М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина icon

М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина



НазваниеМ. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина
Дата конвертации30.07.2012
Размер250.12 Kb.
ТипДокументы

М.Н. Начапкин

Екатеринбург


ОБРАЗ РОССИИ В КОНСЕРВАТИВНОЙ МЫСЛИ И.А. ИЛЬИНА


Находясь в эмиграции в Швейцарии, в период с 1948 по 1954 гг., русский религиозный мыслитель Иван Ильин написал несколько десятков статей для эмигрантской организации «Русский Обще-Воинский Союз» (РОВС), объединенных в 1956 г. в два тома под названием «Наши задачи». Он был патриотом, постоянно думающем о России, ее прошлом, трагическом настоящем положении и возможных путях ее возрождения после господства большевиков-интернационалистов. Его мировоззрение с полным основанием можно оценить как правое, консервативное. Одна из статей 1928 г. в эмигрантской печати мыслителя так и называлась «Победит правое дело». Спустя 11 лет после большевистской революции Ильин писал единомышленникам: «Сколь бы ни было вам трудно в жизни и тяжело на душе – вам беззаветно любящим Россию – верьте: победит правое дело! И потому никогда не смущайтесь засильем зла: - оно временно и преходяще. Но ищите, прежде всего и больше всего правоты: только она воистину жизненна; и только в ней зародится и из нее восстанет новая жизненная сила, ведущая, спасающая и направляющая…» (1; с. 233).

Консерватизм представляет собой политическую философию, выступающую за сохранение традиционных основ государственной, общественной, культурной, религиозной жизни, в противовес, как космополитическому либерализму, так и деспотическому социализму. Важнейшими ценностями этого мировоззрения являются: принцип уважения традиций, поддержание социального порядка, необходимость сохранения сильной, в своей основе Православной государственной власти, территориальной целостности и единства страны, элитизм, иерархия (ценность власти, авторитета или подчинения), органицизм (представление о развития общества и государства как живого организма), защита семьи, самодисциплина, отстаивание самобытного пути развития, антизападничество. Следует также добавить, что консерваторы выступали за эволюционный путь развития, так как революция представляла для них совершенно безумный процесс разрушения веками накопленного жизненного опыта, бытового уклада, сформированной веками культуры, в которых воплотился генотип русского народа.

Для Ивана Александровича Ильина одной из важнейших тем его творчества стала тема сильной государственной власти. Актуальными и сегодня являются его размышления о государственной власти, ее задачах и границах действия. Задача государственной власти по Ильину «… сводится к правовому обеспечению свободы, к препятствию всем злым и обязательным начинаниям, к организации народного просвещения и к выделению людей благой воли» (2; с. 411). Будущая Россия должна быть страной с сильной государственной властью. Он обосновывал ее необходимость всем опытом прошедшей истории, особенностями народного характера, обстоятельствами внешней и внутренней политики. Его симпатии были на стороне монархической власти.
Сильная монархическая государственная власть создала Россию. Одна из его статей называлась «Когда Россия была республикой». Иван Александрович подробно рассмотрел историю Древней, Средневековой, Имперской Руси-России и сделал вывод, что никогда в своей истории Россия не была республикой: «С древнейших времен и до самой февральской революции – никогда; ни в Киевский период; ни в Суздальско-Московский период; ни в Смутное время; ни тем более в Императорскую эпоху русской истории» (2; с. 291). Даже политический строй Новгородской Руси сочетал в себе черты республиканские с чертами монархическими. Однако с начала XII века в Новгороде при таком смешанном правлении постепенно стала намечаться тенденция к ограничению княжеской власти. Так с 1125 г. посадник стал назначаться не князем, а вечем. Князь без посадника уже не давал грамот, ни волостей, ни суда. Словом, князь превратился в «полубесправного» наемного чиновника. Ограничение прав княжеской власти, в свою очередь привело к ослаблению Великого Новгорода: «Огромная территория Новгородского Севера требовала сильной власти, а между тем власть “Господина Великого Новгорода” слабела от внутреннего расслоения на классы, от партийных распрей и интриг» (2; 293). Вечевой порядок, справлявшийся с делами одного города, не справлялся со сложным торговым хозяйством великого Севера. Ильин оправдывал политику московских государей в отношении Новгорода. Он считал, что его присоединение к Москве было органической необходимостью, так как нельзя было допустить захвата его Ливонским орденом. Таким образом, сильная государственная власть была необходима для отпора внешним врагам: «Россия как единый народ и единое государство, могла спасаться от напора других народов только монархическим единением, а не вековыми интригами и драками» (2; 293).

Важно отметить, что сильная государственная власть для Ильина не имела ничего общего с тоталитарной властью. В статье «О сильной власти», написанной в 1951 г., он отмечал, что монархическая власть, даже при Иване Грозном не покушалась на тоталитарное ведение жизни, хозяйства и культуры. Большевистская власть представляла для него насильственное попрание жизни, самостоятельности и свободы. Ильин призывал русскую эмиграцию, в случае прихода к власти после падения большевизма, крепить национально-государственную власть «…в ее конституционном строении, в ее государственном направлении, в ее волевой энергии, в ее блюдении права и свободы…» (2; с 404). При этом он полагал, что государственная власть должна иметь определенные ограничения. Человек для него представлял живой организм, который нельзя было настраивать как машину. Критикуя советский тоталитаризм, принесшего русскому народу только разорение, горе и унижение, он писал: «Дух человека живет не по приказу и творит не по принуждению. Заменить хозяйственно-трудовую инициативу человеческого инстинкта – нельзя ничем; предписывать человеческому духу любовь, веру, молитву, совестные движения души, чувства достоинства и чести, способы научного исследования и художественного созерцания – противоестественно и нелепо» (2; с. 411). Таким образом, выступая против тоталитаризма, Ильин утверждал, что все, что требует свободного дыхания, творческой инициативы, не должно подлежать властному распоряжению государственной власти.

Таким образом, необходимость для России сильной государственной власти была четко аргументирована Иваном Александровичем. Он отмечал, что есть государства, которые могут существовать при сравнительно слабой власти. Когда и при каких условиях государство может обойтись без сильной власти? Во-первых, при маленьком размере государства. Чем меньше государство по территории, тем легче ему обойтись без сильной власти: «Пространство требует, чтобы излучения власти пронизывали, прорабатывали его… Чем большая территория подчинена единой власти, тем сильнее, тем авторитетнее должна быть эта власть, тем более она должна импонировать гражданам. Поэтому территориально размеры России требуют сильной власти» (2; с. 406). Второй причиной необходимости слабой власти является малочисленность населения. Чем меньше население государства, тем легче ему обойтись без сильной власти. Для России, как многочисленной страны, необходима сильная власть, так как голос слабой власти не сможет создать политическое единодушие в государстве.

Ильин также отмечал, что сильная власть нужна России из-за особенностей национальной психологии русского народа. Он писал, «что … русский народ всегда был склонен к состоянию полу-анархии и лишь с большим трудом приучается к правопорядку. Чего же достигнет в России слабая власть?... Февральская революция это наглядно показала?» (2; с. 407). Его отношение к власти, возникшей во время Февральской революции, было резко отрицательным. С конца XIX в. отечественные либералы вели борьбу за прекращение злоупотреблений исторической царской власти, выдвинув лозунг «Борьба за новую, лучшую власть!». Ильин сделал правильный вывод, что фактически эта борьба за «новую», «лучшую» власть привела к подрыву государственной организации. Кадеты и октябристы придя к власти, по оценке Ильина, создали бессильную, беспомощную, раздробленную и слабую власть. Либералы выдвинули к власти людей незначительных, безвольных и зависимых от политической закулисы и тем самым создали сущее государственное безвластие.

Слабая власть возможна в тех государствах, где хорошо развиты пути сообщения. Напротив, сильная власть необходима в тех странах, которые имеют большие размеры и слабо развитые пути сообщения. Ярким примером страны с плохими дорогами и слабым распространение телефонной связи была Россия.

Многонациональный и многоконфессиональный состав населения страны также очень сильно влиял на характер государственной власти. Чем меньше в стране национальных, языковых, религиозных и климатических различий, тем легче управлять государством слабой власти. В России, сделал вывод Иван Александрович, число религий и вероисповеданий доходит до 30, а национальных и языковых групп до 170: «Кровь и язык, вера и быт, хозяйственный уклад и культурный уровень – дифференцированы в высшей степени. Государственное единство возможно здесь только при наличии сильной и мудрой власти» (2; с. 408).

Сильная власть, считал Ильин, была необходима России и для реализации великодержавных задач страны и организации обороны. Со сложной международной проблематикой страны не способна справиться слабая власть. Кроме того, такая власть неспособна вести войну, так как война требует концентрации воли и дисциплины. Как известно, Ильин не предрекал будущей России непременно монархической формы правления. Тем не менее, в «Наших задачах», обосновывая необходимость сильной власти, он выступает за монархию: «Спаять внутренне множество в органическое единство: поднять культурный уровень народных масс; вызвать к жизни хозяйственный расцвет большого народа…– все это требует сильной власти, независимой от партийного прилива и отлива, не опасающейся “сроков”, не трепещущей перед новыми выборами, прозорливо ведущей свою миссию из десятилетия в десятилетие» (2; 408).

Важной причиной для установления сильной государственной власти является низкий уровень правосознания в стране. Ильин считал, что «Правосознание есть умение уважать право и закон, добровольно исполнять свои государственные обязанности и частные обязательства, строить свою жизнь не совершая преступления; в основе его лежит чувство собственного духовного достоинства, внутренняя дисциплина воли, взаимное уважение и доверие граждан друг другу, граждан к власти и власти к гражданам» (2; с. 409). Он старался доказать, что сильная государственная власть необходима в стране, где правосознание имеет тяжелое историческое наследие: удельные раздоры, татарское иго, смуту, кочевой и разбойничий юго-восток, восстания Разина и Пугачева, дворцовые перевороты, революционные движения XIX - XX вв., правление большевиков.

В своих статьях Ильин также много писал об особом укладе души русского человека, который можно было охарактеризовать как недисциплинированность, индивидуализм и тягу к анархии. Все это, вместе взятое, выработало в русском народе такое правосознание, которому импонирует только сильная власть. Он сделал вывод, что слабая власть всегда будет вызывать в России чувство вседозволенности и общественный распад.

Таким образом, обоснование сильной государственной власти было связано со следующими особенностями русской истории: «Силою равнинного пространства, силою национального темперамента, силою славянского индивидуализма и слабостью своей общественной дисциплины – русский народ был поставлен в условия, требующие не слабого, а сильного государственного центра. На протяжении своей истории он не раз, и ныне, в революции, вновь обнаружил тягу к безвластному замешательству, к страстному разрушительному кипению, к хаотическому имущественному переделу, к противогосударственному распаду. Русский человек способен блюсти порядок и строить государство; он способен держать образцовую дисциплину, жертвенно служить и умирать за родину. Но эта способность его проявляется и приносит плоды тогда, когда вызывается к жизни, закрепляется и ведется импонирующим ему, сильным и достойным государственным авторитетом. Именно поэтому России необходима сильная власть» (2; с. 410-411). Можно согласиться с тезисом Ильина, что сильная государственная власть была необходима для обуздания анархических наклонностей русской натуры. Он не разделял оптимизма, присущего либералам, анархистам, которые считали, что человек добр от природы. Опыт прошедших революций и войн отвергает наивную предпосылку такого оптимизма: «Этот опыт показал недвусмысленно и ясно: человек есть существо сложное; заряженное страстями, но склонное иногда и к доброте; не зверь, но подчас с наклонностью к зверству; расчетливое и жадное, но не лишенное совести; восприимчивое к божественным лучам, но и весьма удобопревратное ко злу… » (2; с. 82). Его внимание к характеру русского человека, его достоинствам и недостаткам было не случайно. Духовное возрождение и обновление России связано с изменением человеческих качеств. Он сделал правильный вывод, созвучный мнению другого русского консерватора Н.М. Карамзина, что никакие реформы не могут быть успешными без внутреннего, духовного изменения человека: «Все великое и священное идет изнутри – от сердечного созерцания; из глубины – от постигающей и приемлемой любви. Если внутри смутно, нечисто, злобно, жадно, то не поможет никакая внешняя форма…, никакое “избирательное право”, особенно всеобщее, равное и прямое» (3; с. 39). С этим выводом Ильина конечно нужно согласиться. Люди со злой волей не смогут совершенствовать жизнь, да и государственный строй сам по себе никогда не обеспечит человеку духовности, не сообщит ни любви, ни доброты, ни чувства ответственности, ни честности, ни благородства. Ильин писал, что России необходим новый человек, очищенный от слабостей, заблуждений прошлого и строящий себя по-новому. Для того чтобы создать нового человека, нужно справиться с соблазнами большевистской «свободы», «свободы» от Бога, от духа, от совести, от чести, от национальной культуры. Русским людям следует преодолеть бесхарактерность, т.е. слабость и неустойчивость воли, тягу к анархии, неукрепленное чувство собственного духовного достоинства, удобособлазняемость душ, которая выражается в колебаниях между деспотизмом и пресмыканием, больной тяге к слепому подражательному западничеству, неверие в себя, и творческие силы своего народа.

Важным элементом консерватизма Ильина была идея авторитета. Сила власти не должна определяться размерами посягательств на права граждан. Государственная власть – тоталитарная, забывающая свои пределы, прибегающая к террору и системе доносов, подминающая свободную, творческую жизнь граждан, неизбежно подрывает и компрометирует себя. Сила власти для него определялась народным уважением и доверием. Он отмечал 31 января 1951 года: «Сила власти есть, прежде всего, ее духовно-нравственный авторитет, ее уважаемость, ее признаваемое достоинство, ее способность импонировать гражданам» (2; с. 413). Можно сделать вывод, что условиями появления сильной, авторитетной власти для Ильина были ее духовный авторитет, религиозная убедительность, преданность национальному делу. Русский народ должен чувствовать, что это есть его национальная власть. Он писал, что власть, оторванная от Бога, будет чужда верующему сердцу. Лишь независимая от иностранных войск, партий, иностранного капитала, международных организаций государственная власть будет пользоваться доверием и уважением. Власть ассоциировалась для Ильина со словами «дух» и «воля». Рассуждая о характере русского человека, Иван Александрович писал: «Безволие и слабоволие не импонируют русскому человеку. Сам не имея зрелого характера, русский человек требует воли от своего правителя. Он предпочитает… строгость, твердость – уговариванию, “дискуссиям” и колебаниям… Ему необходима императивная убедительность власти» (2; с. 414).

В грядущей России, считает Ильин, следует найти верное сочетание государственных и личных интересов. Важно совместить личную творческую свободу человека с необходимостью сохранения сильной государственной власти: «Участие русского гражданина в строительстве русского государства будет драгоценно, жизненно…, но оно не должно ослаблять силу государственной власти, это участие не должно колебать и разлагать ее единства, авторитета, силы» (2; с. 416). Он писал о необходимости создания такого строя, в котором лучшие основы монархии впитают в себя республиканское правосознание. Поэтому будущее государственное устройство России должно быть создано по образцу корпорации – учреждения, т.е. и по принципу властной опеки и по принципу учреждения. Корпорация строится снизу вверх равноправными членами – это есть общественное самоуправление: «… каждый участник ее полномочный член целого, решающий о своем участии в корпорации…» (2; с. 415). Люди, заинтересованные в жизни этого учреждения, получают от него пользу, но не формулируют сами ни своего общего интереса, ни своей общей пользы. Следовательно, государство строится по принципу опеки над заинтересованными людьми. Он утверждал, что чистого государства, т.е. организации публично-правовой, властно-повелительной, построенной по принципу – корпорация или учреждения не существует. Так идея «государства-учреждения», представленная в Англии началом монархическим, была способна ужиться с самым широким корпоративным самоуправлением. Ильин отмечал, что «… сторонники формальной демократии считают, что государство тем лучше организовано, чем последовательно оно превращено в корпорацию. А сторонники тоталитарного строя убеждены, что государство тем лучше организовано, чем последовательно всякое самоуправление исключено и подавлено, чем больше государство превращено в учреждение» (2; с. 100). Мыслитель сделал вывод о том, что принцип корпорации, проведенный последовательно до конца, погасит всякую власть, разложит государство и приведет его к анархии. В то же время принцип учреждения, проведенный последовательно до конца, погасит всякую человеческую самодеятельность и свободу. Поэтому Иван Александрович много думал над тем как получить баланс государственного и личного интереса. Для него важно было избежать следующих опасностей: всевластия продажной бюрократии и анархического ослабления государства до системы маленьких и бессильных песчинок.

Для Ильина было очевидно, что старой, императорской России уже не вернуть. Разрушилась старая государственная форма, изменилось общество. Создание новой российской государственности потребует творчества новых государственных форм, нового избирательного права, новых партийных принципов, новых форм контроля. Ильин отмечал, что форма «общественного договора» неосуществима в России: «Всенародный сговор с арифметическим подсчетом голосов быстро развалит русское государство» (2; с. 417).

Важнейшей консервативной идеей была идея национальной самобытности. Она исходила из того, что Россия имеет свои духовно-исторические корни и призвана творить свою особую духовную культуру – культуру сердца, созерцания, свободы и предметности. Как и известный русский консерватор Н.Я. Данилевский, Ильин отмечал, что нет единой общеобязательной западной культуры, перед которой все остальное представляет собой варварство. Культура Запада не являлась для Ильина верхом совершенства. Она не соответствовала душевному укладу русского человека. Поэтому русским людям нужно порвать с практикой заискивания, унижения перед Западом. Нужно обращаться к Богу, творчески думать, не подражать соседям, искать русского виденья.

Консервативные взгляды Ильина очень ярко выражены в его трактовки русской национальной идеи: «Она должна выражать русское своеобразие и в то же время – русское историческое призвание. Эта идея формулирует то, что русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чем он прав перед лицом Божиим и самобытен среди других народов. И в то же время эта идея указывает нам нашу историческую задачу и наш духовный путь… » (2; с. 419). По глубокому убеждению Ивана Александровича русская идея есть идея созерцающего сердца, утверждающая в жизни любовь, добро и сочувствие.

Размышляя об очертаниях будущей России, Ильин также высказывает немало консервативных идей. Он считал, что, думая о будущей России, нужно исходить из ее исторических, религиозных, культурных основ. В частности, это относилось и к мыслям о демократии и избирательной системе. Важна мысль Ильина о том, что демократия в мире далеко не всегда и не везде возможна. Для нее должны возникнуть предпосылки. Если же их нет, то демократия приводит к разложению и гибели. Кроме того, в мире не существует общепринятой системы голосования. Критикуя беспочвенную интеллигенцию, он писал: «Прошло время, когда русская интеллигенция воображала, будто ей стоит только заимствовать готовую государственную форму у запада и перенести в Россию и все будет хорошо. Ныне Россия в беспримерном историческом положении: она ничего ни у кого не может и не должна “заимствовать”. Она должна создавать… свое общественное и государственное обличье, такое, которое ей в этот момент исторически будет необходимо» (2; с. 443).

Предметом пристального внимания Ильина была демократия – одна из основных форм правления, политической и социальной организации общества, государств и власти, политический режим, обычно связанный с республиканской формой государства. Он критиковал формальную демократию. Размышляя о предпосылках творческой демократии, Ильин отмечал, что у части интеллигенции существует фанатичная вера во всесилье формальной демократии. Он справедливо указывал, что формальная демократия, отдающая предпочтение количественным показателям и партийным интригам «… сводит все государственное устройство к форме всеобщего и равного голосования, отвлекаясь от качества человека и от внутреннего достоинства его намерений и целей, примиряясь со свободой злоупотребления… » (2; с. 450). Иван Александрович отвергал эту западную партийную демократию. История последних десятилетий показала, «… что демократия разваливается именно вследствие ее партийного строения» (2; с. 225). Политическая партия рассматривалась им как союз граждан организовавшихся в стремлении захватить власть. Крайне негативное его отношение к партийному строю было связано с тем, что он разжигал честолюбие и партийное соревнование. Большинство голосов добывалось демагогической агитацией. Партийный принцип «… сводит политику к количеству и к формальным условностям. Он пренебрегает живым правосознанием и растит в народе дух гражданской войны» (2; с. 225). Нельзя также забывать, что основная задача грядущей России должна состоять в выделении лучших людей, нового правящего слоя, преданного стране и ее народу, национально чувствующего, государственно мыслящего. При формальной демократии западного толка это сделать будет невозможно. Можно согласиться с утверждением Ильина, что тоталитарный строй появляется в результате качественного снижения и вырождения демократии.

Ильин выступал за творческую демократию и выделял следующие ее предпосылки: 1) искусство свободы; 2) высокий уровень правосознания; 3) хозяйственная самостоятельность гражданина, способность кормить семью; 4) наличие хотя бы минимального уровня образования и осведомленности; 5) наличие политического опыта; 6) необходимость гражданского мужества. Он понимал, что будущая Россия столкнется со многими проблемами. Острой будет психологическая проблема: «тридцать-сорок лет подряд морили голодом, страхом и пыткой – людей отлучали от самостоятельного мышления, от политической и хозяйственной инициативы, от ответственного решения; и с утра до вечера, от рождения до смерти забивали души мертвыми и ложными схемами вульгарного марксизма и пошлостями “диамата”» (2; с. 454). Ильин правильно отмечал, что возрождение России займет длительное время, пока русский народ не стряхнет с себя навыки тоталитарного приказчика и поденщика. Он сделал вывод, что, к сожалению, к творческой демократии Россия еще не скоро будет готова. У русского народа отсутствует искусство свободы. Свободу он воспринимает как вседозволенность. Кроме того, после падения большевизма в стране окажется множество авантюристов, которые смогут найти свою опору в черни, отвыкшей от честного труда и жаждущих подачек, развлечений и авантюр. По уровню политической образованности также русский народ не готов к творческой демократии. Уровень политической образованности очень важен для выборного процесса. Избиратель должен разбираться в предлагаемых политических программах, давать оценку кандидатам. Если голосует необразованная толпа, то возникает не демократия, а охлократия (господство толпы). Ильин сделал правильный вывод, что после победы над большевизмом политически образованных людей будет очень мало: «Нужно быть совсем наивным, чтобы воображать, будто люди, которым обдуманно морочили головы 30-40 лет, завтра станут “сознательными гражданами”, способными разобраться в государственном вреде и политической пользе» (2; с. 454). Творческая демократия для него была неразрывно связана с правосознанием. Она не может возникнуть в обществе, где люди заняты нечестным трудом. Таким образом, Ильин делает вывод о неподготовленности России к демократии сразу после падения большевизма.

Мыслитель считал, что не существует единого государственного строя, который был бы наилучшим для всех стран и народов. При этом он признавал, что для ряда государств демократия может быть уместна, целесообразна и вполне оправданна. Приведя в пример Англию, Ильин отмечал, что тамошняя демократия медленно складывалась и зрела под покровом королевской власти. Море воспитывало характер англичан: «мировая торговля давала людям имущественную самостоятельность, развивала личную инициативу, укрепляла правосознание. Страна оставалась, по существу, маленькой метрополией со свободным уходом людей в обширные колонии… Страна была образцом самодеятельного, медленного богатения, консервативного духа, культивировавшего законность и медленную демократию» (3; с.355).

Иван Александрович призывал эмиграцию строить будущую Россию без доктринерства и слепого подражания Западу. Он предлагал на первых порах, в условиях неизбежного хаоса после падения тоталитарного коммунизма, установить национальную диктатуру: «… это твердая, национально-патриотическая и по идее либеральная диктатура, помогающая народу выделить кверху свои подлинно-лучшие силы и воспитывающая народ к трезвлению, к свободной лояльности, к самоуправлению и органическому участию в государственной деятельности. Только такая диктатура и может спасти Россию от анархии и затяжных гражданских воин» (2; с. 177). Диктатор, по его мнению, должен остановить хаос, начать качественный отбор людей в управленческий аппарат. Он также обязан «… поставить Россию на дорогу, которая ведет к свободе, к росту правосознания, к государственному самоуправлению, величию и расцвету национальной культуры» (2; с.461).

Ильин правильно отмечал, что судьбы государств определяются качеством правящего слоя. Важнейшим элементом его консервативной идеологии являлся элитизм: «Всякое государство организуется и строится своим ведущим строем, живым отбором своих правящих сил. Всегда и всюду правит меньшинство: в самой полной и последовательной демократии – большинство не правит, а только выделяет свою “элиту” и дает ей общие указания. И вот, судьбы государств определяются качеством ведущего слоя: успехи государства суть его успехи; политические неудачи и беды народа свидетельствуют о его несостоятельности, – может быть, о его безволии, безыдейности, близорукости… » (2; с.266). Большой интерес представляет статья Ивана Александровича «Идея ранга». Никакая общественная организация невозможна без идеи ранга. В идее «ранга» есть две стороны: «… во-первых, имеется в виду присущее человеку качество – это его действительный ранг; во-вторых, имеются в виду его полномочия, права и обязанности, которые признаются за ним со стороны общества и государства, – это его социальный ранг» (2; с. 356). В своих статьях Ильин рассматривает ранги духовного превосходства человека (праведность, гениальность, талант, сила характера, политическая дальнозоркость) и его полномочий (сан, чин, власть, авторитет). В мире, писал мыслитель, существую два различных мировоззрения: ранговое и эгалитарное. Он также отмечал, что современное общество утратило чувство верного ранга. Поэтому оно перестало верить в идею ранга, расшатало ее. Ильин сделал вывод, что одной из причин февральской революции была вера в химеру равенства: «… химера равенства имеет … причины: политическая наивность народа, антиранговые настроения русской интеллигенции…» (2; с. 357). Он сделал правильный вывод, что человечество стало отказываться от идеи ранга под влияние идеологии Просвещения. Люди, выступающие за равенство, считают всякий духовный ранг произвольной выдумкой: «… посяганием или узурпацией: таков был дух первой французской революции, объявившей, что “люди родятся равными”, и обратившейся в виде доказательств к гильотине. Согласно таковому воззрению – в людях существенно сходное и одинаковое, тогда как различное, особенное и своеобразное (тем более превосходное) – несущественно» (2; с. 353). Ильин считал, что эгалитарное мировоззрение безответственно, материалистично, безбожно, революционно. Оно не считается с природой, вечно производящей бесконечное разнообразие. Эгалитарное мировоззрение верит во всеобщее равное голосование, в арифметический подсчет голосов, в «народный суверенитет» и тяготеет к республике. В свою очередь люди, признающие значение ранга «… не верят ни в естественное равенство, ни в искусственное и насильственное уравнение. Они считают, что люди, сколько ни их есть, родятся неодинаковыми, своеобразными и самобытными… » (2; с. 354). Человек от человека отличается здоровьем, силой, способностями, нравственным качеством, волевой энергией.

Ильин высказывает несколько важных идей о принципах формирования нового правящего слоя. Во-первых, новая элита России – новая русская интеллигенция должна быть религиозной и нравственной. Во-вторых, ведущий слой не должен быть замкнутой кастой, а живой, подвижной элитой, постоянно пополняемой новыми, способными людьми с духовным зарядом. В-третьих, принадлежность к правящему слою представляла для Ильина не привилегии, а трудную обязанность. Он писал, что в России должна быть искоренена дурная традиция «кормления», т.е. частного обогащения на публичной должности. Кроме преследования коррупции, нужно искоренить и кастовый дух. В-четвертых, для отбора лучших людей в управление необходимо сочетать выборы с назначением. В-пятых, важно, чтобы социальный ранг соответствовал духовному рангу человека. Нужно, чтобы управленец мыслил не о личной, а о всенародно-государственной пользе. Актуален и вывод Ильина о том, что государство с неудачным ранговым отбором всегда будет слабым и неустойчивым.

Для русских консерваторов, в том числе и Ивана Александровича, характерна оценка России как живого организма природы и духа. Консерваторы упорно отстаивали единство и целостность Российской державы. Органическое единство было предписано русской земле географически. Россия была издревле организмом, вечно вынужденным к самообороне. Ильин писал, что западные державы старались отрезать Россию от морей. Так шведский король Густав-Адольф стремился запереть Россию в безысходном лесном и степном континентальном блоке. Ильин также отмечал, что все части, или территории России связаны друг с другом взаимным хозяйственным обменом. Если страна распадется на маленькие государства и покроется внутренними границами, таможнями, монетными системами, то это приведет к нищете и таможенным войнам. Маленькие государства будут беспомощными и перед внешними врагами. Он был убежден, что даже в случае распада империя рано или поздно восстановится, ведь Россия – это живой географический, стратегический, религиозный, языковой, культурный, правовой, хозяйственный, государственный организм.

Следует отметить, что хотя Россия являлась империей, русский народ, в отличие от европейцев – немцев, англичан, никогда не был угнетателем и эксплуататором других народов. В эмиграции он защищал достоинство и целостность России от русофобов, стремящихся к расчленению страны. Западные политики выступали за предоставление независимости Прибалтике, Украине, Кавказу. Ильин писал: «Все люди свободны и все народы мира равны. Тогда почему Египту так трудно вернуть свою самостоятельность? Почему Индия, страна древней и своеобразно-глубокой культуры так долго принадлежала не сама себе, а англичанам?» (3; с. 44). Западные страны, по его мнению, на словах отстаивали свободу и демократию, а на деле проводили имперскую политику. Ильин считал, что «Россия никого не денационализировала, никого не искореняла, всех блюла, всем оставляла национальную свободу». Русская императорская государственность складывалась за редким исключением мирно, органически: близко живущие географически народы нуждались в экономических и культурных контактах. В статье «Мировая политика русских государей» Иван Александрович отмечал, что Европе не нужна правда о России: «Европейцам “нужна” дурная Россия: варварская, чтобы “цивилизовать” ее по-своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательную, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, чтобы оправдать в ней революцию и требовать для нее республики; хозяйственно-несостоятельная, чтобы претендовать на ее “неиспользованные” пространство, на ее сырье… » (2; с. 119). Размышляя над этой мыслью Ильина, хочется отметить ее необычайную актуальность в современных условиях. Так бывший американский государственный секретарь Мадлен Олбрайт неоднократно призывала к интернационализации природных богатств Сибири в пользу «золотого» миллиарда.

Иван Александрович отрицал захватнические цели внешней политики России. Он считал, что с 1815 по 1870 гг. Россия была великой силой равновесия в Европе. Так она не дала единой Германии во время Александра II напасть на Францию. Кроме того, присутствие России в европейских делах мешало западным странам сговариваться против России. Ильин считал, что Россия не нуждается в территориальном расширении за пределы 1914 года: « Исторически Россия заинтересована больше всего в национальной консолидации и в залечивании революционных ран, а совсем не в завоеваниях, не в расширении своей территории на Запад и не в самообременении чуждыми нам малыми народами» (2; с. 127). Таким образом, он выступал против проведения империалистической политики. Она могла привести только к большому вреду, отвлечь от внутренних реформ, истощить Россию «… бессмысленными войнами за обладание решительно ненужными нам территориями и народами» (2; с. 127).

Консервативные взгляды Ильина проявлялись в его оценке февральской и октябрьской революций. Ильин считал русскую революцию катастрофой. Она готовилась планомерно, в течение десятилетий в либеральных и революционных слоях интеллигенции. Он отмечал, что революционеры не понимали величайших государственных трудностей, создаваемых русским пространствами и климатом. Они видели сравнительную бедность народа. Революционеры не могли понять, что «… народ, не привыкший к политической свободе, не поймет ее и не оценит; что он злоупотребит ею для дезертирства, грабежа и резни, а потом продаст ее тиранам за личный и классовый прибыток» (2; с. 131). Революция была, по его мнению, безумием для основного класса страны – крестьянства. Крестьянство стояло перед исполнением всех своих желаний: согласно реформе 1906 г. земля передавалась крестьянам в собственность. В случае успешной реализации аграрной реформы П. А. Столыпина, по мнению Ильина, к 1932 году в России не осталось бы ни одного помещика. Как консерватор он выступал за эволюционный путь развития страны: «… историческая эволюция давала крестьянам землю, право не нее, мирный порядок, культуру хозяйства и духа, свободу и богатство; революция лишила их всего» (2; с.133). От крестьян требовалось лишь лояльность и терпение.

Ильин считал, что в Февральской революции надо различать стихийно-массовый процесс военного разочарования, возмущения, бунта, разнуздания и духовного разложения. Этот длительный и нарастающий процесс поощрялся и разжигался слева – социалистами и радикальными либералами. Можно согласиться с высказыванием Ильина: «В русском либерале XIX века дремал сентиментальный анархист: либерал начинал с мечты о свободе … и кончал в безвластии. Так, для Керенского – государственное принуждение сводилось к “террору” и “гильотине”» (2; с. 187). Временное правительство, одобрив приказ № 1 о создании полковых солдатских комитетов, политизировало армию, разложило ее и лишило боеспособности. Следующим актом революции была амнистия преступникам, как политическим, так и уголовным. Тем самым, под видом «доктринерской» веры в свободу были разнузданы преступные силы, от социалистов разных толков, до профессиональных уголовников. Временное правительство разрушило старый государственный аппарат; опытные деятели были заменены неопытными, но пронырливыми болтунами.

Анализируя причины февральской и октябрьской революций, Иван Александрович сделал вывод, что кризис, приведший Россию к унижению и большевистскому порабощению, был в своей основе не только политическим, экономическим, социальным, но и духовным: «… в роковые годы 1-й мировой войны (1914-1918) русские народные массы не нашли в себе… необходимых духовных сил: эти силы нашлись только у героического меньшинства русских людей; а разложившееся большинство … пошло за соблазнителями, помогло им задавить, замучить и выбросить за рубеж верных и стойких, а само было порабощено на десятки лет своими поработителями» (3; с. 361). Духовный кризис по своей природе был многоплановым, он включал в себя кризис религиозности, правосознания, русской военной верности и стойкости, национального характера, семьи, русской культуры. Ильин верно уловил следующую важную тенденцию общественного развития начала XX века, которая касалась не только России, но и других западных стран, где также произошли революции или тяжелые социальные потрясения, – маргинализацию населения, резкое уменьшение больших людей с государственным умом и сильным характером. Как религиозный мыслитель, он объяснял эту тенденцию религиозным оскудение человечества: «Традиции христианской веры, личной чести, национальной культуры и искреннего патриотизма поблекли и поколебались… Во-вторых, – выродился и снизился уровень образования: та полуобразованность, о которой пророчески писал Достоевский в “Бесах”, размножилась, стала системою и всплыла наверх… » (3; с. 55).

Ильин в «Наших задачах» сформулировал некоторые принципиальные основы будущего русского государственного устройства. Он считал, что республиканское устройство не является государственной формой, способной восстановить Россию, дать ей творческую свободу и духовный расцвет. Для него история как бы доказала некий закон: «… в России возможны или единовластие, или хаос; к республиканскому строю Россия не способна. Или еще точнее: бытие России требует единовластия – или религиозного и национально укрепленного единовластия чести, верности и служения, т.е. монархии; или же единовластия безбожного, бессовестного, бесчестного, и притом антинационального и интернационального, т.е. тирании» (3; с. 93). В статье «Кое-что об основных законах будущей России», написанной 15 августа 1952 года, Иван Александрович пришел, таким образом, к выводу, что лучше всего возрождению России может способствовать монархическое начало. Однако он прекрасно осознавал, что для возрождения монархии в стране должны созреть определенные предпосылки: наличие монархического правосознания и желание народа иметь царя. В постсоветской России таких условий он не видел и поэтому в проекте конституции не предрекал будущей формы правления. Любя Россию и желая ей благополучия, он соглашался служить даже республике. Конечно, это противоречило его философским и политическим взглядам. Так, отвергая теорию «общественного договора», он рассматривал Российское государство как созданное Богом и Божественным промыслом, в веках ведомое, по духу христианское и национальное, призванное к осуществлению в жизни закона правды: «Российское Государство есть правовое единство, – священное, исторически преемственное, властное и действенное. Оно покоиться на братском единении русских людей, на их верности Богу и Отечеству, государственной власти и закону» (3; с.81). Одна из статей разработанного Ильиным основного закона объявляло Российское Государство единым и нераздельным, а всякую попытку его расчленения – изменой или предательством. Все тайные общества и революционные партии подлежали запрету. Бывшие члены коммунистической партии по предложению Ильина должны были исключаться из политической жизни страны на 20 лет. Следует также отметить, что отдельные статьи в его проекте были похожи на утопическую декларацию: «Российское государство связывает людей в братский союз. Русский русскому есть брат и помощник, всегда, везде и во всем. Всякая взаимная неправда возбраняется. Всякое взаимное притеснение преступно. Всякая злостная эксплуатация наказуема по закону. Всякое оставление в беде предосудительно и позорно. Все за одного – один за всех» (3; с.83). Кончено, можно согласиться с этим желанием национального сплочения, высказанным Ильиным. В реальности же русский народ и сейчас показывает свою распыленность, отсутствие племенного сплочения.

Консервативные идеи Ивана Александровича Ильина о необходимости учета специфики национальной психологии, поиска своего особого, самобытного пути развития сильной государственной власти, творческой, ответственной демократии необходимо учитывать при реформировании страны.


ЛИТЕРАТУРА


1. Ильин И.А. Родина и мы. Статьи. Смоленск. 1995. 512 с.

2. Ильин И.А. Наши задачи. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 1. М. 1993. 496 с.

3. Ильин И.А. Наши задачи. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 2. М. 1993. 480 с.







Похожие:

М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconУста в «национально-консервативной партии россии»
Имущество партии, его источники и хозяйственная деятельность национально-консервативной партии россии 24
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconД. В. Скрынченко Минувшее и настоящее Избранная публицистика Воронеж 2009
Книга позволяет выработать объемный взгляд на развитие русской консервативной мысли и журналистики начала XX в
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconОбраз старухи- процентщицы в романе Ф. М. Достоевского
Этот образ символ никчемной и даже вредной жизни. Алена Ивановна наживается на горе других людей. Ее изображение должно вызывать...
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconВоронежский государственный университет
России и мира. Воззрения на консерватизм в русской дооктябрьской и советской литературе. Вопрос о консервативной волне на Западе...
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconКонсервативной мысли в XXI веке
Текст доклада на научно-практической конференции Русский консерватизм : история и перспективы (к 235 летию со дня рождения Н. М. Карамзина)....
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconФененко а. В. Место французского политического консерватизма в эволюции общеевропейской консервативной мысли конца XIX – начала ХХ вв
Очевидно, консервативная мысль это феномен, до настоящего времени с трудом поддающийся историческому и политическому анализу
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconФененко а. В. Место французского политического консерватизма в эволюции общеевропейской консервативной мысли конца XIX – начала ХХ вв
Очевидно, консервативная мысль это феномен, до настоящего времени с трудом поддающийся историческому и политическому анализу
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconИсследование выполнено при финансовой поддержке ргнф в рамках научно-исследовательского проекта ргнф «Образ России: национальное самосознание и современность», проект №07-03-02035 а Лысенко А. А. Современная Россия: взгляд из Германии
Ргнф «Образ России: национальное самосознание и современность», проект №07-03-02035 а
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconИсследование выполнено при финансовой поддержке ргнф в рамках научно-исследовательского проекта ргнф «Образ России: национальное самосознание и современность», проект №07-03-02035 а О. Р. Демидова
Ргнф «Образ России: национальное самосознание и современность», проект №07-03-02035 а
М. Н. Начапкин Екатеринбург образ россии в консервативной мысли и. А. Ильина iconИсследование выполнено при финансовой поддержке ргнф в рамках научно-исследовательского проекта ргнф «Образ России: национальное самосознание и современность», проект №07-03-02035 а
Ргнф «Образ России: национальное самосознание и современность», проект №07-03-02035 а
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов