История одной мести icon

История одной мести



НазваниеИстория одной мести
страница1/4
Дата конвертации29.07.2012
Размер1 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Кудинова Диана

(Все герои и события являются вымышленными, а совпадения - случайность).


История одной мести


Это была суббота. Шёл дождь. Дмитрий ехал в машине и увидел её, медленно бредущую через дорогу на своих высоких каблуках, он сразу её узнал. Эту фигуру, эти волосы, это лицо. Немного надменный взгляд. Свет фар осветил эту девушку в вечерней полутьме. Ему хотелось её сбить. Это желание пронизывало его полностью, ненависть застилала глаза. Мурашки бежали по коже. Было даже всё равно - посадят его или нет. Это было лишь мгновение — но длинное, как никогда.

Он передумал в последний момент, пронёсся мимо и в зеркало заднего вида заметил, как она встрепенулась и выронила сумочку из рук. Он усмехнулся. Скоро начнётся всё самое интересное...


2 апреля вечер

Каждый вечер, когда на город опускается ночь, и в небе загораются первые звёзды, я на миг закрываю глаза и загадываю желание. Но потом я забываю о том, что просила у неба минуту назад… Иногда я удивляюсь тому, как много в жизни интересного и удивительного… Но не думайте, что я милая мечтательница. Я так часто теряла себя и собирала заново, что мне пришлось стать сильной. Я часто ношу маски и уже не помню: какая я настоящая.

Мне нравится мой город. Здесь есть место и для искусства, и для разврата. Я такой человек: сегодня могу быть интеллектуалкой и торчать часами в музее, наслаждаясь полотнами великих мастеров, а завтра пойти в клуб и снять симпатичного мальчика. А лучше просто раскрутить его на пару коктейлей и исчезнуть.

Пожалуй, я начну свой рассказ с этой весны и с этого дня, когда что-то случилось и всё пошло кувырком...

Музыка была очень громкой и очень заводной. В ночном клубе становилось всё более тесно, люди были ещё красивее, чем обычно. От них словно исходило сияние. Мне казалось, что я лучше их всех. Я танцевала и чувствовала себя настоящей звездой, получала удовольствие от каждой песни, каждого восхищённого взгляда, мне не хотелось останавливаться ни на минуту. В голову засела мысль: «Становится скучно. Я хочу поиграть».

А больше всего я любила играть с людьми.

Рядом были мои так называемые друзья. Я видела, что парень моей подружки смотрит на меня неотрывно. Как его зовут? Костя? Серёжа? Дима? Мне было всё равно. Когда Маринка вышла «припудрить нос», я подошла чуть ближе к нему и стала танцевать лишь для него одного. Я знаю, как надо улыбаться, как двигаться, чтобы вскружить голову любому парню. Это интересно - проверять себя и других. Немного жаль терять подружку, ну да ладно...

Когда Маринка вернулась, я уже обвила его шею руками.

-А что если она вернётся? - спросил он.

-Забудь о ней. Ты хочешь меня или нет? Поедем ко мне? Посмотришь мою коллекцию кактусов. Тебе понравится, - шептала я, стараясь, что б мой голос звучал томно и мило, а в глазах было желание.


-Я люблю кактусы, - он улыбнулся и стал обнимать ниже талии. Я отвечала на его поцелуи так, будто любила его всю жизнь. Ведь у меня были зрители. Точнее зрительница. Одна, но очень внимательная.

Целовался он так себе. Да и спать с ним я не планировала. Просто считала, что каждому человеку очень нужны две вещи — хлеб и зрелища. Как в древнем Риме…

Вначале, Маринка застыла, глядя на нас. Я увидела её краем глаза и мне казалось, что я на сцене. Это интересно — играть чувствами других людей, видеть, как они меняются в лице, замирают, не знают, что сказать, а потом становятся неуправляемыми. Потом Маринка подлетела и оттолкнула парня от меня.

-Что вы делаете?! - закричала она.

-А-а, это ты? - протянула я, словно удивилась, что встретила подругу здесь.

Маринка повернулась к своему парню и влепила ему пощёчину.

-Сволочь! Я думала, у нас всё серьёзно!

Она что-то кричала и кричала в этом духе.

-Прости, - промямлил он растерянно, смотрел на нас и не знал, кого выбрать.

Наивный. За него мы уже всё решили… Потом Марина с ненавистью посмотрела на меня.

-Я думала, мы подруги!

-Ой, прости. Ты так его описывала, что мне тоже захотелось отведать. Подружки должны делиться всем, разве нет?

Пожалуй, надо было соврать что-нибудь. Например, что я напилась и перепутала его с другим парнем. Но я не удержалась от колкостей.

Марина вцепилась мне в волосы. И я соответственно вцепилась в её. Драка продолжалась минуту или две, пока нас не разняли. Ох уж эти женские драки - они могут быть порой беспощадными, но в них своя прелесть. Адреналин подскакивает в крови и ты чувствуешь небывалый подъём…

Нас растащили и Марина ушла. А парень подошёл ко мне и стал расспрашивать.

-Алёна, ты как?

Он что-то говорил, говорил. Но я не слушала его.

-Мне пора домой.

-Конечно, - сказал он, - я подвезу. Мы как раз хотели кактусы смотреть.

-Нет, - спокойно ответила я. - Без кактусов. Я поеду одна.

Он взял меня за руку, но я вырвала свою руку. Этот человек мне больше не нужен…

Конечно, я понимала, что Марина очень зла на меня. Но я даже представить себе не могла, что в эту самую минуту за мной наблюдает человек, который испытывает настоящую всепоглощающую ненависть.

И позже он сломал мою жизнь...


3 апреля утро

Я думала, что вся эта ситуация с Мариной позабавит меня, заполнит пустоту, поднимет самооценку, но стало тошно и даже страшно.

Я закурила. Придирчиво посмотрела на себя в зеркало. Под глазом появился синяк. И пара царапин на щеке. Это можно замазать косметикой. Синяк пройдёт. Но дружбу уже не восстановишь. Впрочем, не очень-то и хотелось.

«Почему она злится? Я ведь открыла ей глаза! Пусть знает, что мир жесток, - думала я, старалась отвлечься. Слушала хорошую музыку, улыбалась своему отражению в зеркале. – Этот человек никогда и не был моим другом. Будто я не знаю, что она говорила за моей спиной! Такие люди не прощают тех, кто привлекательнее и удачливее их. Они оба хороши... Хотя не стоит о них даже думать».

Голова болела. Не люблю пить алкоголь по утрам, но мне было скучно, я достала ликёр и выпила пару бокалов. От этого стало только хуже. Меня затошнило. И началась депрессия. Я вспомнила, что родители уже давно не интересовались моей жизнью. Что все подружки завидуют. И может даже ненавидят. А парни хотят просто затащить в постель. Рядом со мной есть человек, но я его не люблю. «А ну и пусть. Катитесь все к чёртовой бабушке. Я не хочу, чтобы кто-то садился мне на шею. Да, я плохой человек. И мне это нравится»...


Пожалуй, расскажу немного о себе. Меня зовут Алёна. Мне двадцать пять лет.

Я красивая ухоженная яркая. Так все говорят. Длинные чёрные волосы, яркие, немного необычные глаза. Стройная фигурка. Вещи всегда кричащие сексуальные, но подобранные с особой тщательностью. Я из небедной семьи, но достаток был не всегда, родители развелись, постоянно работали. Я почти не видела их и привыкла сама о себе заботиться.

Я научилась легко заводить друзей и также легко от них избавляться. Кокетничала с парнями и могла добиться почти любого. Порой мне даже было скучно потому, что их слова, поведение стало предсказуемым. Я знаю, как играть ими.

Иногда я романтик, иногда цинична. Я не верю ни в любовь, ни в дружбу. Много раз видела, как люди клянутся в любви, а потом изменяют. Как девчонки называют меня подругой, а потом делают гадости или обсуждают за спиной. Как люди бьют в спину. Как говорят не правду. Как меняют маски. Я привыкла к этому.

В семнадцать лет я впервые влюбилась. Он учился неподалёку. Красивый, умный, сильный. Говорил мне что-то о любви. Мне было очень трудно открыться кому-либо, но мне казалось, что он не врёт… Этот человек воспользовался мной. И бросил. Это многому меня научило. Мне сказали, что это нормально. Будто все так делают. Поэтому не надо привязываться к людям. Надо бросать их до того, как они бросили тебя.

Несколько раз я слышала, как за спиной меня называли стервой. Но это не задевало. Ведь слабых людей не называют стервами. И серых мышек тоже. Стерв уважают, боятся, ими восхищаются. Когда-то я решила стать такой...

Кто бы мог подумать, что в детстве я была совсем не такой, как сейчас. Я была не очень симпатичным ребёнком, не уверенной в себе, совсем не популярной в школе. Моё детство и юность были не лёгкими. У меня было мало игрушек, и я с завистью смотрела на девочек из богатых семей — красивых, ярких и гордых. Мои родители развелись, и это было ударом для меня. Несколько лет папа не появлялся в моей жизни. Мы узнали, что такое бедность. Когда считаешь, каждую копейку. Пришлось переехать, и я поменяла школу. Лучше бы я этого не делала. Потому, что новый коллектив не принял меня.

Я рано узнала, что такое жестокость. Иногда мне снятся кошмары, что я вернулась в то время. Но к счастью, это теперь только неприятные воспоминания. Я расцвела и сделала всё, чтобы стать сильной, яркой, популярной. Совсем не такой, какой была раньше...

Ещё я помню, что стала нравиться соседу. Он несколько раз зажимал меня в углу. Я много раз просила его не трогать меня и не делать больше этого. Потом взяла нож и стала носить с собой в сумке. Когда он зажал меня в углу в следующий раз, пырнула его. Не сильно. Крови было немного. Он стал что-то кричать и угрожать, я убежала в квартиру, рассказала маме, но она не поверила мне. Ей казалось, что я выдумываю.

Я узнала, что такое – жить страхом...

Впрочем, этот сосед был не сильно ранен. Больше он не появлялся в моей жизни.

Когда мне было лет четырнадцать, у отца неожиданно проснулась совесть, он встретился со мной и стал помогать финансово. Я долго хотела отказаться от общения с ним. Но победили такие качества, как жадность и любопытство. Родители стали зарабатывать всё больше и больше, они откупались от меня, заглаживая подарками чувство вины. Я выросла и сама превратилась в куколку. Я заметила, что чем ярче был мой гардероб — тем больше внимания. И мне это нравилось. Ведь в детстве я была совсем не заметной.

Мне нравилось, что родители зарабатывают достаточно и балуют меня. Но со своими проблемами я всегда оставалась одна. Мне было не с кем поделиться. Разве что с плюшевым медведем. Он был очень старым и знал все мои тайны. Раз в два-три года я переезжала в новую квартиру — всё более шикарную. И каждый раз оставалась одна в большой и пустой квартире. Иногда звонила папина секретарша, чтобы узнать, здорова ли я.

В классе всё было жестоко. Действовал принцип: «Забивай других. Пока другие не забили тебя». Многие стали недолюбливать меня. Вначале за то, что я была странноватой и не очень общительной (кто бы мог подумать, что я такой была!) Потом за то, что я становилась красивой. А кто-то за свободолюбивый нрав. Часто было такое, что я героически сносила нападки, а потом приходила в пустую квартиру и плакала в подушку. Но вся эта грубость закалила меня. Я рано научилась драться. Научилась отвечать грубостью на грубость.

А ещё я стала замечать, что когда я была доброй и милой — люди не воспринимали меня всерьёз, хотели воспользоваться. Но как только я становилась расчётливой, холодной и злой — люди начинали меня уважать. И чтобы больше не испытывать боли, я стала отращивать зубы. Я научилась ненавидеть и презирать людей. Просто за то, что они есть.


10 апреля.

В течение всей следующей недели парень Марины звонил мне, предлагал встретиться. Но я не отвечала или болтала несколько минут, а затем говорила: «Ой, милый, мне пора бежать». С него было уже нечего взять. Он был уже не интересен мне. Он был так глуп, что просто не понимал этого.

Утром я натянула кроссовки, спортивную одежду и вышла на улицу. Был хороший утренний денёк. Я бежала и наслаждалась ветром. Было приятно размять своё тело и осознать то, что я смогла не поддаться лени... Я как раз заканчивала тренировку, когда зазвонил телефон. Это был Фархат.

Мы познакомились полгода назад в дорогом ресторане. Ему было около тридцати пяти и он был то ли бизнесменом, то ли бандитом. У него была дорогая квартира и отличная машина. Я думала, что надо бы выйти за него замуж. Впрочем не испытывала к нему ничего похожего на любовь. Стильный, уверенный в себе. А главное — вполне обеспеченный. Мне это нравилось. Он мало говорил о себе. Зато я болтала много и обо всём. Я знала, что он изменял мне иногда. Это чувствовалось во всём — даже в запахе. Но мне было практически всё равно. Я устраивала сцены ревности скорее из принципа — чтобы получить что-нибудь в подарок. Я тоже не считала, что обязана хранить ему верность. Мне нравились рестораны и развлечения с ним, но лучше было без него. Фархат видел мою некоторую стервозность, чувствовал холодность и, как ни странно, это разжигало его страсть.

Он был на самом деле очень обеспеченным человеком. Снимал мне отличную квартиру недалеко от центра, много раз предлагал переехать в его апартаменты, но я несла всякую чушь, что, мол, не хочу, чтобы наша страсть и романтика превратились в бытовуху. На самом деле, мне просто хотелось свободы. Не видеть его каждый день. Иногда курить, пить. И может даже кого-то приводить в гости.

Впрочем, была одна вещь помимо квартиры и дорогих подарков, которая привязывала меня к нему. Одна грязная история, о которой вспоминать не хотелось.

Иногда он говорил:

-Не забывай. Если б не я – ты бы уже сидела в тюрьме.

-Зачем ты напоминаешь мне об этом?! – кричала я в таких случаях, чувствуя себя заложницей ситуации...

Но сегодня Фархат был в хорошем настроении. Он поворковал со мной, а потом сказал:

-Скоро твой день рождения. Куплю тебе что-нибудь дорогое.

«Я родилась под счастливой звездой! - подумала я. - Мужчины хотят быть с такой, как я. А женщины завидуют мне. Я красива и получаю то, что хочу».


12 апреля

Я пришла на работу в хорошем настроении. Что-то напевала и улыбалась. Опять надела короткую яркую юбку, за которую ругало начальство. Но я прекрасно знала, что начальство пускает слюни и оглядывается, когда я прохожу мимо.

В то время я работала в крупной компании и была на хорошем счету. Возиться с бумагами и клиентами было не очень интересно, но я старалась, и меня порой считали карьеристкой. Оклад здесь был очень даже приличный, и работа в такой компании считалась престижной. Мне это нравилось. Обычно в эту компанию брали людей с хорошим опытом работы, но Фархат помог устроиться сюда через знакомых.

В этот день я, как обычно, встретилась с приятельницей Ирой. Никогда не считала её своей подругой, но мы часто проводили время вместе, сплетничая, обсуждая наряды и мужчин. Я считала её глуповатой, но с ней было удобно.

В лифте мы столкнулись с Ольгой — моей бывшей однокурсницей, она работала на другом этаже. Впрочем, я мало что знала о ней. Честно скажу, она меня раздражала. У неё были светлые волосы и большие зелёные глаза. Вся такая правильная и хорошая. Ещё во время учёбы парни засматривались на неё, но боялись подойти.

-Привет, - сказала она приветливо.

-Привет, - я прохладно улыбнулась и смерила её недовольным взглядом.

Когда Ольга вышла, Ирина сказала:

-Она симпатичная, но у меня мурашки от неё по коже. Немного странная. Хотя я хотела бы себе такие глаза, как у неё.

-Да ничего особенного, - протянула я. - Говорят, она спит со всеми подряд.

-Ага, я тоже слышала.

На самом деле я понятия не имела — какая у неё личная жизнь. И не хотела знать. Она была привлекательной и милой - этого было достаточно, чтобы вызвать мою неприязнь. Я на дух не переносила всех, кто мог бы стать моей соперницей.

Ольга излучала спокойствие. Её красота была более мягкой и естественной, чем моя. Но эта девушка была немного более замкнутой. Из-за этого она частенько бродила одна во время перерывов и после работы. Слухи об её активной половой жизни распускали те женщины, которые, как и я, видели в ней опасность. И те мужчины, что так и не решились подойти к ней.

-А впрочем, не будем об этой, - сказала Ира. - У нас новый сотрудник. Говорят, симпатичный и не женатый.

Я фыркнула.

-И что мне до этого?

Но на самом деле я заинтересовалась. Мы специально зашли в тот отдел, где появился новенький. Девушки так и липли к нему.

-Я не понимаю, почему он устроился к нам, - сказал в курилке один из начальников. - Прежняя работа была более престижной и более высокооплачиваемой. Дмитрий успел сделать неплохую карьеру. Его начальство говорит, что все были в шоке, когда он ушёл. Он хороший специалист и мог бы претендовать на более высокооплачиваемую должность.


17 апреля

Дмитрий быстро и легко освоился на новой работе. Работал уверенно и легко. Он сразу завоевал авторитет. Впрочем, это было не удивительно.

-Правда он хорош собой? - спросила Ира, когда я шла мимо его отдела.

-Ничего особенного, - отмахнулась я.

Однако одним глазом наблюдала за ним, даже не догадываясь, что он наблюдает за мной. Несколько раз наши взгляды скрещивались, и я отворачивалась, делала вид, что меня интересует что-то другое. В такие моменты мне казалось, что меня окатывают с ног до головы холодной водой. Его взгляд был прожигающим.

Я стала расспрашивать о нём знакомых, как бы невзначай. Но мало что смогла выяснить. Он вызывал некое уважение, но не старался со всеми подружиться. Порой даже держался холодно и отстранённо. Почти ничего не говорил о себе.

«Было бы неплохо заполучить, - почему-то подумала я, но потом отмахнулась. - Да зачем?»

Как-то раз я услышала диалог:

-Говорят, что, несмотря на молодость, вы считаетесь отличным специалистом. И что в прошлой компании у вас был выше оклад. Почему же Вы ушли? - девушка из соседнего отдела, накручивала локон на палец и явно кокетничала.

-Вы неплохо осведомлены… Просто мне захотелось чего-то нового.

Я фыркнула. Нового ему захотелось!


22 апреля

В тот день я очень устала. Было много работы. Помимо обычных встреч, звонков, презентаций добавилось ещё и куча отчётности. Я нервничала и понимала, что ничего не успеваю. Казалось, что рабочий день длится не восемь часов, а все пятнадцать.

Позвонил Фархат, и я спросила:

-Ты заберёшь меня с работы?

-Нет, прости, я не могу!

-Ты хочешь, что бы я ехала на метро домой? Я? И на метро?!

Я стала ныть и жаловаться. Но он снова извинился и сказал, что очень занят. Но обязательно сводит меня в хороший ресторан, когда освободится. Или подарит что-то хорошее. Я с детства знала, что надо мужчинам давить на чувство вины и тогда они сделают всё, что ты захочешь...

Я поворачивала за угол, когда столкнулась с кем-то. Папка выпала из рук. Листы разлетелись во все стороны.

-Можно поосторожнее? - спросила я почти жёстко.

Подняла глаза и вздрогнула. Это был он — тот самый странный новый сотрудник. Он присел, чтобы помочь собрать документы, протянул листы — посмотрел на меня. Этим взглядом он словно просканировал меня. Мне стало не по себе.

-Ты тоже тормози на поворотах, - сказал он, вручил документы и пошёл дальше.

Я посмотрела ему вслед и чуть улыбнулась. Но потом поспешила дальше по своим делам.


23 апреля

Уже утром мне испортила настроение моя сотрудница. Вчера она должна была подготовить для меня бумаги, но забыла это сделать.

-Я же сказала, что это надо выполнить сегодня! - я специально говорила медленно и холодно, глядя ей в глаза, чуть повышая тон.

-Прости. Я забыла. То есть не успела, - мямлила она.

-Кофе выпить пять раз ты не забыла? А поболтать со всеми? И накраситься!

Она опустила голову и надула губки. Все смотрели на меня осуждающе.

Я решила, что достаточно. Конечно, можно было ещё поднажать. Ещё чуть-чуть и она заплачет. Пожалуй, мне нравилось быть плохой. Но я старалась соблюдать меру в таких вещах. Мне сразу захотелось выкурить сигаретку.

В курилке было много народу. Несмотря на дым здесь многим было приятно находиться. И прежде всего потому, что здесь рождались самые свежие сплетни. Здесь охотно обсуждали всех отсутствующих, не зная пощады. Особенно их личную жизнь. Кто-то живо принимал участие в обсуждении, кто-то издавал возгласы: «Неужели?», а кто-то просто стоял и слушал.

В детстве я не любила сплетни и тех, кто их разносит. Но сейчас всё изменилось.

-Что-то Ольга со второго этажа здесь почти не бывает, - заметил кто-то из парней.

-Ну, она же не курит и почти не пьёт, - ответила Ирка.

-Тоже мне мисс совершенство, - протянула я ехидно. - Зато я слышала, что она спит со всеми подряд.

-Правда? - переспросило сразу несколько человек.

-Да. Она только кажется милашкой. Но, как говорится, в тихом омуте... Каждая ночь — новый мужчина. Впрочем, кто будет долго выдерживать такую зануду?

Да, мне нравилось, что сейчас всё внимание было приковано ко мне одной. Я чувствовала себя королевой.

И вдруг голос подал Дмитрий, который раньше молчал во время сплетен.

-А я слышал, что это враньё. А те, кто так говорят, просто судят по себе.

Он сказал это спокойно, медленно и чётко. Так, что некоторые даже вздрогнули. Наступила тяжелая тишина.

-Вау, защитник выискался. Наверное, сам с ней того, - усмехнулась я. - Она милая пташка не правда ли?

-По-крайней мере, она лучше тебя.

Он вышел, и снова наступила тишина. По лицам собравшихся я с ужасом поняла, что они на его стороне.


24 апреля

Разговор в курилке меня разозлил. Не ожидала к такой грубости. Я привыкла, что люди хорошо ко мне относятся, завидуют, восхищаются, смотрят вслед. Возможно ненавидят, но тайно, за спиной. А в глаза улыбаются. И это меня устраивало. Я не воспринимала их всерьёз, но, как любая актриса, ценила публику и массовку. Когда я что-то говорила, все всегда прислушивались ко мне, и никто до этого не спорил. А этот человек не только не согласился с высказыванием, так ещё публично заявил, что я – шлюха, а какая-то странная закомплексованная девчонка может быть лучше меня.

Весь день я мило улыбалась нашему общему начальнику, даже болтала о чём-то. На мне была легкомысленная кофточка с глубоким декольте, куда он бросал голодные взгляды. Юбка строгая обтягивающая с разрезом. И конечно каблуки. Главной модницей считалась секретарша, но она в очередной раз поджала губки, когда меня увидела.

Потом во время перекура начальник спросил у ребят.

-Как вам новенький Дмитрий?

Я ждала этого вопроса.

-Мне он не нравится, - не сдержалась я. - Думаю, что он неважный работник. Слышала, что он не справляется. Думаю, надо взять кого-то другого.

Начальник усмехнулся.

-Я слышал, что он поставил тебя на место. И он единственный со своего отдела, кто не волочился за тобой или кем-то ещё. На работе он думает о работе, в отличие от многих здесь. И это тебя злит, не правда ли?

«Чёрт! - думала я. - Неужели из-за него меня перестанут уважать. Я с таким трудом добилась своего положения в этой компании. Не хочу это терять из-за какого-то неудачника!»


25 апреля

Я зашла в лифт и вздрогнула. Потому что в лифте уже был Дмитрий — именно тот человек, которого я хотела бы видеть меньше всего. Но гордость заставила взять себя в руки и не показывать, что его присутствие меня хоть как-то смущает. Двери медленно закрылись. Напряжение повисло в воздухе. Как на зло лифт шёл очень-очень медленно.

-Доброе утро, - хмыкнул он. - Вас не учили здороваться?

-Доброе, - протянула я. - Симпатичный пиджак... У моего дедушки был похожий.

На самом деле, мне просто хотелось сказать что-то едкое.

-Милая юбочка, - парировал он. - В таких обычно девушки работают по ночам.

-Думаю, нормальные девочки тебе не по карману.

-Даже если б ты сделала скидку, я б потратил деньги на что-то другое.

Это сильно меня разозлило. Я начинала кипеть.

-Что ты себе позволяешь? Ты вообще новенький! Твоё положение очень не прочно. И я могу сделать так, что оно пошатнётся.

-Какие мы сердитые. Я знаю, ты уже пыталась, - усмехнулся он. - Но даже если я уйду с этой работы, меня охотно возьмут на другую. Я попал сюда благодаря своим знаниям и опыту. В отличие от тебя, я не делаю карьеру через постель.

Дверь лифта успела открыться, закрыться и открыться снова, люди стояли у входа и глазели на нас. Человек восемь. Затем он спокойно вышел. Я застыла, открыв рот. И хоть мне тоже нужно было выходить на этом этаже, я не сдвинулась с места.

Я должна была признать, что язык у него подвешен неплохо. Впервые за долгое время я не знала, что ответить...

Весь день я работала почти нормально, но мыслями снова и снова возвращалась к этому неприятному диалогу в лифте.

А в самом конце рабочего дня один из начальников просто убил меня наповал.

-Отнеси эту папку Дмитрию, - он протянул мне какие-то бумаги. - Ну что ты так уставилась на меня? Я знаю, что ты его недолюбливаешь. Ну что за детский сад?

Мне было нечего на это ответить.

Я взяла папку так, будто это бомба.

Как я и предполагала, Дмитрий встретил меня ехидной улыбкой.

-Ты теперь работаешь курьером?

Вообще-то я хотела изображать саму холодность, но всё же не сдержалась.

-Не завидую твоей девушке, если конечно она у тебя есть. Встречаться с занудой неудачником — удовольствие сомнительное.

Дмитрий посмотрел на меня своим внимательным прожигающим взглядом.

-Зато твой друг очень счастлив, что у него большие и развесистые рога.

-Ты интересовался моей личной жизнью? Наводил справки?

-Да всё и так понятно. Похоже, я угадал. Впрочем, мне всё равно. Как ты там развлекаешься.

Я снова остолбенела от такой наглости. Он протянул руку, что бы взять бумаги. Ох, как мне захотелось его стукнуть! Я швырнула папку так, что бумаги разлетелись во все стороны, и поспешила удалиться. Как на зло, в этот самый момент мимо проходили две сплетницы из отдела маркетинга. Они остановились, а потом ускорили шаг, смотрели на нас только краешком глаза. Я поняла, что эта история обрастёт подробностями и разлетится по всему офисному зданию.

Чёрт!


27 апреля

Звонил бывший парень Маринки. Мне было не о чем с ним разговаривать. Просто не стала брать трубку. Настроение испортилось ещё больше.

Я пришла на занятия по танцам, но не могла увлечься, расслабиться. Обычно это была моя отдушина. Любые проблемы отступали, когда я слышала музыку. К тому же скоро намечались концерты и выступления. И надо признаться, обычно я была не последней. Я любила танцы. Свою группу. И даже строгого тренера. Тацуя, я отдавалась музыке, ритму, движениям тела. Открывала что-то новое. Говорят, тело не умеет лгать...

Но сейчас я не могла сосредоточиться. Тренировка прошла сумбурно. Никакого удовольствия от танца.

Потом позвонили друзья и вытащили меня в бар. Симпатичный паренёк строил глазки. Мы мило болтали и пили коктейли. Он меня смешил, рассказывал истории. Мы потанцевали несколько медляков. Потом пили ещё.Мне хотелось доказать самой себе, что я классная.

Больше ничего не помню. Проснулась в своей кровати. Он ушёл, не попрощавшись и не оставив записки. Я подумала с надеждой: «Может он и не ночевал здесь? Может, ничего не было». Но потом я поняла, что он всё-таки был. Мне стало противно.

Звонил Фархат, но я не брала трубку.

Иногда я ненавижу себя.


29 апреля

Я старалась забыть о случившемся, как можно скорее. Словно это просто приснилось. Всё было так же, как и раньше. Почти...

На работе я снова перемывала с Иркой всем косточки. Не потому что я их ненавижу, просто нам было не о чем ещё поговорить. К тому же я люблю это дело. Когда мы дошли до Дмитрия, я уже открыла рот, чтобы высказать всё, что я о нём думаю, как Ирка прервала меня жестом и просто убила высказыванием:

-Я думаю, что ты в него влюбилась.

-Че-го? - переспросила я и чуть не выронила кружку кофе себе на колени.

-Ты столько о нём говоришь! Проводишь его взглядом. Расспрашиваешь о нём.

По её словам я поняла, что также думает больше половины нашего коллектива.

Ну и чушь! Обычно мне нравились сплетни, но теперь стало раздражать то, что я стала главным объектом ехидных рассуждений. Надо что-то предпринять. Я обязательно что-нибудь придумаю!

В моей голове крутились планы мести. Хотелось его убить. «Подумать только! И этот человек мне казался симпатичным? Ужас... А что если пустить какой-нибудь слух? Ну, например, что он пьяница или голубой? Чёрт, мне уже никто не поверит! Но я не могу позволить, чтобы об меня так просто вытирали ноги... Надо поговорить с Фархатом, чтобы его вышвырнули с работы. Буду врать, что он меня ужасно домогался. Пущу в ход слёзы. Должно сработать... Не знаю, правильно ли я поступаю, но ...»


30 апреля

В этот день я получила сообщение от Марины:

«Привет! Я всё обдумала и решила, что Костя мне не так уж сильно и нужен. Я увидела, какой он гад. Я всё-таки дорожу нашей дружбой. Давай встретимся сегодня, пообщаемся?»

Я чуть не подпрыгнула. С одной стороны, я подумала: «Наивная дурочка». Но с другой стороны, это было даже трогательно. Неужели эта дружба и правда так важна для неё? В любом случае, я была польщена. И только перед выходом подумала: «А что если здесь подвох?» Но я не придала этой мысли значение.

Встреча была назначена в парке, а потом предполагалось посидеть где-нибудь в кафе...

Когда я пришла в назначенное место, Марина меня уже ждала.

-Давай немного пройдёмся, - сказала она.

Я чувствовала некую неловкость и даже не знала, о чём заговорить. Извиняться я не собиралась и всё же сказала:

-Я рада, что ты не злишься. Пожалуй, я была не права.

Марина молчала какое-то время, и я думала, что она обдумывает происходящее, но в какой-то момент, Марина остановилась и сказала:

-Мы пришли.

-Куда?

Это была какая-то подворотня. Вокруг почти не было окон. Я почувствовала, как мурашки бегут по коже, потому что на встречу мне с разных сторон шли девушки — очень простые, дворовые. Одетые дёшево и безвкусно. Их было около пяти. От них воняло табаком и чем-то ещё. Каждая из них была почти на голову выше меня. Лица мало что выражали, но в данный момент проявилась злоба и самодовольство. Они окружили меня плотным кольцом, у них был вид убийц. Мне стало страшно, как не было давно.

-Ты им заплатила? - спросила я Марину, которая отошла в сторону и в этот момент сурово смотрела на меня в упор из-за их высоких спин. - Девчонки, я могу заплатить больше.

Я старалась, чтобы голос не дрожал.

-Ты заплатишь... своим здоровьем, а может, жизнью, как повезёт, - усмехнулась одна из них – самая толстая и странная из них. И сжала кулаки.

-Они тронуты моей историей, - сказала Марина. - Так что решили помочь. Пусть и не бесплатно. Но ты ответишь за то, что сделала.

-А что я сделала? Что за детский сад? Хватит ломать комедию! – закричала я в надежде достучаться до неё. В животе всё похолодело.

-Я впервые вижу в тебе настоящие чувства. И это приятно, - сказала Марина. Никогда раньше она не проявляла признаков жестокости, но сейчас явно светилась от счастья.

-То, что вы делаете противозаконно. За это полагается статья. Твой бывший того не стоит.

-Я любила его, тварь. Я хотела выйти за него замуж. Я считала тебя подругой. Но ты не знаешь, что такое любовь... Зато ты узнаешь, что такое боль.

В этот момент я поняла, что всё неизбежно.

Кто-то уже замахнулся. Мне чудом удалось увернуться и проскочить между ними. Я рванула в сторону дороги и бежала так, как никогда не бегала в своей жизни. Сердце бешено билось. Сумку пришлось бросить. Я бежала, сама не зная куда, лишь бы там были люди... Через несколько секунд с радостью отметила, что они отстают. Если бы не каблуки, пожалуй, я смогла бы убежать. Ведь эти женщины были не знакомы с таким понятием, как фитнес. Однако что-то ударило в плечо. Наверное, камень. Это заставило меня остановиться на пару секунд, и это было неправильным с моей стороны.

Никто никогда не бил меня прежде. Даже родители. В моей жизни были оплеухи и лёгкие потасовки в женском туалете. Но жестокого избиения – никогда. Я смотрела на их лица и не видела ничего человеческого. Похоже, они получали удовольствие от происходящего. От этого становилось всё более страшно. Страх сковывал руки. Мой голос дрожал.

-Я могу заплатить больше, - повторила я.

Они снова окружили меня. Я окончательно поняла, что у них нет ни капли жалости. Но даже в этот момент я знала, что не буду унижаться, просить о чём-то Марину, не доставлю ей такого удовольствия. Впрочем, любые просьбы были бы бесполезны. Одна из них ударила меня в лицо, и я дала сдачи.

И тут во мне проснулось что-то детское. Раньше я не умела хитрить, изворачиваться. Новая Алёна пожалуй села бы, сжалась, постаралась бы никак не вызвать лишнюю агрессию. Но сейчас во мне проснулось что-то такое, когда улыбаешься, глядя опасности в лицо.

-Какие ж вы страшненькие, - сказала я, не задумываясь о том, что будет потом. - Не удивительно, что вы всех ненавидите.

-Бейте её! - закричала одна из них.

Я постаралась дать сдачи. Пыталась вырваться. Они опрокинули меня на асфальт.

Словно сквозь сон я услышала, как Марина сказала:

-Только не убейте её.

И кто-то ответил ей:

-Отстань. Она нас оскорбила и ударила меня, теперь это не твоё дело.

Остальное я помню смутно. Какие-то удары в живот и по лицу. Боль я почувствовала не сразу. Но потом мне было тяжело дышать. Боль не прекращалась. И я уже ничего не видела перед собой. Только закрывала голову руками. Я хотела, чтоб это прекратилось. Я хотела только этого!

А потом подъехала машина и стала сигналить. Я очень надеялась, что это милиция.

Эти люди переглянулись вопросительно. Машина разогналась по направлению к нам. Девушки отпрянули. Только я осталась лежать, мне было трудно шевелиться. Машина затормозила в полуметре меня. Свет фар осветил их лица. Потом машина объехала назад и снова стала разгоняться по направлению к ним.

-Чёрт! Какой-то бешеный!

-Он нас увидел.

Одна из них развернулась и сказала:

-Может, пойдём отсюда?

Остальное смутно помню. Я попыталась сесть и потеряла сознание.


Очнулась я уже в машине. Вначале долго приходила в себя, ничего не видела перед собой. Кто-то меня тряс. Потом я узнала этого человека, и мне стало ещё хуже, чем было.

Это был Дмитрий.

-Куда везти? - спросил он. - В больницу или домой?

-Не надо в больницу, - сказала я, испугавшись, что обо всём этом узнает Фархат, и Марина ему разболтает о моих похождениях. Потом я посмотрела на него и опустила глаза, не зная, что сказать. - Как ты здесь оказался?

-Вообще-то я живу здесь недалеко... честно скажу, вначале, я не хотел вмешиваться в девичьи разборки. К тому же наверняка, ты их заслужила. Но всё же притормозил… Так куда тебя везти?

-Моя сумка где-то там. Во дворах.

-Не кажется ли тебе опасным — ехать туда?

-Там ключи.

Мне было трудно говорить, но я не хотела показаться ему слабой. Он дал мне платок, чтобы я зажала разбитый нос.

Мы поехали куда-то туда. Я закрыла глаза и чуть снова не вырубилась. Мне стало очень страшно от мысли, что меня могли покалечить. Я даже не знаю, как описать это всепожирающее чувство страха...

-Кажется, это она, - сказал Дмитрий, останавливая машину. - Сходить за ней?

-Не надо. Я сама справлюсь.

Я спокойно открыла дверь, вышла из машины и упала. Ноги просто подвели меня. Я и не знала, что мои силы так иссякли. Не знаю, что было страшнее – нападение этих девиц в тёмной подворотне или это испытание гордости?

Он, кажется, вздохнул, вышел, поднял меня и практически силой усадил на место, затем сходил за сумкой и кинул её внутрь. Укоризненно посмотрел на меня. Я ждала, что он скажет что-то ехидное, но он спросил мой адрес. Я назвала улицу, дом и, кажется, сказала:

-Не могу поверить, что я с тобой в одной машине. С разбитым носом.

А потом вымучила из себя:

-Спасибо, что помог... Ты неплохо водишь. Они решили, что ты бешеный. А по тебе не скажешь.

На город уже опускались сумерки, загорались огни. Это было странное чувство — сидеть рядом с ним и разговаривать.

-Я смотрю, у тебя много врагов, - сказал он.

-Тебя я тоже считала одним из них.

-Да уж. Нам придётся встать в очередь, что б тебя убить.

Мы усмехнулись. Правда, от этого у меня немного заболели рёбра.

-Ты держалась так будто тебе всё равно, что с тобой будет.

Может, так и было.

-Вообще-то мне было страшно. Очень. Но я не могла показать это.

Я закрыла глаза и задремала на несколько минут.

Потом он снова разбудил меня возле моей парадной. Я вежливо попрощалась, ещё раз сказала спасибо. Старалась идти ровно, не спотыкаясь. Но уж через пару шагов, согнулась пополам. Всё ещё было больно. Дмитрий снова оказался рядом, помог дойти до квартиры, вручил сумку. Деньги, пудра и мобильный телефон исчезли, но остальное оказалось на месте.

Через несколько минут я оказалась в своей квартире уже одна. Доковыляла до ванной.

Я посмотрела на себя в зеркало. Лучше бы я туда не смотрела. Губа и нос были разбиты, под глазом синяк. Несколько пластырей — наверное, он налепил их, когда я была без сознания. Всё тело тоже было в синяках. Я кое-как доползла до душа, но прикосновение воды к телу было очень болезненным.

Потом с трудом переоделась, чем-то смазала ранки. И рухнула в постель.

Мне снились разные сны. И, конечно, это были кошмары. Только утром приснился Дмитрий, и мне стало спокойно. Не знаю, что б со мной было, если бы не он. Мне не хотелось об этом думать...

Моя мама говорила, что страх — это самая сильная эмоция. Она сжирает всё на своём пути. Поэтому пусть страх будет твоим другом и помощником. Оберни его в свою пользу. Бойся быть слабой. Бойся, что кто-то будет лучше тебя...


5 мая

Фархат звонил мне несколько раз, но я не хотела с ним видеться. Я боялась, что если он увидит меня — сразу поймёт, что меня били. И начнёт разбираться. А потом узнает о Марине и её теперь уже бывшем парне. Она многое может ему разболтать. И мне оставалось только одно -прятаться. Вначале я говорила, что очень занята и устаю на работе, потом, что сильно простыла. Потом что-то ещё. Одним словом, я врала напропалую. И с каждым разом это было всё труднее. Я не получала от него подарков, мы не ходили в кафе, приходилось тратить свои деньги, а не чужие. Но это конечно не самое страшное. Мне не нравилось моё лицо и тело с синяками. Я боялась, что Фархат мог всё выяснить и устроить скандал. Не нравилась какая-то неопределённость.

На следующий день пришлось звонить на работу и говорить о том, что плохо чувствую себя. Весь день валялась дома, спала, смотрела фильмы, приходила в себя.

С Дмитрием мы встретились в коридоре ещё через день. Казалось, его глаза сканируют меня. А потом он кивнул мне и я тоже кивнула. Если честно я не знала, как с ним теперь общаться.

Пришлось ходить в брюках, в кофтах с длинными рукавами без всякого декольте. Наносить толстый слой тонального крема. И одевать солнечные очки, когда можно. Даже в помещениях. Меня расспрашивали о том, почему я так выгляжу. Я врала, что упала с лестницы — все меня жалели. Точнее делали вид.

С Дмитрием я виделась несколько раз. Один раз мы вместе ехали в лифте. Правда вокруг было много людей. Мы только кивнули друг другу. Когда я вышла на своём этаже, Ирка сказала:

-Ничего себе! Вы теперь здороваетесь и улыбаетесь друг другу? Ты так на него смотрела!

-Не говори глупостей!

-Ты же говорила, что он урод, - продолжала Ира. Похоже, ей нравилось злить меня.

-Ну, говорила… Но он не урод.

-Ты его защищаешь? Вау! С каких это пор вы так мило переглядываетесь?

-Ты напридумывала себе лишнего. Хватит нести белиберду. Лучше скажи, где сегодня будем обедать?

Она хитро смотрела на меня, словно видела на сквозь. Меня это разозлило. Но уже совсем не так, как разозлило бы раньше.


12 мая

Я вернулась домой, покормила кота, погладила его. Пожалуй, он был единственным существом, которое я ценила в этой жизни. Ещё родителей, но я редко виделась с ними.

«Только ты меня ждёшь. Только ты ничего не хочешь от меня, кроме еды и ласки», - сказала я коту. И мне стало грустно.

В середине мая у меня всегда депрессия, особенно в этот день. Потому что когда-то давно в самом конце весны папа ушёл из дома.

Я помню, как родители долго ссорились, как мама швыряла вещи. Кричала: «Если ты уйдёшь – у тебя больше нет дочери... Алёна! Попрощайся с папой! Он уходит навсегда, предатель!»

Потом папа всё-таки ушёл, кое-как собрав чемодан, и в комнате стало тихо-тихо. Моя семья была для меня всем, и я поняла, что мой мир рухнул... Мы молчали час или два.

-В этой жизни не стоит надеяться на чудо, - сказала мама, допивая бутылку вина. – Не стоит верить, что люди хорошие. Не стоит любить и привязываться… Надо всё брать в свои руки.

-Мам, это ведь я виновата, да?

От этой мысли мне всё время хотелось плакать.

-Ну что ты! Просто он меня разлюбил. Такое бывает.

-Мам, а если я выйду замуж, и у меня будут дети, мой муж тоже уйдёт?

-Не знаю. Всё не просто. Жизнь прожить — не поле перейти... Лучше принеси мне бутылку вина из холодильника.


13 мая

Сегодня был корпоратив — день рождения компании. Шикарный праздник за счёт нашей фирмы. Все были радостными и слегка возбуждёнными. Но у меня всё ещё было плохое настроение.

Я стояла посреди зала. Красивая, уверенная в себе. Я была довольна тем, как я выглядела — красивое платье, хорошая причёска, грамотный, но яркий макияж. Я улыбалась людям и делала вид, будто рада всех видеть. Все были хорошо одеты. Играла приятная музыка. Мне говорили комплименты. В зале было много воздушных шариков. Я знала, что будет потом: мы будем общаться, танцевать и мило проводить время. Вначале, будет немного скучно, потом все набросятся на еду. Потом опьянеют. И кто-то будет делать глупости. Мне хотелось только одного — выпить и опьянеть. Может даже найти приключения. Возможно, вы плохо подумаете об мне, но в тот момент мне хотелось забыться и не думать ни о чём.

Спустя час я уже успела осушить несколько бокалов мартини и кружилась в центре зала с блаженной улыбкой на устах. Ира делала мне замечания, впрочем, она сама еле держалась на ногах. Кажется, тогда я искала взглядом Дмитрия. Мне хотелось, что бы он увидел, какая я красивая, и как умею танцевать. Хотелось быть с ним холодной и равнодушной. Однако его я не нашла, но заметила, что есть люди, которые смотрят на меня почти с восхищением.

Спустя ещё час я танцевала с парнем из соседнего отдела по имени Вова. Мы пили на брудершафт и смеялись о чём-то.

А спустя ещё полчаса он полез целоваться. Не помню нравилось мне или нет — наверное, было уже всё равно. Было даже безразлично то, что на нас все смотрят. Он спросил — не поехать ли нам к нему. Я отшутилась. Но минут через десять сказала: «Поехали».

Я решила, что надо выпить ещё мартини, а лучше водки, чтобы забыться окончательно. Он почти нетерпеливо тащил меня к выходу. Я стала ныть:

-Может всё-таки не будем?

Он решил, что я просто цену себе набиваю. Но я на самом деле испытывала дискомфорт от мысли, что этот Вова (или как там его) везёт меня к себе. Однако он уверенно вёл меня за руку и я сдалась. Пусть будет, что будет. Я просто знала, что не захочу вспоминать об этом.

А потом кто-то поймал меня за руку. И я остановилась возле самого выхода.

-Ты уверена, что хочешь этого?

С одной стороны стоял Вова и чуть ли не силой тащил меня за руку из ресторана, с другой стороны меня держал Дима. Я замерла, не зная, что сказать.

-Эй, парень, тебе чего? - стал злиться Вова. Но Дмитрий словно не обратил внимание.

-Алёна, если этот человек тебе по-настоящему нравится — ради Бога. Езжайте. Но ехать с ним ради скуки? Ты еле на ногах держишься. Стоит ли растрачивать себя? Подумай.

Я растерялась и даже немножко протрезвела.

-А какое тебе дело? Ты решил прочитать мне нотации?

Я вырвала руки, так чтобы никто не тянул меня куда-либо.

-Я видел твой взгляд. Ты словно звала о помощи.

-Думаю, тебе показалось.

Пожалуй, я спорила из принципа. Однако ехать с Вовой мне тут же расхотелось окончательно. Я разговаривала с Димой, когда Вова снова вмешался:

-Эй, парень, тебя никто не звал. Она со мной.

-Она не вещь.

Вова подошёл и оттолкнул Дмитрия.

-Не трогай его! - закричала я.

Владимир посмотрел на меня и, кажется, понял, что проиграл эту игру. Раздосадованный, он размахнулся и ударил Диму, разбив ему губу. Но тот лишь усмехнулся.

-Это всё, на что ты способен?

Вова разозлился окончательно и буквально набросился на противника, но Дмитрий перекинул его через себя. Это было эффектно. Вова вскочил. Драка продолжилась, но их очень быстро растащили.

Дмитрий вышел на улицу и я вышла следом. Мы были одни.

-Ты в порядке?

-Да вроде.

Это была спокойная ночь. Уже были видны звёзды и горели вокруг фонари. Впервые за долгое время я задумалась о том, что это красиво. Мне стало холодно от ветра.

-Никто никогда не дрался из-за меня, - сказала я тихо.

-Приятно?

-Скорее страшно.

-Я не дрался из-за тебя. Просто не люблю, когда девчонки напиваются и отдаются кому попало. А парни этим пользуются.

-У тебя кровь. Кажется, где-то здесь был пластырь.

Я стала ковыряться в сумочке. Он поймал меня за руку. И я вздрогнула от его прикосновения.

-Не надо, - сказал он. – Пожалуй, я пойду, - он повернулся и пошёл к выходу.

Я догнала его через минуту.

-Но ведь ты только пришёл?

-Я посмотрел на эту пьяную толпу и мне сразу стало скучно.

-Я думала, что ты защищаешь меня потому, что хочешь затащить в постель.

Он усмехнулся.

-Ну и мысли... Ты мне это предлагаешь? - я даже чуть покраснела. Что-то было такое в его глазах. Если б он сейчас подошёл ко мне ближе, взял за руку и отвёз к себе – я бы не сопротивлялась. И, кажется, Дмитрий читал мои мысли.

Потом он сказал перед тем, как уйти:

-Вообще-то я не против. Но только когда ты будешь готова, когда ты сама захочешь этого. Просто дай знать, хорошо?


  1   2   3   4




Похожие:

История одной мести iconИстория одной любви

История одной мести iconДокументы
1. /История одной готессы.doc
История одной мести iconПрограмма «Компьютер мой помощник» Учебный курс предпрофильной подготовки для учащихся 9-х классов, 9 часов
Сегодня в мире нет ни одной отрасли науки и техники, которая развивалась бы столь же стремительно, как информатика. Каждые два года...
История одной мести iconНазвание: Пасмурное утро
Саммари: История одной вампирши и Северуса Снейпа. Кто ж мог подумать, что он так быстро клюнет?!
История одной мести iconДокументы
1. /Невольник мести.txt
История одной мести iconСочинение История одной награды
Конкурс сочинений «Подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941- 1945 годов на фронтах и в тылу»
История одной мести iconИстория в тесты включены вопросы по курсам: Всеобщая история и История России. Всеобщая история. Новое время 15-18 века
Российское государство во времена Ивана Грозного. Реформы Избранной рады. Опричнина. Внешняя политика
История одной мести iconСочинение эссе «Наша память хранит имена»
Я каждый год бываю в прекраснейшем городе на Неве – Санкт-Петербурге. Каждая улица, каждый мостик, переулок, дом целая история. История...
История одной мести iconИстория в работу включены следующие темы: Всеобщая история. Новое время 15-18 века
История; Первобытный мир; История древнего мира; Средние века; Новое, новейшее время
История одной мести icon«Лекции по философии истории» (фрагменты Введения)
Для выяснения того, что такое философская всемирная история, я считаю необходимым прежде всего рассмотреть другие формы историографии....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов