«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi icon

«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi



Название«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi
Дата конвертации30.07.2012
Размер191.27 Kb.
ТипДокументы




Евгения Наильевна Азизова,

Аспирантка кафедры история России.

«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д.П. Руничаi.



Дмитрий Павлович Рунич (1778 – 1860) известен как один из «главных возбудителей и деятелей суда» над профессорами петербургского университета, которые были обвинены в 1821 г. в религиозном и политическом «вольнодумстве». Но мало кто знает Д.П. Рунича как переводчика, мемуариста и сторонника восстановления масонства в России после приказа Екатерины II о закрытии масонских лож. Уже в первой четверти XIX в. масонство пронизывало все поры образованного общества, охватывая своим влиянием даже мелкое чиновничество из дворян, которые поступали в ложи, в основном, из побуждений карьеры, чтобы добиться продвижения по службе.

В юности Рунич увлекался культурой и образом жизни Западной Европы, интересовался христианскими миссионерскими рыцарскими орденами и масонскими обществами Австрии. Его отец, П.С. Рунич (1748-1825), в царствование Павла I владимирский гражданский губернатор, впоследствии сенатор и тайный советник, был посвящен в третью масонскую степень «мастера» надворным советником С.И. Гамалеей. Этот «глубоко религиозный человек», ученик Киевской духовной академии, был переводчиком мистических сочинений, одним из основателей Дружеского Ученого общества, членом Типографической компании и ближайшим другом Н.И. Новиковаii. Отец Рунича дружил с видными масонами А.Ф. Лабзиным и А.А. Плещеевым, и одно время был в тесном контакте с московскими розенкрейцерами, а его друг Лоренц Витберг был «надзирателем» в одной из немецких лож в Петербургеiii. Дмитрий Павлович хорошо знал Лабзина еще по дому своего отца, в котором тот был частым гостем, и отзывался о нем как об истинном христианине. А.Ф. Лабзин, воспитанник Московского университета, историограф ордена Св. Иоанна Иерусалимского, которому покровительствовал Павел I, впоследствии вице-президент Академии художеств, был участником Дружеского Ученого общества Н.И. Новикова, учеником И.Г. Шварца, переводчиком и издателем мистических книгiv. Еще один друг П.С. Рунича, с семейством которого Руничи дружили долгие годы, был масон XVIII в. А.А. Плещеев, друг и покровитель известного историка и писателя Н.М. Карамзина, который посвятил ему и его жене «Письма русского путешественника»v. Именно в доме А.А. Плещеева Дмитрий Павлович познакомился с Н.М. Карамзиным, масоном и воспитанником Дружеского Ученого Общества. В подражание любимому писателю он издал несколько произведений, впоследствии между ними завязалась переписка. «Добрый почтальон» Рунич, как называл его Карамзин, по его просьбе, содействовал переписке между масонами А.И. Тургеневым и Н.И. Новиковым и выполнял некоторые его порученияvi.


Не случайно после того, как Дмитрий Павлович 24 января 1797 г. вышел в отставку в звании прапорщика, его отец выбрал для него дипломатическую деятельность: масоны предавали ей большое значениеvii. Согласно учению «вольных каменщиков», включающем мысли о добре и зле, войне и мире, созидании и разрушении, акцент делался на эволюционных формах развития без вооруженных столкновений. Масонский пацифизм концентрировался на стремлении любым путем снизить накал международной напряженности, в случае возникновения войны – ограничить ее рамки, сократив масштабы кровопролития. 4 февраля 1797 г. Рунич был зачислен на должность переводчика в Коллегию иностранных дел, благодаря знанию иностранных языков и связям отца. Тогда же он был причислен к канцелярии вице-канцлера А.Б. Куракина, воспитанника старого масона Н.И. Панина и долголетнего друга Павла Iviii. 1 мая 1797 г. Рунич получил назначение на должность секретаря-переводчика при Венском посольстве. В 1799 г., русский посланник при прусском дворе граф Н.П. Панин (1770-1836), известный масон, племянник старого масона и воспитателя Павла I Н.И. Панина, поручил Руничу доставить депешу Павлу I, сообщавшую об убийстве трех французских уполномоченных, возвращавшихся из Раштадта с конгресса. В середине июня 1800 г. Рунич приехал в Петербург и передал депешу графу В.П. Кочубею, вице-канцлеру и известному московскому масонуix.

Близость Л. Витберга и П.С. Рунича к А.Ф. Лабзину способствовала тому, что их сыновья вступили в масонское братство в основанной им 15 января 1800 г. в Петербурге первой в XIX в. русской масонской розенкрейцерской ложе «Умирающий сфинкс». Работая втайне первое пятилетие своего существования, после запрещения масонских лож при Екатерине II, эта ложа принимала большие предосторожности, чтобы ее собрания не были обнаружены. Запрещалось разглашать о работах в мире «профанов», не посвященных в тайны «вольных каменщиков», и в среде масонов, не принадлежавших к ложе «Умирающий сфинкс». Власть Лабзина, как «управляющего мастера» тайной ложи, была велика, «братья» должны были беспрекословно ему повиноваться, не могли без его разрешения переходить в другие ложи и повиноваться другому масонскому начальству. Ложа работала на русском языке, была немногочисленной по составу и не принадлежала к масонским союзам. Обстановка и обиход ложи не были особенно богаты, но круг братьев отличался большим рвением к орденскому делу, клятва гласила: «посвятить всех себя и все свое, честь, имение и самую жизнь цели ордена», старые розенкрейцеры благоволили к ложеx.

12 ноября 1804 г. Д.П. Рунич был посвящен в первую степень в ложе «Умирающий сфинкс». Желающий стать «вольным каменщиком» должен был заручиться рекомендацией кого-нибудь из членов той ложи, в которую он желает быть принятым. «Поручителем» при вступлении в ложу Рунича выступил шурин А.Ф. Лабзина А.Г. Чурин. Затем наступил обряд инициации, то есть посвящение в масонство. Первая степень масонства – «ученик», длилась не меньше года, главная ее задача – научиться понимать великую тайну своего существования и путем самосовершенствования становиться более достойным собственной жизни. В качестве «ученика» принятый в масонство работал над собой, совершенствовался в добродетелях, усваивал «царственную науку вольных каменщиков» и готовился к прохождению других, более высоких степеней, в этом ему помогал «наставник». «Наставником» Рунича стал А.Г. Черевин, юнкер Коллегии иностранных дел, впоследствии муж сестры Рунича Александры, статский советник и знакомый Н.И. Новикова, который называл его своим «внуком»xi. В день посвящения «учитель» Рунича, поздравил его с этим событием: «и из всех моих сил молю Начавшего, да совершит с вами, равномерно и с нами, славный тройственный путь; по совершении коего мертвенное наше пожерто [так в тексте – Е.А.] будет животом и все будет нова»xii. По словам Черевина, Дмитрий Павлович был довольно своенравным «учеником», не всегда уважительно относился к своему «учителю» и Священному Писанию. «Наставник» содействовал переписке Рунича с знаменитым просветителем и масоном Н.И. Новиковым, организатором издательской и благотворительной деятельности московских розенкрейцеров. Усилиями Новиковского кружка были открыты училища для бедных детей в Петербурге, «Педагогическая Семинария» при Московском университете, первое студенческое общество в России «Собрание Университетских питомцев», «Переводческая семинария», Дружеское Ученое Общество и Типографическая компания. Именно в масонской организации Новиков нашел ответ своим просветительским и благотворительным стремлениям, стал самым ярким выразителем благотворительно-христианского направления в масонствеxiii. Рунич считал его своим наставником, который обучал его тайнам масонской эзотерики и направлял к «истинной цели». В одном из частных писем Рунич назвал Новикова «прирожденным дворянином», которому «обязана Россия тем, что русский язык обогатился напечатанием многих томов превосходных сочинений в переводе»xiv.

24 декабря 1804 г. Рунич был возведен во вторую степень «подмастерья», который обязывался трудиться для других, приносить пользу в жизни. При посвящении в эту степень масонство обращалось к «братьям», уже воспринявшим его заветы и лишь дожидавшимся благоприятного случая, чтобы применить их на практике. Срок пребывания в степени «подмастерья» был не определен, «подмастерье» ожидал того времени, когда сможет стать «мастером». Немаловажную роль в обучении Рунича на этом этапе сыграл А.Ф. Лабзин. Он советовал ему больше молиться, читать и переводить, снабжал книгами модных в то время в масонских кругах западно-европейских мистиков Штиллинга и Эккартсгаузена, наставлял Рунича: «скромность и кротость всего лучше» и «внутреннее смирение», так как скромным больше доверяют, главное - не угодить, а услышать истину и не ссориться с людьмиxv. Лабзин содействовал его карьере, помог назначению Рунича на должность помощника московского почт-директора 28 июня 1805 г. Он советовал держаться за это место, которое, по его мнению, было лучше, чем место экспедитора и правителя канцелярии. Московский почтамт был своего рода негласным центром московского масонства, так как приоритетной задачей масонов было овладение средствами массовой информации, в начале XIX в. таким средством была почта. Особенно Лабзин советовал не перечить и выполнять все поручения директора почтамта Ф.П. Ключарева, участника «Дружеского Ученого Общества» Н.И. Новикова и масона высоких степеней посвященияxvi.

В 1806 г. Рунич по поручению Лабзина занялся распространением пакетов с издаваемыми им книгами и экземпляров его религиозно-нравственного журнала «Сионский вестник». Таким образом Лабзин, считавший себя последователем Н.И. Новикова, попытался наладить издательскую деятельность розенкрейцеров, однако, не так успешноxvii. Он интересовался мнением Рунича о сочинениях, помещенных в журнале, учил понимать их, так как, с его точки зрения, он не чувствовал общего настроения произведений и глубоких мыслей авторов. Под влиянием Лабзина Рунич вступил в религиозно-мистического общество «Народ Божий», известное также как «Новый Израиль». Оно появилось в России в 1806 г., первоначально было учреждено в 1778 г. в Берлине, затем в 1786 г. в Авиньоне во Франции. Основатель общества, граф Грабянка (Лешиц-Грабянка) Тадеуш (Фаддей), был принят в общество в Берлине в 1779 г. и почитался «Царем Израилевым». Цель его состояла в том, чтобы возвещать народам по велению Божию второе и близкое пришествие Иисуса Христа, причем посредником в сношении с небом граф Грабянка объявил самого себя. Как и у розенкрейцеров, в ложе увлекались теософией, алхимией и магией. В 1807 г. граф Грабянка был арестован и посажен в крепость, общество прекратило свое существованиеxviii.

6 августа или 30 июля 1809 г. Рунич был посвящен в третью степень «мастера», которая считалась степенью завершения изучения масонского опыта. В ноябре 1809 г. Рунич поехал к Н.И. Новикову за «градусом» и был принят в «теоретическую степень». Она была одним из нововведений розенкрейцерства, после ее принятия масон становился розенкрейцером. Тогда же Рунич получил некие уникальные подлинные документы, «истинный источник истории масонства», которые, по масонской легенде, привез из Германии в 1782 г. известный масон, профессор Московского университета, руководитель московских розенкрейцеров И.Г. Шварц для создания в России «истинного масонства, противоядия неверию и вольнодумству»xix. Среди привезенных Шварцем документов были признание независимости русского масонства от шведского, разрешение на организацию «теоретического градуса» и высших розенкрейцерских степеней, право на основание в Москве «Ордена Злато-розового Креста» и согласие на участие уполномоченных от русских масонов в заседаниях будущего Вильгельмсбадского конвента для учреждения особой провинции из Россииxx. Вероятно, это были те документы, которые мечтал получить А.Ф. Лабзин. Он считал себя «любимым племянником» и наследником масонского дела Н.И. Новикова, обещавшего ему оставить своих московских братьев и поддерживать связь только с ним. Лабзин предпринимал неоднократные попытки получить масонские акты от Новикова, заручиться его поддержкой, но каждый раз сталкивался с непреодолимыми препятствиямиxxi. Эти события осложнили отношения Рунича с Лабзиным: «Прежде я был твой М[астер], а ты мой У[ченик], а теперь что?»xxii. Дмитрий Павлович отдалился от него еще тогда, когда начались гонения на «Сионский вестник», так как Рунич, по словам Лабзина, стал опасаться связи с ним, «опасным и подозрительным» человеком. В это время он больше доверял мнению Новикова, переписка между Руничем и Лабзиным становилась более эпизодичной.

После ареста и высылки из Москвы почт-директора Ф.П. Ключарева 10 августа 1812 г. Рунич был назначен директором Московского почтамта. Он исправно выполнял свои обязанности, по приказу министра внутренних дел О.П. Козодавлева осуществлял некоторые полицейские функции: секретно проводил перлюстрацию писем, секретно сообщал о всех московских происшествиях, следил, чтобы экспедиторы почтовых мест доставляли сведения о всех местных событиях. Рунич показал себя как «усердный сотрудник и соучастник (…) в попечении о пользе и распространении мануфактур»xxiii. По приказу Козодавлева он собирал у московских фабрикантов образцы ситца, сукна и лент для изготовления орденов и часов, которые потом одобрял сам император. В то же время, согласно масонской филантропии, которая распространялась в первую очередь на братьев, а потом на лиц, не принадлежавших а ордену, Рунич оказывал помощь «братьям», обращавшимся к нему, например: действительному статскому советнику П.А. Левашеву, жене генерал-аншефа графа З.Г. Чернышова А.Р. Чернышевой, сыну дипломата, переводчика и писателя Я.И. Булгакова К.Я. Булгаковуxxiv.

Когда в 1812 г. было учреждено Библейское Общество в Петербурге, которое стало своего рода легальной масонской ложей, Рунич принял в нем деятельное участие. Главной целью общества было реформировать православие на «просвещенных началах», а по сути дела, заменить его каким-то суррогатом, соединяющим в себе мистику и космополитизм. Это было первое экуменическое общество в России, где рядом с деистом, атеистом, масоном-мистиком сидели английские квакеры, методисты, католические патеры, лютеранские пасторы и православные архиереи. Его деятельность всецело контролировалась и направлялась вольными каменщиками, которые декларировали приверженность православию, но на деле сознательно разрушали его в повседневной практике. Президентом общества был известный мистик и масон князь А.Н. Голицын действительный статский советник, сенатор, член Государственного совета с 1810 г., министр духовных дел и народного просвещения и цензор, он подавлял любой протест против масонства и мистицизмаxxv. Рунич интересовался деятельностью общества, рассылал по губерниям по поручению секретаря Петербургского Библейского Общества и масона В.М. Попова книги, в которых разъяснялись цели Общества. В июле 1813 г. Рунич вступил в московский комитет Библейского Общества, и начал заниматься распространением бесплатных Библий. В это дело было необходимо вкладывать собственные деньги, согласно масонской филантропии: личные пожертвования и создание специальной литературы, в целях подготовки общества к восприятию масонских идей. Первоначально Рунич был уверен в благих намерениях общества, которое, как он думал, занималось только распространением Библий. С целью разъяснения этих намерений Рунич предпринял попытку напечатать речь о цели и пользе Библейского Общества в «Сыне Отечества». Впоследствии он признал, что «выдуманная в Англии протестантскою философиею филантропия, которую она ввела и в Россию; не имеет ничего общаго с Евангельскою любовью к ближнему, а скорее имеет одно начало с торговлею и промышленностию»xxvi. По мнению Рунича, общество «оскорбляло народные нравы и оспаривало прерогативы [православного – Е.А.] духовенства», поскольку это было необходимо ему, чтобы окрепнуть и развиватьсяxxvii.

Таким образом, через создание Библейского общества «вольные каменщики» осуществили реформу православия. Также их приоритетной задачей было обволакивание государственного аппарата и подчинение общественных организаций, абсолютное большинство которых оказались либо под влиянием, либо под контролем масонских лож, либо просто масонскими образованиямиxxviii. Так Рунич в 1812-1822 гг. был ординарным членом, затем стал почетным членом императорского общества испытателей природы при московском университете. С 1819 г. он был почетным членом общества врачебных и физических наук при московском университете, в 1822 г. стал вице-президентом и одним из директоров комитета Санкт-Петербургского общества попечительного о тюрьмахxxix. Можно сказать, что масонство стало «одним из первых проявлений общественной инициативы»xxx. В связи с реформой Петра I в обществе появились признаки самосознания; оно перестало видеть в себе только служебное предназначение, начало чувствовать потребность и обязанность самостоятельной деятельности. Это новое возбуждение выразилось не только в масонском движении, но и в создании новой литературы.

В 1813 г. в Москве было издано сочинение Рунича «Дружеский ответ всем тем, до кого сие касаться может», которое было написано, с одной стороны, из своеобразных гуманистских побуждений, свойственных масонам: «желание близким всякого добра и милости Божьей», с другой, с целью разбудить общество, возжечь в нем стремление к лучшему, стремление вступлению в масонский орден: «склонить к внимательному рассмотрению предметов, касающихся до вечного блаженства»xxxi. Согласно масонскому учению лишь посвященные, приобщившиеся к мудрости веков, продолжающие работу таких же посвященных могут в полной мере развить в себе высокие нравственные качества и «строить храм» будущего человечества, руководствуясь масонством. Произведение было по достоинству оценено единомышленниками Рунича: «восхитительно видеть такое усердие в распространении спасительного просвещения»xxxii. Масонские связи Рунича не ослабевали, он продолжал переписку с братьями масонами, получал масонские бумаги от Н.И. Новикова, его наставник «по ослаблению руки» уже не мог писать самостоятельно, но продолжал обучение своего подопечного. Рунич переписывался с И.В. Лопухиным, авторитет которого в масонских кругах был очень велик, так как в 1780-х гг. он достиг высших масонских степеней, являясь надзирателем для русских «братьев» в директории теоретической степениxxxiii. В письмах Лопухин восхищался «спасительными книгами» Библейского общества, как и Рунич он был его членом, подробно сообщал о своих литературных занятиях и издаваемых им мистических книгах, давал поручения и советыxxxiv.

11 февраля 1816 г. Рунич был уволен от должности московского почт-директора и получил чин действительного статского советника и был причислен к почтовому департаменту с жалованием, соответствующим званию помощника Московского почт-директораxxxv. После увольнения он находился в «стесненном положении» и вскоре принял предложение министра духовных дел и народного просвещения А.Н. Голицына занять место директора департамента в его министерстве. В 1818 г. от руководителей масонских лож опять стали требовать предварительного объявления в полицию о месте и времени своих собраний, великие мастера должны были возобновить свои систематические отчеты министру полиции о переменах в составе и обо всем происходившем в ложахxxxvi. В 1818 г. Рунич, очевидно, исходя из соображений карьеры, в письме В.М. Попову, написанному по требованию А.Н. Голицына, заявил: «Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»xxxvii. 18 апреля 1820 г. Д.П. Рунич и А.Л. Витберг были исключены из масонского братства Лабзиным, так как проявили, по его словам, «своеумие и своенравие» и перестали посещать собрания «усыновившей их ложи»xxxviii. Рунич, разочаровался в Лабзине, так как он, по его мнению, постепенно отдалялся от «истинного смысла» масонства. Причинами этого он называл независимость ложи Лабзина, издание некоторых мистических сочинений Юнга-Штиллинга, переводимые им «без всякого разбора, основываясь лишь на новизне данных»xxxix.

Подобно своему «учителю» Н.И. Новикову, который дистанцировался от масонских структур после выхода из Шлиссельбургской крепости, Рунич отказался от принадлежности к ложе, но не от своих масонских убеждений. Логика деятельности Рунича в первой половине 20-х гг. XIX в. определялась идеологическими представлениями, вызревшими в лоне масонства, он которым сохранил верность до конца своей жизни, о чем свидетельствуют многочисленные источники.


iДва письма Д.П. Рунича – В.М. Попову // Русская Старина (далее РС). 1898. № 8. С. 393; исследование выполнено при поддержке Министерства образования Российской Федерации: грант А03-1.2-86.

ii С.И. Гамалея (1743-1822) - член ложи «Озириса» в Петербурге (с 1776 г.), c 1782 г. мастер стула ложи «Девкалиона», розенкрейцер, член директории теоретического градуса, 2-й надзиратель капитула 8-й провинции в Москве (после разделения Европы на масонские провинции на Вильгельмсбадском конвенте 1782 г. Россия была объявлена 8-ой провинцией), посетитель лож «Геркулеса в колыбели», «Восходящего солнца», университетской ложи «Гермеса». См.: Лонгвинов М.Н. Новиков и масонские мартинисты. СПб. 2000. С. 182-183; Серков А.И. Русское масонство 1731-2000. М. 2001. С. 717.

iii Дмитриев М.А. Воспоминание о Лабзине (из записок М.А. Дмитриева) // Русский Архив (далее РА). 1866. С. 850; Из записок Д.П. Рунича // РС. 1901. № 1. С. 48.

iv А.Ф. Лабзин (1776-1825) - секретарь Библейского общества, мартинист с 1783 г, основатель и мастер стула ложи «Вифлеема», которая объединяла членов шотландских степеней «Умирающего сфинкса», член ложи «Народа Божьего», участник собраний «теоретических братьев» в Петербурге 1809-1810 гг. и «теоретического круга» в Москве с 1819 г., посетитель лож, входивших в союз Великой провинциальной ложи («Ищущих манны», «Нептуна») и Астреи («Елизаветы к добродетели», «Орла Российского», «Соединенных друзей»). Серков А.И. Указ. соч. С. 454.

v Жене А.А. Плещеева Н.П. Протасовой, своячнице и приятельнице Н.М. Карамзина, принадлежит перевод сочинения госпожи Ле-Пренс-де-Бомон «Училище бедных, работников, слуг, ремесленников и всех нижняго класса людей», в котором она выступила как сторонница просвещения для «простолюдинов», так как просвещение – необходимость для людей, независимо от их состояния. Серков А.И. Указ. соч. С. 646.

vi Н.М. Карамзин (1766-1826) в 1784 г. вступил в ложу «Златой венец» в Симбирске, с 1785 по 1789 гг. был воспитанником Дружеского Ученого Общества, в 1789 г. перед отъездом за границу объявил о выходе из братства. См.: Бакунина Т.А. Знаменитейшие русские масоны. М. 1991. С. 63-69. Сочинения Рунича: в 1795 г. «Путешествие в Крым и Константинополь в 1786 году миледи Кравен», в 1796 г. «Удивительное мщение одной женщины». РГБ ОР. Ф. Полт. К. 45 Д. 26. Л. 3; Ф. 751. К. 2. Д. 52. Л. 6. Письма Н.М. Карамзина к Д.П. Руничу: РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 19. Л. 7.

vii РГАЛИ. Ф. 1863. Оп. 1. Д. 53. Л. 1 об., 2.

viiiА.Б. Куракин (1752-1818) был посвящен в первую степень в 1773 г. в ложе тамплиеровского ордена, в 1776 г. при его посредничестве были организованы ложи шведской системы в России, после принятия им высших градусов в Стокгольме. Бакунина Т.А. Указ. соч. С. 43-47.

ix В.П. Кочубей (1768-1834) был членом масонских лож с 1786 г. «Минервы» и «Девкалиона» и членом теоретического градуса в Москве. Из записок Д.П. Рунича // РС. 1901. № 1. С. 77.

x В числе благоволивших к ложе Лабзина были Н.И. Новиков, С.И. Гамалея, И.А. Поздеев и все бывшие еще в живых члены московского новиковского кружка. Собрания первоначально проходили на квартире А.Ф. Лабзина в доме А.Г. Черевина, затем в доме купчихи А.В. Глушковой. См.: Соколовская Т.О. Возрождение масонства при Александре I // Тайные ордена. Масоны. Ростов-на-Дону. 1997. С. 241-242.

xi А.Г. Черевин (1778 - 1818) был посвящен в ложе «Умирающий сфинкс» в 1801 г., примерно в марте 1809 г. порвал отношения с А.Ф. Лабзиным, до 1809 г. был принят в теоретическую степень Н.И. Новиковым, состоял секретарем в собраниях «теоретических братьев» в 1809-1810 гг., проходивших для членов «теоретической степени» ложи «Умирающий сфинкс», масонский псевдоним: Вечерин. Также Черевин был членом общества Грабянки «Народ Божий», в его доме проходили собрания общества. Серков А.И. Указ. соч. С. 871.

xii РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 24. Л. 93.

xiii Н.И. Новиков (1744-1818) был посвящен в масоны в 1775 г., посещал ложу «Урании», был одним из девяти членов, составивших ложу «Астрея», мастером стула ложи «Латона», в 1780 г. организовал ложу «Гармонии», с 1782 г. член Капитула Восьмой Провинции и президент в Директории, член ложи «Злато-розового Креста», член директории теоретической степени, в ложах XIX в. участия не принимал. Екатерина II, не терпевшая проявлений общественной инициативы, начала преследования московского масонского кружка с конца 1784 г.; в 1787 г. указ о запрете распространения книг, ранее изданных, повлек приостановление деятельности типографии Новикова, в 1791 г. Типографическая компания была уничтожена, в 1792 г. Новиков был посажен в Шлиссельбургскую крепость. Освобожденный из тюрьмы Павлом I, он поселился в своем селе Авдотьине с неразлучным другом С.И. Гамалеей и занимался составление библиотеки братьев Злато-Розового Креста, которая содержала различные произведения мистико-нравственного характера и должна была служить познанием масонских тайн. См.: Платонов О.А. Терновый венец России. С. 146; Бакунина Т.А. Указ. соч. С. 29-35.

xiv РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 6. Л. 4 об.

xv Там же. Д. 22. Л. 16-17.

xvi Ф.П. Ключарев(1751-1822) был членом директории 8-й провинции, мастером стула масонской ложи «Св. Моисея», членом ложи «К Мертвой голове», главным надзирателем собраний «теоретического круга» в Москве с 1819 г.

xvii «Сионский вестник» был запрещен в сентябре 1806 г., «Друг юношества», издававшийся с 1 января 1807 г., не смог его заменить: в нем не было ярко мистической окраски, помещались преимущественно нравственно-религиозные и назидательные статьи. 10 лет спустя в 1817 г. Лабзин опять возобновил свое издание, но оно вызвало энергичные протесты со стороны православного духовенства, и в 1818 г. журнал окончательно прекратил свое существование.

xviii Собрания общества «Народ Божий» графа Грабянки проходили в доме А.Г. Черевина, членами были А.Н. Голицын, Р.А. Кошелев, А.Ф. Лабзин, А.А. Ленивцев, С.И. Плещеев, Г.М. Походяшин, Н.В. Репнин, А.Г. Черевин, П.И. Донауров, Ф.П. Лубяновский. См.: Брачев В.С. Масоны и власть в России. М. 2003. С. 228-229.

xix И.Г. Шварц (1751-1784) был посвящен в масонство во второй половине 1770-х гг. в Митаве в ложе «Красный орел» строго наблюдения, членом-основателем ложи «Геркулес в колыбели» в Могилеве в 1776-1777 г., мастером стула, канцлером или великим секретарем в 1783 г. директории 8-й провинции в Москве, вместе с Новиковым членом-основателем «тайной сиенцифической», эклектической ложи «Гармония» 1780-1783 гг., наместным мастером ложи «Дружба» с 1779 г, которая была переименована в ложу «Три меча», канцлером капитула 8-й провинции с 1783 г., членом директории «теоретической степени» в Петербурге, членом ложи «Трех замен» в Москве с 1779 г., ложи «Озириса» в Петербурге с 1776 г. См.: Записка Д.П. Рунича о масонстве // Литературный вестник. 1904. Т. 8. С. 106; Рунич Д.П. Россия от 1633 до 1854 г. Взгляд на древний и новый ее быт (из бумаг Д.П. Рунича) с предисловием А. Титова. Ярославль. 1909. С. 9; Серков А.И. Указ. соч. С. 888.

xx Лонгвинов М.Н. Указ. соч. С. 179.

xxi Михайловский С.И. «Семейный портрет Руничей» А.Л. Витберга // Страницы истории отечественного искусства. Вып. 1. XVIII – первая половина XIX века. СПб. 1993. С.72.

xxii РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 24. Л. 122 об.

xxiii О.П. Козодавлев (1754-1819) был посвящен в ложе «Равенства» в 1775 г., вице-президент Российского Библейского общества с 1812 г., почетный член «Беседы любителей российского слова», член Российской Академии наук. РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 21. Л. 53.

xxiv Помощь «братьям» подразумевала служебное содействие (масон старался помочь продвинуться по службе всем, кто состоял в ордене, масонский диплом – залог, обеспечивавший восхождение по служебной лестнице) и денежную поддержку (масоны помогали нуждавшимся братьям деньгами). П.А. Левашев (ок. 1720-1820) служил при посольстве, был близок к А.Б. Куракину и Н.И. Панину, член ложи «Девяти или Трех Муз» в Петербурге с 1774 г.; А.Р. Чернышова (1744-1830) сестра жены П.И. Панина, замужем за графом З.Г. Чернышевым (1722-1784), генерал-аншеф, с 1763 г. вице-президент военной коллегии, с 1769 г. главнокомандующий в Москве, оказывал покровительство масонам, секретарь ложи «Трех камонов» в Вене с 1743 г., член ложи «Девяти или Трех Муз» с 1774 г.; К.Я. Булгаков (1782-1835), дипломат, обратил на себя внимание А.Б. Куракина и А.К. Разумовского, с февраля 1816 г. московский почт-директор, его отец Я.И. Булгаков (1743-1809) был переводчиком при дипломатических миссиях и Н.В. Репнине, при содействии Н.И. Панина стал полномочным министром в Константинополе 1781 г., комиссионер изданий Н.И. Новикова. Серков А.И. Указ. соч. С. 149, 467, 874-875. Сведения о помощи см.: РГАЛИ. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 8, 3; РГБ. ОР. Ф. 41. Д. 28; Ф. 751. К. 3. Д. 11.

xxv А.Н. Голицын (1774-1844) был членом общества Грабянки «Народ Божий», впоследствии стал попечителем ряда обществ, находившихся под сильным масонским влиянием, например: императорского человеколюбивого общества, общества истории и древностей российских, общества любителей российской словесности при московском университете и других. Членами Библейского общества были: В.М. Попов и А.И. Тургенев (секретари), министр внутренних дел О.П. Козодавлев, обер-прокурор святейшего синода князь Мещерский, будущий министр народного просвещения при Николае I граф С.С. Уваров и другие масоны, видные деятели правительственной администрации. См.: Серков А.И. Указ. соч. С. 250; Брачев В.С. Указ. соч. С. 235-236.

xxvi РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 9. Л. 28 об.

xxvii Из записок Д.П. Рунича // РС. 1901. № 5. С. 375.

xxviii См.: Платонов О.А. Указ. соч. С. 67-68.

xxix Серков А.И. Указ. соч. С. 717.

xxx См.: Пыпин А.Н. Масонство в России XVIII и первая четверть XIX в. М. 1997. С. 11.

xxxi РГБ. ОР. Ф. 751. К. 2. Д. 52. Л. 8.

xxxii Произведение содержало размышления о вечности, человеке, Боге, законе Божьем, религии, Иисусе Христе, бытии, обращении, раскаянии и возрождении, о смерти, небе и аде. См.: Рунич. Д. П. Дружеский совет всем тем, до кого сие касаться может. М. 1813; Письма И.В.Лопухина к Д.П.Руничу // РА. 1870. №7. С. 1235. Эта книга, несмотря на заверения министра внутренних дел О.П. Козодавлева, по-масонски оказывавшего покровительство Руничу, «будьте уверены, что я ничего не (запрещаю) что может вам полезно и паче когда вы столь правы и невинно страдаете» (РНБ. ОР. Ф. 656. Д. 21. Л. 24 об.), была конфискована из-за содержавшихся в ней рассуждений о таинстве крещения, которые не соответствовали учению православной церкви, и была повторно издана лишь в 1837 г.

xxxiii И.В. Лопухин (1756-1816) был посвящен в одной из московских лож, состоял членом Дружеского Ученого Общества и Типографической компании, был управляющим мастером в ложе «Латона», членом тайной новиковской ложи «Гармония», розенкрейцером, с 1784 г. мастером ложи «Блистающая звезда» и был избран надзирателем для русских братьев в директории теоретического градуса, позднее в должности вице-президента в директорию 8-й провинции. См.: Бакунина Т.А. Указ. соч. С. 55-61.

xxxiv Письма И.В.Лопухина к Д.П.Руничу. С.1215-1236.

xxxv См.: РГБ. ОР. Ф. 41. К. 144. Д. 12; РГАЛИ. Ф. 1150. Оп. 1. Д. 7; Ф. 1863. Оп. 1. Д. 53. Л. 3 об., 4.

xxxvi Брачев В.С. Указ. соч. С. 269-270.

xxxvii Два письма Д.П. Рунича – В.М. Попову. С. 393.

xxxviii Пыпин А.Н. Указ. соч. С. 364 - 365.

xxxix Михайловский С.И. Указ соч. С. 74.




Похожие:

«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconМасонские связи и воззрения Д. П. Рунича
Рунича и идейные мотивы, которыми он руководствовался в своей деятельности. Наше исследование, базирующееся на опубликованных источниках...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconחנוך לוין "פעורי פה" תרגום מעברית: מרק סורסקי Перевод Марка Сорского. Copyright©2008 Ханох Левин. «От изумления разинутые рты»
Театральный зал. Мать с Мальчиком сидят в боковой ложе. В противоположной ложе сидит Старик. Они – зрители. Несколько мгновений перед...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconЛекция №11 (№46). Новые "мирные будни"
...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconКафедра геоинформатики
Обзор отечественных и зарубежных забойных телесистем. Акустический канал связи. Телесистемы с гидравлическим каналом связи. Электромагнитный...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconЭкономика
Потому рынок для производимых на наших фермах товаров бездонен. Мяса такого качества, как микраксель, в широкой продаже никогда ещё...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi icon«Февральская лазурь»
В будапеште (Румыния), умер в 1960 году в Москве. С 1894 по 1896 год учился в Академии художеств в Петербурге у И. Е. Репина, с 1896...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconДокументы
1. /Масонские труды.djvu
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconСочинение по картине И. Э. Грабаря «Февральская лазурь»
Будапеште (Румыния), умер в 1960 году в Москве. С 1894 по 1896 год учился в Академии художеств в Петербурге у И. Е. Репина, с 1896...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi iconОбщие положения прошлогодний регламент остается без изменений (кроме дат), но задач 7
Жюри в Петербурге готовит задачи и рассылает их электронной почтой кураторам и индивидуальным участникам, а кураторы на общественных...
«Я масон, но не принадлежу ни к одной масонской ложе ни в Москве, ни в Петербурге»: масонские связи Д. П. Руничаi icon-
И, наконец, в этом русскоязычном хоре “клеветников России” появился и русский голос, принадлежащий публицисту М. Антонову. В одной...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов