикл Мэгэзин» не поместил неболь­шую по объему, но сенсационную по содержанию заметку «Нормандия» сожжена мафией». В ней, в частно­сти, сообщалось:

«Мафия сожгла в 1942 году фран­цузский лайнер «Нормандия» в нью-йоркской гавани, потому что Лакки Лучиано хотел продемонстрировать военно-морскому флоту США насущ­ную необходимость защищать порты восточного побережья США. Лучиа­но отбыл срок в «Загородном клу­бе» — тюрьме города Олбани, на­званной так из-за льготных условий и комфорта. Ему было обещано освобождение по окончании войны, если он уедет в Европу...»

Нет особой необходимости лишний раз напоминать читателям о той зло­вещей роли, которую играет гангс­терская организация в США. Ро­дившееся в конце прошлого века на Сицилии и именующее себя «Ла ко­за ностра» (Наше дело»), это объ­единение профессиональных бандитов и шантажистов в 20-е годы пустило корни в сферу строительства и в так называемую «индустрию развлече­ний» и прочно внедрилось в полити­ческую жизнь страны. Во время вто­рой мировой войны мафия была тес­но связана с полицией, представите­лями ВМФ и определенными полити­ческими силами.

Кто такой Лакки Лучиано (Счаст­ливчик Лучиано)? В богатой исто­рии преступного мира США это один из самых матерых и влиятельных бандитов. С 1931 по 1947 год его имя не сходило с первых полос аме­риканских газет. Будучи двоюрод­ным братом небезызвестного Аль Капоне — предводителя чикагских ганг­стеров, Чарльз Лучиано застрелил в Бруклине тогдашнего короля мафии Джузеппе Массерию, потом его шай­ка прикончила еще одного «крестно­го отца» — Маранхано. Избавив­шись от опасных конкурентов, Лу­чиано возглавил «большую семерку» мафийских главарей в Нью-Йорке. В нее входили, помимо него, Висент Мансамо, Джо Профачи, Пеппино Боннано, Гастано Гаглиано, Франк Милано и Аль Капоне, находивший­ся тогда в тюрьме, но тем не менее активно участвовавший в делах ма­фии.

Мировой общественности достовер­но известно, что во время второй ми­ровой войны разведка ВМФ США почти открыто сотрудничала с бан­дой Лучиано, который путем угроз и физических расправ заставил подчи­ниться себе большинство итальян­ских эмигрантов, проживающих в Нью-Йорке.

И хотя Лучиано являлся итальян­цем по происхождению, в начале вой­ны счел небезвыгодным продемонст­рировать некоторый патриотизм в отношении США. В отличие от дея­телей из ФБР, он прекрасно знал о доступности американских атланти­ческих портов для враждебных акций со стороны агентов «третьего рейха». Известно, что он предупреж­дал контрразведку военно-морского флота о возможных диверсиях и предлагал свои услуги в обмен на то, чтобы ему «скостили» срок тюремно­го заключения. Но американские военные, по всей видимости, не вня­ли совету многоопытного гангстера, и тогда Лучиано решил преподать им наглядный урок. И, как это вид­но из книги М. Сейерса и А. Кан­на, его банда выполнила поручение шефа без особого риска и лишних хлопот.


НЕ ДИВЕРСИЯ, А НАМЕРЕННАЯ ХАЛАТНОСТЬ!


ВЛАДИМИР СМИРНОВ, инженер


Историю последних лет и гибели «Нормандии» нельзя понять, если рассматривать ее в отрыве от сложнейшей политической обстановки начала второй мировой войны и от того щекотливого положения, в котором находилась тогда американская дипломатия.

В самом деле, на протяжении двух первых лет войны США ухитрились, формально оставаясь нейтральными, оказывать явную военную поддержку Англии и Франции к в то же время сохранять дипломатические отношения с воюющей против них фашистской Германией. А с правительством Петена президент Рузвельт не порвал даже тогда, когда оно стало открыто сотрудничать с Гитлером. Такие действия, конечно, бесили Черчилля, который оказывал поддержку генералу де Голлю. И все это причудливым об­разом отразилось на судьбе «Нор­мандии»...

Поначалу, пока Франция воевала с Германией, все было ясно: Белый дом, не желая рисковать ценным судном, все девять месяцев продер­жал его в Нью-Йорке. После заклю­чения перемирия положение суще­ственно изменилось: хотя «Норман­дия» по-прежнему принадлежала французскому правительству, само оно уже не могло распоряжаться ею по своему усмотрению. Ведь по условиям перемирия ни одно фран­цузское судно не могло быть пере­мещено без предварительного со­гласования с Германией... И когда в мае 1941 года Петен вошел в со­трудничество с Гитлером, возникло опасение, что последний потребует вызова «Нормандии» во Францию. И Вашингтон, находившийся в дру­жественных отношениях с Виши, не смог бы противодействовать этому.

Тогда американское правитель­ство решается на необычную меру: чтобы помешать французским судам ускользнуть из американских пор­тов, оно, по сути дела, захватывает их — под предлогом охраны от ди­версантов. Нелепость такого объяс­нения очевидна: немцы, надеясь за­получить «Нормандию», не были за­интересованы в ее уничтожении, французы тем более. А англи­чане тогда находились в отчаянном положении, и даже угроза передачи лайнера в руки немцев едва ли могла толкнуть их на диверсию, ко­торая осложнила бы их отношения со своим главным союзником.

По-видимому, и сами американцы хорошо понимали натяжку своих объяснений: они поспешили затеять с Виши переговоры о продаже «Нор­мандии», не увенчавшиеся успехом. И в таком положении дело пребы­вало еще полгода...

Все изменилось в конце 1941 го­да. 7 декабря японцы нанесли вне­запный удар по Пирл-Харбору. 8 декабря США и Англия объяви­ли войну Японии, а 11 декабря Германия и Италия объявили вой­ну США. Таким образом, вторая мировая война началась и для аме­риканцев. На следующий же день остатки французской команды с лайнера были выдворены, а 16 де­кабря американское правительство официально конфисковало его, хотя «Нормандия» принадлежала совсем к иной категории, нежели суда Гер­мании, Японии и Италии: ведь от­ношения-то с вишистской Францией не были прерваны.

Белый дом оказался в сложном положении. С одной стороны, вступ­ление США в войну и нажим англи­чан побуждали его конфисковать «Нормандию». С другой — он до­статочно дорожил отношениями с Виши, чтобы ставить их под угро­зу из-за одного судна, пусть даже такого, как «Нормандия». Чтобы разрешить это противоречие, «Нор­мандию» следовало сбросить со сче­тов, но так, чтобы не осложнить отношений ни с союзниками-англи­чанами, ни с их противниками — вишистами. Ясно, что лучшим вы­ходом здесь было бы роковое стече­ние обстоятельств или стихийное бедствие, а на худой конец — ха­латность исполнителей...

В годы войны мне, как работнику Государственной закупочной комис­сии в Вашингтоне, довелось доволь­но подробно ознакомиться с об­стоятельствами гибели «Норман­дии»: в работах по ее подъему уча­ствовали девять советских водола­зов, обучавшихся в США. Так вот, наши водолазы говорили мне, что, когда их американские коллеги впервые проникли в утробу зато­нувшей «Нормандии», они обнару­жили любопытное обстоятельство: кингстоны были открыты только по левому борту...

Потом глобальные события ми­ровой войны отодвинули гибель «Нормандии» на десятый план, и только в середине 60-х годов в за­падной прессе вдруг начали появ­ляться всевозможные «диверсион­ные» версии.

В 1958 году президентом Фран­ции стал генерал де Голль, который в годы войны ожесточенно боролся против вишистского режима. С пер­вых же дней своего правления де Голль начал свертывать участие Франции в НАТО и провел ряд важных мероприятий по укрепле­нию экономической независимости. И это, естественно, ведет к серьез­ному обострению американо-фран­цузских отношений.

А тут в 1962 году сходит на воду новейший трансатлантический лай­нер «Франс», постройка которого поневоле должна была привлечь внимание французской обществен­ности к судьбе его величественного предшественника. И, конечно же, мысль о том, что «Нормандия» — гордость французского судострое­ния, — была погублена американца­ми просто так, «за здорово жи­вешь», оказывалась солью, посы­паемой на свежую рану. И вот в американской прессе в эти годы на­чинают появляться туманные наме­ки на то, что, дескать, «Норман­дия» погибла вследствие диверсии. Откуда-то возникают доселе неизве­стные бдительные журналисты, про­никающие на судно с единственной целью укорить администрацию, по­дозрительные лица немецкого про­исхождения, нанимающиеся на рабо­ту с целью уничтожить охраняемый объект, наконец, даже вездесущие гангстеры, уничтожающие «Нор­мандию» из чистого лихачества.

Но все эти версии, как во время войны, так и более поздние, на­правлены к одной цели — к сокры­тию правды о гибели французского лайнера. А правда эта состоит в том, что по политическим мотивам правительству США необходимо бы­ло избавиться от «Нормандии» и что для этой цели было избрано безотказное средство — намерен­ная халатность.


pretich2005@yandex.ru



Похожие:

Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconДокументы
1. /Гибель России.doc
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconДокументы
1. /Курлов П. - Гибель Императорской России.doc
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconДокументы
1. /Кара - Мурза C. - Революция - или гибель.doc
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconДокументы
1. /Александр ЗИНОВЬЕВ - Русская трагедия (гибель утопии).doc
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconАрхиСрочно! Блоги: Медведеву, Путину. Главам Государств и Правительств Мерности
Все ваши деяния преступны по кэонам среды,и направлены на окончательную гибель вашей цивилизации
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconИгра в doom "Doom" в переводе с анг гибель
Но говорят, они исчезают прямо на улице: идут-идут и вдруг бац все разом и их нет. А
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconОсновные причины гибели Советского Союза
Вектор движения истории оказался направленным не на развитие, а на гибель. В век гуманитарных технологий очень трудно повернуть общественное...
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconСвидетельства очевидца
В этой книге рассказывается об одном из самых мрачных преступлений 30-х годов — убийстве С. М. Кирова. Оно по­тянуло за собой бесконечную...
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconОрганизационно-содержательные условия, обеспечивающие реализацию задач воспитания в начальной школе
Брали за основу первое, поставив во главу угла обучение и забыв о том, что, по словам Я. А. Каменского, пренебрежение воспитанием...
Гибель «Нормандии» Гибель французского лайнера «Нормандия» iconСвободные жирные кислоты – маркер возрастного изменения гомеостаза и старения
Любые нарушения равновесия, особенно долговременные, хронические его сдвиги, влекут за собой коллапс системы, т е ее гибель. Основные...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов