Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются icon

Статьи. "Компьютерный путь к Моцарту". Советы пожелания приветствуются



НазваниеСтатьи. "Компьютерный путь к Моцарту". Советы пожелания приветствуются
страница1/4
Дата конвертации10.08.2012
Размер0.51 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Статьи. "Компьютерный путь к Моцарту". Советы - пожелания приветствуются
КОМПЬЮТЕРНЫЙ ПУТЬ К МОЦАРТУ.

Музыкальный язык интернационален, но азы его большинству людей недоступны, а общепринятые методы обучения тех, кому доступны, остро нуждаются в реформе. Техническая революция способствовала снижению интереса к музыкальному образованию – она же может не только возродить его, но и сделать всеобщим. Об этом, а также о новых, реформаторских идеях обучения музыке в совокупности с компьютерной технологией, эта статья.


^ Некоторые мысли по поводу социальных и исторических предпосылок всеобщей музыкальной безграмотности.

Общество на протяжении всей своей истории в большинстве своем было музыкально безграмотным. Безграмотным в прямом смысле – не умеющим читать и записывать музыкальный язык. Но оно до недавнего времени стремилось к музыкальному образованию, пока музыка существовала только в форме живого исполнения. Владение музыкальными инструментами и умение красиво петь, особенно в сочетании со знанием нот, большей частью высоко оценивалось в обществе и было остро востребовано им.

Однако в течение этих “золотых” для развития профессиональной музыки столетий просветительская музыкальная педагогика была не самой популярной областью музыкального знания. Об этом, например, свидетельствуют зарисовки из прошлого: высмеивание «бездарности» и «дилетантизма» музыкальными профессионалами, биение по рукам нерадивых учеников, негибкие приемы музыкальной педагогики, сфокусированные на выращивании «новых гениев» и пренебрегающие «любительщиной» . Даже в воспоминаниях известных композиторов проскальзывает раздражение на “тугоухих дилетантов”, которых приходится учить для зарабатывания денег, не больше.

Вспомните «Маленькую трагедию» «Моцарт и Сальери» А.С. Пушкина – сцену, когда Моцарт приводит в дом уличного скрипача и просит его исполнить «что-нибудь из Моцарта», а Сальери негодует при виде такого «глумления над святыней». Это - очень показательная сцена, в которой острый взгляд пушкинского гения уловил отношение к проблеме дилетантизма в музыке со стороны гения и со стороны ремесленника. Эта сцена стала приобретать значительно более глубокий смысл, чем представлялось вначале, с приходом технической революции. Речь идет не только о терпимости к ошибкам уличного музыканта, которую проявил персонаж Моцарта, но и о мудром отношении к музыке вообще. Нужно быть гением, чтобы ясно осознавать: пока произведение исполняется, даже несовершенно, - оно живет.

До появления адекватных звукозаписывающих устройств обществу нужны были талантливые, яркие исполнители, но в слушателях недостатка, как правило, не было. Поэтому большинство музыкальных заведений Европы, а потом и мира в основном концентрировали свои усилия на воспитании будущих виртуозов.
Музыкальная педагогика, в свою очередь, занималась вопросами совершенствования их техники, создавала вступительные конкурсы, отсеивающие «тугоухих» и к всеобщей музыкальной грамотности относилась без особого интереса. Методы обучения игре на инструментах, чтению музыки и ее запись были настолько сложными для ординарных людей, что уже в самом начале пути они отсеивались, пополняя армию безграмотных дилетантов, таланты же выдерживали тяготы первых шагов не благодаря существующим системам обучения начального периода, но вопреки.

Именно этим можно объяснить столько нелепостей, ошибок и вредных привычек, сохранившихся в музыкальной педагогике до сих пор.
Пренебрежительное отношение к вокальной природе музыкального языка в странах с буквенной системой обучения, неспособность и нежелание музыкальной педагогики в целом развивать слух и голос у людей с неярко выраженными музыкальными способностями (не смотря на открытия в этой области известных педагогов, умеющих научить чисто петь даже «гудошников»), стремление сделать любого начинающего инструменталиста концентирующим исполнителем, нетерпимость к ошибкам и погрешностям в исполнении даже на самых начальных этапах развития - вот далеко не полный перечень проблем музыкального образования, переваливших рубеж уже 21 века.

Все сказанное в равной мере характерно как для стран, придерживающихся в музыкальном образовании «хозрасчетного» подхода – или стран капиталистических, так и для стран бывшего социализма, в которых музыкальное профессиональное образование поддерживалось на государственном уровне. Однако справедливости ради следует отметить, что хотя в России и других странах бывшего СНГ нацеленность музыкальных школ, училищ и консерваторий в основном тоже была направлена исключительно на совершенствование профессионалов, широкая сеть музыкальных учебных заведений, а также дешевизна музыкального образования органически способствовали бОльшему охвату населения, чем в странах капиталистической системы, что открыло дорогу в музыкальные школы не только исключительно способным ученикам, но и детям с посредственными музыкальными данными. Кроме того, количество часов, которые ребенок проводил в классе музыкальной школы значительно повышало шанс получить более прочную базу для музыкального развития. Это, в свою очередь, подталкивало профессионалов к новым методическим поискам и попыткам улучшения начальных стадий музыкального образования. Некоторые из этих наработок постепенно попадали в общеобразовательные школы и детские сады.

Однако, разделение музыкального образования на общеобразовательное ( уроки музыки в общеобразовательной школе) и музыкальное ( музыкальные школы и студии) и селекционность набора детей в музыкальные школы не стимулировали музыкальную педагогику создавать методики, которые бы обучали музыкальному чтению всех без исключения нацеленно. При несомненных преимуществах русского музыкального образования, его веками выверенной структуры и методологии, нельзя не констатировать, что достигнув высочайших результатов в производстве талантливейших профессионалов, оно так и не сумело справиться с проблемой тотальной музыкальной безграмотности большинства.

С приходом технического прогресса извлечение звуков музыки путем простого нажатия кнопки проигрывателя или магнитофона утолило жажду людей в музыкальном оформлении собственной жизни. В то же время общая музыкальная необразованность их создала спрос в первую очередь на произведения, отвечаюшие низкому уровню восприятия. В обществе стал устанавливаться новый стандарт, провозглашенный известным шлягером Чака Берри: «ПОСТОРОНИСЬ, БЕТХОВЕН». Если нас не могут научить, то не очень то и хотелось - вот суть отношения широких масс к музыкальному образованию на сегодняшний день. Короля делает придворное окружение: на сцену вышло новое поколение концертирующих исполнителей и «композиторов», широко популярных в народных кругах – музыкантов, не знающих элементарной музыкальной грамоты и не умеющих читать нотный текст и записывать его.

Именно поэтому на сегодняшний день в США интерес к занятиям музыки значительно уступает популярности занятиями спортом и восточными единоборствами. Профессия учителя фортепиано является одной из самых нестабильных, потому что отсев учащихся чрезвычайно велик. Согласно статистике, приведенной в Houston Post господином Л. М. Бойдом (L.M.Boyd ) публицистические компании, которые выпускают учебные пособия для уроков фортепиано, рассчитанные на несколько лет обучения, продают 100 книг первого класса на 10 книг второго класса и 10 книг второго класса на 1 третьего.

Профессиональное преподавание фортепиано и других музыкальных инструментов за редким исключением никогда поддерживалось государством США в начальной стадии обучения. Низкая эффективность занятий при высокой себестоимости (средний американец способен оплачивать не более 2-х часов индивидуаотных занятий в месяц, цена которых колеблется от 30 до 75 долларов в час) приводит к дальнейшему падению популярности предмета. В школах, детских садах или яслях, как и в домах простых американцев все реже и реже можно встретить людей, способных играть на музыкальных инструментах с листа или по памяти.

Однако и в России дети как правило мало обучаются музыкальному языку на уроках музыки в среднеобразовательных школах. В музыкальных же школах устаревшие виды обучения оставляют множество выпускников не только музыкально безграмотными, но и испытывающими остро негативные эмоции по отношению к музыцированию на протяжении всей последующей жизни. Из этого следует, что при разных подходах к музыкальному образованию – «хозрасчетному»-ли, «государственному»-ли, общество продолжает делится на небольшую прослойку талантливых профессионалов - и музыкально безграмотные массы, не способные оценить их мастерства адекватно.

Значит, суть проблемы заключается не в структуре финансирования музыкального образования, но в повышении действенности его методов: только с приходом высоко эффективных видов обучения в публичные школы и бесплатного доступа к знаниям любого ребенка не зависимо от степени его музыкальной одаренности мы сможем спасти музыку. От этого шага зависит все дальнейщее выживание музыкального языка и музыкальной письменности будущего всего мира.

Однако в обществе до сих пор настолько сильна опасная уверенность, что музыкальная грамотность подвластна только одаренным, что проблему всеобщего музыкальнго образования принято считать не достаточно злободневной и совершенно не насущной. Многие не усматривают связи между бедственным положением филармоний, оперных театров - и широкой популярности стадионов с проблемами тотальной безграмотности народных масс, как не улавливают связи между насилием, наркотиками, депрессией молодежи – и слушанием примитивнейших форм музыки, которая формирует их мировоззрение.

В других случаях там, где катастрофическое положение с музыкальным образованием осознано, усилия, направленные на «спасение музыки» часто оказываются тщетными. Так, прогрессивная общественность Америки, например, проявляя острую тревогу о состоянии музыкального искусства, создает институты, фонды и общества, главная цель которых - “Спасти музыку”(ТМ). Но спасение музыки, по мнению этих фондов и обществ, заключается в закупке музыкальных инструментов, учебников и нот. Считается по умолчанию, что все методы обучения начинающих музыке уже созданы и в пересмотре не нуждаются – достаточно выбрать один из них и все пойдет как по маслу. Но именно потому, что таких методов, которые были бы способны эффективно научить каждого человика, независимо от его способностей, играть с листа и записывать музыку попросту нет, средства обществ спасения музыки растрачиваются впустую. Без реформы музыкального образования, без всеобщей музыкальной грамотности ни о каком спасении музыки речи быть не может. Музыкальное искусство может спасти и поддержать только армия грамотных слушателей, с развитыми музыкальной памятью, музыкальным слухом и музыкальным мышлением и способная читать музыкальные тексты и записывать их.


^ Может ли по-настоящему любить язык тот, кто его не понимает?

Часто приходится слышать сомнения, так уж необходима музыкальная образованность человеку без ярко выраженных способностей к музыке. Если рассматривать музыку, как вид искусства – необязательно, как, возможно, необязательно каждого учить балету, живописи или скульптуре. Но музыка – это прежде всего язык. Этот язык занимает большую часть нашей жизни, формирует наше сознание и мировоззрение. Недавние исследования Калифорнийского университета в городе Ирвайн под руководством ныне покойного Гордона Шоу научно подтвердили также, что музыка и уроки фортепиао развивают мозг человека и прежде всего пространственно-временное мышление.


Открытия в области психологии подтвердили также еще одну невероятную новость: людей, лишенных музыкального слуха, в природе не существует. И это – совершенно естественно. Музыкальный язык человек слышит, как и разговорный, еще в утробе матери. Человеческая речь на добрую половину музыкальна, ибо интонационна. Новорожденный отзывается прежде всего на интонацию (музыкальную часть) речи и только значительно позже начинает осознавать смысловую нагрузку слов. Это дает право предположить, что понимание музыкального языка как языка интонационного развивается в сознании ребенка значительно ранее понимания разговорной речи. В этой связи вспоминаются слова древнего мыслителя Платона о том, что музыка должна изучаться прежде всех других предметов, потому что в ней – ключ понимания Вселенной в ее балансе логики и чувства

Из этого следует, что музыкальным слухом наделен каждый индивидум наделенный слухом вообще. Если музыкальный слух – это «от Бога», то Всевышний оказался гораздо щедрее, чем мы привыкли думать о нем. Но откуда тогда появляются гудошники?

Большинство языков народов мира основываются на «темброво – артикуляционном» восприятии речи» - то есть на распознании гласных и согласных, а не на определении звуко-высотной частоты голоса. Исключение составляет несколько языков Востока таких, как вьетнамский и китайский , в которых звуко-высотность является составной частью речи. Ученые Московского университета под руководством А.Н. Леонтьева параллельно с английскими учеными определили, что почти третья часть людей, язык которых «темброво-артикуляционный» , а именно – 30 процентов населения европейских языков – не развивают в себе способности распознавать музыкальные звуки по их высоте с раннего детства и потому не владеют певческим аппаратом. Это значит, что они воспринимают музыку на «темброво-артикуляционном» уровне, как и речь. Эти люди «говорят» музыку, как они привыкли проговаривать фразы.

Народности же, в которых язык «певучее» и требует распознания не только гласных, но и высоты тона, отличаются тонким звуко-высотным слухом и наделены «музыкальностью» в 100 случаях из ста. Их слух натренирован различать высоту звуков от рождения.

Известный русский психолог А.Н. Леонтьев выдвинул гипотезу, что развитие речевого слуха "забивает" развитие звуковысотного тем, что позволяет легко компенсировать его по косвенным путям: опознавать мелодию и даже воспроизводить, правда, очень несовершенно. Он с группой ученых провел довольно любопытный эксперимент: отобрав самых «глухих» к музыкальным звукам людей, он развил у них порог чувствительности к звукам разной высоты путем вокальных упражнений, согласно которым надо было подстраивать свой голос под заданную высоту.

«Результаты были удивительными, для меня неожиданными. – пишет Леонтьев - После чрезвычайно короткого времени - это занимало при обычной частоте экспериментов с каждым отдельным испытуемым, наверное, три раза в неделю, около получаса чистой работы, мы это получали в течение десяти-пятнадцати дней - представьте, стремительное падение порогов, то есть стремительное повышение чувствительности» ( или способности различать музыкальные звуки по их высоте – развитие музыкального слуха. Прим автора ). http://yurpsy.by.ru/biblio/leontev/25.htm Леонтьев А.Н. «Лекции по общей психологии М., 2000 Лекция 25. Звуковысотный слух

Таким образом, голос человека является не только органом восприятия музыкальных звуков, но также и необходимым инструментом для развития музыкального слуха. Об этом писал еще Д.Е.Огороднов, утверждавший что человеческая гортань также воспринимает звуки, как и слух человека. Развивая голос с помощью музыкального инструмента, мы можем бесконечно совершенствовать способность учащихся распознавать звуки в их абсолютной высоте, а также в ладовом соотношении к друг другу. Без этого умения невозможно формирование музыкальной памяти и музыкального мышления.

Для формирования навыков слышания звуков, как элементов музыкальной речи, начинающим необходимо петь музыкальные произведения по нотам с раннего детства. Это связано с тем, что развитие голоса с помощью пропевания музыки словами, а не нотами, не способствует формированию и развитию музыкальной грамотности, так как не закрепляет за звуками постоянных «имен» и не способствует закреплению связи между воспринимаемыми звуками и музыкальной письменностью. Пение сольфеджио помогает учащимся «поднять» новый пласт музыкальной информации от речевого воспроизведения звуков ( сольмизация) к пониманию их высотных соотношений и ладовых закономерностей. Сольфеджио – это фундамент музыкальной грамотности детей, без которого никакое дальнейшее полноценное музыкальное развитие невозможно.

Однако в современном мире сольфеджио не является общераспространенным предметом не только в публичных школах, но и в частных студиях музыкантов-профессионалов. Особенно это относится к странам с так называемой «буквенной» системой обучения.


«Сольфеджио»? А что это такое?

Большинство населения Соединенных Штатов Америки не знает, что на самом деле обозначает понятие «Сольфеджио» в изначальном, классическом смысле. Даже современные англо-американские словари пишут это слово по-разному : одни с одной буквой G – другие с двумя, а в среде учителей идут споры, надо ли говорить «сольфеджио» или «сольфедж» (solfege). Сольфеджио не является обязательным предметом американских музыкальных студий и школ, сольфеджирование не используются в классе большинства частных преподавателей музыки. Официально курс сольфеджио можно получить только в музыкальных колледжах и университетах, где студентов музыкальных факультетов начинают обучать некоторым навыкам пения с листа, тренировкам слуха и записи музыкального диктанта с нуля. Однако уровень таких занятий ожидает желать лучшего. Приходится слышать неоднократные жалобы студентов из бывшего СНГ, приехавших в США по обмену, на то, что уровень преподавания сольфеджио в университетах чрезвычайно низок и если на индивидуальных занятиях преподаватель подбирает репертуар согласно уровню студента, то в групповых классах учащиеся музыкальных училищ и консерваторий вынуждены писать диктанты сложности 3-4 класса музыкальной школы, подчиняясь правилам общего курса обучения.

Сам предмет сольфеджио в России и США многие понимают совершенно по-разному. В России сольфеджио – это важная часть работы с учеником в области не только развития слуха и совершенствования чистоты интонирования, но также в приобретении навыков музыкальной записи и чтения нот с листа. В США и других странах «буквенной» системы под «сольфеджио» подразумевается чаще всего релятивная система Золтана Кодая, которая не опирается на нотное письмо и нотную запись, ограничивая учащихся обучением навыков пения в хоре с использованием 7 названий итальянского происхождения и ручных знаков.

Так, в начальных классах общеобразовательных школ США детей порой учат пению простых мелодий с названием нот сольфеджио ( в США нота «си» заменена на «ти» во избежание путаницы с буквой С, обозначающей «До»). «До» может называться первая ступень любой тональности. Кодай, однако, применял несколько видоизмененные слоги для своей релятивной системы (JO LE MI NA SO RA TI ) для принципиального несмешивания ее с сольмизационной, но страны «буквенной» системы считают это неcущественным.

Применение так называемого «перемещаемого До» (“movable do”) стало в публичных школах Америки альфой и омегой сольфеджирования . Считается, что релятивное употребление До–мажорного лада применительно ко всем другим мажорным тональностям способствует развитию ладо-гармонического слуха. Но при этом музыкальный слух никак не связывается с неисчерпаемым источником музыкальной информации – музыкальной письменностью, ограничивая учащихся репертуаром разученным с голоса учителя или по ручным знакам. Без способности прочитывать вслух или про себя новый музыкальный материал, музыкальное мышление учащихся не получает должного развития и вращается в рамках ограниченного репертуара.
Объединие системы Кодая с системой сольфеджио в одно целое ничем не улучшило систему Кодая, которая с таким же успехом могла применять другие слоги для пропевания по ручным знакам, но нанесло урон сольфеджио как системе обучения, урезав весь этот курс музыкального образования до одного уровня – без-грамотного.
Поскольку пропевание и интонирование музыки – неотъемлемая часть обучения, в музыкальных студиях «буквенной системы» преподаватели пытаются пропевать музыку буквами алфавита. Это неудобно, но другого выхода они не видят (среди профессионалов принято считать, что сольфеджио с «абсолютным До» чересчур сложно для понимания учащихся из-за отсутствия мнемонических ассоциаций, связанных с логикой вербального языка. Дескать, запомнить «Фа Ля До Ми» значительно сложнее, чем «F A C E» потому что согласно общепринятому мнению из букв можно составлять слова и фразы, а слоги сольфеджио – это «абракадабра» для памяти человека. О том, насколько это мнение основательно, мы напишем несколько ниже в этой статье.)

Когда нам приходится выступать с лекциями о новейших достижениях в области музыкального образования, среди аудитории преподавателей часто возникают вопросы о «фиксированном «До». Многие считают, что цель употребления традиционного, классического сольфеджио в разных тональностях сводится исключительно к развитию абсолютного слуха. Большинство учителей музыки в США мало знают о вокальной природе музыкального языка и интонационности музыкального восприятия. Очень немногие из них способны справиться с музыкальными диктантами или пропеванием музыкальных отрывков по нотам самостоятельно.


Буквенное обозначение нот, популярное в США, разделило музыкальное обучение на «пение» и «игру на инструменте». Как правило, в классе инструменталистов, считывание музыкального текста происходит на основе визуально-логического заучивания нот с помощью упомянутых мнемонических приемов. Так, например, для запоминания нот, расположенных на линейках скрипичного ключа применяется формула: « Every Good Boy Does Fine», для запоминания нот между линейками применяется аббривиатура F A C E. В басовом ключе для линеек – «Goofy Babies Do Funny Acts» и для промежутков между ними « All Cows Eat Grass». Многие «учителя – новаторы» США создают все новые и новые книги сказок и учебников, стараясь перещеголять друг друга в изобретении историй, которые могли бы провести прямую параллель между миром нот и миром букв, считая, что такие лингвистические находки способны помочь начинающим быстрее запомнить нотную грамоту и научиться читать. Все это напоминает труды алхимиков средневековья, создающих «формулу золота».

Пытаясь расшифровать язык музыки логикой вербального языка музыкальная педагогика загоняет развитие чтения нотного текста в тупик. При всей кажущейся привлекательности и простоте этих приемов и удобстве в запоминании отдельных нот на нотоносце этот подход является одной из ключевых причин неэффективности обучения музыкальному чтению, а также тормозит музыкальное развитие детей в целом. Это вызвано следующими причинами:

Во-первых, буквенное обозначение нот делает невозможным обучение музыкальной грамоте детей младшего дошкольного возраста. Необходимым условием для начала занятий считается способность детей распознавать буквы и читать книги – то есть абстрактно мыслить. Получается, что не музыка подготавливает мозг ребенка для успешного обучения другим наукам, а наоборот.

Во-вторых, «Эй, Би, Си, Ди, И, Эф и Джи» очень неудобны для пропевания и не способствуют развитию слуха и голоса при обучении игре на инструменте. Попытки пропевания музыкального текста буквами неудобны для голоса и мало способствуют развитию связи – пою-слышу-запоминаю.

*Лингвисты считают гласные А, О, Е, И основными, опорными для речевого аппарата человека и главными во всех языках, в то время как Э считается второстепенным гласным. Использование гласного Э в слогах Эй и Эф не только неудобно для пропевания, потому что произношение звука «Э», требует «зажатой» работы голосовых связок при 50 процентах раскрытия челюсти, но еще и потому, что сам слог «обрубывается» окончанием на согласные Й или Ф.

Все остальные слоги в буквенной системе опираются на гласную И, которая хоть и явяется опорным тоном речи, но является одной из самых напряженных. При произношении гласного «и»поющий использует всего 15 процентов челюстного раскрытия.

Голос, пытающий пропевать буквы алфавита, не может «отдохнуть» ни на одном из слогов. Пять и них – «и» и два – «э». Неудивительно, что преподаватели прибегают к пропеванию музыкального текста только в самых крайних случаях, предпочитая немое исполнение музыки.

С точки зрения удобства для голосового аппарата звуки сольфеджио более подходят для гортани. Они содержат различные опорные гласные – О ( 50% челюстного раскрытия), Е (50 процентов челюстного раскрытия), А ( 100 %). Гласные чередуются между собой и дают связкам прочную фонетическую основу и возможность использования различных мышц гортани при пропевании. Это наделяет каждое «имя» звука уникальностью произношения и помогает запоминанию высоты звука на более «индивидуализированном» уровне, как слуховом, тембровом, так и мышечном. *

В третьих, изучение музыкального языка по буквенной системе пренебрегает интонационной природой музыки и исключает из процесса развития гортань человека . Пренебрежение к вокальной природе музыкального языка можно смело отнести к одной из самых больших и разрушительных ошибок современного музыкального образования в странах «буквенной музыкальной системы».

В-четвертых, буквенная система не способствует развитию музыкального мышления человека и музыкальной памяти. Восприятие музыки на чуждом ее природе языке абстракиных буквенных символов не способствует соединению звука с его восприятием из-за «трудностей перевода», потому что знак воспринимается органами зрения, а звук – слухом и гортанью. Как для становления мышления человека необходимо проговаривание слов , так и пропевание музыки – важнейшая стадия развития музыкального мышления.

В-пятых, речевая память у людей значительно более развитый навык, чем логическая. Каждый ребенок начинает осваивать и запоминать речь его матери с рождения. Свободное владение языком сольфеджио на речевом уровне – сольмизация - позволяет начинающему свободно считывать нотные тексты, в то время как «привязанность» нот к искусственно придуманным словам и фразам лимитирует развитие музыкльного мышления чуждой логикой вербального языка.

Справедливости ради нужно заметить, что сольфеджио в том полноценноом виде, в котором оно существует в музыкальных школах, училищах и консерваториях стран бывшего СНГ – это не правило, но исключение мировой музыкально-педагогической практики. До сегодняшнего дня музыка в общеобразовательных школах мира преподается как предмет скорее поверхностно – информативный. Это большей частью – уроки О музыке, на которых в основном не учат навыкам владения музыкальным языком.

Однако даже если неимоверными финансовыми жертвами ввести уроки сольфеджио или фортепиано в общеобразовательные классы школ на сегдняшний день, это вряд ли что-либо изменит к лучшему. Ныне распространенные методы обучения музыки не способны эффективно учить начинающих с любым уровнем музыкальных способностей. Почему так происходит, мы попытаемся описать в следующей главе.

  1   2   3   4




Похожие:

Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconДокументы
1. /статьи/АЗИЯ - ЭТО ГДЕ.doc
2. /статьи/ВАЯТЕЛЬ.doc
Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconА. Е. Зимбули духовно-нравственное воспитание: что бы это значило?
Три пути ведут к знанию: путь размышления – это путь самый благородный, путь подражания – это пусть самый лёгкий, и путь опыта –...
Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconПереход власти к партии большевиков. Становление советской власти
...
Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconДокументы
1. /Полезные советы/Домашняя выделка меха.doc
2. /Полезные...

Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconДокументы
1. /полезные советы по веб дизайну/Kак разогнать Windows 9x.txt
2. /полезные...

Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconКонституционный Суд Российской Федерации Постановление
По делу о проверке конституционности статьи 1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", части первой...
Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconДокументы
1. /prosveshenie/FAQ/Ваше отношение к магии.doc
2. /prosveshenie/FAQ/Верят...

Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconДокументы
1. /Мои документы/Статьи и книги/Мои статьи/Законченные статьи/Управленческий учет и функциональная...
Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconДокументы
1. /prosveshenie/FAQ/Ваше отношение к магии.doc
2. /prosveshenie/FAQ/Верят...

Статьи. \"Компьютерный путь к Моцарту\". Советы пожелания приветствуются iconСоветы ученику по самообразованию
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов