О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект icon

О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект



НазваниеО. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект
Дата конвертации31.07.2012
Размер242.24 Kb.
ТипПрограмма


О.А. Милевский

Программа «национальных реформ» Л.А.Тихомирова: социально-экономический аспект.


В статье рассматриваются предложения Л. Тихомирова посвященные изменению курса социально-экономического развития России в конце XIX – начале XX вв. Его программа базировалась на идеях экономической автаркии, практически не зависящей от иностранного капитала и развивающейся под опекой государства, регулирующего все экономические процессы. Выдвигаемые им социально-экономические проекты во многом предвосхитили идеи положенные в конце 20-х – 30-е гг. ХХ в. в основу политической идеологии, получившей название концепция «третьего пути».


Ключевые слова: Консерватизм, Тихомиров, социально- экономический, автаркия, монархия, «третий путь», государство, капитализм.

Проблемы российского консерватизма конца XIX – начала XX вв. в настоящее время активно занимают умы ученых. Не оставлены без внимания и социально-экономические исследования представителей этого политического лагеря [1]. В данном аспекте немалый интерес вызывает знакомство с идеями развиваемыми одним из ведущих теоретиков отечественной консервативной мысли Л.Тихомировым в контексте предлагаемой им правительству в начале ХХ в. программы «национальных реформ», направленных на преобразование российской монархии.

Социально - экономическая тематика всегда занимала важное место в научно-публицистическом творчестве Л. Тихомирова. Так, рассматривая его взгляды революционного периода можно отметить сильное теоретическое влияние на них идей В. П. Воронцова (В.В. – О. М.) убежденного в возможности для России преодолеть негативные последствия капитализма через использование структуры общины со ставкой на развитие мелкого кустарного производства [2].

Однако к началу 90-х гг. XIX в., пережив радикальную идейную эволюцию, Л. Тихомиров начинает по-новому оценивать роль капитализма, осознавая при этом всю сложность и неоднозначность этого экономического явления, в том числе и применительно к российским условиям. Тем более, он имел возможность посмотреть своими газами на противоречия труда и капитала в Европе увидеть и оценить все плюсы и минусы капитализма, отчетливо понимая всю объективность этого процесса.

Л. Тихомиров, отталкиваясь от опыта европейской экономической модернизации, во многом оцениваемой им негативно, полагал, что Россия как страна «догоняющего развития», сможет при правильной социально – экономической политике проводимой верховной властью избежать тех пагубных последствий капитализации общества, с которыми столкнулись передовые европейские страны. В своих статьях на экономические темы он и пытался развивать подобные мысли.

Но не всегда его предложения и идеи находили положительный отклик даже в среде консервативной журналистики. Например, в «Русском обозрении» у него сразу выявились разногласия по данной проблеме с редактором Д.Н. Цертелевым.
В частности, колкий обмен мнениями произошел между ними по поводу статьи Л. Тихомирова «Нужна ли нам фабрика?».

В ней Л.Тихомиров анализировал перспективы капиталистического развития страны и пытался изложить свое понимание необходимости для России в изменившихся социально-экономических условиях сильной самодержавной государственной власти. В этой статье Л. Тихомиров полностью рвет с идеями В.В. о возможности России миновать стадию капиталистического развития через поощрение кустарного и артельного производства при сохранении крестьянской общины. Он утверждает, что «никакие разговоры об исчезающей патриархальности кустарничества, никакие попытки организации артелей... не могли остановить развитие крупной капиталистической промышленности» [3, с. 288]. Л. Тихомиров полагал, что идеи либеральных народников, рупором которых являлся В.В., могли привести лишь к экономической отсталости страны и потере ею национальной независимости.

Критически относился Л. Тихомиров и к идеям тех экономистов, которые отстаивали приоритет кустарных промыслов, якобы увеличивающих личную самостоятельность крестьянина. Он подчеркивал, что «те промыслы, которые увеличивают личную самостоятельность крестьянина от целой семейной группы, крайне вредны, именно в общеэкономическом, а тем более социальном смысле… Все условия, выделявшие рабочего из хозяйственной группы – под видом придания ему личной самостоятельности, крайне коварны. Это путь создания пролетариата» [4, с. 297]. С рабочими, как сословием, по его размышлению, государству было легче иметь дело и направлять их деятельность на полезные для основ государства дела.

Чтобы избежать гибельных социальных последствий развития капитализма, по его мнению, необходим «государственный надзор и государственное вмешательство». Только благодаря этому государство может достичь обеспеченности фабричного населения через развитие в нем собственности, учреждения пенсионов, поддержки семей и т. д… В статье «Нужна ли нам фабрика?» Л. Тихомиров приходил к выводу, что фабрика не только не мешает государству, но, напротив, с нею государство поднимается на новую высоту, общество еще больше сплачивается и еще крепче связывается развивающимися государственными учреждениями [4, с. 307– 308].

Категорически не соглашался он и с укоренившимися у некоторых деятелей монархического лагеря взглядами на опасность развития капитализма, выражавшимися в противопоставлении ими земледелия обрабатывающей промышленности, а в сфере последней мелкого кустарничества – крупному производству. Л. Тихомиров предупреждал, что «думать о развитии мелкого промысла при отставании создающего его крупного производства – это утопия... только крупное производство организует экономическую сторону труда, и этим пользуется мелкий производитель» [5].

Отстаивая эту мысль, он обращал внимание сторонников этого экономического направления на то, что для развития промышленности и сельского хозяйства Россия должна все дальше удалиться от роли международного поставщика сырья, больше внимания уделять развитию своего внутреннего рынка, и как следствие – созданию своей обрабатывающей промышленности. И здесь сильная государственная власть в лице монарха, стоящая над всеми российскими сословиями, являлась бы гарантом соблюдения их интересов, и потому была незаменима.

Особенно это бросалось в глаза при сравнении с опытом Западной Европы, находящейся, по мнению Л. Тихомирова, под властью народных представителей, в лице парламентариев. В этих странах, по его мнению, «современная промышленная жизнь, построенная на началах процветающей свободы, сама ведет к социалистической революции, и тут необходим некоторый общий, национальный, а проще – государственный разум, упорядочивающий производство. Так промышленная анархия (в сегодняшней Западной Европе) по своим последствиям не лучше коммунизма» [6, с. 175].

Идею ориентации на развитие крупной национальной промышленности Л. Тихомиров неизменно увязывал с созданием целостной программы социально-экономических преобразований под эгидой сильной и социально-справедливой монархической власти. В то же время он предостерегал правительство от недооценки общественно-политических последствий быстрого развития капитализма в Российской империи.

Такие мысли Л. Тихомирова были не по душе многим представителям консервативного лагеря. Трения подобного рода являлись отражением общих разногласий, затронувших «правых» при изучении и анализе перспектив социально-экономического развития государства. Так Д. Цертелев, разбирая статью Л. Тихомирова «Нужна ли нам фабрика?», не преминул заметить: «Ряды консерваторов стали у нас быстро пополняться новообращенными, которые нередко оказываются большими роялистами, чем сам король» [7, с. 38].

Но, несмотря на дискуссии по проблемам экономического развития России, очевидным для абсолютного большинства спорящих было следующее обстоятельство. Бурное капиталистическое развитие экономики в России в 90-е гг. ХIX в. привело к форсированному росту промышленного производства, особенно в центре и на юго-западе страны.

По данным известного статистика дореволюционной поры А. Погожева, за последнее десятилетие XIX в. возникло 40 % всех фабрично- заводских предприятий от имевшихся в стране к революции 1905 г., а мощность производственного аппарата промышленности выросла в стране за это же время в 2, а тяжелой индустрии в 3 раза [8, с. 46].

Подобная ситуация в корне меняла всю ранее сложившуюся в умах консерваторов картину экономического развития страны и порождала новые вопросы. Поэтому в конце XIX в. внимание общественных деятелей монархического лагеря чрезвычайно занимали вопросы выработки новых ориентиров в оценке перспектив дальнейшей экономической модернизации России. Большой интерес к данной проблеме проявлял и Л. Тихомиров. Причем наиболее значимые его работы отнюдь не шли в фарватере правительственной политики, проводимой кабинетом С. Ю. Витте.

Так в 1899–1900 гг. он выпустил две брошюры, логически вытекающие одна из другой: «Земля и фабрика»(1899 г.) и «Вопросы экономической политики»(1900 г.). В них Л. Тихомиров концептуально обосновал свои, к тому времени уже сложившиеся, взгляды на пути экономического развития страны. Выступая против мнения ряда экономистов и публицистов, ратующих в духе С. Витте за наводнение России иностранными капиталами, он отстаивал другую модель ее экономического развития.

Его идеалом являлась своеобразная экономическая автаркия, создающая мощное самоудовлетворяющееся производство, практически не зависящее от иностранного капитала и развивающееся под эгидой государства, регулирующего все экономические процессы. «Государственная власть не есть власть произвольная, а имеет совершенно определенные обязанности охранять, укреплять, развивать именно ту страну, тот строй, те основы, существование которых только и дало государству его власть и его права. Эта истина государственной науки определяет и экономическую политику государства», – подчеркивал Л. Тихомиров [9, с. 9].

В предлагаемой им экономической концепции намечались 2 важнейшие цели, которые должно было преследовать национальное правительство: 1) поддержание оборотного капитала; 2) его постоянное увеличение, как главный фактор экономического развития страны [9, с. 37].

В своих экономических выкладках он выступал и за равновесие производства, то есть за сбалансированность добывающих и обрабатывающих отраслей промышленности. Л. Тихомиров сводил главную задачу национальной экономики к трем составляющим: 1) сильное производство; 2) возможно более полное равновесие производства; 3) правильное распределение продукта производства [9, с. 37].

Довольно скептически он относился и к идее мирового рынка, выступая против переустройства экономики России по типу промышленно развитых стран Европы. Л. Тихомиров придерживался мысли, что широкая постановка экономической политики на основе внешних рынков оказывалась возможной лишь до тех пор, пока существовала разница в промышленном развитии Европы и остального мира. На современном этапе, по его мнению, для такой страны, как Россия, как и для любой другой великой страны, «потребность во внешних рынках имеет весьма небольшую степень важности» [10, с. 24– 28].

Поэтому, как он полагал, все приоритеты должно иметь развитие внутреннего рынка, а для этого необходимо было проводить и определенную социальную политику, направленную на повышение покупательной способности основной массы населения, а оно в России, по сравнению с другими странами Европы, было огромно – около 130 млн. человек. Для поддержания внутреннего рынка и приоритетного развития национальной промышленности, дававшей работу миллионам рабочих рук, он высказывался за протекционистскую систему, выступая против политики иностранных займов, толкавших экономику страны на работу для внешнего рынка в ущерб развитию рынка внутреннего [10, с. 58-66].

По его мысли, необходимо всячески способствовать созданию сильного внутреннего рынка на возможно более тесной связи своей же фабрики со своей же собственной землей, где иностранный рынок является исключением, не основой, а небольшим придатком, даже если иностранное сырье будет дешевле. В целях поднятия покупательной способности основной массы населения, которую составляло в основном крестьянство, и для повышения эффективности сельского хозяйства он высказывался за то, что на земле нужно присутствие трех распорядительных сил: 1) массы мелких хозяев, крестьян; 2) крупного землевладения, являющегося творцом всего, на что требуется большой национальный капитал; 3) государства, охранявшего почвенно-климатические условия.

Оценивая его предложения с позиций современного научного знания, хотелось бы отметить, что выдвигаемые им тогда экономические проекты во многом предвосхитили идеи, положенные во второй половине 20-х – начале 30-х гг. ХХ в. в основу социальной модели развития, получившей название доктрина «третьего пути», интеллектуальным знаменем которой в то время стала концепция «консервативной революции». На практике эти идеи в той или иной форме получили в тридцатые годы реализацию в социально-экономической политике ряда сформировавшихся на европейском континенте тоталитарных политических режимов.

Представляется, что разрабатываемые Л. Тихомировым модели экономического развития России оказались во многом близки социально – экономическим мероприятиям осуществляемым режимом Б. Муссолини в Италии [11]. Это касалось, например, желания видеть более активное участие государства в регулировании экономических процессов. Однако главное, что их объединяло – идея создания самодостаточной, независимой от влияния внешних факторов экономики – автаркии. Предлагаемая Л. Тихомировым теоретическая модель экономической автаркии очень напоминала ту, что в 30-е гг. ХХ в. попытались реализовать в Италии [12, c. 190].

Л. Тихомиров негативно относился и к политике ориентированной на привлечение большого количества иностранного капитала в экономику страны. Он считал, что это вредно для интересов государства, так как «затягивает петлю на шее национального русского труда, все более нарушая необходимое его равновесие» [9, c. 42].

Подобная постановка вопроса также роднит его предложения с тем, что впоследствии пыталось использовать в своих экономических построениях правительство Б. Муссолини. В Италии правящий режим на практике начал проводить курс на вытеснение государством из экономики зарубежного капитала. Во многом для этого правительство страны в мае 1934 г. установило жесткий контроль над всеми зарубежными активами и ввело государственную монополию на валютные операции по обмену. Принудительно сокращался импорт, а убытки покрывались значительным увеличением правительственных заказов.

Следует особо отметить, что свои экономические построения, ориентированные на автаркию и быстрое развитие внутреннего рынка страны Л. Тихомиров ставил в непосредственную связь с усилением роли государства в экономике. Естественно, что экономическая политика такого рода оказалась бы невозможной без выработки определенного социально-политического курса, неразрывно связанного с направлением экономическим, потому что проведение хозяйственных преобразований связывало воедино интересы разных классов и социальных групп.

Как справедливо полагал Л. Тихомиров, создание емкого внутреннего рынка не могло обойтись, с одной стороны, без активизации фабрично-заводской промышленности, а это приводило к росту рабочего класса, с другой – повышение покупательной способности требовало решения крестьянского вопроса, так как именно крестьянство составляло большинство населения страны, следовательно, и являлось основным покупателем промышленной продукции. Все это увязывало в одно целое как экономические, так и социальные проблемы.

Он исходил из того, что только государство во главе с монархом, наделенным единоличной властью и стоящим над сословиями, могло распутать клубок социально-экономических противоречий сложившихся в стране. В его программных экономических работах, несомненно, наличествовали вполне разумные, а главное – необходимые экономические предложения, особенно в отношении крестьянства. Но при этом явно утопично звучала идея об экономической изоляции страны, ее дистанцировании от объективных мировых экономических процессов таких, как участие в нарождавшемся международном разделении труда, в которое все активнее втягивалась Россия. В целом выдвигаемая Л. Тихомировым социально-экономическая программа шла в пику экономическому курсу, идеологом которого выступал в свое время С. Витте.

При этом стоит отдать должное Л. Тихомирову в том, что он попытался предостеречь правительство от игнорирования назревающих в стране социальных проблем в угоду частному и особенно иностранному капиталу. Проблем, помноженных на явную отсталость российского рабочего законодательства, что могло привести, и, в конечном счете, привело, большинство промышленных рабочих в объятия различных «левых» партий и к активному участию в I Русской революции.

В дальнейшем к вопросам, непосредственно касающимся разработки экономической модели развития страны, Л. Тихомиров возвращается в 1909 г. уже будучи редактором-издателем «Московских ведомостей». В своей передовице от редактора-издателя он одной из приоритетных задач газеты называл «выработку проектов необходимых социально-экономических преобразований с целью улучшения материального существования народа» [13].

О стремлении Л.Тихомирова влиять через подведомственную ему газету на выработку правительством «правильного» экономического курса свидетельствует и появившаяся в самом начале его редакторской карьеры статья «Экономические задачи времени». В ней публицист откровенно и достаточно безапелляционно высказывался за государственное вмешательство в дела промышленности на разных уровнях [14].

Стоит обратить внимание на то обстоятельство, что к его предложениям в этом направлении с большим вниманием относился и П.А. Столыпин. При более детальном анализе публицистики Л. Тихомирова этого периода обращают на себя внимание его статьи, посвященные исследованию современного экономического состояния государства. В данном вопросе он исходил из высказанных им ранее идей об автаркии. Отсюда – довольно мощная критика экономических преобразований, проводимых в свое время правительством С. Витте.

Ведя борьбу против экономической стратегии С. Витте еще в предреволюционные годы, называя ее «плутократической», Л. Тихомиров обвинял тогдашний Кабинет в том, что обрабатывающая промышленность развивалась без всякой связи с внутренним рынком, порицал его за недостаточное внимание к нуждам сельскохозяйственного производства. Достаточно критично Л. Тихомиров отзывался и о финансовой деятельности С. Витте, указывая на излишнее усиление роли Государственного банка и ратуя за реформирование его деятельности, направленной на расширение контроля над ним со стороны государства [15].

В своих статьях он выдвигал предложение и о реформе тарифного законодательства, также разработанного С. Витте. Причем Л. Тихомиров признавал, что «в России применение покровительственной системы (высокие таможенные тарифы) дало благоприятные результаты», но обращал внимание и на тот факт, что инициаторы этой реформы «поставили своей задачей сразу покровительствовать всем отраслям хозяйственной деятельности: и производству сырья и выработке готовых изделий, следовательно, все товары были обложены высокими пошлинами и получившаяся вследствие этого дорогая стоимость сырья препятствовала фабрично-заводскому благоустройству» [16].

Задачи экономического развития России на современном этапе, по его мнению, заключались в следующем: главное – это укрепление внутреннего рынка, а для этого необходимо повысить покупательный спрос населения, чего можно достичь, лишь проводя верную социально - экономическую политику. В связи со ставкой на повышение покупательной способности городского населения необходимо было добиваться оживления промышленной деятельности. Здесь Л. Тихомиров видел две задачи.

Первая – расширить рынки сбыта на окраинах страны (Закавказье, Средняя Азия и Дальний Восток) и увеличить сферу влияния России за счет более слабых экономически пограничных государств и регионов: Китай, Персия, Балканы, Галиция, то есть в конкретном случае он выступал за активизацию внешнеэкономической экспансии [17].

Вторую задачу правительственной политики он видел в поощрении русской промышленности и защите ее от иностранных государств. Развивая этот тезис, он особо подчеркивал, что «в задачу нашей правительственной политики должно входить поощрение русской промышленности и защита ее от иностранного господства». «Мы слишком долго уступали добровольно иностранцам лучшие и доходные отросли промышленности», – подчеркивал он [18]. Кроме того, по его мнению, необходима была продуманная политика государства в отношении старых промышленных регионов, примером он ставил Урал. Отсюда вытекала необходимость изменения тарифного законодательства [19].

Насущной проблемой, связанной с развитием внутреннего рынка, была и борьба с монополией синдикатов, завышавших цены на товары. В этом вопросе Л. Тихомиров высказывался за активное вмешательство государства, которое не должно допускать узаконивания синдикатов в России, так как тогда исчезнет всякая конкуренция и желание технических усовершенствований производства. Как пример, он приводил борьбу министра путей сообщения с «Продаметом» [20].

Выступал он и за то, чтобы, по примеру других стран, разработать специальное антимонопольное законодательство. Для этого Л. Тихомиров предлагал организовать всестороннее исследование данной проблемы русской экономики, указывая на “прямую обязанность государства, как представителя общенационального интереса, – не допускать захвата общества в руки монополистов” [21].

Главной идеей, развиваемой им, было подчинение стихийно развивающейся экономической жизни страны общенациональным интересам. Он выступал за экономическую модернизацию страны «сверху» с учетом национальной специфики Российской империи. По его мысли государство под эгидой верховной власти должно было играть ведущую роль в регулировании экономических процессов. «Государство должно всех подчинить требованиям национально-государственной задачи», – подчеркивал он [22].

Подобная посылка также сближает идеи и предложения Л. Тихомирова с позднейшей экономической практикой Б. Муссолини. Так, в числе особенностей государственного регулирования в Италии отметим следующие. Во-первых, жесткий контроль над потребительскими ценами и заработной платой, что позволяло удерживать покупательную способность населения на более или менее приемлемом уровне. Во-вторых, была создана мощная государственная структура ИРИ (Институт промышленной реконструкции) аналогов которой не существовало тогда в буржуазно-демократических странах.

Постепенно ИРИ обрел функции государственного холдинга, координировавшего хозяйственную политику в ключевых отраслях экономики: металлургии, металлообработке, судо- и автомобилестроении, авиационной, железнодорожной промышленности, производстве вооружений. А в 1937 г. за ИРИ был закреплен статус постоянного государственного финансово-промышленного предприятия, призванного управлять принадлежащим фашистскому государству акционерным капиталом [16, c. 189-190].

Конечно, глобальное наступление фашистского государства на частный, в том числе иностранный капитал проводимое в 30-е гг. в Италии ни в коей мере не сопоставимо по масштабу с теми идеями, которые в начале ХХ в. озвучивал Л. Тихомиров. Но по направлению мысли предложения Л. Тихомирова о перестройке всей экономической политики государства в духе крайнего этатизма, несомненно, схожи с последующей экономической практикой в Италии и тем, что высказывалось рядом мыслителей в Европе. Например, представителем немецкой исторической школы, Г. Шмоллером и стоящим несколько особняком от нее, О. Шпанном, а также представителями школы «государственного социализма» (Л. Штейном, Г. Вагенером и Р. Майером) [23].

Рассматривая в целом экономический блок газеты, руководимой Л. Тихомировым, можно отметить, что в ней проводилась линия на поддержку основных мероприятий правительства возглавляемого П. Столыпиным. Так активно именно с точки зрения экономической целесообразности Л. Тихомиров поддержал аграрные мероприятия, проводимые премьером. Особенно явно это прозвучало в его статье «Великая историческая реформа». В ней давалась восторженная оценка правительственных мероприятий в сфере сельского хозяйства [24].

Да и в оценке экономических результатов деятельности правительства П. Столыпина Л. Тихомиров в целом придерживался позитивных оценок. На страницах своей газеты он не раз писал об оживление экономической деятельности в стране. Обращалось им внимание и на упрочение кредитно-денежного обращения, и на вытекающий из этого рост потребления продовольственных товаров. Л. Тихомиров не уставал подчеркивать и небывалое по сравнению с другими годами в 1909 г. превышение вывоза над ввозом. Как он полагал, в первую очередь это достигалось за счет подъема аграрного сектора экономики.

Исходя из позитивной оценки происходящего в экономике страны, им предлагалось также активизировать кредитные услуги для населения [25]. Поэтому-то он приветствовал правительственные меры по расширению мелкого кредита. Л. Тихомиров отмечал, что эта «отзывчивость к одной из важнейших нужд народа даст в ближайшем будущем плодотворные результаты и оживленная приливом капитала производительность быстро поднимет экономическое состояние России» [26].

Положительно отзывался он и о других частях правительственной программы, а именно о попытке решения уральских проблем; отношении к синдикатам и ряда других начинаний. Однако он не уставал предостерегать, что «мы, поддерживая эти части программы, не можем не отмечать, одного пункта, в котором находим необходимым несравненно более энергичное действие, а именно в области рабочего законодательства» [26].

Развивая социально - экономическую тему на страницах «Московских ведомостей» и еще раз, демонстрируя солидарность с экономическим курсом П. Столыпина, Л. Тихомиров вновь акцентировал внимание на позитивности его аграрных преобразований. При этом он обращал внимание кабинета на то, чтобы «дело сельскохозяйственного благоустройства России было дополнено целесообразными мерами в отношении также крупного и среднего землевладения». «Действительно могучее поднятие сельского хозяйства мыслимо лишь в сочетании землевладений мелкого и крупного»,– подчеркивал он [27].

Еще одной проблемой, доставшейся, кабинету П. Столыпина от кабинета С. Витте, являлся по мнению Л. Тихомирова вопрос, связанный с широкомасштабным использованием иностранного капитала в отечественной банковской сфере. «Усиление иностранного влияния в нашем банковском деле представляет немаловажную опасность для народохозяйственной деятельности, требующую внимательного и серьезного обсуждения», – предупреждал он [28].

Анализируя экономическую составляющую в его комплексной программе «национальных реформ» преобразований в стране следует признать, что выдвигаемые Л. Тихомировым предложения укладывались в единую концепцию развития российского государства под эгидой сильной монархической власти, стоящей над всеми классовыми и сословными интересами и объединяющей их в рамках служения общим национально-государственным задачам.

В целом, оценивая очень неоднозначные, особенно с точки зрения сегодняшнего мирового экономического опыта идеи Л. Тихомирова, можно отметить, что они всегда следовали у него в контексте более глобальной цели – воссоздания сильной монархической России. Важной составляющей этой задачи, по его мнению, являлась полная экономическая независимость Российской империи. Отсюда и ставка на автаркию, и на ограниченное использование иностранного капитала.

Естественно в современном глобальном мире с постоянно усиливающейся экономической интеграцией предложения Л. Тихомирова могут показаться архаичными. Однако не будем забывать, что первое десятилетие ХХ в. качественно отличается от сегодняшней ситуации. И если полностью не экстраполировать его предложения на современность, а рассматривать их в контексте той эпохи то они покажутся не столь иррациональными. Несомненно, в какой-то мере опора «экономической модели» Л. Тихомирова на автаркию была реакцией на те модернизационные процессы по западному образцу, которые пронизывали всю политико-экономическую и социокультурную ткань России.

Поэтому он в своих экономических разработках и попытался создать алгоритм движения, который бы позволил России избежать слепого копирования европейского экономического опыта. В свою очередь для этого как полагал Л. Тихомиров, необходимо было разрабатывать программу экономического развития государства с учетом национальной специфики, изначально базирующейся на качественно иной в отличие от Европы политико-экономической модели развития российского государства и общества.

Ведь не секрет, что в разные периоды своего существования Россия в проведении экономических реформ в основном копировала и не всегда удачно западный опыт, зачастую пренебрегая национальной спецификой. Во - многом, мы и сегодня историю развития нашей экономической мысли XIX – начала XX вв. воспринимаем сквозь призму западнической экономической традиции. Ее проводниками в разное время выступали: Г.Ф. Канкрин, И.А. Вышнеградский, Н.Х. Бунге, С.Ю. Витте и другие отечественные последователи классической западной экономической мысли.

При этом практически не обращалось внимание на теоретические разработки представителей русской экономической школы так до конца не понятой и неоцененной. Идеалом этого самобытного течения национальной мысли была независимая от западных стран экономика, регулируемая сильной самодержавной властью, имеющей при этом традиционный нравственный характер. К числу представителей этого направления кроме Л. Тихомирова можно отнести: А.И. Кошелева, А.Н. Энгельгардта, С.Ф. Шарапова, И.Д. Беляева, Н.П. Гилярова-Платонова, Д. И. Менделеева и ряд других мыслителей.

Их экономические идеи изначально объявлялись химеричными и не заслуживающими внимания, а зачастую и просто оставались не изученными. То есть интеллектуальное доминирование европейской либеральной экономической мысли сделало ее фактически безальтернативной и эта тенденция достаточно устойчива до сих пор. Хотя стоило бы напомнить мысль современного американского экономиста, лауреата Нобелевской премии 2005 г. Р. Ауманна о том, что противоположные научные теории вовсе не обязательно противоречат друг другу.

«Возможно даже, чтобы две конкурирующие теории счастливо существовали бок о бок и использовались одновременно, подобно тому, как многие из нас хранят письма и в хронологическом порядке, и по именам корреспондентов», – писал в своих трудах Р. Ауманн. По его мнению, главное в теории – даже не ее истинность, а ее полезность. Может быть при оценке идей высказанных представителями русской национальной экономической школы и отринутых в начале ХХ в. властью вспомнить слова нобелевского лауреата?

Тем более, что нельзя закрывать глаза и на то, что многое в экономическом развитии России в начале ХХ в. отличало ее от крупнейших стран Западной Европы. Так доля России в мировом промышленном производстве в 1913 гг. составляла 5, 3 % (для сравнения Германии 15, 7 % и даже Франции 6, 4 %), ее участие в мировом экспорте и того меньше всего 4, 2 %, она вывозила за границу в предвоенные годы 6- 8 % своей продукции, что для самой большой европейской страны, с населением в 1913 г. 174009, 6 млн. человек было не слишком впечатляющей цифрой. Доля же российского импорта была еще меньше 3,5 % [29, c. 51, 210, 16]. Исходя из этих данных, часть представителей консервативного лагеря, в числе коих был и Л. Тихомиров, отмечала незначительную втянутость России в мировые экономические процессы. Сторонники такого подхода полагали, что опираясь на это обстоятельство идеал построения в стране автаркической модели экономики вполне достижим.

Опасения приверженцев национально ориентированной экономической мысли вызывал и неравноправный характер внешней торговли, которая ими в полном объеме отнюдь не отрицалась. Неудовольствие высказывалось из-за ориентированности российской внешней торговли только на эксплуатацию собственных сырьевых ресурсов, да еще и по заниженным ценам.

Подобные же взгляды распространялись и на привлечение иностранного капитала, роль которого в экономике страны по мысли того же Л. Тихомирова была непомерно высокой и приводила к экономическому закабалению России. Так, за период с 1887 – 1913 гг. доля иностранного капитала в русской промышленности увеличилась с 177 до 1960 млн. рублей, а средняя норма прибыли иностранного капитала составляла 13 %, что было почти в 3 раза больше нормы прибыли получаемой отечественным капиталом [30, c. 144].

Наиболее отчетливо подобная антинациональная экономическая политика проводилась, по мнению Л. Тихомирова, в годы премьерства С. Витте. Особенно беспокоило Л. Тихомирова, что направленность социально-экономической, да и всей внутренней политики России отрывалась от национальной почвы. Он усматривал в экономической политике начала ХХ в. осуществление не национально-государственных интересов, а интересов бюрократической и промышленной олигархии. Отсюда и его жесткая отповедь сложившемуся при С. Витте политическому курсу, альтернативу которому он первоначально усматривал в политике П. Столыпина, но уже к середине 1910 г. Л. Тихомирову стало ясно, что и в отношении П. Столыпина, причем не по вине последнего, а из-за оппозиции начинаниям премьера со стороны дворцовой камарильи, он оказался большим идеалистом.

Поэтому и неудивительно, что после убийства П. Столыпина в 1911 г. влияние газеты руководимой Л. Тихомировым начинает резко падать. Растет и его разочарование проводимой правительством внутренней, в том числе и экономической политикой. В подобном политическом курсе публицист усматривал предвестие новых больших бед для Империи и, как оказалось, был прав.

Своего рода предупреждающим рефреном стала опубликованная 31 декабря 1913 г. прощальная статья Л. Тихомирова, которой он писал следующее: «Прощаясь с читателями, я должен повторить тот же призыв, добавив, что наша национальная ситуация не только не оказалась в стадии улучшения, но и ухудшилась за эти 5 лет… В противоположность пяти предшествующим годам – периоду надежды, который вызывал П. Столыпин, в сегодняшнем настроении людей присутствует пугающая инертность. Может быть, мы живем спокойнее. Но это спокойствие безжизненности». По мнению Л. Тихомирова, «страна, в которой исчезают идеалы великой национальной и общечеловеческой жизни, может идти только к разложению», а то, что кажется материальным прогрессом или экономическим ростом «в значительной степени представляет процесс мирного завоевания России иностранным капиталом иноземной, а не нашей предприимчивостью. Но при развитии такого захвата, мы легко можем идти не вверх, а вниз, не к национальному развитию, а к национальному упадку». [31].

И надо признать, что Л. Тихомиров в своих футурологических пророчествах оказался прав – события Февраля, а затем и Октября 1917 г. это со всей очевидностью доказали.

Литература:


  1. См. напр.: Степанов В.Л. «Национальная» экономика в России: консервативная утопия или реальная цель // Русский консерватизм: Проблемы, подходы, мнения (Круглый стол) // Отечественная история. 2001. № 3. С. 121 – 124. Он же. Н.Х. Бунге: Судьба реформатора. М., 1998; Репников А.В. Консервативные концепции переустройства России. М., 2007; Лукьянов М.Н. Проблемы промышленного развития и российский консерватизм накануне Первой мировой войны // Консерватизм в России и мире: в 3 ч. Ч. 2. Воронеж, 2004. С. 179 – 195. и др.

  2. Кольцов, И. (псевдоним Л. Тихомирова – О. М.) К вопросу об экономике и политике? [Текст] / И. Кольцов // Дело. – 1881. – № 5. – С. 2 – 38.

  3. Тихомиров, Л.А. Нужна ли нам фабрика? [Текст] / Л.А.Тихомиров // Русское обозрение. – 1891. – № 1. – С. 286 – 310.

  4. Тихомиров, Л.А. Ответ на статью Каблукова «Общеэкономическое значение женских кустарных промыслов» [Текст] / Л.А.Тихомиров // Русское обозрение. – 1896. – № 4. – С. 925 – 936.

  5. Тихомиров, Л.А. Народная и национальная политика [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1892. – № 197.

  6. Тихомиров, Л.А. Демократия либеральная и социальная. [Текст] / Л.А.Тихомиров. – М.: Университ. тип., 1896. – 188 с.

  7. Цит.по.: Костылев, В.Н. Выбор Льва Тихомирова [Текст] / В. Н. Костылев // Вопросы истории. – 1992. – № 6–7. – С. 30 - 46.

  8. Цит.по.: Кавторин, В.В. Первый шаг к катастрофе. [Текст] / В. В. Кавторин. – Л.: Лениздат, 1992. – 428 с.

  9. Тихомиров, Л.А. Земля и фабрика. [Текст] / Л.А.Тихомиров. – М.: Университ. тип, 1899. – 47 с.

  10. Тихомиров, Л.А. Вопросы экономической политики. [Текст] / Л.А.Тихомиров. – М.: Университ. тип, 1900. – 83 с.

  11. См. подр.: Милевский, О.А. Л.А. Тихомиров и Б. Муссолини: две концепции «корпоративного государства» (опыт сравнительного анализа) [Текст] / О. А. Милевский // Актуальные проблемы региональных исследований. – Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2006. – Вып. VI. – С. 89 – 124.

  12. Белоусов, Л.С. Режим Муссолини и массы. [Текст] / Л.С.Белоусов. – М.: МГУ, 2000. – 368 с.

  13. Тихомиров, Л.А. От редактора – издателя [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1909. – № 5.

  14. Тихомиров, Л.А. Экономические задачи времени [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1909. – №24.

  15. Тихомиров, Л.А. Предполагаемая реформа Государственного банка [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. –1909. – № 83.

  16. Тихомиров, Л.А. Таможенная реформа [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1909. – №174.

  17. См.напр.: Тихомиров, Л.А. Необходимость расширения рынков // Московские ведомости. – 1909. – № 71; Он же. Россия и Англия в Персии // Московские ведомости. – 1909. – № 75.

  18. Тихомиров, Л.А. Кризис на Урале [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. –1909. – № 66.

  19. См.напр.: Тихомиров Л.А. Необходимость оздоровления Урала // Московские ведомости. – 1909. – № 4; Он же. Кризис на Урале // Московские ведомости. – 1909. – № 66; Он же. Причины уральского кризиса // Московские ведомости. –1910. – № 2.

  20. Тихомиров, Л.А. Борьба синдикатами [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1909. – № 156.

  21. Тихомиров, Л.А. Совещание о синдикатах [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. –1909. – № 56.

  22. Тихомиров Л.А. Политика путей сообщения [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1909. – № 206.

  23. См.подр.: Чернавский, М.Ю. Этатизм, принцип автаркии в экономике и идея государственного социализма в консервативных концепциях XIX – начала XX века. [Текст] М.Ю. Чернавский // Российская империя: стратегии стабилизации и опыты обновления. – Воронеж.: Изд- во Воронеж. гос.ун-та. 2004. – С. 415 – 437.

  24. Тихомиров, Л.А. Великая историческая реформа [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. –1909. – № 25.

  25. Тихомиров, Л.А. Хозяйственное состояние России [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1909. – № 283.

  26. Тихомиров, Л.А. Мелкий кредит [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1910. – № 58.

  27. Тихомиров Л.А. Задачи хозяйственной политики [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1910. – № 68.

  28. Тихомиров, Л.А. Русский капитал на иностранной службе [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. –1910. – № 140.

  29. Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб.: Русско – балтийский информ. центр. «Блиц», 1995. 415 с.

  30. Платонов, О.А. Экономика русской цивилизации службе [Текст] / О. А. Платонов // Наш современник. –1994. – № 4. – С.135 – 150.

  31. Тихомиров Л.А. На прощание службе [Текст] / Л.А.Тихомиров // Московские ведомости. – 1913. – № 300.




Похожие:

О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconЛ. А. Тихомиров и «зубатовщина» в Москве (1901- 1903 гг). Милевский О. А., к и. н., доц кафедры регионологии Алтгту
Социально-экономическая проблематика всегда занимала значительное место в литературной и общественно-политической деятельности Льва...
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconМилевский О. А. Российская дальневосточная политика конца XIX – начала ХХ в в геополитической проекции Л. А. Тихомирова
Л. Тихомирова, который в отличие от большинства политических деятелей "правого" лагеря полагал, что геополитическое закрепление Российской...
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconМилевский О. А. к и. н., доцент кафедры регионологии Алтгту
Под псевдонимом «Кар…» (к вопросу об установлении поэтического псевдонима Л. А. Тихомирова)
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект icon«Московские ведомости» в годы редакторства Л. Тихомирова. 1909 – 1913 гг. Милевский Олег Анатольевич
К. и н., доцент кафедры регионологии Алтайского государственного технического университета
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconМоу сош №2 информирует вас о том, что с 20 июня 2011 года начинается прием в 10 класс
В школе организованы профили обучения: социально- экономический, социально- гуманитарный
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconПрограмма воспитания и социализации обучающихся на ступени среднего (полного) общего образования
России, базовых национальных ценностей, традиционных моральных норм, реализуемого в совместной социально-педагогической деятельности...
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconПроект инновационной деятельности в области преподавания гуманитарных дисциплин
В учреждении открыты социально- гуманитарный и социально- экономический профили. Внедрение инноваций в преподавании этих дисциплин...
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект icon4 На III ступени организуется профильное обучение по следующему направлению: 10 -11 классы – социально-экономический профиль. 2
Учебный план III ступени содержит базовый и профильный компонент государственного образовательного стандарта. Базовый компонент содержит...
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconКурса
...
О. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект iconПотетюрина Елена Александровна г. Бирюч, 2010г. Вид урок
«Социально экономическое и политическое развитие Франции в 20-30-е годы. Мировой экономический кризис»
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов