«Дружба Литератур» icon

«Дружба Литератур»



Название«Дружба Литератур»
страница1/3
Дата конвертации10.08.2012
Размер0.8 Mb.
ТипПрограмма
  1   2   3

Поэзия: XXI век


Целевая программа Международного сообщества писательских союзов по поддержке современной профессиональной поэзии и прозы





Борис Орлов


Лучшая погода – непогода


книга избранных стихов





Москва

«Дружба Литератур»

2011




* * *


Белая церковка в березняке –

Белая птица на белой руке.

Льётся, смиренной молитвой согрет,

С белого купола ангельский свет.


Словно лампаду, Господь, не гаси

Белую жизнь в православной Руси.

В белые тёплые майские дни

Белую птицу мою не спугни.


* * *


Ветер, гривастый кочевник,

Выпустил стрелы семян.

Из лесу вышла деревня,

Словно дружина славян.


В дебрях кудлатые ветки

Прячут таинственный след.

Спят под курганами предки –

Дети языческих лет.


* * *


Люблю дороги и леса, как братьев и сестёр.

Я искру посажу в ночи – и вырастет костёр.


Поля, дороги приползут погреться у огня,

И поведут свой хоровод леса вокруг меня.


Ночные птицы прилетят. И прибежит зверьё.

Набьются комары в шалаш - отшельничье жильё.


Заговорит и запоёт разбуженный простор.

О, как огромен этот мир, когда горит костёр!


* * *


Тихий полдень. Мягкая прохлада.

Вдоль дороги - пёстрый травостой.

Мама коз пасёт, а если надо –

Лечит шустрых коз святой водой.


Птичий свист и невесом, и тонок.

Рядом дом - не мал и не велик.

Сладко спит на Библии котёнок,

Словно нерадивый ученик.


Отцветает липа. И знакомо

Светит солнце. Мир душист и прост.

А глаза закрою - возле дома

Вижу мать и стадо белых коз.


* * *


Раскалённый закат птичье небо поджёг.

И дорога до звёзд далека.

Чёрный вечер трубит в серебристый рожок,

Собирая в стада облака.


Мир тревожен и глух. На душе непокой,

Но куда-нибудь нужно идти.

Церковь с белым крестом впереди за рекой,

Отчий дом за ручьём позади.


В стороне на болоте шумят камыши.

Поднимается пыль из-под ног.

Я один словно перст. И вокруг ни души.


Надо мною лишь вечер и Бог.


* * *


Не ливень, не северный ветер,

Не ворон, не злое зверьё,

А голубь с оливковой ветвью –

Прозревшее сердце моё.


Являются светлые лица,

Забыты и злость, и раздор.

И сердце - библейская птица -

Вьёт в праздничном храме гнездо.


* * *


Выхожу к реке - чернеет прорубь

Родниковой вязкою водой.

Лёгкий дым, как будто сизый голубь,

Вьётся над кирпичною трубой.


Санный след. Клочки сырого сена,

А над ними - серебристый пар.

Всё вокруг и вечно, и мгновенно.

И не знаю, юн я или стар.


* * *


Нету к прозреньям доверья!

В сердце обида и страх.

Стыдно ходить в подмастерьях,

Трудно ходить в мастерах.


* * *


Чёрная подлодка.

Чёрная вода.

Чёрная пилотка.

Красная звезда.


Авария


Выпью спирт, разбавив дистиллятом,

И войду в реакторный отсек.

Я покрою матом мирный атом,

Что нам укорачивает век.


Эту жизнь, дневную и ночную,

Я люблю - и знаю в жизни толк.

А реактор заглушу вручную.

Мирный атом - как домашний волк.


* * *


Берёза пела. Дождевые спицы

Терял рассвет дорогой столбовой.

Я - младший брат и дереву, и птице –

В лугах лицо окатывал травой.


Я чувствовал дыханьем время года,

Что зарождалось в ветровом краю.

Лесная многодетная природа

Радушно приняла в свою семью.


Масленица


Впряжётся конь-мороз

В оглобли поутру -

Скрипит обоз берёз

На выстывшем ветру.


Огнист рассвет-петух,

Мелькнувший из-за туч.

- Здоров ли русский дух?

- Здоров... Да спать могуч!


Проснись, мой русый брат,

На масленицу в срок.

Берёзы к нам спешат –

Обозы вдоль дорог.


* * *


В деревне люди чище и добрее,

Жалеют сумасшедших и калек,

А странника накормят и согреют,

И, выслушав, оставят на ночлег.


Безродных нет. И все друг другу - ровня.

Не привечают путников лихих.

Нет зависти. И заповеди помнят,

И терпеливо соблюдают их.


И любят песни те, что понапевней,

Не рубят избы вдоль кривых дорог.

Душа России - русская деревня,

Где в каждом доме обитает Бог.


* * *


Стали стадными и стайными,

Славим хищное родство.

И коммерческими тайнами

Прикрываем воровство.


Добродетели низложены,

Кто подлей, тот и умней.

Коммерсанты в куртках кожаных -

Комиссары наших дней.


Отцу


Из калитки ты шагнул в войну

С лёгкою котомкой за плечами.

И, как предки к правде в старину,

Шёл по ней и днями, и ночами.


В поисках всемирной тишины

Укрощал безжалостные доты.

И в Берлине вышел из войны

Через Бранденбургские ворота.


* * *


Мы в сердце, молитвой согретом,

Научимся святость беречь.

Струится спасительным светом

Алтарная русская речь.


Так было когда-то... Так будет!

Ход крестный. Победный салют.

Красивые русские люди

В намоленном храме поют.


Всё мирно. Отвергнуты войны.

Над храмом - божественный свет.

Дышу и легко, и спокойно.

Есть вечность... Забвения нет.


^ Маме моей Е.К.Орловой


* * *


Пригорки да овражки.

Болотцев изумруд.

К ним ёлки, как монашки,

Вдоль сумерек бредут.


Их путь луной отмечен

И сестрами богат.

А ежевичный вечер –

Печален и крылат.


На хуторских поветях

Привольно детям спать.

А на дороге встретить

Здесь можно Божью мать.


* * *


Закат. Птичий щебет не слышен.

Темнеет за шторами сад.

В шкафу, как летучие мыши,

На «плечиках» платья висят.


О чём-то жалеешь спросонок –

Усталость в вечерних словах.

И дремлет, как малый ребёнок,

Котёнок у нас в головах.


* * *


Читаю книги. Кофе пью.

Придут и прочь уйдут заботы.

На рынке зяблика куплю.

И разучу лесные ноты.


Ко мне протянет краснотал

Свои стремительные ветки.

Забуду всё, о чём читал.

И вспомню всё, что знали предки.


* * *


Ещё кадит последняя надежда

И прошлое не надо ворошить.

Но возраст мой таков, когда одежда

Меня спокойно может пережить.


Не завершил своё земное дело –

Свою судьбу не до конца постиг.

Одежды хватит на больное тело,

А для души куплю немного книг.


И воином бывал, и миротворцем...

Сгорело сердце угольком в груди.

А свечку пред Николой Чудотворцем

Поставлю за грядущие пути.


Песня


Жил - не жил:

Календарь перекидывал.

Ни друзьям, ни врагам

Не завидовал.


И каштан отцветал,

И жасмин расцветал.

И, листая тома,

Я покой обретал.


Водку пил,

Но друзей не закладывал.

И загадок врагам

Не загадывал.


Чайной ложкой

Секунды в стакане мешал.

Что хотел, то писал.

Как хотел, так дышал.


И ворчали порой,

Что я груб и упрям.

Но прощали меня –

Был я честен и прям.


Жил - не жил:

Календарь перекидывал.

Ни друзьям, ни врагам

Не завидовал.


* * *


Я слабым был. Я тайно слёзы лил.

Но чтоб не утонуть в солёной луже,

Огнём страстей я сердце закалил,

Как меч. Теперь оно - моё оружье.


На Божий мир смотрю не из угла

И не унижусь я до личной мести.

Я сердце поднимаю против зла,

А «не убий!» - во мне на первом месте.


* * *


Чиркну спичкой. И лесной шатёр

Опояшу золотым кольцом.

И раскроет лепестки костёр,

Как тюльпан, перед моим лицом.

Ты в шалаш на ложе не зови –

Эту ночь под небом переждём.

Я от поздней задохнусь любви,

Надышавшись листьями с дождём.


* * *


Шумел вишнёвый сад, три яблони и слива...

Теперь молчит пустырь уже который год!

Домашняя трава - репейник и крапива.

Домашнее зверьё - лохматый пёс да кот.


Холмы из головней. Немного от жилища

Осталось. Нету слёз, но в горле горький ком.

Стою... Не узнаю родного пепелища.

Всё кажется: душа сгорела, а не дом.


Сон


Я этот сон запомнил наизусть,

Могу пересказать не запинаясь. ...

Опять куда-то с посохом плетусь,

То падаю, то снова поднимаюсь.


И на пути не сосчитать ночей,

И не услышать мудрого совета.

Столетний ворон дремлет на плече,

И нет в лесу ни одного просвета.


Осенние грибы - моя еда,

И в клочья порвалась моя одежда,

Но впереди Полярная звезда

Сверкает, как великая надежда.


^ М. Немцову


* * *


Мне вечно дорог не хватает,

Продрогших в снегу и дожде.

В них жизнь моя медленно тает,

Как льдина в апрельской воде.


Знакомые с детства просторы

Тоской обжигают виски.

А песни люблю, от которых

Сходили с ума ямщики.


Не станет мой голос напевней

Ни в храме, ни в хоре осин.

Я поздний ребёнок деревни,

Меньшой непоседливый сын.


* * *


Друг мой! Небесный мой брат!

Где же ты? Шелест берёз.

Холмик. Кладбищенский сад.

Игрище птиц и стрекоз.


Майская синяя высь.

Белой черёмухи ветвь.

Я тебя младше на жизнь.

Ты меня старше на смерть.


* * *


Не предавал Христа. И брата

Не убивал. Не мёл хвостом...

Мне в глотку - кляп, мне в уши - вата.

За что? Творец грозил перстом?..


Смирен - в молитве, буен - в драке.

За всё, чем жил, предъявлен счёт.

Мой стих пылает, словно факел:

Услышишь - душу обожжёт.


* * *


Для одних Россия - в именительном,

Для других Россия - только в дательном.

Для одних Россия - существительным,

Для других Россия - прилагательным.


Разные склонения-спряжения

Всё-таки не суть, а оболочка.

И замечу не без уважения:

Есть Россия. Вот и всё. И точка.



Север


Гранитный север. Цепкая трава.

Гул океана. Валуны и сопки.

Весомее дела. Скупей слова.

Здесь трудно нерешительным и робким.


Мох окаймил веснушчатый гранит.

Вновь близкий шторм растёт в метеосводке.

А бухта лишь мгновение хранит

Волну от погрузившейся подлодки.


* * *


Грома, играя, чистят глотки.

На полушарии - весна.

Но в тесном корпусе подлодки

Мы - как ростки внутри зерна.


Дыханье солнца помним смутно –

Над головою сталь крепка.

Но в люк однажды хлынет утро –

И мы услышим... облака.


И всплытье - новое рожденье –

Волной ветров окатит нас.

Предстанет зыбким, как виденье,

Мир, не вместившийся в приказ.


* * *


Много суток ни заря, ни звёзды

Не ласкали напряжённых глаз.

Но запел в цистернах сжатый воздух –

Продувался весело балласт.


В рубку поднялись поочерёдно.

Долгие затяжки. Горький дым.

Диск луны, неяркий и холодный,

Выплыл, словно нерпа, из воды.


Но тревога вновь задраит люки.

Рухнет на подлодку тяжесть вод.

А земля устала от разлуки,

Нас вдали нетерпеливо ждёт.


* * *


Я лунный свет ловлю в ладони.

Безмолвна тундра. Ночь длинна.

На склоне сопки, как на троне,

Сидит полярная сосна.


Здесь всё мало. И только тени

Огромны, как пурги крыло.

И чудно, словно в день творенья.

И первозданно. И светло.


* * *


В тлеющем холоде осени

Лето сгорело дотла.

Стынут лишайника проседи

В тундре, как будто зола.


Может, подмятый потерями,

Жить научусь не спеша.

Но под косыми метелями

Не покривится душа.


* * *


В брызгах от набежавшей волны,

Словно луны, блестят валуны.


На земле и на небе - снега.

Снежный свет затопил берега.


К стаям тихих жилищных огней

Сосны птицами рвутся с камней.


Им на сопках гнездиться невмочь.

Индевеет полярная ночь.


Начало похода


Люк задраен. И начат отсчёт

Ратных суток в подводном полёте.

И замедленно время течёт

В лодке атомной, как в звездолёте.


Суматохой в отсеке похож

День ухода на день возвращенья.

На причале не скоро вдохнёшь

Сумрак, полный земного свеченья.


Атака


Весь корабль напряжённо дрожит.

Что за страсть пробудилась в металле?

Ниже волн наше море лежит.

Отклоняется курс к вертикали.


Участилось дыханье турбин

От объятий подводного мрака.

И в тяжёлом безмолвье глубин

Оживают торпеды...

Атака!


* * *


Чем нас дальний берег встретит?

Ближний - чайками встречал.

Забивает брызги ветер,

Словно гвоздики, в причал.


Гнутся вёсла - жди потери,

Буруны со всех сторон.

Неужели дальний берег

Встретит стаями ворон?


В конце похода


Пока ещё оркестр

Нас маршем не встречал

У скользких берегов

Скалистого фиорда.

Но кажется, что борт

Опёрся на причал,

К которому корабль

Пришвартовался с норда.


В обители стальной

Нет ни лесов, ни рек.

И тишина порой

Становится безликой.

Но пахнет по ночам

Реакторный отсек

И рощею грибной,

И спелой земляникой.


* * *


Конец походу - рюмки всклень полны.

В квартирах наших - жёны, а не вдовы.

Вернулись все - ни мёртвых, ни больных!

И флаг трепещет, и скрипят швартовы.


Зачёркивали дни в календаре –

И жизнь быстрей летела, чем в романе.

Нас берегла любовь: на корабле

Кружились тени из воспоминаний.


Святое дело - выпить «двести грамм»,

Приправив парой боцманских историй.

Мы пили за любовь, за милых дам.

И только после тост: «За тех, кто в море!»


* * *


В отсеках ветры не свистят,

Не буйствует гроза,

Но оседает конденсат

На робах, как роса.


Опять швартуется весна

К прибрежным валунам.

Морзянкой жаркою она

В сердца стучится к нам.


Неделя ходу - и рассвет,

И сопок синева.

И письма выпорхнут на свет,

Как первая листва.


Флаг


Грузен крейсер на рейде.

Полумрак.


Лишь заря багровеет на рее.

Спущен флаг.


Нет! Не думайте, мы не сдались.

Ночь - не враг.

Как свинец, сны в затылки влились.

Свёрнут флаг.


Свет зарниц - свет сигнальных ракет.

Жди атак.

Маскируются войны в рассвет.

Поднят флаг!


Обелиск


Вместились жизни в краткую строку,

Застывшую на камне отрешённо.

Душа - в глубинах. Прах - на берегу.

Взрослеют дети, и седеют жёны.


И набухает небо. И штормит.

Но море не сильнее человека...

Хотя порою траурно гремит

Затишье аварийного отсека.


Полигон


В пепле утоплены ветры.

Нет ни лугов, ни дорог.

Здесь убивают планету

Бомбами, плавя песок.


Здесь у планеты висок.


* * *


Гостиничная койка. Щербатое трюмо.

На тумбочке белеет забытое письмо.

Не греет батарея. Шныряют сквозняки.

Не скоро дочитаю две летние сроки...


* * *


Омыла нерпа в море ласты

Шестидесятой широтой.

Цистерны главного балласта

Пустили воду на постой.


В «центральном» свято, словно в храме.

Лениво вертятся рули.

Декоративными цветами

Табло в отсеках зацвели.


Наш мир безмолвием озвучен.

Спит чёрным космосом вода.

И астероидною тучей

Плывут над нами глыбы льда.


В отсеках - день, в подлодке - лето.

Моря - начало всех начал.

Но, как замёрзшая планета,

Нас встретит холодом причал.


Полярная ночь


Отяжелело солнце. Из-за льдов

Оно уже не выкатится плавно.

Оборвана пургою цепь следов,

Что придавила выстывшие травы.


Матросский строй стекает на причал.

Скала нависла над казармой круто.

Девятый вал на взмыленных плечах

Приподнимает сумрачное утро.


Убрали трап, сколов зелёный лёд.

Задраили на низкой рубке дверцу.

И застучало ядерное сердце.

Винтом рассёк волну атомоход.


Здесь юность поняла военный быт:

И неуют, и жаркие тревоги.

В широтах снежных замело дороги.

Окраина России - центр судьбы.


* * *


Неустроенность быта. Растерянность.

Чемодан приютился у ног.

Нарушается в жизни размеренность.

Впереди незнакомый порог


Необжитого дома. Над крышами,

Как тюлени, плывут облака.

К низким стенам боками пушистыми,

Откружившись, прижались снега.


Тишина. Ни души. Лишь таинственно

Сквозняками играет апрель.

Я повешу на гвоздик единственный

В лейтенантских созвездьях шинель.


* * *


Литые волны хмурого залива

Штурмуют скалы, как морской десант.

Мои друзья не говорят красиво –

Привычнее для них слова команд.


Их согревают флотские шинели

В стерильный холод и озонный дождь.

На плечи росомахами метели

Бросаются из карликовых рощ.


Они словам не верят - верят фактам.

Им непривычны выходные дни.

И что такое атомный реактор,

Своею кровью чувствуют они.


Прощание


Треск льдин поплывёт на рассвете

К последней холодной звезде.

И станут деревья, как дети,

Бродить босиком по воде.


И мост унесёт. И дорогу

За мною размоют ручьи.

Поплачь о любви - не молчи!

Обида пройдёт понемногу.


* * *


Мы погружались. Море безразмерным

Казалось. Выл пронзительно ревун.

Вода врывалась с грохотом в цистерны,

Как будто в барабаны бил Нептун.


А через месяц возвращались поздно

Полярной ночью - ни огня окрест.

Когда всплывали, то в цистернах воздух

Пел, словно в трубы духовой оркестр.


* * *


Ночь навалилась холодно и сыро.

Корабль похож на дремлющий ковчег.

Мы белые чехлы снимаем с бескозырок –

Из туч летит на землю белый снег.


Но всё ещё о лете разговоры,

Хоть пар и замерзает возле рта.

Стрекочут, как кузнечики, приборы

В молчании центрального поста.


А на рассвете краткий шифр команды

Нам ясно растолкуют маяки.

И загрохочут, словно камнепады,

На палубах матросские шаги.


* * *


Мы не против наград и чинов.

Наигравшись в подводные жмурки,

Колем дырки мы для орденов,

Примеряя в отсеках тужурки.


Вероятный противник... Опять

Мы за ним обогнули полсвета.

В иностранных трескучих газетах

Шторм словесный уже не унять.


Орденов не видать в этот раз –

Вслед нам ноты протеста летели.

Ждут нас люди в Особом отделе.

А ведь мы выполняли приказ!


* * *


Полуподвал. Коммуналка.

Вечный сырой полумрак.

За подоконником - галка,

Солнце, берёзы, овраг.


Снова шинель мою лето

Плотно скатало в рулон.

Два золотистых просвета

Перечеркнули погон.


Службу на время оставил -

Муза зашла впопыхах.

В строгом военном уставе

Нету статьи о стихах.


Стал подозрительным - жалко!

Шепчут: «Что пишешь, чудак?»

Полуподвал. Коммуналка.

Вечный сырой полумрак.


  1   2   3




Похожие:

«Дружба Литератур» iconКнига избранных стихов Москва «Дружба Литератур»
Целевая программа Международного сообщества писательских союзов по поддержке современной профессиональной поэзии и прозы
«Дружба Литератур» iconЛетопись музыкальных ансамблей советской эстрады, джаза и рока (1958—1991 гг.) 1958 Ансамбль «Дружба» —Ленинград. «Ленконцерт»
«Мелодия» выпустила ог­ромное количество грампластинок ансамбля «Дружба». В 2001 году состоялось возрождение известного коллектива...
«Дружба Литератур» iconС. В. Лурье "Дружба народов" в ссср: национальный проект или пример спонтанной межэтнической самоорганизации?
«Дружба народов»: национальный проект или пример спонтанной межэтнической самоорганизайии
«Дружба Литератур» icon«Изучение славянских языков, литератур и культур как инославянских и иностранных»
Славянские культуры в обучении славянским языкам в инославянской и иностранной средах
«Дружба Литератур» iconДружба-фройндшафт

«Дружба Литератур» iconДружба школьная

«Дружба Литератур» iconМужская дружба

«Дружба Литератур» iconКлассный час «Дружба в нашей жизни»
В школе В. А. Сухомлинского были сформулированы «Законы дружбы». Чтение и комментирование их учащимися
«Дружба Литератур» iconДружба начинается с улыбки
...
«Дружба Литератур» iconУправление образования бековского района пензенской области
Конкурс чтецов (тематика стихотворений – любовь к Родине, дружба, толерантное отношение к окружающим и т д.)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов