Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме icon

Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме



НазваниеСтукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме
Дата конвертации31.07.2012
Размер404.08 Kb.
ТипДокументы




Стукалов П.Б.


Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме.


На сегодняшний день, пожалуй, сложно найти более важной и актуальной проблемы для современного российского общества, чем вопрос о сущности его национальной идеологии. Обсуждение этого фундаментального вопроса на протяжении последних лет является своеобразным фоном, на который «наслаиваются» все прочие общественно-политические дискуссии.1 Нет сомнения, что любое общество, в независимости от его национальной принадлежности, должно обладать и действовать в рамках особой, только ему свойственной идеологической доктрины, определяющей, в конечном итоге, как внутренние взаимоотношения в нем, так и его восприятие вовне. Именно отсутствие в современном российском переходном обществе некого идеологического субстрата, опоры, «национальной идеи» и является, по нашему мнению, главной причиной всех его болезней. Определить сущность и направленность национальной идеологии настоятельная необходимость, поэтому совершенно естественным предстает тот факт, что в настоящее время в отечественной историографии наблюдается устойчивая тенденция роста исследовательского интереса к проблемам и сюжетам, связанным с таким противоречивым явлением в общественной жизни Российской империи начала ХХ века как русский национализм. Объектом исследования в научных работах выступают как аспекты деятельности и идеологическая платформа националистических организаций, в первую очередь Всероссийского национального союза, так и взгляды отдельных теоретиков русской национал-консервативной мысли.2 Однако проблем, которые еще предстоит решить отечественной исторической науке в этой связи еще очень много. В частности, пока отсутствует однозначное определение идеологической направленности доктрины русского национализма, нет единой точки зрения по поводу его места и роли в общественном движении Российской империи начала ХХ века, наконец, существуют разные точки зрения по вопросу оценки данной общественно-политической доктрины и.т.д. Однако, на наш взгляд, главной исследовательской тенденцией в изучении русского национализма начала ХХ века должно стать изучение политических взглядов и концепций отдельных представителей этого течения, таких как, например, М.О. Меньшикова, П.И. Ковалевского, П.И. Балашева и др., что в итоге несомненно поможет составить наиболее полное и точное представление о феномене русского национализма. В последнее время, правда, наблюдается определенный сдвиг в этом направлении – публикуются избранные труды теоретиков русского национализма, появляются исследования, посвященные им.3 Настоящая работа продолжает эту тенденцию: объектом исследования являются взгляды профессора психиатрии, ректора Варшавского университета (1892–1897гг.), а также одного из теоретиков русского национализма, историка, человека энциклопедических знаний и способностей – Павла Ивановича Ковалевского.
4

Имя Павла Ивановича Ковалевского, к сожалению, в настоящее время незаслуженно практически совершенно забыто. Достаточно сказать о том, что о человеке, который являлся основателем целой русской психиатрической школы, имя которого можно поставить рядом со знаменитым З. Фрейдом, русской этнополитологии, одним из блистательных теоретиков русского национализма, искренним патриотом своей Родины до сих пор не написано ни одной монографии, существует только одна статья, а историки даже не располагают точными сведениями о его жизнедеятельности. Правда, в последнее время благодаря стараниям Ассоциации по комплексному изучению русской нации и ее главы Е.С. Троицкого, ситуация начала изменяться. В частности, в 1996 году был выпущен первый репринт центральной работы П.И. Ковалевского по проблемам русской национальной идеологии, а в 2005 году в свет вышел сборник основных трудов профессора по проблемам русского национализма.5

Павел Иванович Ковалевский (1849-предположительно 1927) внес вклад не только в развитие отечественной психиатрии и медицины, но и по существу стал основоположником целого направления в исторической науке, применяя естественнонаучную методологию при анализе тех или иных исторических явлений и деятельности выдающихся личностей. Им было написано около двадцати историософских, национально-ориентированных работ, один лишь перечень которых впечатляет.6 Кроме того, Ковалевский участвовал в деятельности патриотических групп и организаций в России, был действительным членом Всероссийского национального союза, поддерживал контакты с другими теоретиками русского национализма, например, с М.О. Меньшиковым.

О жизни и деятельности Ковалевского трудно судить однозначно, поскольку сведения в архивах очень противоречивы. Родился Ковалевский в 1849 году в Петропавловке Екатеринославской губернии, рано потерял отца, окончил духовное училище, а в старших классах уже занимался репетиторством, что позволило ему продолжить образование в Екатеринославской семинарии. Окончив её с отличием, Павел Иванович поступил на медицинский факультет Харьковского университета. Непреодолимая тяга к знаниям и уникальная работоспособность, позволили Ковалевскому после окончания университета остаться при нем для подготовки к профессорскому званию по нервным и душевным болезням, которое он получил в 1887 г. С 1887 по 1904 года продолжалась его медицинская и научная карьера, в ходе которой Ковалевский занимал ряд важнейших должностей: тпредседателя испытательной государственной медицинской комиссии в Казани, ректора Варшавского университета, главного редактора и издателя журнала «Архив психиатрии».7 По состоянию здоровья Ковалевский был вынужден покинуть Варшавский университет и с 1903 года занять должность заведующего кафедрой психиатрии Казанского университета, после чего читал курс судебной психопатологии на юридическом факультете Петербургского университета и работал старшим врачом психиатрического отделения Николаевского военного госпиталя в Петербурге — передового медицинского учреждения того времени8. Кроме того, он занимал скромную должность консультанта Свято-Троицкой больницы, сотрудничая с международным Красным крестом. Видимо, именно в это время Павел Иванович заинтересовался политикой, сформулировал свою идеологическую доктрину, начал профессионально заниматься историей. После первой русской революции он участвовал в политических дискуссиях и внес весомый вклад в разработку идеологической платформы первой националистической партии Всероссийского национального союза, членом которого он стал. Правда, Ковалевский не стремился участвовать в парламентской борьбе, в каждодневной работе партии – его роль сводилась к теоретическому обоснованию деятельности ВНС, к разработке ее политической доктрины. Оставаясь больше теоретиком, нежели практиком, Ковалевский, выступал с лекциями в российских университетах, в ходе патриотических собраний, в которых проповедовал основные идеалы русского национализма, формулировал свою историософскую доктрину, давал теоретическое обоснование таким центральным понятиям в идеологии русского национализма как нация, этнос, национализм. Следует отметить, что профессор за время работы в Варшавском, а особенно, в Казанском университетах, сумел занять видное место в среде русской интеллигенции, а высказанные им идеи имели заметное влияние. Достаточно вспомнить, что непосредственно под воздействием Ковалевского убежденными националистами и его единомышленниками стали такие профессора, как Локоть, Сикорский, Казанский и др.

Революция 1917 г. была воспринята Ковалевским как национальная катастрофа. Документы свидетельствуют, что революционные события застали профессора в момент его работы в Петроградском университете, где он читал курс судебной психологии на юридическом факультете. После победы большевизма Ковалевский был мобилизован в Красную армию в качестве главного врача военного отряда и, видимо, принимал участие в гражданской войне. К сожалению, после 1923 года сведения о жизни и деятельности Ковалевского обрываются, поэтому некоторые исследователи, в частности Е.С. Троицкий, склонны датировать этим годом дату смерти профессора. По другим данным Павел Иванович в 1924 году получил разрешение на выезд за границу и остаток своей жизни провел в Бельгии.9

Как было отмечено, Ковалевский является одним из теоретиков русского национализма. Принципиальная заслуга профессора состоит в том, что он дал обоснование таким важнейшим понятиям в националистической идеологии как нация и национализм и определил их теоретические дефиниции. Проанализировав развитие русской истории, ученый выделил отличительные черты русской нации, сформулировал собственную концепцию решения национального вопроса в Российской империи. Рассмотрение таких проблем в начале ХХ века приобрели для русского общества особую актуальность, что было связано со стремительным развитием сепаратистского национального движения у народов Российской империи, которое ставило под угрозу само существование государства. Нужна была идеологическая альтернатива, обоснование правомерности существования русского государства и прав русского народа. Ковалевский был одним из тех, кто хорошо осознавал это, поэтому сформулировал собственную оригинальную концепцию понимания и решения данных вопросов. В рамках представленной работы мы остановимся на анализе взглядов профессора П.И. Ковалевского на понятия «нация» и «национализм».

Следует заметить, что проблема однозначного понимания и трактовки таких понятий как нация, национализм до сих пор не решена. При этом следует обратить внимание на то, что их интерпретация и оценка зачастую связаны с господствующим типом политического мировоззрения, поэтому «и либералы, и консерваторы, и социалисты участвовали в становлении националистических дискурсов в разных странах, предлагая собственные интерпретации феномена нации и вытекающих из него политических и культурных притязаний.»10. Так, например, консерваторы представляют нацию в качестве статичного органичного целого, хранящего традиции и живущего своей жизнью, в то время как для либералов нация всегда выступает промежуточным звеном, формой, в которой осуществляется прогресс, понимаемый как движение от низшего к высшему. Главным субъектом прогресса, в их понимании, является человечество, а двигателем, творческой силой - личность.11 В этой связи, следует заметить, что и Павел Иванович Ковалевский, высказываясь по проблемам нации и национализма, последовательно выражал собственную политическую доктрину, определяемую нами как либеральный консерватизм. Именно поэтому в его взглядах можно рассмотреть элементы, присущие одновременно как консервативному, так и либеральному мировоззрению. Рассматривая научные концепции определения нации и национализма, не вдаваясь в подробное описание всех существующих на этот счет мнений, следует выделить как минимум два понимания сущности этих дефиниций, отражающих, на наш взгляд, всю сложность проблемы. Касательно нации – это, во-первых, социобиологический подход, который рассматривает нацию в качестве извечной исторически заданной общности людей,12 а сущность нации при этом представляется исследователям в качестве общности людей, обладающей совокупностью некоторых устойчивых признаков. Характерным примером подобного понимания нации является определение И.В. Сталина, данное им в труде «Марксизм и национальный вопрос»: «Нация – есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психологического склада, проявляющегося в общности культуры».13 Во-вторых, выделяется модернистская теория, которая представляет нации продуктом современных экономических и культурных связей, современной бюрократической государственной машины и системы светского образования.14 Характерно, что первую точку зрения представляют в основном отечественные исследователи, в то время как модернистская теория разделяется, главным образом, западной научной мыслью.

Национализм как явление общественной жизни также не нашел однозначного понимания среди ученых. Отечественный исследователь Э.А. Поздняков говорит о двойном понимании этого феномена: во-первых, в качестве чувственно-эмоциональной основы человеческой деятельности, и тогда появление национализма совершенно естественно и оправдано самой природой – это элемент поведенческой характеристики человека, а во-вторых, как идеология и практика, и тогда он вторичен по отношению к человеку.15

Следует заметить, что понятия «национализм» и «нация», безусловно, являлись ключевыми в доктрине русского национализма начала XX века. Национализм, по мнению идеологов ВНС, служил условием успешного развития России. Именно поэтому каждый из теоретиков данного политического течения останавливался на проблемах идентификации и определения данных понятий. Не был исключением в этом смысле и Ковалевский. В то же время представители русского национализма не были едины в конкретном смысловом выражении данных терминов, что выразилось, по мнению Д.А. Коцюбинского, в итоговой противоречивости всей теоретической доктрины русского национализма.16

В свете выше сказанного следует четко определить понимание Ковалевским феноменов нации и национализма. Касательно нации, профессор, по нашему мнению, строго отстаивал принципы примордиалистской теории, называя нацию древним человеческим образованием, по поводу определения национализма для него характерно, так сказать, «симбиозное» понимание его сущности – ученый доказывал естественную природу национализма, а с другой стороны, данный феномен воспринимался им в качестве самостоятельной политической идеологии и практики. Отношение Ковалевского к понятиям «народ», «нация», «национализм» было выражено, прежде всего, в двух концептуальных трудах: «Психология русской нации» и «Русский национализм и национальное воспитание в России». Принципиально важно то, что, давая определения этим понятиям, профессор опирался на опыт этнографической и исторической науки, ссылаясь на мнения авторитетных ученых, таких как П. Спурель, П.Е. Казанский, Т.Локоть, а также на других теоретиков русского национализма (М.О. Меньшикова, М.Я. Балясного и др.), стремясь подчеркнуть, таким образом, органическую связь с ними.

В первую очередь, Ковалевский определил понятие нации как центрального элемента во всей идеологической системе русского национализма – «Нация – большая группа людей, объединенных между собою единством происхождения, – единством исторических судеб и борьбы за существование, – единством физических и душевных качеств, – единством культуры, – единством веры, – единством языка и территории.»17. При этом понятие «национальный» характеризовалось им как прилагательное, определяющее принадлежность к нации, а «национальность» – как «совокупность свойств и качеств, характеризующих данную группу и отличающих ее от других наций».18 Таким образом, Ковалевский определял нацию как некую общность людей, которая должна обладать целой совокупностью признаков, каждый из которых имел разное значение по отношению к другому. Он при этом допускал необязательное присутствие тех или иных признаков в характеристике и определении той или иной нации. В этом, по нашему мнению, проявилось некоторое противоречие в теоретическом определении нации, свойственное, правда, не только Ковалевскому, но и многим другим теоретикам данного вопроса. Так, анализируя степень «обязательности» признаков национальной общности, он определял некую градацию их по степени важности. Наибольшее значение, по его мнению, в определении нации играет признак единства происхождения, который определяет схожесть физических и духовных свойств представителей той или иной национальной группы. «Единство происхождения показывает, что все лица данной нации происходят от одного корня, от одного рода, может быть от одной семьи», 19 что, однако, не исключало наличия в составе нации народностей, обладающих рядом несущественных отличительных черт, сформировавшихся преимущественно под влиянием различных географических и природно-климатических условий. По мнению Ковалевского, в мире практически не существует целостных наций, не имеющих в своем составе народностей. С этой точки зрения «великая русская нация состоит из множества отдельных единокровных племен, которые существовали сотни лет, развивались под влиянием особых местных условий, почему и представляют некоторую ничтожную разницу между собой».20 Таким образом, нация представляется ученому как комплексное явление, состоящее из более мелких частей – народностей.

Нация интерпретируется Ковалевским также и как естественное, сообразное с требованиями природы образование. С этой точки зрения процесс появления наций сравнивается ученым с эволюцией любого природного явления. Способность образовывать нацию – естественная потребность человека как биологического существа, и поэтому этот процесс неизбежен. Ковалевский доказывает это на примере развития семьи, которая является, по его определению, «единицей нации» – «Муж и жена дали детей. Эти дети получили от своих родителей наследственно свойства физические и качества душевные» и неизбежно в силу мирового закона явились во всем им подобными».21 Основываясь на этой аксиоме, профессор делает вывод о том, что основные органические свойства нации передаются наследственно, поэтому являются органическими, стойкими и незыблемыми.22 Вторым признаком, характеризующим и детерминирующим нацию является, по Ковалевскому, единство исторических судеб и борьбы за существование. При этом профессор имел в виду, прежде всего, воздействие внешней среды, как естественно-климатической, так и социальной, на формирование каждой конкретной нации. Одинаковая среда, в которой находится та или иная группа людей, воздействует на формирование комплекса признаков, характерных для нации. При этом Ковалевский замечает, что «это воздействие не может уничтожить наследственность, но может значительно ее видоизменить. Зато совокупность единств наследственности и исторических судеб, и борьбы за существование создает великую крепость нации».23 Несомненно, нации, по Ковалевскому, должен быть присущ совершенно особый признак, являющийся прямым результатом совместного воздействия на человеческую общность наследственности и окружающей среды, а именно национальный характер, который определяется ученым двояко. Во-первых, как «одинаковая физическая внешность и одинаковые духовные качества»24 той или иной группы людей. В этой связи, национальный характер, несмотря на то, что подвержен значительной степени вариативности, выступает в качестве устойчивого признака, который не может быть видоизменен в своей основе. Ковалевский, с другой стороны, определяет данную характеристику нации также и в качестве некой совокупности «чувств», проявление которых возможно только посредством волевого акта. Среди важнейших составляющих национального характера, в этой связи, Ковалевский выделял настойчивость, способность владеть собою, непобедимое упорство, способность жертвовать собою для идеала, ненарушимое уважение к закону.25 Национальный характер в итоге выступает одновременно и статичной характеристикой нации (как совокупность морфологических и духовных черт ее представителей) и в качестве динамического начала, проявляющегося как особое поведение членов наций, в основе которого лежат определенные характеристики (чувства). Данный признак нации, по мнению Ковалевского, как никакой другой подчеркивает ее особенное самостоятельное положение и препятствует ее «размыванию» и разрушению – «народы гибнут по мере того, как портятся качества их характера...».26 Именно различный национальный характер, в силу своей устойчивости и фактической неизменности, является также причиной национальных конфликтов, препятствует мирному существованию и ассимиляции наций, поскольку определяет приоритеты и потребности наций, которые естественно могут быть совершенно разными.

Органически связанным с национальным характером выступает еще один атрибут нации – национальная душа. «Душа народа – моральные и интеллектуальные особенности, составляющие синтез всего его прошлого, наследство всех его предков и побудительные причины его поведения…»27. Как видно из такого определения, душа нации для Ковалевского – это отнюдь не что-то метафизическое, а, наоборот, совершенно конкретное свойство нации, «невидимое в своей сущности, но видимое в проявлениях».28 Он определял душу нации как интегральную характеристику, включающую не только национальный характер, в качестве центрального своего элемента, но и историческую память нации, основополагающие ценности и мотивы поведения конкретных ее представителей. Душа нации находится в постоянном развитии, усложняясь, приобретая новые качества, именно она, по мнению, Ковалевского в итоге определяет эволюцию нации.

Все указанные выше признаки нации определяют и четвертый – одинаковую национальную культуру. К сожалению, Ковалевский не дает этому понятию собственного определения, но по логике его рассуждений следует, что ученый придерживался такой точки зрения в этом вопросе, которая впоследствии была выдвинута советскими учеными. Они определяли культуру как «исторически определённый уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях».29 При этом он акцентировал свое внимание на том, что конкретная культура каждой отдельной нации отличается самобытностью и оригинальностью. Так или иначе, собственная культура нации – это объективное следствие воздействия и наследственности, и внешней среды, а формируется она на базе национального характера, находит проявление в национальной душе.

Кроме названных признаков нации Ковалевский выделял еще три, с его точки зрения, менее важных: единство веры, языка, территории. Вера и религия, по Ковалевскому, это не часть национальной культуры, а скорее некое проявление национальной души. С его точки зрения приверженность тому или иному религиозному мировоззрению определяется не тем, что данная конкретная нация полностью разделяет те или иные догматы веры, а соответствием религии чертам национального характера, что в свою очередь выражается в появлении «духовного влечения» нации к исповеданию той или иной веры.30 Именно соответствием идеалов православного христианства основным характеристикам русской национальной души ученый объясняет факт его принятия. Однако, при этом Ковалевский делает оговорку, что «вера не может считаться вообще важным национальным признаком, ибо мы видели, что многие нации исповедуют различные религии, и это им нисколько не мешает принадлежать к своим нациям».31

Признак общности языка также, по мнению Ковалевского, является скорее второстепенным, необязательным определителем нации. Общий язык для него - признак нации только в той степени, в которой он позволяет генетически сохранять «национальную память», передавать национальные традиции от одного поколения к другому. « Нация может исчезнуть. От нее остаются только ничтожные отпрыски и тем не менее своеобразный язык мелких остатков свидетельствует о самостоятельности бывшей нации»32. Такой признак как единство территории выступает с точки зрения ученого не столько как детерминанта нации, а сколько в качестве причины, по которой следует выстраивать иерархию наций, выделяя среди них полноправные и неполноправные. При этом наличие этого признака является желательным и определяет права нации, прежде всего, в геополитическом пространстве. Исходя из такой посылки, Ковалевский разделяет нации на державные – имеющие относительно гомогенную территорию, на которой создают мощное государственное образование, а также зависимые, которые не имеют своей территории и существуют в рамках другого государства. Фактором наличной территории определяется, по мнению профессора, также и политика по отношению к нациям, необладающим таким признаком, вообще право их существования на чужой территории, поскольку «в случае противонационального поведения по отношению к державной нации они могут и должны быть выселены из данного государства»33.

Теоретические рассуждения Ковалевского по поводу нации не ограничиваются обоснованием самого определения этой теоретической дефиниции, перечнем и анализом необходимых признаков нации. Ученый в своих трудах подробно описал и сам процесс становления и развития нации как «единицы человеческих сообществ, населяющих земной шар»,34 определил факторы, влияние которых является главенствующим в данном процессе. Основная мысль его при этом сводилась к тому, что нация – явление совершенно конкретное, обладающее наличным материальным и духовным бытием. Нация как известная общность людей должна представлять «образованное вещество и ему соответствующую душу или сочетание проявлений, соответствующих количеству, качеству и своеобразному сочетанию начал, образующих единицу».35 Решающими факторами, способствующими образованию этого сообщества, являются, по Ковалевскому, наследственность и среда.

Влияние наследственности интерпретировалось ученым с зоологических и естественнонаучных позиций. Наследственность, по его мнению, «есть тождество, повторение одного существа во многих».36 При этом это явление оказывает двоякое влияние на группу индивидов. Во-первых, «наследственность является в нашей жизни той охранительной и сохранительной силой, которая стремится во что бы то ни стало закрепить основные черты организации предка во всем его последующем поколении»37. С этой точки зрения, наследственность есть простое копирование основных физиологических и духовных характеристик одного человека в другом. Но в то же время сочетание различных черт родителей ведет к «созиданию чего-то совершенно своеобразного и отличного от свойств родителей, сходного и с отцом, и с матерью, но не тождественного. Этим дается основание образованию личности, особой индивидуальности человека».38 Таким образом, наследственность воздействует на образование представителя определенной нации так, что создает индивида, отличающегося известным своеобразием характеристик, которое, однако, находится в строгих рамках и не может отрицать или изменять устойчивую совокупность черт и признаков, передающихся из поколения в поколение. При этом национальная наследственность не только сохраняет все качества определенного национального типа, но и способствует «движению и развитию всех свойств, присущих данной нации».39 Только наследственность способна, по мнению Ковалевского, образовывать новые национальные начала (устойчивую совокупность свойств и черт), лежащих в основе новой нации. Ковалевский отмечал также, что в основе воздействия на процесс формирования нации наследственности могут находиться как сознательные, так и бессознательные начала человеческой психики, также, в известной степени, детерминирующие данный процесс. В этой связи профессор ссылался на учение известного французского ученого Г. Лебона, который именно психологические начала ставил на первое место в списке детерминант нации.40

Во-вторых, на процесс формирования национальной общности может, по мнению Ковалевского, существенным образом влиять и среда, в которой протекает жизнь конкретной группы людей. Среда, в понимании профессора, сложное понятие, обладающее целым рядом конкретных проявлений - влияние природы и социальной среды, выражающееся в процессе социализации, воздействие преданий и всей культурно-исторической жизни данной нации. Природная среда, к основным проявлениям которой ученый относил, в первую очередь, действие разнообразных климатических и географических условий проживания того или иного народа, может оказывать существенное влияние на особенности складывания морфологических и духовных черт нации, развивая в ней определенный склад национального характера и духовной организации. Ковалевский в этой связи выступает последователем идей известных представителей теории географической детерминации условий развития человеческих обществ, таких как Ш. Монтескье и П. Мечников. Однако, профессор при этом делает существенную оговорку, так как замечает, что «воздействию физических условий среды подвергаются только второстепенные черты характера»41, а существенные черты его могут быть затронуты лишь при длительном многовековом воздействии данных условий.

Социальная среда и процесс социализации также существенно влияют на формирование представителей той или иной нации. Конкретное выражение это влияние находит в процессе воспитания. Воспитание – «искусственное созидание в наших детях таких физических и душевных идеалов, какие мы считаем наивысшими и наилучшими».42 Цель воспитания, по мнению Ковалевского, состоит в том, чтобы укрепить и развить у молодого поколения знания, идеалы и ценности, свойственные национальной душе, основные черты национального характера. Другими словами, воспитание должно вывести характеристики нации, привитые наследственностью, из зачаточного состояния, способствовать их развитию и эволюции. Поэтому воспитание должно отвечать, по мнению ученого, трем основным характеристикам - соответствовать национальной душе и национальному характеру детей, соответствовать требованиям и запросам данного поколения, должно быть личным и индивидуально ориентированным, то есть соответствующим особенностям и задаткам данной личности. Значение воспитания в деле создания и развития нации, по мнению профессора, определяется тем, что «оно укрепляет нацию, если оно национально и губит нацию, если оно антинационально».43 Поэтому признак соответствия воспитания характеристикам национальной души и характера человека все же является определяющим.

Прошлое нации также важный ее определитель в настоящем, так как «всякая нация в настоящем есть плод ее прошлого и основа для созидания будущего».44 Прошлое нации, а конкретно ее политическая, культурная и социальная история, безусловно, влияют на формирование черт и свойств национальной души в настоящем. В качестве типичного примера такого влияния для Ковалевского, а также для многих других представителей русского национализма являлись периоды отечественной истории, связанные с монгольским владычеством, петровскими реформами. Конкретные исторические явления, по мнению профессора, также могут оказывать существенное влияние на национальную душу. Например, факт существования крепостного права на Руси сформировал у большинства русского населения рабскую психологию, существенно повлияв на степень развития русского национального самосознания, что естественно не могло не отразиться и на уровне развития русского национализма в целом.

Как уже отмечалось, Ковалевский указывал на то, что нация не является статичным явлением, для нее характерно развитие, проходящее по особым законам. В качестве основных законов развития нации Ковалевский выделял два, которые условно могут быть обозначены как закон «эволюции и прогресса нации», закон «социального подбора» наций.45 Принципиально важно, что действие обоих законов развития нации обосновывается ученым, исходя из естественных причин. Так, с одной стороны, «природа способствует одолению здоровых качеств над нездоровыми, болезненными, почему весьма естественно, что человечество шествует к совершенствованию и возрождению, а не к упадку и вырождению»46 Но, с другой, существующий веками социальный подбор благоприятствует бытию одних лиц и служит причиной гибели других. То же бывает и с нациями: слабейшие в борьбе падают, сильнейшие господствуют. История есть летопись этой борьбы, но история – «повествование постепенного роста, развития, совершенствования и видоизменения данной нации».47 Таким образом, следует говорить о том, что имеют место быть совершенно противоположные законы развития нации. Если для нации свойственными является постоянные развитие и эволюция, то для нее характерна также и постоянная борьба за возможность дальнейшей эволюции, и в ходе этой борьбы, по мнению профессора, всегда есть победитель и побежденный. Поэтому бытие любой нации всегда конечно.


Рассмотрев отношение Ковалевского к понятию «нация» следует, на наш взгляд, обратить внимание на два характерных момента. Во-первых, Ковалевского следует относить к разряду тех ученых, которые определяли нацию как человеческую общность, обладающую совокупностью конкретных признаков и являющуюся естественным образованием, сообразным природе человека. При этом ученый обращал внимание на неодинаковое значение каждого из признаков для определения нации, выстраивая их своеобразную иерархию. С этих позиций теория Ковалевского, касательно факторов определяющих нацию и законов ее развития, предстает вполне понятной и обоснованной. Так, нация возникает на основе единства происхождения группы людей, чем, а также влиянием внешней среды, определяется их наследственная схожесть, что является причиной возникновения национального характера и национальной культуры. Далее следуют необязательные, но желательные для полной идентификации нации признаки единства территории, языка и веры. Кроме того, любая нация – это отнюдь не статическое явление, наоборот, пребывающее в постоянной динамике, проходящее эволюцию от формирования до исчезновения. Другое дело, что время таких процессов у каждой конкретной нации может существенно различаться. Нация, кроме того, характеризуется наличием национальной души, что в совокупности с национальным характером определяет ее самобытность и уникальность.

С другой стороны, концепция Ковалевского характеризуется некоторой противоречивостью, неопределенностью и неконкретностью. Исследователь идеологии Всероссийского национального союза Д.А. Коцюбинский даже назвал воззрения Ковалевского «теоретически неряшливыми, что исключало возможность их удобоваримой интерпретации».48 Такое определение концепции вряд ли стоит считать правомерным, но, в этой связи, следует указать на некоторые «курьезные» моменты во взглядах Ковалевского по проблемам нации. Во-первых, заявляя о том, что нация представляет собой некоторую совокупность признаков, характеризующих человеческую общность, ученый затрудняется назвать те из них, которые могут однозначно ее определять. Так, по отношению ко всем заявленным признакам нации Ковалевский допускает оговорку, что и без каждого из них конкретно нацию возможно интерпретировать. Возникающий при этом естественный вопрос о необходимом минимуме признаков, достаточных для выделения нации из других человеческих сообществ, ученый оставляет фактически без ответа. Во-вторых, обращает на себя внимание принцип выделения и отбора самих признаков, идентифицирующих нацию. По нашему мнению, такие признаки как единство исторических судеб, а тем более единство веры, вовсе не могут быть отнесены к системных характеристикам нации. В-третьих, как уже было замечено, очень сложно определить разницу между такими атрибутами нации как национальный характер и национальная душа, которые в известной степени носят абстрактный, ненаучный характер. В-четвертых, Ковалевский явно четко не проработал вопрос о соотношении таких принципиально важных понятий как «нация» и «народ». Опираясь в этих вопросах на мнение других теоретиков нации, таких как П. Пестель, Т.Локоть, В. Грибовский, А.Хомяков,49 ученый называл народом либо «состав жителей всего Российского государства….» и тогда это понятие выступало гораздо более широким, нежели нация, либо «словами русский народ обозначают сословие, класс людей, простой класс народонаселения», что еще более запутывало вопрос, так как речь шла об абстрактном социальном слое. Наконец, по нашему мнению, концепция Ковалевского, построенная в основном на естественнонаучной методологии, является несколько односторонней и умозрительной. Ученый объяснял процесс возникновения нации, правомерность набора ее характеристик, основываясь на данных преимущественно естественных наук: антропологии, психологии и психиатрии. Факторы возникновения и развития наций, природа которых носит исторический характер, являющиеся, в этой связи, объектом изучения исторической науки, исследовались Ковалевским слабо, так как ученый считал их значение второстепенным, а их действие побочным. Типичным примером, доказывающим это обстоятельство, является полное невнимание Ковалевского к проблемам социально-экономической истории, а конкретно, к феномену капитализма. Поэтому теория Ковалевского оказалась невосприимчивой к меняющемся историческим условиям, а на вопрос о причинах ускорения процесса формирования национальных государств в мире именно в XIX веке в работах ученого фактически нельзя найти ответа.

Сравнивая взгляды П.И. Ковалевского на проблему определения нации с теоретическими концепциями других идеологов русского национализма следует заметить, что, несмотря на очевидное их сходство, имели место и некоторые существенные различия. Так, например, М.О. Меньшиков, говоря о нации как о группе людей, подчеркивал, что для ее идентификации необходимы два условия. С одной стороны, основа для образования нации, которая формируется естественным путем, сообразно с законами природы. Стимул к образованию национальных групп находится в самой природе человека – «человека подобно всему в природе какая-то таинственная сила заставляет жаться в общества. Поэтому отрицать национальность легко, как отрицать луну, но и столь же бесполезно.»50 Однако, с другой стороны «нация – есть не физическое существо, а политическое. Нация есть одухотворенный народ, сознающий себя среди других народов независимым и державным».51 Поэтому главнейший признак нации, по Меньшикову, и в этом он высказывается гораздо более конкретно и определенно, нежели Ковалевский – наличие национальной государственности. По мнению В.М. Грибовского, «национальность – одна из выдающихся ступеней общественности, это исторически выработанная общностью духовной жизни отдельная социальная группа, состоящая или могущая состоять из различных элементов, но духовно представляющая единое своеобразное целое».52 «Говорить о нации можно лишь тогда, когда известная общественная группа обладает целым рядом признаков помимо языка, этнической основы и младенческой общественности. Только историческая самобытно-культурная цивилизованная группа имеет право на наименование национальности в точном значении этого слова».53 Таким образом, ученый определяет нацию также как отдельную социальную группу, обладающую целым рядом характерных признаков. Однако первостепенное значение в идентификации нации играет, по его мнению, духовное единство группы людей, сложившиеся исторически и нашедшее своё конкретное выражение в самобытной культуре. Кроме того, Грибовский подчеркивает также тесную связь нации и государства. Таким образом, главные расхождения теоретиков русского национализма начала ХХ века на проблемы теоретического определения понятия нация, по нашему мнению, сводились к разному определению главнейшего признака данной социальной общности. Если Ковалевский акцентировал свое внимание, прежде всего, на естественной природной составляющей нации, то для Меньшикова главным определяющим признаком нации является наличие государственности, а для Грибовского – духовное единство ее членов.

Несмотря на сделанные замечания бесспорен факт, что Ковалевский внес крупный вклад в разработку вопросов теории нации, а его взгляды в значительной степени определили теоретические воззрения русских националистов по этим вопросам.

Большое внимание Павел Ковалевский уделял обоснованию и определению понятия национализм. Характерной особенностью его взглядов по этому вопросу являлось то, что он интерпретировал национализм как комплексное системное явление, представляющее собой, в первую очередь, качество характера конкретного индивида, а уже потом политическую идеологию и практику, сообразную этому качеству. Поэтому, по мнению Ковалевского, о национализме следует всегда говорить в узком и широком смыслах. Национализм в узком смысле слова – «это проявление уважения, любви и преданности до самопожертвования в настоящем, - почтения и преклонения перед прошлым и желание благоденствия, славы, величия, мощи и успеха в будущем той нации, тому народу, к которому данный человек принадлежит».54 Следует заметить, что данное определение не отличается строгой научностью и имеет абстрактный, скорее чувственно-эмоциональный характер. Главным критерием национализма в нем оказываются как раз определенные человеческие чувства, моральный кодекс поведения конкретного человека по отношению именно к той нации, к которой он принадлежит. Однако, несмотря на всю кажущуюся «нестрогость и ненаучность» данного определения, Ковалевский совершенно ясно в своих трудах прослеживал сложный механизм образования личного индивидуального национализма. По его мнению, национализм как качество конкретного индивида, сложное явление, состоящее из двух проявлений – национального чувства и национального сознания.55 Национальное чувство есть прирожденная принадлежность физической и душевной организации. Оно инстинктивно. Оно обязательно.56 Национальное чувство – это качество человеческой психики, реализованное на бессознательном уровне. Другими словами, абсолютно все нормальные с точки зрения физиологического развития люди обладают национальным чувством. Появление этого качества человеческой психики обосновывается Ковалевским с естественнонаучной точки зрения. Говоря об образовании национального чувства, ученый указывает на то, что в «основе национального чувства лежит проявление высшего мирового закона – закона тяготения и притяжения. Таким образом, оно современно мирозданию».57 Проявлением национального чувства в человеческом обществе является беспредельная любовь к своей нации, народности, которая, при этом, не имеет ничего общего с патриотизмом. Эта дихотомия двух понятий национализм и патриотизм вызывает наибольшие споры и придает концепции Ковалевского известную нестройность. Об этом будет сказано ниже. Таким образом, национальное чувство, по Ковалевскому, – явление животное, стадное, органическое и прирожденное.58 Национальное чувство, по Ковалевскому, есть бессознательное инстинктивное чувство любви к своим национальным ценностям, соответствующим национальным особенностям той или иной нации. Однако степень выражения этого чувства зависит, по мысли ученого, от особенностей той среды, в которой находится каждый конкретный индивид. Другими словами, национальное чувство проявляется по линии «наименьшего сопротивления» окружающей человеческой действительности, а сила конкретного его действия всегда зависит от степени свободы, которой обладает индивид. В качестве иллюстрации этой посылки Ковалевский, да и другие теоретики русского национализма, например Меньшиков, обращают внимание на русского человека, который веками вынужден был находиться в положении раба, поэтому сила его национального чувства была неизмеримо мала, что влияло и на степень его самосознания.

Национальное самосознание, по Ковалевскому, есть «акт мышления, в силу которого данная личность признает себя частью целого, идет под его защиту и несет себя саму на защиту своего родного целого, своей нации»59 Для того, чтобы такой акт мыслительной деятельности состоялся необходим высокий уровень развития и проявления национального чувства, что достигается не только созданием благоприятной обстановки для этого (прежде всего обеспечением высокой степени свободы для каждого члена нации), но и правильным воспитанием. В этой связи, Ковалевский определяет точку отчета развития русского национализма датой опубликования высочайшего манифеста 1905 г., который «даровал желанные свободы и равные права».60 Однако, для того чтобы русский национализм достиг своего зрелого состояния необходимы еще годы борьбы, ведение которой и является главной задачей русской национальной партии. Национальное самосознание, а с ним и национализм как атрибут личности, по мнению Ковалевского, необходимо воспитывать в человеке путем развития прирожденного национального чувства. Поэтому Ковалевский много внимания уделял правильной организации воспитательного процесса молодежи и посвящал свои отдельные труды.61 Целью воспитательного процесса, по Ковалевскому, является создание самостоятельной личности, которая обладала бы высоким уровнем образованности и самосознания. По его мнению, только в обществе таких личностей (другими словами в гражданском обществе) национальное самосознание может появиться - «для проявления национального самосознания требуется, прежде всего, сознание своего личного собственного достоинства, сознание человеческого достоинства. Нужно, чтобы человек, прежде всего, осознал то, что он человек, и признал в другом человеке такого же человека».62 Воспитать же такую личность возможно лишь в гражданском обществе.

Таким образом, национализм, по Ковалевскому, это, прежде всего интегральная характеристика личности, основой для которой является диалектическое единство национального чувства и национального самосознания. Именно такую характеристику Ковалевский определяет как личный индивидуальный национализм. При этом национальное чувство – инстинктивное и обязательное для всех людей выступает фундаментом для развития национального самосознания - акта мышления, вытекающего из бытия нации.63 Стоит особо подчеркнуть, что мысль Ковалевского о важнейшей роли национального самосознания в процессе становления нации успешно доказывается и современной наукой. Так, отечественный исследователь проблем нации и национализма О.А. Зеленская, указывая на исключительно важное значение национального самосознания, подчеркивает, тот факт, что оно возникает «на уровне подсознания, проявляется на уровне мышления; включает в себя взгляды индивидов, отражающие специфику духовного развития национальных общностей, выражает стремление к сохранению своих национальных особенностей.».64 Поэтому национальное самосознание, по мнению, ученого, выполняет важные функции социализации, формирования и сохранения национальной идентичности.

Национализм, как уже был подчёркнуто, в этом качестве неразрывно связан с гражданственностью и может развиться только в условиях гражданского общества. Именно поэтому для Ковалевского, да и всех русских националистов, образцом общества, в котором мог развиться национализм, являлось гражданское общество западного типа. Их ориентация на западные стандарты была очевидна, и в этом они в корне отличались от представителей крайне правых черносотенных партий.

Таким образом, национализм, по Ковалевскому, есть, прежде всего «проявление бессознательное, инстинктивное и проявление сознательное, логический вывод из национального бытия, - то есть национальное чувство и национальное сознание».65 Вывод об инстинктивном, бессознательном характере национализма разделяли и другие представители русского национализма начала ХХ века. Например, В. Строганов в своем центральном труде «Русский национализм» практически полностью воспроизводит теорию Ковалевского относительно проблем национализма. Национализм, по мысли теоретика, является совершенно естественной интегральной характеристикой человеческой личности, поскольку «национализм отличает естественная любовь к своей нации, служение ее интересам».66 Для киевского профессора Локтя национализм есть, прежде всего, общественное движение демократического характера, в котором присутствует два элемента – творческий, созидающий новые ценности, а, с другой стороны – боевой, с характером самозащиты или нападения. Для ученого очевидно, что в национализме преобладает именно элемент мирного творчества, вражда ему не присуща, а элемент борьбы возникает постольку, поскольку национализм «как выражение групповой обособленности» преследует достижение, прежде всего социально-экономических целей, социально-экономического равноправия национальных групп.67 Такое определение национализма совершенно оправдано, поскольку любая национальная группа, вследствие мирового экономического закона ограниченности ресурсов обладает разными возможностями в удовлетворении своих потребностей. Поэтому и существование национализма является совершенно естественным фактом.

Кроме того, Ковалевский особо подчеркивал тот факт, что национализм стоит рассматривать в динамике, причем степень его развития не только у отдельных наций, но и конкретных представителей нации может быть далеко не одинакова. Так, профессор выделял несколько видов национализма, отражающих степень его эволюции. Высшей точкой в его развитии являлся, по его мнению, естественный или народный национализм, главной характеристикой которого являлось существование развитого национального самосознания у каждого из представителей нации в отдельности. Начальными стадиями в процессе достижения высшего уровня развития национализма являлись бюрократический, государственный национализмы. Для этих видов неразвитого национализма свойственна руководящая роль правительства и главы государства в исполнении «сознательного национализма», которая заключается в проведении политики в интересах нации и государства, даже если реальные ее последствия не осознаются отдельными представителями нации в силу их политической неграмотности. К сожалению, по мнению Ковалевского, уровень развития национализма в России пока недотягивает даже до начальной степени своей эволюции, поскольку «сплошь и рядом государственная политика является не только не национальною, но и прямо-таки антинациональной.»68

Ковалевский останавливает свое внимание еще на двух видах национализма – державном и сепаратистском, под которыми он понимает национальные движения государственнообразующей (державной) нации и наций в составе крупного государства. Анализируя эти его виды на примере Российской империи, профессор фактически отказывает всем народам, входящим в ее состав, кроме русского державного, в правомерности существования собственного национализма, оставляя им право национальной автономии. Речь при этом идет, видимо, о допущении начальной формы развития национализма (естественной и бессознательной, то есть национального чувства, которое по определению уничтожить невозможно), при том, как народы, составляющие российскую империю не должны обладать собственным национальным самосознанием. С другой стороны, по мнению ученого, народности и нации, населяющие Российскую империю, вполне могли иметь национальную идеологию, которая перерастала бы национальный сепаратизм, но не шла в разрез с интересами державной, русской нации. Национализм рассматривается Ковалевским и во втором, широком смысле – в качестве «духовного веяния, течения, направления в данном народе, имеющее целью и задачей поднятие и совершенствования блага данной нации. Это и будет национализм массовый, партийный».69Таким образом, национализм во втором значении это, прежде всего, политика, подкрепленная особенной идеологией в интересах то или иной нации, политика, основанная на признании приоритета национальных ценностей. Говоря об определении национализма в качестве особой идеологии и практики, на наш взгляд, совершенно обоснованным выглядит мнение о его западном происхождении и непосредственной связи со степенью социально-экономического развития общества. По мнению Р. Вахитова, как показывает история «в неевропейских странах национализм распространяется лишь в периоды вестернизации ….».70 Факт непосредственного появления национализма в этом качестве связан с зарождением и развитием капитализма, как особой социально-экономической системы.

Проведение политики в интересах нации является жизненно важной задачей для любого государства, тем более для Российской империи, где она практически не проводилась. Выступать проводником такой политики может, по мнению ученого, только хорошо организованная политическая сила, имеющая самостоятельное значение и демократическую ориентацию. Естественно, что данная политическая сила может успешно действовать лишь при опоре на определенную политическую идеологию, национал- демократизм. Политическую ориентацию национал-демократизма профессор выразил так – «национально-демократическое мировоззрение не может быть не консервативным в государственном смысле: для национальной демократии, как представительницы главным образом мелких и средних масс, политический прогресс страны мыслим только в форме эволюционного процесса, медленно созидательного, но не разрушительного....».71 Таким образом, политическую идеология русского национализма может быть нами определена, как умеренно консервативная, а основной социальной базой для националистов должны были стать самые широкие слои общества, начиная от мелкой и средней буржуазии и интеллигенции, заканчивая рабочим классом и крестьянством. Ковалевский сам активно выступал за создание истинно национальной партии русских интеллигентов – Всероссийского национального союза, в деятельности которого и принимал активное участие.

Национализм выступает в теоретических построениях Ковалевского и в третьем значении, как политика державной нации в отношении других, соподчиненных, более слабых - «Национализм – сознательное и умышленное насаждение национальных свойств и качеств державной нации в нациях культурно слабых и соподчиненных».72 При этом как антитезой такой политики является денационализация – уничтожение национальных свойств и качеств какой-либо нации. Формой мировоззрения, сформированной на основе такой политики является космополитизм, который представляет собой, по мнению, Ковалевского искусственное явление, противоестественное человеческой природе.

Большое значение Ковалевский придает также проблеме разграничения таких теоретических дефиниций как патриотизм и национализм. Ученый подчеркивает тот факт, что между национализмом и патриотизмом есть серьезная разница.73 По мнению профессора, и национализм, как качество личности и патриотизм являются иррациональными понятиями и имеют в своей основе чувство любви и способность к самопожертвованию, однако отличие между ними заключается, во-первых, в разных объектах чувств. – «национализм –беспредельная любовь и готовность к самопожертвованию за свою народность, а патриотизм – такая же любовь и готовность к самопожертвованию за Родину, Отечество»74. В этом смысле, однако, эти два понятия могут совпадать для граждан тех государств, которые являются гомогенными по национальному составу. Во-вторых, национализм – есть понятие «скорее психолого-антропологическое»75, сообразное человеческой природе о чем говорилось выше, в то время как патриотизм – «историческо-географическое»76, поскольку Отечество всегда исторично и всегда географически определено. Национализм – более узкое понятие по сравнению с патриотизмом, поскольку гомогенных в национальном отношении государств практически не бывает, а значит «в каждом государстве может быть только один патриотизм и несколько национализмов».77 Тем не менее, указывает Ковалевский, патриотизм также как и национализм является ключевым и важнейшим элементом, определяющим внутренние устои любого государства, «на котором зиждется сила, крепнет и жизненность государства, охраняется его целостность и благосостояние».78 Именно поэтому разные по сути понятия являются равноправными по значению.

Стоит подчеркнуть, что интерпретация феномена национализма в двуедином смысле была свойственна и другим его теоретикам. М.Я. Балясный, крупный теоретик национализма, также заявлял о возможности двоякого понимания сущности этого явления. С одной стороны, национализм, эмоционально-чувственное понятие – «любовь и культ всех духовных сокровищ русского народа, всех элементов его величия и силы, где бы он не жил….».79 Но, с другой, национализм – «деятельность, стремящаяся доставить торжество национальным интересам и создающая в этих целях новые материальные и нематериальные ценности…».80 То есть в концепции М.Я. Балясного национализм как интегральная чувственно-эмоциональная характеристика личности органически дополняется представлением о нем как об особом виде деятельности, государственной политике.

Рассмотрев, таким образом, взгляды Ковалевского по проблемам теоретического определения понятий «нация» и «национализм» следует, по нашему мнению, сделать следующие выводы. Во-первых, совершенно очевидно, что Ковалевский внес крупный вклад в разработку идеологии русского национализма начала ХХ века и по праву может считаться одним из основных теоретиков данного общественного направления.

Во-вторых, созданная им концепция не являлась строго научной, не была свободна от противоречий, но отличалась цельностью и завершенностью. Главной ее особенностью, по нашему мнению, являлась чувственно-эмоциональная трактовка понятий нации и национализма, а при определении сущности этих явлений ученый руководствовался данными, прежде всего, естественных наук. Поэтому центральное место в его концепции занимало утверждение о естественном природном характере нации и национализма, а последний при этом понимался, прежде всего, как интегральная характеристика человеческой личности.

1 Коцюбинский Д.А. Русский национализма в начале XX столетия. Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза / Д.А. Коцюбинский. - М.: РОССПЭН, 2001. С.5.

2 См . работы : Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале XX столетия.; Кирьянов Ю.И. Правые партии России 1911 – 1917 гг. / Ю.И. Кирьянов. - М.: РОССПЭН, 2001. – 464 с., Лебедев С.В. Альтернатива справа. Национально – патриотическое движение в России. Историческая традиция. Идеологическое направление и перспективы / С.В. Лебедев. - СПб.: Нестор, 1999. - 341с., Лукьянов М.Н. Российский консерватизм и реформа, 1907-1914 гг. / М.Н. Лукъянов. - Пермь: Изд. ПГУ, 2001. - 211с.; Cанькова С.М. Русская партия в России: образование и деятельность ВНС. 1908-1912 гг. / С.М. Санькова. - Орел: издатель Светлана Зенина, 2006. - 370 с.и др.

3 См. работы: Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. Александр III - царь националист. - М.: АКИРН, 2005. 235с.; Меньшиков М.О. Выше свободы. Статьи о России / М.О. Меньшиков.- М.: Cовременный писатель, 1998. URL: - http://russdom.ru/mom/indexm.html#m. ( дата обращения 9.10.2007).; Меньшиков М.О.Из писем к ближним / М.О. Меньшиков.- М.: Воениздат, 1991. –URL: - http://russdom.ru/mom/indexm.html#m). (дата обращения 9.10.2007); Шлемин П.И. М.О. Меньшиков: мысли о России / Шлемин П.И. - М.: ИНИОН, 1997. – 208 с.; Репников А.В. М.О. Меньшиков - возвращенное имя / А.В. Репников // Международный сборник научных трудов. - М - Смоленск - Луганск, 1999. - С.149 - 152.; Петрюк П.Т. Павел Иванович Ковалевский - известный отечественный психиатр / П.Т. Петрюк // История Сабуровой дачи: Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: сб. научн. тр Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи). - Харьков, 1996. - Т.3. С. 57 - 61.

4 Троицкий Е.С Вступительная статья// Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. Александр III- царь националист. М.2005. – С. 5

5 См. работы: Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России / П.И. Ковалевский. - СПб.: тип. М. Акинфиева, 1912. - 394с.; Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. Александр III- царь националист. М. ,2005.-235с.

6 См. работы: Ковалевский П.И.История России с национальной точки зрения / П.И. Ковалевский. - СПб.: тип. Акинфиева, 1912. -108с.; Ковалевский П.И. История Малороссии / П.И. Ковалевский.- СПб.: тип. В. Коротаевой, 1912. - 220с.; Ковалевский П.И. Психология русской нации.; Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Спб.1912.-369с. и др.

7 Современники. Альбом биографий Н.И. Афанасьева Т.1. - СПб.: тип. А. Суворина, 1909. - 193с.

8 Петрюк П. Т. Павел Иванович Ковалевский — известный отечественный психиатр .

9 ГАРФ, р. 5919, оп.1, д.66. Письмо Ковалевского П.И. митрополиту Евлогию.

10 Малинова О.Ю. Феномен нации в интерпретации либералов и консерваторов / Малинова О. Ю. – URL: http://www.ideashistory.org.ru/pdfs/03malinova.pdf. (дата обращения 9.10.2007).

11 Там же

12 Кокшаров К.Н. Этничность. Этнос. Нация. Национализм / К.Н. Кокшаров// Credo New. - 2002. - № 4.

13 Поздняков Э.А. Нация, национализм, национальные интересы / Э.А. Поздняков. - М.: Прогресс-культура, 1994. С.9

14 В.Кокшаров Указ.соч.

15 Поздняков Э.А. Указ. соч.

16 Коцюбинский Д.А. Указ.соч. с. 83.

17 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.37.

18 Там же

19 Там же

20 Там же

21 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.38.

22


 Там же

23


 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.40.

24 Там же

25 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.66.

26 Там же

27 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.65.

28 Там же

29 Культура//Большая советская энциклопедия//www.jandex.ru

30 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.41.

31 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.42.

32 Там же

33 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.43.

34 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.55.

35 Там же

36 Ковалевский П.И. Душевные болезни нашего общества / П.И. Ковалевский - СПб.: (без. изд). 1911. - 223с.

37 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.56.

38 Там же

39 Там же

40Фененко А.В. «Национальная идея» и «национальная идентичность» в произведениях Гюстава Лебона / А.В. Фененко // Межкультурная коммуникация и проблемы национальной идентичности: сб. научн. тр. - Воронеж, 2002. С. 239 - 253.

41 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.60.

42 Там же.

43 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С. 64.

44


 Там же

45 Там же

46


 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.56.

47 Там же.

48 Коцюбинский Д.А.Указ.соч. С.105.

49 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание. Cпб.1912//Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. Александр III. С.131 -132.

50 Меньшиков М.О. Вторая душа.// Меньшиков М.О.Выше свободы.

51 Меньшиков М.О. Вторая душа.// Меньшиков М.О.Выше свободы.
^

52 Грибовский В.М. Что такое национальность в ее государственном значении // Известия ВНС. - 1911. - № 1.


53 Там же.

54 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.45.

55 Там же

56 Там же

57 Там же

58 Там же

59


 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.46.

60 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.47.

61 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Ковалевский П.И. Основы русского национализма. Спб.1911 и др.

62 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Санкт-Петербург. -1912// Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. С.121.

63 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. С.140.

64 Зеленская О.А. Национальное самосознание как фактор сохранения национальной самобытности / О.А. Зеленская. –URL: - http://ostu.ru/conf/soc2002/papers/index.html. (дата обращения 9.10.2007.)

65 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.146.

66 См.: Строганов В. Русский национализм, его сущность, история и задачи / В. Строганов. - СПб.: тип. Суворина, 1912. - 151с.

67 См.: Локоть Т.В. Оправдание национализма / Т.В. Локоть. - Киев: изд. ВНК, 1910. - 52с.

68 Ковалевский П.И. Психология русской нации. С.48.

69 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Санкт-Петербург. С.141.

70 Вахитов Р. Национализм. Сущность, происхождение, проявления / Р.Вахитов// Восток. - 2004. - № 5

71 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. С.127.

72 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Санкт-Петербург. -1912 // Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. С.131.

73 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Санкт-Петербург. -1912 // Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. С.143.

74 Там же

75Там же

76 Там же

77 Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. Санкт-Петербург. -1912 // Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи. С.144.

78 Там же

79  Балясный М.Я. Чего ждать от русского национализма / М.Я. Балясный. - СПб.: изд. ВНС, 1911. - 33с.

80 Балясный М.Я. Указ. соч. С.5.




Похожие:

Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconПавел иванович ковалевский и михаил осипович меньшиков как идеологи всероссийского национального союза

Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconИванов павел Иванович
Еще его называют «окуневым» капитаном. И не случайно: за долгие годы рыбацкой жизни Павел Иванович досконально изучил районы, где...
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconСтукалов П. Б. П. И. Ковалевский и М. О. Меньшиков о теоретических принципах и стратегии решения национального вопроса в Российской империи
П. И. Ковалевский и М. О. Меньшиков о теоретических принципах и стратегии решения национального вопроса в Российской империи
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconП. Б. Стукалов П. И. Ковалевский и М. О. Меньшиков о русской истории в современной научной мысли отчет
В связи с вышесказанным в центре внимания данной работы находится отдельный аспект воззрений теоретиков умеренно-правой партии начала...
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconС. В. Хатунцев К. Н. Леонтьев о национализме и национальной. Политике
Не был исключением и К. Н. Леонтьев. Представления о национализме и национальной политике являлись важной частью его общественно-политических...
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconМы на коне!
Попов Павел Иванович – атаман Яйской станицы, подъесаул, награждён двумя крестами I и II степени "За возрождение казачества", автор...
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconРодительское собрание «Не курить – это модно и престижно» Бардышев Павел Иванович., классный руководитель 7 а класса моу «Цивильская сош №1»
Показать родителям способы адекватного поведения в ситуациях, связанных с употреблением детьми пав
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconГость: Павел Слободкин
Э. николаева: Вот так – живешь себе живешь, а потом – бац! – и оказывается, что российская поп-музыка, можно сказать, произошла от...
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconДействие первое явление первое Комната в квартире Гулячкиных. Павел Сергеевич Гулячкин на домашней складной лестнице вешает картины. Мать его, Надежда Петровна. Рядом с ним на полу картины в рамах. Павел Сергеевич
Павел Сергеевич. Нет, мамаша. «Вечер в Копенгагене» будет намного художественней
Стукалов П. Б. Павел Иванович Ковалевский о нации и национализме iconА. Л. Шаляпин, В. И. Стукалов

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов