Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия icon

Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия



НазваниеРусский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия
страница1/3
Попов Эдуард Анатольевич
Дата конвертации31.07.2012
Размер0.65 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3


На правах рукописи


Попов Эдуард Анатольевич


РУССКИЙ КОНСЕРВАТИЗМ: ИДЕОЛОГИЯ И

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА


09.00.11 - социальная философия


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук


Ростов-на-Дону - 2006

Работа выполнена в Ростовском государственном университете

в Институте по переподготовке и повышению квалификации

преподавателей гуманитарных и социальных наук

на кафедре социологии, политологии и права



Научный консультант:

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор философских наук, профессор

^ Волков Юрий Григорьевич


Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Киященко Николай Иванович


доктор философских наук, профессор

^ Ерыгин Александр Николаевич


доктор политических наук

Савельев Андрей Николаевич


Ведущая организация:

Ставропольский государственный университет




Защита состоится « 3 » марта 2006 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета Д. 212.208.01. по философским и социологическим наукам в Ростовском государственном университете (344006, г. Ростов-на-Дону, Пушкинская 160, ИППК РГУ, ауд. 34).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке РГУ (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).


Автореферат разослан «1» февраля 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета М.Б. Маринов




^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Обращение к проблеме русского консерватизма определяется теми задачами, которая решает Россия при переходе от организации общества, для которой было характерно наличие правящей моноидеологии, к обществу, характеризующемуся идеологическим плюрализмом и состоянием затянувшегося социокультурного кризиса.


Очередной виток радикальной вестернизации, начавшийся на рубеже 80-90-х годов ХХ века и проходящий под либерально-демократическими лозунгами, вызвал крайне болезненную реакцию в стране. Во многом остающийся традиционным менталитет россиян не приемлет «общечеловеческих ценностей», выработанных в мыслительной лаборатории «уникальной, но не универсальной цивилизации Запада» (А. Тойнби). Приоритет личности над обществом, а общества – над государством, сакрализация прав человека и принципов западной демократии, – эти и другие идеи и ценности, насаждаемые в нашей стране с начала 90-х годов так и не стали основой мировоззрения и нормами поведения большинства населения. Либерально-демократическая модель общественно-политического устройства оказалась не работающей в условиях России. Недавняя инициатива Президента России по созданию Общественной палаты свидетельствует о стремлении руководства страны способствовать созданию гражданского общества и, вместе с тем, констатирует тот факт, что классические институты демократии (политические партии, представительные органы и т.д.) недостаточно эффективны и не способны решить задачу реальной демократизации России.

Современное российское общество объективно испытывает потребность не только в действенной общественно-политической модели и социально-экономической стратегии. Более актуальна для нынешнего российского общества идея, интегрирующая индивидов и различные социальные группы на осуществление «стратегического прорыва в XXI веке». Посткоммунистическая Россия нуждается в идеологии, способной адекватно определить стоящие перед ней внешние и внутренние вызовы. Эта идеология должна рассматриваться как «идеальная» модель общественного устройства, некий идейно-теоретический «чертеж», по которому будет осуществляться развитие общества на десятилетия вперед.

На статус общенациональной объединяющей «идеологии 21» (В.Н. Кузнецов) претендуют различные идеологические системы, в том числе, консерватизм. Русский консерватизм, генеалогия которого прослеживается с начала XIX в., возродился в посткоммунистической России, не утратив своего теоретического и практического потенциала в новых общественно-политических и социокультурных условиях.

В конце XX – начале XXI в. своеобразная мода на консерватизм стала одним из важнейших факторов общественно-политических процессов в России, что обусловлено, в первую очередь, привлекательностью его идей для общества. Закономерно, что в современной России, втягиваемой в процессы общемировой глобализации, оказалась востребованной идеология локализации и партикуляризма. Значимость консерватизма заключается в том, что он представляет собой идеологию, которая отвергает рискованные социальные эксперименты. Консервативная идеология основана на бережном отношении к исторической и социокультурной традиции, воспринимаемой не как дорогостоящий музейный раритет, а как живой, передающий через века опыт поколений. Универсальность консервативной идеологии заключается в том, что на ее основе можно консолидировать различные социальные группы для осуществления коренных общественных преобразований. Вместе с тем, некоторая аморфность понятия консерватизм, во многих случаях «переводимое» как синоним патриотизма и государственничества, препятствует его научному изучению, сказывается на потенциальных результатах социально-политической практики консерваторов. В посткоммунистической России отмеченные сложности проявились в том, что в политическом процессе страны участвует ряд партий, претендующих на статус консервативных, но по своим идейно-политическим установкам ему не соответствующих.

Наряду с различными версиями псевдоконсерватизма, в современной России также обнаруживают себя в идеологии и социально-политической практике силы, подпадающие под видовые характеристики консерватизма. Наиболее значимым политическим проектом последнего десятилетия стал блок, позднее партия «Родина», в руководство которого вошли многие известные представители национально-патриотического и консервативного движения. С появлением данной партии в политическом спектре современной России была занята остававшаяся долгое время свободной консервативная ниша. Электоральный успех «Родины» на федеральных выборах 2003 года и в ряде региональных выборов 2004-2005 годов свидетельствует о востребованности консерватизма как идеологии и социально-политической практики у российских избирателей. Следует обратить внимание, что консервативно ориентированные слои российского избирателя не монополизированы исключительно партией «Родина». Значительная часть консервативного электората на выборах отдает голоса провластным, оппозиционным и псевдооппозиционным партиям и объединениям. Потенциал консервативной политической силы в современной России представляется далеко не исчерпанным.

Активизация русского консерватизма как идеологии и социально-политической практики в начале XXI в. сделала консервативную проблематику одной из актуальных тем современной социальной науки в России и, в какой-то мере, на Западе. Актуальность социально-философского исследования данного феномена особенно возрастает вследствие неудачного осуществления модернизационных процессов, направленных на построение «гражданского общества». В этой связи одни исследователи полагают, что основным препятствием последнего является консервативный (традиционалистский) стержень общественной культуры и менталитета населения страны. Другие считают, что недостаточное внимание к цивилизационным особенностям России является главным фактором, определившим, в итоге, подобный результат. И связывают перспективы демократизации и гуманизации российского общества с созидательным потенциалом консерватизма.

Изучение русского консерватизма будет означать не только качественное приращение знаний в теоретической сфере, но и будет определенным вкладом в понимание ситуации, складывающейся в современной России, служить для поиска путей выхода из социокультурного кризиса.

Степень научной разработанности темы. Изучение консерватизма – одна из актуальных тем социальной и политической философии. В России философское изучение феномена консерватизма начинается приблизительно в середине XIX в., параллельно с возникновением и развитием консервативного феномена. В значительной степени накопление научного знания о консерватизме происходило в результате идейно-политической рефлексии русских консерваторов о сущности консерватизма. Уже в работах «старших славянофилов» предпринимаются попытки определения сущностных границ консерватизма. Эта традиция была продолжена представителями последующих генераций русского консерватизма. Однако по существу к идейно-теоретическому осмыслению проблем консерватизма русская общественно-политическая мысль подходит во второй половине XIX в., что нашло отражение в фундаментальных трудах Б.Н. Чичерина («История политических учений» и «Курс государственной науки») и Л.А. Тихомирова («Монархическая государственность»). Работы этих исследователей, более известных в качестве ведущих идеологов конкурирующих идейно-политических направлений – соответственно, либерализма и консерватизма, - положили начало двум исследовательским традициям изучения консервативного феномена. Первая, либерально-прогрессистская, исходила из трактовки консерватизма как реакционной (в более мягкой редакции – ретроградной) идеологии, служащей для обоснования исторически отмирающей сословно-монархической модели общественно-политического устройства (Вл.С. Соловьев, А.Н. Пыпин, П.Н. Милюков). Типологически близка данной исследовательской традиции сформировавшаяся впоследствии социалистическая (прежде всего, марксистская) «школа» социальных наук, представленная именами Г.В. Плеханова, В.И. Ленина, Ю.О. Мартова, В. Левицкого, Н.Л. Мещерякова и др.

Вторая, консервативная традиция отождествляла консерватизм с национальной мыслью, преимущественно с социально-политическими аспектами последней. Как отмечалось в литературе по данной теме, понятия «русская мысль», «национальная мысль» в трудах консервативных исследователей фактически идентичны понятию «русский консерватизм» (В.А. Гусев).

Тем самым, исследователи-прогрессисты акцентировали внимание на типичности исторического процесса и социально-политического устройства России, консерваторы – на уникальности. Первые подчеркивали стадиальное отставание страны от более развитых государств Запада, консерваторы отмечали культурно-историческое своеобразие России. Как можно убедиться, методологическими основаниями исследовательских направлений послужили сформировавшиеся во второй половине XIX - XX вв. формационный и цивилизационный подходы.

В отечественной социально-гуманитарной науке получили преобладание различные методологические направления прогрессизма. Оригинальная исследовательская традиция консервативного направления в гуманитарных (и, отчасти, естественных) науках, основанная на религиозной картине мира, социальном пессимизме и идее о множественности культурно-исторических типов, в недостаточной степени была востребована в отечественной науке второй половины XIX – XX вв. Определенный ренессанс этой исследовательской традиции происходит в конце ХХ в. в трудах философов А.С. Панарина, Н.П. Ильина, Ю.Т. Лисицы, В.М. Лурье, А.Г. Дугина, В.Л. Махнача, В.Ю. Верещагина, А.В. Белова, А.М. Величко, М.Ю. Чернавского; политологов В.А. Гусева, А.Н. Кольева; историков Л.Н. Гумилева, Д.М. Балашова, Ю.И. Кирьянова, А.Н. Боханова, Н.А. Нарочницкой, А.Ю. Минакова, А.В. Репникова; литературоведов В.В. Кожинова, В.П. Попова и др. Компоненты методологии данного направления используются в работах представителей московско-тартусской школы семиотики (Ю.М. Лотман, Б.А. Успенский), в концепции «полифонического романа» Достоевского М.М. Бахтина.

Отметим, что подобный подход достаточно нов в отечественной исследовательской литературе и нуждается в дальнейшем философском изучении.

Важным исследовательским вопросом является проблема определения сущности консерватизма. Дискуссии по данной проблеме привели к появлению двух основных исследовательских подходов: идейного, согласно которому консерватизм обладает собственными идеологическими постулатами (идейным ядром), и ситуативного, который исходит из политико-прагматической трактовки консерватизма как «служебной» (функциональной) идеологии правящего слоя. В рамках идейного подхода можно выделить два направления, представители которых подчеркивают универсально-мировоззренческое либо социологическое основания идеологии консерватизма. Консерваторы, занимавшиеся вопросами философской рефлексии, подчеркивали глубинные мировоззренческие основания консервативной идеологии, которая возводится к идеологии «высокого Средневековья» и даже к Платону («старшие славянофилы», К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров). К настоящему времени в зарубежной и отечественной литературе сформировалась исследовательская традиция возводить генеалогию консервативной идеологии к неким «идеальным» мировоззренческим моделям, полностью или относительно автономным от социального слоя (К. Поппер, Э. Хобсбаум, Э. Гидденс, А. Валицкий, Е. Шацкий, Вл.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, Ю.Т. Лисица, Н.П. Ильин, А.М. Руткевич, В.А. Гусев, А.Н. Кольев, М.М. Федорова, М.Ю. Чернавский, В.П. Макаренко). Социологический подход, представители которого трактуют консерватизм как идеологию и социально-политическую практику феодальных страт общества, преимущественно, поместного дворянства, также широко представлен в научной литературе (К. Манхейм, исследователи-марксисты). Ситуативный (функциональный) подход связывают с выходом в свет эссе С. Хантингтона «Консерватизм как идеология», которое стало манифестом данного методологического направления, хотя его элементы использовались и в более ранней литературе (в России – в трудах К.Н. Леонтьева, П.Б. Струве и др.). Под влиянием методологических подходов С. Хантингтона сложилось исследовательское направление, «пионерами» которого в нашей стране стали П.Ю. Рахшмир, А.Ю. Мельвиль, К.С. Гаджиев.

В современной научной литературе сложилась поливариантная ситуация по проблеме определения сущности идеологии и типологии политических идеологий. В рамках марксистской методологии понятие «идеология» служит для обозначения теории или учения, выражающего интересы определенных социальных групп (классов). Высказанное классиками марксизма в «Немецкой идеологии» определение идеологии сводится к идее, что «господствующие мысли суть не что иное, как идеальное выражение господствующих материальных отношений». Впоследствии Ф. Энгельс развил марксистский подход к определению идеологии, охарактеризовав последнюю как «ложное сознание» и противопоставив научной марксистской социологии.

Методологические позиции марксизма были подвергнуты критике со стороны исследователей, испытавших значительное влияние идей К. Маркса. К. Манхейм в классическом труде «Идеология и утопия» обратил внимание на отсутствие социологических оснований не распространять на марксизм сделанное им самим открытие – усматривать в мышлении политического противника элементы идеологии, от которого свободно собственное мышление.

К. Манхейм ввел в научный оборот понятие «стилей мышления», являющие собой мыслительный опыт определенных социальных групп. Консервативный стиль мышления, согласно Манхейму, являет собой производную опыта феодальных страт общества – дворянства, цеховых ремесленников, патриархального крестьянства. Немецкий социолог принадлежит к исследователям, стоявших у истоков традиции исследования консерватизма как мыслительной традиции, оппонирующей методологии прогрессизма и, в первую очередь, либерализма.

Сравнительный анализ различных идеологических систем и теоретико-познавательных моделей содержится в работах западных исследователей, придерживающихся либеральной парадигмы (Л. фон Мизес, Д. Боуз и др.). Для либерально-прогрессистского исследовательского направления характерен акцент на гуманистическом содержании идеологии либерализма. В отечественной социально-гуманитарной науке сформировалось направление, в рамках которого либерализму отказывается в гуманистическом содержании (А.С. Панарин, А.А. Зиновьев, Ю.Г. Волков, В.С. Малицкий).

В последние десятилетия существенно пополнился объем научной литературы по теме «русский консерватизм». Вместе с тем, сохраняются значительные исследовательские лакуны. Малоисследованными остаются отдельные аспекты (прежде всего, социально-философский и социально-политический) русского консерватизма. Отсутствуют обобщающие работы в рамках диссертаций и монографий, посвященных данному явления с момента его возникновения в начале XIX столетия до настоящего времени. Однако приоритетной исследовательской задачей остается разработка методологического конструкта, позволяющего изучать русский консерватизм как многомерное и противоречивое идейное и общественно-политическое явление. Перспективным и этически корректным представляется подход к изучению консерватизма с использованием эвристических возможностей консервативной парадигмы социально-гуманитарных наук, включающей в себя компонент философской рефлексии русских консерваторов о сущности и специфических чертах отечественного консерватизма.

В определенной степени решению означенной задачи посвящена монография А.Н. Кольева «Нация и государство. Теория консервативной реконструкции» (М., 2005). В данном исследовании сделан акцент на реконструкции методологического подхода, который мы обозначаем как консервативную парадигму социально-гуманитарного знания. Сходная задача, однако, с привлечением материала западного консерватизма решается в книге А.М. Руткевич «Что такое консерватизм?» (М.-СПб., 1999).

Единственным на сегодняшний день обобщающим исследованием, в котором предметом анализа выступает русский консерватизм XIX-XX веков, а также предыстория консервативного феномена в России, является работа В.А. Гусева. В монографии «Русский консерватизм: основные направления и этапы развития» (Тверь, 2001), на основе которой была защищена диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук, автор провел реконструкцию более, чем двухвековой интеллектуальной истории русского консерватизма. Исследователь обоснованно выделяет в изучаемом явлении три основных этапа: дореволюционный, эмигрантский и современный, предлагая отдельно выделить этап так называемого предконсерватизма. Русский консерватизм типологизируется автором по нескольким ключевым критериям.

В.А. Гусев, исходя из целей и задач своего исследования, не предполагал социально-философского исследования русского консерватизма, хотя в той или иной мере обращался к анализу социально-философской проблематики в интеллектуальной традиции «национальной мысли» (по терминологии автора, синоним консервативной мысли). Поэтому сохраняется актуальность изучения «полного хронологического цикла» русского консерватизма, исходя из социально-философского дискурса.

Отчасти существующую исследовательскую лакуну заполнила коллективная монография сотрудников ИРИ РАН «Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика» (М., 2000), в котором на основе привлечения обширного материала проведен анализ развития русского консерватизма на значительном историческом отрезке (1760-е – 1905 гг.). Вместе с тем, в данной работе, написанной с марксистских позиций, сделан акцент на практике, а не идеологии (играющей подчиненную роль) данного явления. Исходя из прогрессистского методологического конструкта, авторы данного фундаментального исследования трактуют консерватизм как идеологию поместного дворянства. В основу системы типологизации русского консерватизма положен критерий прогрессивности/реакционности. В соответствии с предложенным дихотомическим конструктом вне сферы исследовательского внимания остались «прогрессивные» компоненты программ консерваторов-«реакционеров» (идея социального государства К.Н. Леонтьева, концепция монархического народного представительства Л.А. Тихомирова и др.).

Проблеме социально-философской антропологии в русском консерватизме посвящено диссертационного исследование философа Н.В. Честнейшина «Проблема человека в социальной философии русского консерватизма» (Архангельск, 2004). Автор исходит из положения, согласно которому «Именно вопрос о природе и сущности человека, его предназначении и связи с социальным целым является основным источником спора между представителями консерватизма, либерализма и радикализма».

Устоявшаяся в литературе и верная лишь отчасти точка зрения на консерватизм как на идеологию коллективизма и антропологического пессимизма в определенной мере пересмотрена и уточнена в работах русских философов ХХ столетия (Н.А. Бердяева, М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, Ю.Г. Кудрявцева). Однако проблема соотношения гуманизма и консерватизма нуждается в дальнейшем социально-философском исследовании.

Одна из малоисследованных проблем темы «русский консерватизм» - система взаимоотношений консерватизма и национализма. В современном социально-философском дискурсе понятие «национализм» является, как правило, производным от понятия «нация». Различные интерпретации понятия «национализм» в современной литературе обусловлены многообразием методологических подходов к изучению нации и, соответственно, самого национализма. Исторически возникли и развивались два основных подхода к объяснению феномена нации. В рамках первого («французского») подхода, впервые озвученного Э. Ренаном, нация трактуется как «нация-государство», то есть, совокупность граждан определенного государства. В рамках второго («немецкого») подхода, манифестированный в концепциях немецких романтиков начала XIX в. (И.Г. Гердер и др.) было разработано понятие нации как духовной и культурно-исторической общности. Второй подход к объяснению феномена нации признает важное, но не определяющее значение общему этническому происхождению, акцентируя внимание на духовных, исторических и культурных аспектах. Русские консерваторы-националисты, занимавшиеся проблемами философской рефлексии (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров и др.), придерживались второго подхода, ранее сформулированного немецкими романтиками.

Понятие «национализм» продолжает сохранять аксиологическую нагруженность в отечественной литературе. Традиция оценочного подхода к национализму была заложена в рамках означенных нами прогрессистских (либерального и марксистского) направлений в методологии социальной науки. Западная научная традиция изучения национализма, как правило, свободна от оценочных подходов. В определенной мере под ее влиянием в современной отечественной литературе наметились тенденции к более объективному изучению феномена национализма. Вместе с тем, отечественные исследователи критически пересматривают методологические конструкты изучения национализма, разработанные западными исследователями. В частности, обращено внимание на созидательный потенциал национализма как охранительной идеологии, направленной на защиту национальной идентичности (В.Л. Махнач, А.Н. Кольев, А.К. Дегтярев, В.М. Лурье, А. Зорин, А.Н. Дьяченко, А.Ю. Минаков, А.В. Елисеев, Д.А. Коцюбинский). Определенное внимание русскому консервативному национализму уделено и в работах западных исследователей (Э. Таден, У. Лакер, Н. Моравский, А. Валицкий).

В последние годы появился ряд работ, предметом анализа которых выступает проблема демократии в различных идейно-политических направлениях в России. Прежде всего, следует назвать докторскую диссертацию философа Л.Д. Козыревой «Концепция народовластия в русской политической философии (вторая половина XIX – начало XX в.)» (СПб., 1999), посвященную сравнительному анализу идее народовластия в идеологиях либерализма, радикализма и консерватизма. В исследовании отмечается, что отдельные консервативные концепции отличало стремление «сформулировать принципы эффективного общественного самоуправления, дать аргументированную критику реальных пороков демократии». Автор сделал акцент на критике теории и социально-политической практике демократии русскими консерваторами. Сохраняет свою актуальность проблема развития принципов «народного участия» и «творческой демократии» в «положительных» программах русского консерватизма, изучение которой только начинается в научной литературе (Ю.Т. Лисица, Э.А. Попов, Д.А. Машенцев). Система взаимоотношений консерватизма и демократии не укладывается в рамки дихотомии принятие/отторжение, - положение, которое было обосновано исследователями – представителями консервативного направления социальных наук (Л.А. Тихомиров, К. Шмитт, И.А. Ильин).

Современный этап развития русского консерватизма как идеологии и социально-политической практики наименее исследован в научной литературе. Несмотря на появление отдельных работ зарубежных и отечественных исследователей (Г. Рормозер, У. Лакер, А. Янов, В.А. Гусев, А.Н. Кольев, А. Щипков, А.А. Френкин, В. Радаев и др.), изучение современного русского консерватизма находится на начальной стадии. Следует обратить внимание на наметившуюся тенденцию к политико-прикладному, а не социально-философскому или политико-философскому изучению данного общественно-политического феномена посткоммунистической России.

Итак, теме «русский консерватизм» посвящена довольно обширная литература. Однако все еще отсутствует социально-философское осмысление русского консерватизма как целостного общественного явления, включающего в себя идеологию и социально-политическую практику. В современном научном дискурсе нет единства мнений по поводу сущности русского консерватизма, его характерных черт и особенностей. Все еще не разработан методологический конструкт социально-философского изучения темы. Все это придает теме диссертационного исследования проблемный характер.


Цель научного исследования: провести социально-философское исследование сущности русского консерватизма, выявить его идеологические основания и раскрыть содержание социально-политической практики.

Задачи исследования:

  • провести анализ истории понятия «консерватизм», исследовать основные методологические подходы к определению сущности консерватизма;

  • выявить сущность консерватизма, охарактеризовать основополагающие принципы теоретико-познавательной модели консерватизма;

  • уточнить содержание понятия «русский консерватизм», выявить онтологическую природу и социокультурные условия его формирования и развития;

  • охарактеризовать роль проблемы человека в социальной философии и теоретико-познавательной модели русского консерватизма;

  • выявить постулаты консервативного подхода к определению природы и структуры социального в идеологии русского консерватизма и принципы социально-политической практики;

  • проследить развитие идей национализма в идеологии и социально-политической практике русского консерватизма;

  • проанализировать развитие принципа «народного участия» в «положительных» программах русского консерватизма;

  • выявить сущность, специфику и типологию современного русского консерватизма;

  • выявить ключевые постулаты сущность методологических подходов русских консерваторов к проблеме «идеологии 21»;

  • уточнить социальные «адреса» современного русского консерватизма;

  • определить субъекты, принципы и цели социально-политической практики современного русского консерватизма.

Объект исследования – общеевропейский консерватизм как общественно-политическое явление.

Предмет исследования – русский консерватизм как идеология и социально-политическая практика.

Методология исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составили принципы научной социальной философии, претендующей на метатеоретическое обобщение результатов частных научных исследований. Это принципы холизма, научной объективности и историзма. Принцип холизма, требующий целостного рассмотрения предмета исследования, предполагает использование системного подхода к изучению русского консерватизма. Принцип научной объективности – поиск методологических средств, позволяющих адекватно реконструировать идеологию и социально-политическую практику русского консерватизма. Принцип историзма требует рассмотрения русского консерватизма как общественно-политического явления, имеющего двухвековую историю (начало XIX – начало XXI веков) и находящегося в процессе постоянной идейно-политической эволюции в контексте исторических задач, стоящих перед Россией.

Сущность идеологических постулатов и принципов социально-политической практики русского консерватизма выявляется путем исследования логики их формирования и развития, через определение их исторических и теоретических источников, философско-мировоззренческих оснований и социокультурных детерминант. Принцип детерминации социально-философского определенным типом культуры позволяет сделать вывод, что понимание своеобразия русского консерватизма как социально-философского феномена становится возможным лишь в пространстве отечественной культуры.

В исследовании были использованы элементы методологии консервативной «школы» социально-гуманитарного знания. Ранее попытки реконструкции изучаемого явления сквозь призму мировоззренческого восприятия представителей определенной эпохи предпринимались в рамках структурно-семиотического подхода, разработанного в рамках московско-тартусской школы семиотики (Ю.М. Лотман, Б.А. Успенский). В монографии А.Н. Кольева «Нация и государство. Теория консервативной реконструкции» (М., 2005) также предпринята попытка подойти к анализу изучаемого явления, используя методологию консервативной концепции. Использование данного подхода позволило нам решить ряд исследовательских задач. В частности, определение сущности консерватизма было осуществлено на основе реконструкции теоретико-познавательной модели русского консерватизма (А.С. Хомяков, Л.А. Тихомиров, Н.А. Бердяев).

В качестве методологических оснований использовался концепция «консервативного стиля мышления» К. Манхейма. Автор использовал также компаративистский метод, позволяющий провести сравнительный анализ осмысления ключевых социальных проблем в консервативной и прогрессистской (либеральной и социалистической) социально-философских парадигмах.
^
Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Впервые в отечественной научной литературе проведено социально-философское исследование русского консерватизма как целостного общественно-политического явления. Выявлены его социокультурные основания, сущность и особенности идеологии и политической практики.

2. Разработан методологический подход к изучению консерватизма как идеологии, возникшей в условиях Нового времени, но являющейся, в то же время, трансформацией мировоззрения Средневековья.

3. Выявлена сущность русского консерватизма, который являет собой идеологию и соответствующую ей социально-политическую практику, направленную на реализацию в настоящем и будущем некоей идеальной модели общественно-политического устройства, основанной на национальной культуре, принципы которой были реализованы в эпоху Средневековья.

4. Сделан принципиальный вывод об относительной автономности русской консервативной идеологии от социальных «адресов», ее внеклассовом и надклассовом характере.

5. В результате содержательного анализа оригинальных текстов русских консервативных идеологов выявлено, что вопреки устоявшейся в научной литературе точке зрения социальная философия и теоретико-познавательная модель русского консерватизма носили персоналистский характер. В то же время персонализм русских консерваторов выступал в качестве антитезы либерального индивидуализма.

6. Выявлены постулаты консервативного подхода к природе и структуре общества, охарактеризованы результаты развития принципов корпоративизма и солидаризма в идеологии и социально-политической практике русского консерватизма.

7. Проведен анализ развития идей национализма в идеологии и социально-политической практике русского консерватизма. Выявлено, что наряду с традиционным имперским направлением в русском консерватизме уже на первом этапе его развития возникает идеология так называемого национал-консерватизма или консервативного национализма. Русский национал-консерватизм типологизирован в виде трех направлений: политический, культурный и духовный национализм.

8. В работе на основе анализа подходов теоретиков и идеологов русского консерватизма обосновано принципиально новое положение, согласно которому в русском консерватизме были разработаны политические программы «народного участия» и «творческой демократии». Данные программы оппонируют принципам западной (либеральной и социальной) демократии.

9. Выявлены сущность и специфика современного русского консерватизма как в сравнении с предшествующими этапами развития консерватизма в России, так и в соотношении с современным западноевропейским и североамериканским консерватизмом. Проведена типологизация консерватизма в посткоммунистической России. Установлено, что наряду с идеологией русского консерватизма сосуществует ряд идеологических систем псевдоконсервативной направленности (превращенные формы либерализма и национал-большевизма).

10. Сделан вывод, что в условиях социокультурного кризиса в современной России и дискредитации западнических идеологий в представлении значительной части российских граждан актуализируется задействование идейно-теоретического потенциала современного русского консерватизма, без учета которого невозможно построение адекватной сложившейся ситуации «идеологии 21».

11. Выявлены основные социальные «центры» - носители идеологии русского консерватизма в современной России, субъекты и принципы социально-политической практики современного русского консерватизма. Основными социальными группами, в рамках которых происходит процесс идеологотворчества русского консерватизма, являются Русская православная церковь, силовые структуры (армия, спецслужбы), отдельные группы культурной и научной элиты страны. Из субъектов политических процессов в современной России статусу консервативной в наибольшей степени соответствует блок/партия «Родина». Как следствие данного подхода сделан вывод, что русский консерватизм представлен в политическом спектре Российской Федерации.

12. Установлено, что социально-политическая практика современного русского консерватизма связана с борьбой за власть (программа-максимум) и реализацией консервативной программы либо за влияние или давление на власть (программа-минимум), что делает вероятным реализацию отдельных положений данных программ. В то же время участие в избирательных кампаниях не является единственной и даже важнейшей формой социально-политической практики современного русского консерватизма. В работе прогнозируется вероятность постепенного отхода части консервативных образований (прежде всего, партии «Родина») от участия в политическом процессе в его сложившихся формах и переход на позиции так называемой внесистемной оппозиции.
  1   2   3




Похожие:

Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconТезисы о социальной философии что такое социальная философия?
Социальная философия – это философия общества как объекта и философия общества как субъекта
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconСоциальная философия
Социальная философия – философское исследование жизни. Она не рассматривает конкретную действительность общественной жизни, а устанавливает...
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconРедакционная коллегия энциклопедии
Русский консерватизм середины XVIII – начала ХХ века: энциклопедия / Ответственный редактор В. В. Шелохаев, Ответственный секретарь...
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconУдк 101. 1:: 316 Е. А. Тюгашев tugashev@academ org Проблема предмета социальной философии
«Социальная философия в системе гуманитарного образования», инициированной в связи с выходом учебника К. С. Пигрова «Социальная философия»....
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconИ. А. Христофоров Русский консерватизм: исследовательская схема или историческая реальность?
Русский администратор новейшей школы. Записка псковского губернатора Б. Обухова и ответ на нее. Берлин, 1868, с. 54, 73, 75
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconИстория русской философии Лекция 9 Русский экзистенциализм
Л. И. Шестов Этика абсурда Традиционная философия стремится стать «наукой», но человеку нужна «не истинная, а лучшая философия»
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconИнформация от Максима Николаевича Начапкина. В сфере его научных интересов находится русский консерватизм XIX xx вв
Новости из Екатеринбурга. Информация от Максима Николаевича Начапкина. В сфере его научных интересов находится русский консерватизм...
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия icon Русский консерватизм в современной российской историографии: новые подходы и тенденции изучения
Русский консерватизм в современной российской историографии: новые подходы и тенденции изучения
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconДокументы
1. /Социальная философия.doc
Русский консерватизм: идеология и социально-политическая практика 09. 00. 11 социальная философия iconВоронежский государственный университет
России и мира. Воззрения на консерватизм в русской дооктябрьской и советской литературе. Вопрос о консервативной волне на Западе...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов