Сергей Кузьмин Моя Индия icon

Сергей Кузьмин Моя Индия



НазваниеСергей Кузьмин Моя Индия
страница1/4
Дата конвертации10.08.2012
Размер0.77 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4



Сергей Кузьмин


Моя Индия

© Сергей Кузьмин, 2002

kuzmin_s@ok.ru

india.narod.ru



Четвертого февраля 2002 года поздно вечером наш самолет приземлился в международном аэропорту Дели. Нам предстояло провести месяц в Индии, месяц, который оказался самым насыщенным, удивительным и фантастическим месяцем за всю жизнь всех участников нашей поездки. И этот рассказ – попытка описать то, что мы увидели и узнали за время своего путешествия.


Vivek Hotel. Время – час ночи. Собрали паспорта, народ, как обычно, стал на ресепшене обсуждать, кому в какие номера заселяться. Кто с кем хочет вместе жить, кто отдельно, кто в двухкоечном номере, кто в трехкоечном, кому в номере горячая вода нужна, кому чистое белье, а кому – и то и другое, и кондишн еще… (В скобках замечу, что такие вопросы возникли только в этот, самый первый раз, при поселении в самую первую нашу гостиницу. Во всех последующих отелях на всем пути нашего индийского путешествия тема горячей воды и чистого постельного белья больше не поднималась. Все очень просто: днем солнышко встало – вода горячая, солнышко село – вода холодная, а простыни купили свои. Так что глупых вопросов больше никто не задавал). Мне условия в номерах абсолютно по барабану, так что я отдал свой паспорт Владу, сказал ему, чтобы поселил меня, куда хочет, и вышел на улицу, посмотреть, воздухом подышать.

Я оказался на довольно узкой улочке, темной и мрачной. Первые этажи всех домов, выходящих на улицу, закрыты ставнями и жалюзями – ни одного окна, ни одной витрины, только стены, все обклеено бумажками и расписано граффити. Рядом с дверями отеля тусовались несколько грязных личностей, стояли у своего маленького лотка, на котором они торгуют пепси-колой, водой, туалетной бумагой и еще чем-то. Там же они варили что-то на открытом огне. Увидели меня и сразу начали наперебой что-то мне говорить. Состояние легкого шока не позволило мне вступить в беседу, ограничился дежурным «Ноу». Вдоль стен стояло несколько машин, какой-то мужик ходил от одной к другой и пытался в них залезть, дергал все дверцы, даже не пытаясь хоть как-то скрыть свои действия… Кое-где горели костры, у них сидели люди в лохмотьях, бродили бездомные коровы и собаки, везде мусор. От ближайшего костра отделилась тень и пошла ко мне просить денег, подошла, и с беззубой улыбкой, с бельмами на глазах, протянула мне полусгнившую руку. Было очень мило. В голливудских фильмах так показывают даже не дикие нищие городские трущобы, а дикие нищие городские трущобы после атомной катастрофы.


Вообще тут надо сказать, что рейс «Москва-Дели» отличается от остальных рейсов Аэрофлота тем, что если другие рейсы перемещают тебя только в пространстве, то этот – в пространстве и во времени. Летя на месяц, например, во Францию, вы знаете, что этот месяц вы будете смотреть современную Францию, и все.
Однако, летя на месяц в Индию, вы увидите современную Индию, а также: жизнь на нашей планете пятьдесят, сто, тысячу и три тысячи лет назад; будущее человечества в оптимистичном (единое счастливое общество, мир и гармония) и пессимистичном (атомная катастрофа, ядерная зима, генные мутации) вариантах; посмотрите своими глазами на жизнь в аду и насладитесь фантастическими красотами земного рая; а также станете свидетелями всеразличных нарушений пространственно-временного континуума (например, спутниковая связь и интернет в первобытнообщинном строе, современная полиция современного мегаполиса, вооруженная бамбуковыми палками и винтовками 19 века)…

Утром проснулись и пошли завтракать. Выходим на ту же самую улицу. Вау!!! Насколько ночью она была неприветливой и пугающей, настолько сейчас она кипела и бурлила красками, звуками, запахами, вообщем, самой жизнью. По обеим сторонам улицы, во всех зданиях открылись всевозможные лавки и магазинчики, везде готовилась еда, играла индийская музыка, пелись мантры, горели благовония. И вся улица заполнена…нет, даже не людьми… Представьте себе первомайскую демонстрацию, которая идет по улице Москвы в сторону Красной площади. И вдруг она встречает другую демонстрацию, которая идет в сторону от Красной площади. Они сталкиваются, перемешиваются друг с другом, и уже вся улица полностью заполнена народом, движущемся в разные стороны. Если теперь все эти люди будут идти не прогулочным шагом, а спешить по своим делам, и в эту толпу запустить машины, рикши, мотоциклистов, велосипедистов, торговцев с тележками и бездомных коров, то примерно получится Main Bazar street. А, чуть не забыл, все транспортные средства при этом должны беспорядочно сигналить и гудеть. Вот, теперь все точно.

Main Bazar street – торгово-туристическо-хипповской центр Дели. Теперь, оглядываясь назад, я считаю, что поездка в Индию должна начинаться и заканчиваться на Мэйн Базаре. Именно он является первой волной, в которую ныряет путешественник в своем погружении в Индию, именно он смывает первые слои московских условностей и комплексов, которые даже не ощущаются дома, но которые моментально всплывают вдали от него. Именно на Мэйн Базаре в первый раз осознаешь, что ты попал не в другую страну, а в другой мир, в другую вселенную, с совершенно другой, не похожей ни на что жизнью. На этой планете по-другому все – здесь не так едят, не так пьют, не так ходят, ездят, готовят, говорят, продают, покупают, и т.д. и т.п. И ты должен научится все делать так, как делают здесь, жрать эту еду и пить это питье, иначе ты так и останешься туристом на экскурсии, чужой среди чужих, белой обезьяной, которую все хотят обмануть. И на Мэйн Базаре мозг начинает потихонечку адаптироваться к окружающей действительности, в нем начинается процесс перестройки мышления, пересмотра стандартов и ломки стереотипов. Think Different – Думай Иначе. А думать иначе человек, впервые оказавшийся в Индии, начинает именно на Мэйн Базаре.

Пошли с Владом в европейский ресторанчик, я заказал какой-то бургер с чипсами, принесли большую котлету, картошку фри и салат. Влад категорически запретил есть салат – он не мытый, можно есть только жареные или вареные вещи, ничего сырого, никаких овощей. Я салат есть не стал, оставил его на тарелке. Не знаю почему, но мне запомнился именно этот кадр – чистенький аккуратный ресторанчик с европейской едой, вымытый стол с моей пустой тарелкой и лежащая на ней кучка салата. Я вспоминал его почти всегда, когда на улицах или остановках поезда мы покупали чего-нибудь перекусить, и нам на газетных обрывках или пальмовых листьях индусы руками накладывали какую-то еду, которую мы руками же и ели. В этой еде не всегда можно было даже угадать, из чего это сделано, но что это делалось без соблюдения какой-либо гигиены, было видно однозначно. Из десяти человек группы за месяц отравился один. В самом конце нашего путешествия, в супер-стерильной европейской Пуне, где продукты перед готовкой облучаются какими-то лучами, убивающими всех микробов, Танька отравилась, и пролежала сутки. Месяц все ели всё, что продавалось, и никому ничего не было. То есть вероятность отравления никоим образом не зависит от того, где и какую пищу есть. Так что чем раньше перестать бояться и все отпустить, тем проще и легче будет путешествие… Но тогда я этого не знал, поэтому салатик не съел.

Пошел первый раз гулять по улице. Влад дал инструкции. Первое - на провокации с наркотиками не поддаваться. Хотя наркотики у них – везде и всегда, дешевые и хорошие, и курят их все и везде, но если полисы повяжут за покупкой – будут проблемы. И полисы могут провокации устраивать, под видом продавцов гашиша к тебе подходить. Второе - если что-то покупать – торговаться обязательно, белым все завышают цены. Ок, понято. Пошел. Иду, смотрю. Подходит мужик.

  • Hello!

  • Hello.

  • Where are you from?

  • From Russia.

Тут он начинает зазывать к себе в магазинчик с камнями всякими, заходи, говорит, только посмотри, можешь не покупать. Захожу в магазинчик, действительно, камушки всякие, цепочки. Разговариваю с ним, он достал альбом с фотографиями, стал показывать, как он на лодке плавал где-то в горах, по горной речке. Потом говорит:

  • Гашиш нужен?

  • Не-а, - говорю, - не нужен.

  • Только посмотри.

Его помощник, молодой парнишка, закрывает дверь магазинчика на засов, мужик достает из-под прилавка пакет и высыпает из него на прилавок колбаски гашиша.

- Попробуй, - говорит, - качественный.

Я отказываюсь, он настаивает. В конце концов сказал ему, что потом, может, зайду. Выхожу на улицу, думаю, блин, интересно, первый местный житель, с которым я познакомился в Индии – продавец гашиша. Как жалко, что я не любитель, те, кто курит – оценили бы…

С первой инструкцией, насчет наркотиков, не получилось – попался… Иду, гуляю дальше. Подходит дед - торговец картами, у него в руках несколько развернутых карт Индии в разных масштабах, карты мира, и т.д. А я как раз хотел карту купить.

  • Сколько, - говорю, у тебя вот эта карта Индии большая стоит?

  • 120 рупий.

Ага, думаю, меня не проведешь, обмануть хочешь, я все знаю.

  • Нет, - говорю, - 120 очень дорого, давай за 100.

  • Нет – 110.

  • Нет – 100.

Думал-думал… Ладно, - говорит, - давай. Купил карту, захожу в гостиницу. Индус на ресепшене спрашивает – сколько за карту отдал?

Я гордо отвечаю – хотели 120, я за сто купил. Он улыбнулся и сказал, что у нас в отеле в туристическом киоске они бесплатно выдаются всем туристам. Дед-сволочь, взял ее в моем отеле бесплатно и впарил мне за два доллара. А я обрадовался, как у меня с первого раза удачно торговаться получилось. Первая покупка – обманули, как несмышленыша какого-то.

Потом, путем проб и ошибок, мы научились нормально делать покупки. Этот процесс в Индии гораздо интереснее, сложнее, и азартней, чем «120 – нет 100». И с нашей, и с «ихней» стороны разыгрывались целые спектакли, с привлечением дополнительных актеров, с братаниями и с обидами, с демонстративными уходами из лавки, и «случайными» возвращениями, с «India-Russia – friendship forever» и «Why you cheat me, гребаная обезьяна»…

Хотя цены в Индии в большинстве своем мизерные, сам процесс покупки подразумевает торговлю, поэтому торговались всегда, даже на совсем какую-нибудь мелочь, хоть на несколько рупий, но цену скинуть, все равно это было приятно. Там очень скоро становится в принципе невозможно чего-то купить, не поторговавшись – не из-за экономии, не из-за жадности, не из-за вредности, нет, просто мозги уже think different.

Перед поездкой Влад нам говорил, что мы будем с пеной у рта торговаться за доллар – мы посмеялись. Там и так маленькие цены, куда еще торговаться. Влад оказался не прав – мы с пеной у рта торговались за двадцать центов.

  • Сколько стоит открытка?

  • Шесть рупий.

  • Давай за четыре?

  • Нет.

  • Ну и не надо. Я пошел.

  • Ладно, давай.

Скинули две рупии – это четыре цента. Хорошо.

А за нормальные вещи надо нормально торговаться, по настоящему. Из рекордов – барабан в Пондичерри (с 1300 рупий скинули до 250), цацки на ноги Ольге на Saturday night market в Гоа (с 600 с чем-то до 50). Т.е. очень часто цены для белых туристов завышают не в два или три раза, как пишут в путеводителях, а в десять. Но все равно в большинстве случаев это именно «разы». Т.е. если говорят цену 220 – это не значит, что, как в Москве на рынке, можно сторговаться до 200. Это значит, что надо начинать торговаться с 50 и за 70 купить.

И еще для меня было очень важно, чтоб под настроение попало. Если настроения нет – вообще не мог серьезно цену скинуть, так, для галочки. А когда настроение хорошее - просто кайф получаешь от самого процесса, индус это чувствует, и тоже начинает с азартом торговаться, не по обязаловке. И так, с шутками, с прибаутками, получаешь радость не столько от предмета, который купил, сколько от самого процесса покупки. Хотя все равно после практически любой сделанной покупки было чувство, что тебя опять обманули.

Единственное, на что цену не завышают (по крайней мере, я не сталкивался с этим ни разу) – это на еду на улицах. Если стакан кофе стоит 3.5 или 5 рупий – он так стоит и ночью в какой-нибудь глухой дыре, и днем на оживленной улице, и в международном аэропорту в Дели. Если овощная котлета стоит две рупии, она везде и всегда по всей Индии будет стоить две рупии. Не знаю почему, но завышать на нее цену в десять раз никто никогда не будет. На фрукты и овощи это правило не распространяется.


Каждый второй индус на Мэйн Базаре здоровался со мной и спрашивал меня, из какой я страны. Узнав, что из России, останавливались, заводили разговор. Я даже гордость почувствовал – ишь ты, как они Россию уважают. Хрен там!

В туристических местах Индии любой индус рассматривает любого туриста как источник каких-либо материальных благ. Причем не всегда денежных (очень часто подходили люди и просили ручки – мол, четверо детей, в школе писать нечем. Видимо, они ручки где-то обналичивают). Кстати, все люди, которые просили денег в Индии, во всех населенных пунктах, в которых мы были, говорили, что у них четверо детей. Ни у одного ни разу не было трое или пятеро. Не знаю, почему, этот факт еще ждет своих исследователей.

Так и эти знакомства и заинтересованные разговоры о России ставили своей целью плавно отвести меня в магазинчик, с которого приведший меня человек получал свой процент за приведенного им белого туриста. Я, разумеется, попался и на эту удочку. Парнишка лет шестнадцати заговорил меня, пойдем, говорит, храм покажу. Пошли, зашли в храм. Какая-то миссия Харе Кришна. Интересно, посмотрел все. Потом говорит – пойдем, чего-то там garment. А у меня практики английского языка не было уже фиг знает сколько времени, я все позабывал, а у индусов еще и произношение хреновое, в два раза сложнее понимать. И я перепутал garment (одежда) и government (правительство). Пошел, думал, какое-то правительственное учреждение что ли, хочет показать. Минут десять шли, пришли в магазин, он меня сдал продавцам, сам встал у входа, чтобы я не убежал, и меня стали водить по магазину, предлагая и показывая все-все-все. Я все посмотрел, и ничего не купил, хотя мне даже неудобно за это стало, что со мной тут полчаса возились за зря. Они так расстроились, я у них первым покупателем в этот день должен был стать, и не стал. Парнишка сказал – пошли в другой шоп. Он стал уговаривать, жаловаться, говорил, что ему в магазинах за туристов даже денег не платят, только ручку подарят для школы… Его стало жалко, но покупать сувениры и месяц их таскать в рюкзаке не хотелось. Я ему дал 10 рупий за то, что обманул его ожидания, и объяснил, что у меня еще месяц в Индии, и все сувениры я буду покупать перед отъездом.

  • А когда ты уезжаешь?

  • Через месяц, седьмого. Шестого буду покупать сувениры.

  • А ты где живешь?

  • Vivek Hotel…

  • Ok, шестого я тебе буду ждать у дверей твоего отеля.

  • Давай, жди – сказал я, чтобы только от него отвязаться…

Ровно через месяц, шестого марта, он ждал меня у дверей гостиницы – цель оправдывает средства. Он говорил, что ему надо помогать семье, что он сказал своему боссу, что приведет русского туриста в магазин, что я ему месяц назад обещал, а обманывать плохо, что можно зайти только посмотреть, что везде все плохого качества и дорого, а в его магазине все хорошего и дешево… Но месяц в Индии не прошел бесследно – парнишка был проигнорирован без каких-либо шевелений совести и жалости.

Отдельный разговор о том, как индусы в своих лавках показывают товар. Лежат стеллажи, например, простыней. От пола до потолка, индийские, все цветные, расписные, ручной работы. Все аккуратно уложены, в стопки по сотне штук. Он берет одну, выдергивает из стопки, расстилает передо мной на полу, говорит - «нравится?». Отвечаю – «Нет». Он берет другую – точно так же. Я говорю – «мне не нужны простыни». Он – «посмотри эту». Опять расстилает ее на полу, чтобы узор видно было. Я говорю – «мне не надо простыней». «А вот такую посмотри»… И таким образом разворачивается и выкладывается десяток-другой простыней. Я все время чувствовал какую-то неловкость, зная, сколько времени они потом все это будут аккуратно сворачивать и обратно укладывать. А такое происходит в любой лавке – перед тобой все распаковывают, развязывают и выкладывают товар лицом.. Очень разительный контраст с нашими «если будете брать – покажу».

Когда в Путтапарти Ольга хотела купить себе бусы, перед ней было выложено все, что имелось в наличии. Каждые бусы или браслет были завернут в бумажку – лист А4, свернутый в длинный конверт. Перед ней открыли наверное сотню таких конвертов – их обратно заворачивать нужно было несколько часов наверное. Ольга все посмотрела, перемерила, и, разумеется, ничего не купила. Индусы восприняли это как должное, никак не выразили своего недовольства, попрощались, сказали – приходите еще. Видимо, навар, получаемый с одного белого туриста, оправдывает такие процедуры распаковки и обратной упаковки и укладывания десятков предметов.


История с мальчишкой не научила ничему – через час, гуляя по городу, мы опять попались на то же самое и опять каким-то парнишкой лет пятнадцати были заведены в магазин, который нам был не нужен. Не обращать внимания, когда тебя окликают на улице и игнорировать попытки поговорить и предложить услуги – этому тоже надо учиться, и научились мы этому не в первый день.

Еще из впечатлений первого дня в Индии – совершенно безбашенное дорожное движение. Оно у них левостороннее, и все машины с правым рулем. Но деление это достаточно приблизительное, так как ездят все совершенно произвольно, как им хочется. Сторонность движения соблюдается, только когда на широкой дороге непрерывный поток машин в обоих направлениях. Тогда направления разделяются. На небольших улицах, и на всех улицах, где нет непрерывного потока транспорта, все ездят по любой стороне и в любом направлении.

Хотя светофоров мало, придумано с ними очень удобно. Висит светофор, а под ним – табло. Когда на светофоре горит красный свет, на табло идет отсчет секунд, сколько осталось до переключения на зеленый. Пять секунд… четыре... три… две… одна… ноль... Все поехали.

Две трети транспорта в городе – это велосипедисты, мотоциклы и рикши. Вообще велосипеды и мотоциклы – основной транспорт в Индии – на них передвигается все взрослое население страны. И бизнесмен, и старая бабка на мотоцикле там смотрятся абсолютно естественно. При этом все еще сигналят, и сигналят не из соображений безопасности, а просто так, чтоб веселее ехалось. И манера езды очень агрессивная – все друг дружку обгоняют и подрезают, не снижая скорости на расстоянии нескольких сантиметров. И при этом никто ни в кого не врезается. Когда смотришь на какой-нибудь перекресток, вообще непонятно, как они здесь ухитряются проезжать, ни в кого не врезавшись и никого не сбив.

Когда мы с Ольгой гуляли по Мэйн Базару в первый день, мимо нас довольно быстро проехала машина, не достав до нас пары сантиметров. Мы смеялись – если бы в Москве так машина проехала бы – три дня ходили бы потом ошалевшие, говорили «а-а-а, нас чуть машина не сбила». А тут это само собой разумеется, после третьей машины за пять минут мы на них вообще перестали внимание обращать.

Все машины в Индии разукрашены всякими надписями, цветами, наклейками, побрякушками. Двух одинаковых машин или автобусов найти невозможно, владельцы стараются, кто во что горазд. В машине у водителя обязательно стоит маленькая фигурка бога, украшенная мигающими разноцветными лампочками. Очень непривычно было видеть практически на всех машинах свастику, она или наклеена, или нарисована, или висит на цепочке. У нас же сформирован жесткий стереотип свастики, как некоего отрицательного символа. А у индусов это просто древний религиозный символ, и она абсолютно нормально рисуется и на машинах, и на храмах, и на бутылках с водой. Так что из Индии можно привезти замечательные подарки и сувениры для родственников, дедушек и бабушек, прошедших Вторую Мировую Войну. Коробки конфет, одежда и предметы интерьера с нарисованными на них огромными разноцветными свастиками произведут на ветеранов неизгладимое впечатление. Дедушки будут довольны.


А еще в Дели много бурундучков, они везде скачут и чего-то жрут. На супер-оживленном Мейн Базаре на дереве гнездо здорового орла, в нем два маленьких птенца. Из ресторана на крыше «Харе Рамы» очень хорошо за ними наблюдать, близко совсем. Еще везде по улицам бродят ничейные коровы. Они священные в Индии, и их никто не трогает. Питаются помоями на улицах, и в урнах роются. Ужасно худые, кости, обтянутые кожей, у нас таких только в мультфильмах рисуют. И собак много. Тоже бездомных. Добрые, неагрессивные. Вообще Индия подтвердила правоту тезиса, что если люди добрые, то и собаки добрые, а если люди злые, то и собаки злые. Таких пацифично настроенных собак, кроме Индии я видел только в Хатанге, на нашем Крайнем севере, далеко за Полярным кругом.

На улицах продаются в больших количествах фрукты, и известные нам, всякие бананы-ананасы-арбузы, и о которых мы вообще ничего не знали, только там первый раз их попробовали. Например, везде продавалась картошка, мы на нее не обращали внимания, пока кому-то не пришло в голову выяснить, почему картошка продается среди ананасов и бананов. Оказалась она не картошкой, а какими-то сладкими вкусными плодами.

Попробовали сделать небольшую культурную программу – пошли в Национальный музей в Дели. Банальный краеведческий музей. То ли из-за моего органического неприятия музеев вообще, то ли из-за его неинтересности в частности, но запомнился он только омерзительным супом и еще более омерзительной пиццей, которую я взял заесть суп, в кафе на последнем этаже, куда мы пошли сидеть ввиду скучности экспозиции.

В музее был туристический магазинчик, в котором по завышенным ценам продавали те же сувениры, что и на улицах. Поскольку магазинчик государственный, при покупке в нем выдавали чек и справку, подтверждающую факт покупки. Наша Таня купила каких-то слоников и верблюдиков, на которые и получила справку. В оной заверялось печатью, что два слона и два верблюда действительно были приобретены ею в магазине при Национальном музее Дели. Нас это очень развеселило, мы вспомнили «Следствие ведут колобки», и стали подтрунивать над Танькой, что она теперь с такой официальной справкой может вывезти из Индии живого слона.

Вечером пошли на концерт индийской музыки. После концерта все обменивались впечатлениями, кому какая композиция больше понравилась, кто чего испытывал, слушая эту музыку. Большинству понравилось. Я же практически весь концерт проспал, так что ничего по его поводу сказать не могу.

На следующий день поехали в Храм Лотоса. Это храм религии Бахаи, о существовании которой я узнал только в самом этом храме. Религия существует чуть более ста лет, позиционирует себя как обще объединяющая общемировая религия и проповедует принципы единого человечества, единой религии, единства религии и науки. Храм представляет собой огромное современное белоснежное сооружение в форме раскрывающегося лотоса. Побывать там стоит однозначно. Перед храмом снимается обувь, в него, так же, как и в любой другой индуистский храм или ашрам, вход только без обуви. Когда все сняли обувь и носки, я в шутку сказал Ольге, что на этой дорожке к храму собраны грибки со всего земного шара. Она испугалась, моментально надела носки и все время в храме и вокруг него ходила в носках.

Все такие моменты было весело вспоминать в конце нашего путешествия. На юге Индии мы были в громадных индуистских храмах, на территории которых живут люди, ходят коровы и козы, и никому даже мысль в голову не приходила попытаться соблюсти какую-то гигиену, походить по ним в носках. Все условности нашей европейской цивилизации смываются в Индии очень быстро, и через несколько дней пребывания в Индии мировосприятие меняется совершенно. То, что пять дней назад в Москве было для тебя абсолютно дико и невозможно, делается с легкостью, даже не обращая внимания. И залог успешного путешествия по Индии – это не держаться за наши европейские стандарты поведения, а наоборот, как можно скорее их отбрасывать.

Вечером второго дня мы на поезде уезжали из Дели на юг Индии, по которому и должны были путешествовать в течении месяца.


Индийские поезда – тема отдельного рассказа.

Во-первых, на каждом вагоне у двери висит список со всеми пассажирами, которые должны ехать в этом вагоне. Подходя к вагону, смотришь свою фамилию в списке и заходишь внутрь. Никаких проводников, проверяющих документы при посадке в вагон нет. Проводник проходит по вагону и проверяет билеты уже после отправки поезда, в нашем случае он пошел почти через сутки, во второй половине следующего дня.

Деление вагонов на классы очень сложное. Если у нас есть купе, плацкарт, и все, то у них, по-моему, более десятка градаций. Плацкарт с четырьмя полками в купе, с шестью, с вентиляторами, с кондишеном, с бельем, с занавесками… Все эти факторы в разных комбинациях определяют класс вагона. Купейных вагонов нет, в дорогих вагонах плацкартные купе занавешиваются занавесками – получается купе. Проехать всю Индию с севера на юг из Дели в Ченай (ночь-день-ночь) стоит 8 долларов в вагоне без кондишена и занавесок и 45 долларов в вагоне с кондишеном и занавесками. Причем с кондишеном реально хуже, в вагоне просто холодно, чувствуешь себя некомфортно. А если вентиляторы в каждом купе, и их сам направляешь и выключаешь, то кондишн общий на весь вагон, и если холодно, то приходиться просто утепляться, выключить его нельзя. Я ездил и в дешевом вагоне, и в дорогом. Смысла переплачивать 35 долларов (для Индии довольно большие деньги – 1400 рупий) за кондишн и занавески я не вижу. Тем более, когда за окном вагона тропические джунгли, а ты сидишь, мерзнешь, и выходишь в тамбур погреться – это неприятно и неуютно. Но о вкусах не спорят, кому-то, наверное, больше нравится в дорогих вагонах с кондишеном.

Перед поездкой я много слышал о грязи в индийских поездах, вони, обилии нищих, и т.д. Подразумевалось, видимо, отсутствие всего этого в чистых российских поездах. Так вот, поезда, уходящие и приходящие в столицу нашей Родины Москву, многократно грязнее индийских. Причем это сразу бросилось в глаза, в первые минуты пребывания в индийском вагоне.

В российских поездах в вагонах два туалета – от первого пахнет мочой на первую половину вагона, от второго, соответственно, на вторую. В индийских вагонах – четыре туалета, запаха нет вообще. Почему – не знаю, но нет. У нас перед туалетом мусорный контейнер, который через несколько часов после отхода поезда переполняется мусором, мусор начинает вываливаться, его утрамбовывают пустыми бутылками, а сигаретные бычки, чтобы вся эта куча не загорелась, кидают на пол – благо, они сразу тухнут из-за вытекшей из туалета воды пополам с мочой. Ничего даже похожего на это нет в индийских поездах – в них везде чисто. Очередей в туалет по утрам, когда двадцать человек с зубными щетками и полотенцами выстраиваются к дверям двух туалетов в наших вагонах – тоже нет. Даже если предположить, что все четыре туалета заняты, почистить зубы и умыться можно в умывальнике, которые есть в каждом тамбуре.

Само собой разумеется, в Индии есть совсем дешевые поезда. Мы их только видели, ни разу на них не ездили. Они битком набиты народом, люди также висят между вагонами и в дверях снаружи. Видимо, чистота там соответствующая. Но это уже совсем для бедных индусов.

Поезда же уровня «8 долларов – всю страну с севера на юг» однозначно чище и удобнее поездов российских. В них тамбуры и туалеты не вызывают такого чувства омерзения, как у нас. Плюс к этому огромное количество хорошо продуманных мелочей, которые делают поездку гораздо удобней. В качестве примера – вентиляция и свет включаются в каждом купе индивидуально, а не централизованно по всему вагону, как у нас; вторая полка складывается не вверх, чтобы мешаться и ударяться об нее головой, а вниз, чтобы стать мягкой спинкой для нижней полки; верхние полки держатся на двух цепях в дерматиновых чехлах, которые препятствуют возможности падения и позволяют не думать о том, что при резкой остановке поезда ты можешь улететь с верхней полки башкой об стол – мысль, довольно часто возникающая в поездах российских.

Так что все разговоры об индийских поездах не то, что не соответствуют действительности, а просто перевирают и искажают ее. Нам бы надо наши поезда хоть чуточку приблизить к индийским – хорошо бы было…


Садимся в поезд, Chennai express, едем. Группа разделилась – мы вчетвером - я, Светка, Лешка, Катя - в одном вагоне, остальные где-то в другом конце поезда в другом. Время – часов 11 вечера, спать не хочется, решили поесть. Поели – решили выпить – у нас было с собой немного джина, еще с шереметьевского duty-free, и бутылка коньяка. А ехали мы в шестиместном купе - третья полка, которая в наших поездах для багажа, здесь сделана для человека. В Индии вообще, очень много всего сделано для человека, ну ладно, это другой разговор. И вместе с нами в купе ехала семейка индусов – мама, папа, и два маленьких сына лет десяти. Они спать легли, а мы на боковых полках накрыли поляну, чтоб им не мешать, порезали фруктов на закуску, достали кружки, и сидим, тосты поднимаем – за успешное начало нашего путешествия, за Индию, за то, за се… Часа два так сидели, потом надоело, легли спать. На следующее утро вышли с Лешкой в тамбур, а там висят правила поведения в индийских поездах. Мелким шрифтом, как обычно пишут – не хулиганить, стекла не бить, в вагоне не курить и т.д.… Под всем этим крупным шрифтом, огромными буквами «Пить алкоголь запрещено!».

Потом мы выяснили, что мы нарушили один из главных индийских законов – распитие алкоголя в общественном месте запрещено. В Индии распитие бутылки пива на улице – наказуемое деяние. Можно пить только дома, или в специальных ресторанах, у которых есть лицензия на право продавать алкогольные напитки. Потом, в Пондичери, мы видели огромные рекламные плакаты – «Welcome, alcohol free zone». Войдя в эту зону, ты со спокойной душой можешь открыть и выпить бутылку пива. Но просто так на улице – нельзя.

Интересный момент. В Дели в отеле «Харе Рама» на стенах сделаны надписи «Курение гашиша и других наркотиков запрещено администрацией отеля». А про алкоголь таких надписей нигде нет. Т.е. алкоголь автоматически запрещен, без всяких объявлений, а вот запрещенность гашиша такая, что про нее нужно напоминать в объявлениях. И в Индии гашиш курят везде, а вот алкоголь никто не пьет. И для выпивания пива существуют alcohol free зоны, а для гашиша таких зон нет. И гашиш в Индии можно без проблем купить везде и всегда, на поиски же пива или рома у нас уходило довольно много времени.

Я ни разу не видел пьяного индуса, но нам говорили, что пить они совершенно не умеют, с бутылки пива приходят в невменяемое состояние. Это связано и с их внутренней природой (отсутствие каких-то там ферментов в крови и желудочном соке) и с внешней – тропики, постоянная жара, там действительно алкоголь идет очень плохо. У них это просто исторически сложилось, они никогда не пили, поэтому и сейчас не умеют.

На нашу первую ночь в Индии, в нашем отеле мы устроили хорошую пьянку. Выпили вино, купленное в duty-free, потом выданное в самолете, и у нас оставалась одна бутылка красного вина. У нее была нормальная деревянная пробка, а у нас ни у кого не было штопора. Я позвал с ресепшена работника отеля, мужика лет пятидесяти, показал ему нашу бутылку красного вина, и попросил принести открывашку. Он заулыбался, закивал головой, ушел, и принес открывалку для пивных бутылок. Я ему говорю:

  • No, It’s not beer, it’s wine…

Вижу, он не понимает. Тогда я содрал фольгу, показал ему пробку, и жестами (я не знаю, как будет по-английски штопор) показал, что мне нужно, чтобы ее открыть. Он не понял ничего. Это взрослый состоявшийся мужик под пятьдесят лет, у него семья, дети, но он не имел ни малейшего представления о том, как открывается бутылка вина. Это очень хорошо иллюстрирует взаимоотношения индусов с алкоголем. Пришлось эту пробку выковыривать ножиком.

Весь следующий день в поезде мы развлекались с нашими попутчиками–индусами. Мы с ними разговорились, угостили детишек какими-то жвачками, они нас своим чем-то... Детишки просто замечательные были. Обращаются к Лешке:

  • Ты похож на старика.

У него, правда, волосы седые. Лешка обиделся, а я говорю:

  • Лех, давай я им скажу, что они похожи на маленьких обезьянок.

А они действительно были похожи на обезьян. Вот северные индусы – они светлые все и высокие, в индийских фильмах именно северных индусов снимают, а южные индусы все, правда, как обезьяны – маленькие и черненькие. А наши попутчики как раз ехали к себе домой в штат Тамил Наду – южный штат с обезьяноподобным населением.

Не-а, думаю, не надо им переводить, что они на обезьян похожи, обидятся. И просто по-русски говорю ребенку:

  • Если Лешка на старика похож, то ты на маленькую обезьянку!

И тут он берет и повторяет по-русски:

  • …обизянку

Мы все в восторге:

  • Скажи – я маленькая обезьянка.

  • Я маленькаябезянка.

  • Я ма-лень-ка-я о-безь-ян-ка.

  • Я маленькая абезьянка.

Оказалось, и впоследствии много раз это подтвердилось, что индусы очень легко запоминают и произносят фразы на других языках. Я мог внятно воспроизвести несколько слов на хинди с десятого раза, а любой индус фразу на русском – с первого, ну иногда со второго. Мы этим неоднократно пользовались, как в благих, так и в не очень благих целях.

За пять минут я научил обоих детишек практически без акцента говорить «я маленькая обезьянка». Это очень нравилось всей нашей компании, а меня, как дрессировщика, приводило просто в дикий восторг. Когда сидит маленькая обезьянка, смотрит на тебя и говорит по-русски «Я маленькая обезьянка» - я просто хохотал до слез, потрясающее зрелище.

Весь день детишки, встречаясь с кем-либо из нас глазами, улыбались до ушей и произносили: - «Я маленькая обезьянка». Супер!

Стоим с Лехой в тамбуре, курим. Мимо бежит ребенок. Останавливаю его, спрашиваю:

  • Обезьянка?

  • Обезьянка!

И побежал дальше. Красота!

Мы тогда поняли, что чувствовали колонизаторы, когда давным-давно высадились у индийских берегов. Индусы – супер-мирная, пацифистичная нация. Индуизм их учит смирению с судьбой, покорности и ненасилию. Христианство на Руси, правда, тоже учит смирению и ненасилию, но оно не оказывает сколько-нибудь заметного влияния на поведение людей в нашей стране. А в Индии индуизм оказывает. Поэтому колонизаторам, наверное, было просто замечательно – с индусами не надо вести захватнических войн, не надо огнем и мечом завоевывать их богатства. Любой индус сам к тебе придет, все отдаст, улыбнется и скажет – «я маленькая обезьянка»…


С того дня всех индусов мы с Лехой стали называть обезьянами.

  • Блин, эта обезьяна меня за тридцатник везти не хотела, другую ловил. - Этот рикша не повез меня за тридцать рупий, пришлось ловить другого.

Поскольку отношение индусов к нам было таким же снисходительно-покровительственным, как и у нас к ним, и они точно так же искренне радовались и умилялись нашим неопытности и неразумности, как и мы их, то было совершенно очевидно, что между собой они считают всех белых туристов тоже чем-то вроде несмышленых зверушек. Поэтому мы в этой классификации стали, соответственно, «белыми обезьянами».

  • Мне пацан хотел какую-то ракушку за сто рупий продать!

  • А чего ты думал, ему мама с детства говорила, что белая обезьяна – богатая обезьяна.

Во всех случаях, когда нам не удавалось на что-то сторговаться и намного сбить цену, всегда, когда мы попадали в какие-то неловкие и нелепые ситуации, мы констатировали очередную победу местных обезьян и недостаточные осознанность и адаптированность обезьян белых.

Когда индусы заглядывались на наших девушек, а заглядывались они на них практически всегда, мы с гордостью говорили:

  • Ну что, нравятся вам самки белой обезьяны? То-то же…

Такая классификация сохранилась до поезда Бангалор – Васко да Гама. Там идея цветового дифференцирования обезьян получила дальнейшее развитие, но об этом ниже.


Так вот, кроме индусской семьи, в поезде Дели-Ченнай мы познакомились с одним индусом по имени Викас, студентом последнего курса колледжа, программистом 24-х лет. Это была первая из встреченных нами умных обезьян, которая не хотела с нас денег, а просто разговаривала с нами на равных, рассказывала нам про Индию и интересовалась нашими рассказами о России.

Викас оказался замечательным парнем, совершенно искренне пытавшимся помочь нам в нашем путешествии. Он говорил, как нам лучше ездить, что лучше смотреть, где, по его мнению, нужно побывать в Индии, рассказывал про свою девушку, мне ее имя очень понравилось – Анжел
  1   2   3   4




Похожие:

Сергей Кузьмин Моя Индия iconЧекурин Л. В. Аполлон Кузьмин: в студенческие и профессорские годы
Севастьянова А. А. Аполлон Григорьевич Кузьмин, творчество: рязанские годы (1956-1958, 1965-1969 гг.)
Сергей Кузьмин Моя Индия iconПриспів: є на світі моя країна, Де червона цвіте калина, Гори, ріки І полонина, Це моя Україна. є на світі моя країна, Найчарівнішая перлина, в моїм серці вона єдина, Це моя Україна

Сергей Кузьмин Моя Индия iconНе моя чужая
«Не моя чужая, милая родная Ты моя хорошая, но жену не брошу я. Ты моя хорошая»
Сергей Кузьмин Моя Индия iconКузьмин николай Семенович, капитан дальнего плавания, генеральный директор чмп «Экомор-1»
Кузьмин николай Семенович, капитан дальнего плавания, генеральный директор чмп «Экомор-1» Союза рыбопромышленников севера в конце...
Сергей Кузьмин Моя Индия iconДокументы
1. /И память предков оживает в нас. Мумбаи, Индия, Алаудинов Али, 3 кл/И память предков оживает...
Сергей Кузьмин Моя Индия iconСемья Красногорских
Сергей Викторович, Красногорская Светлана Викторовна, Красногорская Ирина. 2 место заняла команда «Динамит» Подсадний Сергей Николаевич,...
Сергей Кузьмин Моя Индия iconКуба – любовь моя куба — любовь моя! Остров зари багровой, Песня летит, над планетой звеня: «Куба — любовь моя!»

Сергей Кузьмин Моя Индия iconМолчалин И. П. Кузьмин Софья

Сергей Кузьмин Моя Индия iconСпасибо Вам за искренность, за уважение к памяти погиб­ших
...
Сергей Кузьмин Моя Индия iconИнформационный сборник Выпуск №103 (193) от 27 ноября 2009 года Всеукраинское Объединение «Русское содружество»
Сергей Цеков и Сергей Аксенов избраны сопредседателями Координационного совета русских и пророссийских организаций
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов